Перерастание движения Тэйшонов в борьбу за объединение страны, в защиту национальной независимости. Разгром маньчжурских захватчиков. Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Перерастание движения Тэйшонов в борьбу за объединение страны, в защиту национальной независимости. Разгром маньчжурских захватчиков



загрузка...

Поход на север, свержение господства Чиней. После разгрома сиамской армии Тэйшоны обратили острие борьбы против северовьетнамских феодалов, в июне 1786 г. Нгуен Няк поручил Нгуен Хюе двинуть войска в Тхуанхоа, разгромить армию Чиней и завершить освобождение всего Дангчонга. Отряды восставших быстро захватили фусуан и вышли к р. Зянь. Во время похода армии Тэйшонов к ней присоединялись восстававшие крестьяне и другие угнетенные слои населения, совместными усилиями они подавляли сопротивление противника. Армия Чиней была рассеяна и в беспорядке бежала Население вылавливало бегущих и передавало их войскам Тэйшонов.

Менее чем за 10 дней Тэйшоны, опираясь на помощь народных масс, разбили 30-тысячную армию Чиней и освободили всю территорию Дангчонга. Хотя Нгуен Хюе и выполнил возложенную на него задачу, он не остановил войскана берегу р. Зянь, а самостоятельно принял решение двинуться на север, чтобы свергнуть режим Чиней и восстановить единство страны. Нгуен Хюе направил в Куиньон гонца с сообщением Нгуен Няку о своих замыслах и отдал приказ о продолжении наступления. Решение Нгуен Хюе имело историческое значение: в нем нашли выражение чаяния, стремление и воля вьетнамского народа к объединению.

Это стремление ярко выражено в «Воззвании Тэйшонов»:

Куамгнам очищен от пыли,
Тхуанхоа тоже восстановлен в своих пределах.
На юге стираются следы недавних распрей и спокойствие уже рядом.
Но с севера поступают тревожные вести.
Так чего же сидеть и ждать? Надо идти на помощь.


В Дангнгоае в этот период беспорядки достигли предела. Рушилась власть семейства Чиней. Главная сила, на которую опирались Чини в защите своего трона, армия, разлагалась, устраивая мятежи и мародерствуя.

В 80-е годы подразделения регулярных войск Чиней, расквартированные в столице, дважды поднимали мятеж, намереваясь низложить правителей и расправиться с особо ненавистными придворными. Таким образом, пошатнулась последняя опора Чиней. Солдаты с каждым днем все больше выходили из повиновения, занимались грабежами и воровством на улицах Тханглонга.

Противоречия внутри общества проявлялись с крайней остротой. В то время как господствующая верхушка предавалась праздности, расточительству междоусобицам, народ погибал от прекращающегося голода. Поэтому крестьянские восстания продолжались одно за другим.

Такими были восстания Тхук Тоая в Иенкуанге (Куангнинь), Динь Ван Чу —в Киньбаке (Хабак), Зу — в Тхайбине, Тхием Лиема — в приморском северо-восточном районе, Хоанг Ван Донга—в Туенкуанге.

Правильно оценив политическую ситуацию на севере, Нгуен Хюе решил прежде всего направить удар на свержение семейства Чиней — главного врага народа.

Злодеяния Чиней были так охарактеризованы в «Воззвании Тэйшонов»:

Взявшись вроде бы из гражданских чувств помогать государям Ле, Чини всячески злоупотребляют властью, что недопустимо. ...Возводя и низвергая людей по своему произволу и для своей выгоды, они поставили страну перед опасностью, вызывающую всеобщее беспокойство. И вот сейчас воистину преданные подданные государя начинают умиротворение, чего так просят все сердца людские. Собирают войска из людей, полных ненависти, чтобы восстановить порядок...

По приказу Нгуен Хюе авангард на 400 военных судах прошел морем и одним ударом овладел Вихоангом (Намдинь), создав тем самым плацдарм для наступления на Тханглонг. Вслед за этим главные силы под командованием самого Нгуен Хюе, размещенные на тысяче с лишним военных судов, также достигли Вихоанга. Население севера горячо приветствовало Тэйшонов и приняло активное участие в их походе. Много крестьянских отрядов, боровшихся против Чиней, пришло в Вихоанг и влилось в ряды армии Тэйшонов. Став великой силой революционного движения в масштабах всей страны, Тэйшоны, разгромив вооруженные отряды Чиней, начали победоносное наступление и 21 июля 1786 г. освободили Тханглонг.

В течение всего лишь месяца армия Тэйшонов, руководимая талантливым и прозорливым полководцем Нгуен Хюе, при самой активной поддержке населения севера ликвидировала систему господства, создававшуюся Чинями в течение трех столетий.

Восстановление единства страны. Восстание Тэйшонов, вспыхнувшее в Куиньоне, превратилось в движение, быстро распространившееся на южные области Вьетнама, а затем охватившее всю страну. Крестьянская война вылилась в мощный поток, вовлекший весь народ как на юге, так и на севере. Это стало своеобразием восстания Тэйшонов, беспримерным фактом в истории Вьетнама. Воля народа к единству, решительным выразителем которой в то время являлось крестьянство, была поистине могучей, непобедимой силой.

В результате героических побед, одержанных Тэйшонами, были сметены господствующие группировки на юге и севере страны. После двух с лишним веков раздробленности, порожденной враждующими феодальными группировками, было восстановлено единство страны на обширной территории от Бакха98 на севере до Зядиня на юге, т. е. на всей территории современного Вьетнама. Это было показателем великого успеха революционного крестьянского движения Тэйшонов, заслуженная слава в нем принадлежит народу и его выдающемуся руководителю Нгуен Хюе.

После свержения власти Чиней Нгуен Хюе сохранил власть короля Ле Хиен Тонга и осуществил ряд мероприятий по быстрейшему восстановлению общественного порядка в Бакха. Однако Нгуен Няк, находившийся в Куиньоне, остался недоволен, получив известие о том, что Нгуен Хюе двинулся на север и разгромил Чиней. Он беспокоился, что блестящая победа брата может подорвать его, Няка, авторитет и влияние. Он поспешил отозвать Нгуен Хюе из Тханглонга в Куиньон, приказав ему оставить все дела на севере на попечение беспомощного императора Ле и его придворных.

в Куиньоне Нгуен Няк провозгласил себя императором Центра. Нгуен Хюе был объявлен «выонгом умиротворенного Севера» и должен был управлять территорией от Куангнама до Нгеана. Нгуен Лы получил титул «выонг умиротворенного Востока» и управлял областью Зядинь. с этого момента Нгуен Няк перестает играть роль руководителя крестьянского движения, удовлетворившись своим императорским положением. Ограниченность идей и устремлений Нгуен Няка препятствовала развитию движения и создала ту лазейку, которую использовали противники Тэйшонов в своих подрывных целях.

После смерти Ле Хиен Тонга трон занял его сын Ле Тьеу Тхонг, человек абсолютно безвольный. Члены семьи Чиней потребовали восстановления должности правителя-регента, с тем чтобы Ле стали, как и прежде, марионетками. Повсюду начались мятежи феодалов. Ветхий трон Ле зашатался в обстановке резко возросших беспорядков.

В конце 1787 г. Нгуен Хюе послал на север армию для подавления реакционных сил. в середине следующего, 1788 г. он лично возглавил новую армию, направившуюся на север, чтобы наказать предателей и восстановить спокойствие и порядок в Бакха. Настал час ликвидации прогнившей династии Ле. в мгновение ока рухнул тот строй, который в течение нескольких столетий создавала абсолютная монархия. Дангнгоай был освобожден из-под власти реакционных феодалов, вся его территория полностью контролировалась Тэйшонами. Нгуен Хюе, развивая революционную борьбу крестьянства, решительно и до конца боролся против сил реакции.

Борьба против маньчжурского вторжения (1788—1789). Феодалы, лишенные власти, упорно продолжали подрывную деятельность против революционного дела вьетнамского народа. На юге с 1787 г. вновь начал действовать, пытаясь овладеть Зядинем, Нгуен Ань, укрывавшийся до этого в Сиаме. Нгуен Лы проявил беспомощность и уступил феодалам эту территорию.

Нгуен Лы не препятствовал свободе действий крупных помещиков. Они эксплуатировали крестьян и готовили почву для восстановления старых феодальных порядков, в момент возвращения Нгуен Аня Нгуен Лы трусливо сбежал в Куиньон. Несмотря на это, армия Тэйшонов сражалась героически. Генерал Фам Ван Тхам удерживал главную крепость Зядиня в своих руках и оказывал упорное сопротивление почти в течение целого года.

В этот период западноевропейские государства уже лишили независимости ряд стран Юго-Восточной Азии и готовились к дальнейшему проникновению на Азиатский континент. Многие из них с вожделением взирали на Вьетнам, французская буржуазия решила использовать Нгуен Аня для того, чтобы вмешаться во внутренние дела Вьетнама и создать условия для развертывания захватнической войны в будущем. Над страной нависла новая угроза — агрессивные устремления стран Запада.

На севере Ле Тьеу Тхонг и его приближенные окончательно забыли о национальной гордости и готовы были пойти на сговор с иноземными феодалами. В конце концов они обратились за помощью к маньчжурам. Более трех столетий с момента окончания войны сопротивления против минского вторжения в начале XV в. китайцы не осмеливались ступать на землю Вьетнама. Теперь же, воспользовавшись сложившейся обстановкой, китайские феодалы вновь замыслили начать большую захватническую войну.

Возникла новая угроза для независимости страны, наступал период новых серьезных испытаний для вьетнамского народа.

Феодальные порядки пришли в полное противоречие с высшими национальными интересами. Внутренняя реакция вступила в сговор с иностранными захватчиками. Враг угрожал изнутри и извне, с севера и с юга. В таких сложных условиях крестьянское движение, свергнув власть феодалов внутри страны, поднялось против внешних и внутренних врагов, спасая страну и народ, защищая судьбы государства.

К концу 1788 г. готовящееся маньчжурское вторжение стало главной и непосредственной угрозой для Вьетнама.

Маньчжурская династия Цин пришла к власти в Китае в середине XVII в., после того как в результате крестьянского восстания была свергнута династия Мин. К концу XVIII в. Цины, подавив крестьянские выступления в стране, приступили к захвату Внешней Монголии, Синьцзяна, Тибета и Джунгарии, в период правления Цяньлуна цинский Китай достиг расцвета своего могущества. Тогда же осуществились и захватнические намерения цинского двора в отношении Вьетнама.

Цииы направили во Вьетнам армию численностью в 200 тыс. солдат ударных войск и сотни тысяч солдат транспортных и вспомогательных подразделений. Главнокомандующим был назначен наместник Гуандуна—Гуанси Сун Шии23*. Император Цяньлун издал специальный указ, в котором предписывалось максимально воспользоваться внутренними противоречиями во Вьетнаме для осуществления захватнических планов. Цины предусмотрели также и морскую экспедицию, чтобы она в случае необходимости могла высадиться непосредственно в районе Тхуанхоа — Куангнам и соединиться с армией, идущей с севера.

В ноябре 1788 г. маньчжурская армия четырьмя колоннами вторглась в северные провинции Вьетнама. Доверяя расчетам Сун Шии, цинский двор отменил план морской операции и высадки десанта. В нашествии приняла участие только сухопутная армия.

Главные силы под командованием Сун Шии через Лангшон двинулись к Тханглонгу. Вторая колонна, которой руководил Чжан Идун, шла через Каобанг, третья, во главе с у Дацином, двигалась через Туенкуанг, четвертая продвигалась по направлению к йенкуангу (пров. Куангнинь).

Армия Тэйшонов, находившаяся в Бакха, возглавляемая Нго Ван Шо, насчитывала только несколько десятков тысяч человек. Под ударами массированного вторжения пали пограничные укрепленные пункты. В стране возобновились мятежи феодалов-реакционеров, помогавших захватчикам, в таких неблагоприятных условиях Нго Ван Шо, следуя указаниям Нго Тхи Няма, решил отступить, чтобы сохранить свои силы.

Нго Тхи Ням был одним из придворных при Чинях. Как патриот-конфуцианец, рано понявший, на чьей стороне справедливость, он принял участие в движении Тэйшонов. Нго Тхи Ням пользовался доверием Нгуен Хюе, который поручил ему вместе с Нго Ван Шо отвечать за порядок в Бакха. Его программа отступления была кратко сформулирована в таких словах: «Сейчас мы всеми силами отступим, не потеряв ни одного бойца. Пусть враги переночуют, а потом мы выгоним их»24*. Нгуен Хюе высоко оценил этот план Нго Тхи Няма. Он говорил: «Вы сумели сдержаться, !чтобы избежать вражеских ударов, разделились для охраны наиболее важных участков. Этот маневр воодушевит нашу армию, а у врага породит кичливость. Замысел весьма удачен»25*.

Армия Тэйшонов получила приказание сосредоточиться в Тханглонге. Там, на берегу р. Красной, был проведен большой воинский смотр, а затем войска отступили в соответствии с принятым планом. Морские силы заняли оборону в районе Бьеншон (пров. Тханьхоа), а сухопутные войска ушли в горы Тамдьен (пров. Нинь-бинь), построив там надежную линию обороны.

Перед отступлением тэйшонская армия разрушала мосты, уничтожала переправочные средства, оставляла на путях передвижения оккупантов заградительные отряды. Главная колонна ПОД командованием Сун Шии потратила на переход от границы до Тханглонга 20 дней и подверглась в пути многочисленным нападениям.

17 декабря цинская армия заняла Тханглонг, одержав относительно легко эту победу. Сун Шии весьма возгордился и отзывался о противнике с величайшим презрением. Он отдал приказ о том, чтобы войска разместились на временный отдых, готовились к празднику Тэт, и предполагал продолжить наступательные действия с приходом весны. Сун Шии обосновался со своим штабом во дворце Тэйлонг (в юго-восточной насти Тханглонга) и организовал временную оборонительную линию.

Главные силы захватчиков расположились лагерем по обеим берегам р. красной, связанных наплавным мостом. Южнее Тханглонга была создана система оборонительных сооружений, представлявшая собой цепь укрепленных постов, основным из которых было укрепление Нгокхой (пров. Хатэй). Армия Чжан Идуна разместилась в Кхыонгтхыонге (Ханой), обороняя Тханглонг с юго-запада. Войска, подчиненные у Дацину, разбили лагерь в Шонтэе. Четвертая колонна остановилась в Хайзыонге.

Тханглонг и часть Бакха были оккупированы вражескими войсками. Сун Шии позволил своим солдатам творить там любые бесчинства, грабежи и насилия.

Реакционные феодальные группировки внутри страны вступили в тесный союз с захватчиками. Клика Ле Тьеу Тхонга в обозе маньчжурской армии возвратилась в Тханглонг. Ле Тьеу Тхонг получил от Цинов титул «Правитель Аннама» (Аннам куок выонг»). Он и его приближенные раболепствовали перед вражеской армией, а по отношению к народу чинили варварские злодеяния. Опираясь ла цинское войско, они жестоко мстили народу, грабили население, отбирая у него продовольствие для того, чтобы содержать сотни тысяч солдат-оккупантов. Клика Ле Тьеу Тхонга своими действиями полностью обнажила свой предательский, антинародный характер.

Ежедневно Ле Тьеу Тхонг направлялся в резиденцию Сун Шин и униженно дожидался там приказаний. Бывало, что ему отказывали в аудиенции и выгоняли вон. Народ в Бакха говорил: «с тех пор как в нашей стране правят выонги, никогда еще не бывало, чтобы правитель так заискивал и унижался»26*.

Подготовка сил для разгрома цинской армии, в то время как армия захватчиков упивалась первыми победами и готовилась к встрече нового года, вьетнамские войска вели напряженную подготовку к тому, чтобы, выбрав удобный момент и используя любые допущенные противником просчеты, одним ударом изгнать захватчиков из пределов страны.

21 декабря 1788 г. Нгуен Хюе, находившийся в фусуане, получил от Нго Ван Шо срочное сообщение. На следующий день он организовал церемонию своего восшествия на королевский престол под именем Куанг Чунга и отдал приказ армии немедленно выступать на север.

То, что Нгуен Хюе объявил себя государем именно в это время, означало осуждение предательства Ле Тьеу Тхонга и взятие на себя ответственности перед народом за дело спасения отчизны. Это было хорошо выражено им в «Эдикте о восшествии на престол»: «Мы простые люди из Тэйшона, у нас не было ни клочка земли и не было стремления объявить себя государем. Но наша душа истерзана беспорядками, которые происходят, и мы объявили себя государем, дабы возвратить народу спокойствие. Раньше мы собрали под свои знамена солдат армии справедливости, чтобы расширить пределы страны, помочь старшему брату-выонгу свершить ратный подвиг и изгнать тех, кто вызывает беспорядки, спасти народ от невзгод... Мы дважды восстанавливали на троне семейство Ле, однако оно не было способно защищать отечество и бежало за его пределы. Население Бакха уже не обращает больше взоры к династии Ле, надеется лишь на нас». Нгуен Няк, ранее объявивший себя императором Центральной части страны, теперь — как об этом говорилось в эдикте Нгуен Хюе — «устал и хочет сохранить за собой лишь район Куиньона, считая себя западным выонгом».

Куанг Чунг остановился на 10 дней в Нгеане, чтобы укрепить свои силы. Красное знамя тэйшонской армии в это время стало знаменем всенародного единства. Более чем когда-либо крестьянское движение Тэйшонов приобрело характер широкого, национального движения. Сознавая опасность, нависшую над страной, десятки тысяч молодых людей вступали в ряды «армии справедливости», ее численность быстро достигла 100 тыс. Основное ядро армии Тэйшонов составляли отряды вооруженных крестьян, закаленные в семнадцатилетних походах и битвах на севере и на юге, в горниле классовой и национально-освободительной борьбы, обладавшие огромным боевым опытом.

В военном лагере в Нгеане Куанг Чунг провел генеральный смотр войскам, чтобы воодушевить бойцов перед тем, как вступить в смертельную схватку с вражескими полчищами.

На смотре Куанг Чунг обратился к ним со следующим воззванием: «Цинская армия пришла захватить нашу страну, и сейчас она в Тханглонге, все вы это знаете. Звезды в поднебесье ясно видят, что страна юга и северная империя управляются раздельно... От ханьских времен и до сего дня много раз армии с севера вторгались в пределы нашей страны, грабили народ, разоряли наши богатства, мы же не покорялись и каждый раз жаждали изгнать их. В эпоху Хань были сестры Чынг, в эпоху Сун — Динь Тиен Хоанг и Ле Дай Хань, при Юанях — Чан Хынг Дао, при Минах — Ле Тхай То. Эти люди не хотели сидеть смиренно и смотреть, какие бесчинства творят захватчики, поэтому они покоряли души людей, поднимали их на борьбу и достаточно было одного победоносного сражения, чтобы пришельцы с севера убирались восвояси. Когда север и юг были отделены друг от друга, на границе царило спокойствие, длительное время мирно правили государи. Начиная с правления династии Мин и до сего дня наш народ не попадал в зависимое состояние, как это было некогда. И вот к нам вновь пришли Цины, пришли, чтобы захватить нашу страну и сделать ее своей вотчиной. Они забыли об уроках нашествий династий Сун, Юань и Мин. и поэтому мы должны напомнить об этом и изгнать их»27*.

Армия Тэйшонов выступила в Тханьхоа. Здесь, встретив горячую поддержку со стороны местного населения, она еще более укрепила свои боевые силы. Множество молодежи с энтузиазмом влилось в ее ряды.

В провинции Тханьхоа до сих пор бытует казао, призывавшая население вступить в армию Тэйшонов. Там есть такие слова:

«Иди к вождю Тэйшонов,— обращается жена к мужу,— не беспокойся, я буду возделывать поле и беречь старушку мать».

15 января 1789 г. армия Тэйшонов сконцентрировалась в Тамдьене. После детального и всестороннего изучения обстановки Куанг Чунг решил начать всеобщее наступление. Армия была разделена на пять колонн, двигавшихся по разным направлениям, чтобы осуществить стратегическое окружение, полностью лишить неприятеля инициативы, постоянно его атаковать и не дать возможности вырваться из окружения и спастись.

Главные силы под командованием самого Куанг Чунга нанесли удар непосредственно по системе основных оборонительных сооружений цинских войск южнее Тханглонга. Вторая группировка под командованием Бао двинулась по направлению к Дайангу (пров. Хатэй), чтобы скрытно пройти и соединиться с главными силами. Третья группировка, которой командовал Лонг, внезапно уничтожила укрепленный пост Кхыонгтхыонг и глубоко вклинилась в кварталы Тханглонга. Четвертая группировка под командованием Туета водным путем прошла до Хайзыонга и высадилась там, а пятая (под командованием Лока), также пройдя по воде, перекрыла пути отступления неприятельским войскам.

Перед выступлением в поход Куанг Чунг устроил для солдат пиршество. На нем он заявил: «Сейчас надо бы готовиться к празднику Тэт, но мы подождем. Пусть он наступит, а на 7-й день мы войдем в Тханглонг. А там устроим большой праздник. Запомните то, что я сказал, и потом проверьте, так ли будет?»28* Незадолго до этого, еще в Тханьхоа, Куанг Чунг, беседуя с военачальниками, также выразил непоколебимую решимость разбить захватчиков и защитить национальную независимость:

Разбить так, чтобы косы врагов растрепались по ветру,
Чтобы зубы их почернели.
Чтоб ни одна повозка не вернулась домой.
Чтобы ни одного эвена от кульчупи не осталось.
Чтобы в истории было записано:
«У героического юга есть свой хозяин».


Мужественные слова выдающегося полководца, сказанные им перед боем, еще выше подняли патриотический дух бойцов, укрепили их веру в победу.

В ночь на 24 января 1789 г., т. е. в новогоднюю ночь по лунному календарю, главные силы Тэйшонов форсировали р. Зянкхау (р. Дай), уничтожили передовые посты вражеской оборонительной системы и начали решительное наступление на цинскую армию. Войска Тэйшонов быстро продвигались вперед, разрушая одно за другим вражеские укрепления, преследуя и уничтожая аванпосты противника. В ночь на 28 января (т. е. в третью ночь нового года по лунному календарю) отряды Тэйшонов скрытно окружили пост Хахой (пров. Хатэй) и вынудили гарнизон сложить оружие. Таким образом, без единого выстрела был ликвидирован важный укрепленный пункт врага в 20 км от Тханглонга.

Ранним утром 30 января (т. е. на пятый день нового года по лунному календарю) вьетнамские войска вступили в решительное сражение с противником, засевшим в укреплении Нгокхой. Это был пункт, игравший ключевую роль во всей оборонительной системе, созданной противником, прикрывавший подступы к Тханг-лонгу с юга.

Нгокхой был расположен в 14 км от столицы и контролировал магистральную дорогу, ведущую на юг. Вокруг основного поста были воздвигнуты фортификационные сооружения, с внешней стороны которых шла широкая полоса препятствий, включая волчьи ямы, железные колья и т. п. Гарнизон укрепления насчитывал до 30 тыс. отборных солдат, во главе которых был Сюй Шихэн, заместитель главнокомандующего Сун Шии и начальник всей о бороны южнее Тханглонга. После падения поста Хахой Сун Шии приказал дополнительно усилить Нгокхой и постоянно следил за обстановкой, складывающейся к югу от Тханглонга, чтобы в случае необходимости своевременно направить подкрепления и помощь.

Куанг Чунг лично руководил этим ожесточенным сражением.

Бой начал отряд, насчитывающий 100 боевых слонов. Брошенная ему навстречу отборная маньчжурская конница была мгновенно рассеяна. Вражеская армия отчаянно сопротивлялась, используя фортификационные сооружения, с земляных валов и укреплений вели ожесточенный обстрел вражеская артиллерия R лучники, чтобы преградить путь наступавшим бойцам. Одна штурмовая группа, заранее подготовленная и составленная из бойцов-добровольцев, прикрываясь большими деревянными щитами, обвязанными снопами мокрой соломы, ударила прямо по оборонительной линии врага. Ворвавшись в укрепления, они схватились с противником врукопашную. Вслед за этим туда безудержным потоком хлынули основные силы Тэйшояов. враги воочию убедились в том,, что армия Тэйшонов «многочисленна, как муравьи, неистова, как вода в час прилива»29*.

Ураганный удар Тэйшонов смел укрепление Нгокхой с лица земли. Большая часть вражеского гарнизона осталась лежать на поле боя. Те, кому удалось спастись после огневого вихря, бежали по направлению к Тханглонгу. Однако Куанг Чунг, применив тактический маневр, так расположил войска на путях отступления врага, что заставил его отойти к огромному топкому болоту Мык: (район Тханьчи, Ханой). Он отдал приказ группировке, которой командовал Бао, пользуясь рельефом местности, начать бои и уничтожить остатки неприятельской армии. Десятки тысяч вражеских солдат погибли в этом болоте, в результате боев у Нгокхоя и на болоте Мык Тэйшоны полностью уничтожили крупные силы, маньчжуров и их командование на ключевых позициях, ликвидировали созданную противником линию обороны и открыли путь, для освобождения Тханглонга.

В это же время, на рассвете 30 января группа войск под командованием Лонга внезапно окружила и уничтожила пост Кхыонгтхыонг (район Донгда, Ханой) в юго-западной части Тханглонга.

Под покровом темноты Тэйшоны скрытно оцепили пост, а затем всей мощью ударили по нему. Местное население также приняло участие в этом бою. Укрепление было обложено плотным валом из соломы, пропитанной горючим маслом. Ее подожгли, и враг оказался в огненном кольце. Кхыонгтхыонг пал очень быстро. Командовавший его гарнизоном военачальник Чжан Идун повесился. Поле битвы было усеяно телами врагов.

В штаб-квартире оккупантов Сун Шии с беспокойством следил за сражением в южной части города, готовясь бросить туда подкрепление. Внезапно он получил донесение о падении Кхыонг-тхыонга. Сун Шии был в панике. Он не успел принять еще никакого решения, как группа войск под командованием Лонга ворвалась в Тханглонг и направила свой удар на штаб-квартиру врага. Сун Шии был настолько растерян, что, даже не облачившись в доспехи, вскочил на неоседланную лошадь и в окружении кавалерийской охраны поспешил первым переправиться через реку по наплавному мосту. Китайская армия была рассеяна. Солдаты давили друг друга, пытаясь попасть на мост и спастись. Однако Сун Шии, переправившись, приказал его разрушить, чтобы перерезать армии Тэйшонов путь к дальнейшему преследованию, в результате этого десятки тысяч цинских солдат погибли в волнах р. Красной.

Утром 30 января группа войск, которой командовал Лонг, полностью освободила Тханглонг. в полдень основные силы Тэйшонов во главе с Куанг Чунгом, восторженно встреченные народом, вступили в город. Боевые доспехи народного героя Куанг Чунга в этот день были черными от порохового дыма минувших ожесточенных сражений, красное знамя, поднятое в первые дни восстания, реявшее на пути славных побед Тэйшонов, вздымалось впереди армии победителей, вступившей в освобожденную столицу.

Поэт Нго Нгок Зу, современник событий, так описал волнующую атмосферу этого дня героической победы:

Враг в злости ярился,
Окруженный со всех сторон морем ненависти.
Со сказочной быстротой мы ударили Как гром с ясного неба,
И никто не смог нам противостоять.
Разбит неприятель, будто испепелен огнем из пасти дракона,
Бросая крепости, хватая лодки,
Бежал он, скрываясь как можно быстрее.
И наши войска вступили в Тханглонг.
Сотни семей, теснясь вдоль улиц, навстречу им вышли.
Уплыли вдаль тучи, рассеян тумаи, небо вновь засияло.
Все — и стар и млад — с радостными лицами,
Стоят толпою в парадных одеждах и говорят:
— Снова столица принадлежит родным горам й рекам.

В это время Сун Шии и остатки его армии позорно бежали, везде на пути отступления встречая засады. Их почти поголовно истребили. Уцелевшие китайские солдаты бродили по лесам, перебираясь мерез ручьи и реки в поисках кратчайшего пути для возвращения в Китай. Сун Шии был вынужден бросить всю свою канцелярию и печати, чтобы как можно быстрее оказаться в безопасном месте.

Один из приближенных Сун Шии впоследствии вспоминал: «Я вместе с командиром (т. е. Сун Шии) голодал и испытывал жестокую жажду. Мы шли, не останавливаясь, шесть суток подряд и только на седьмую ночь достигли границы»30*.

Отряды цинских войск, захватившие Хайзыонг, также были разбиты. Войска оккупантов, находившиеся в Шонтэе, в страхе бежали в свою страну, не вступив в бой с Тэйшонами.

Значение победы Тэйшонов. Весна 1789 г. была ознаменована блестящими боевыми подвигами, в течение пяти суток, с 25 по 30 января 1789 г., вьетнамский народ, руководимый талантливым полководцем Куанг Чунгом, изгнал из пределов страны 200-тысячную маньчжурскую армию, освободив столицу и всю страну. Этот великий подвиг стоит в первых рядах исторических свершений вьетнамского народа в борьбе против иноземных захватчиков. В течение кратчайшего периода, мобилизовав все свои духовные и материальные силы, он сорвал грабительские замыслы, захватнические устремления Цинской династии, объединившейся с реакционными феодалами внутри страны. Потерпела крах одна из самых крупных и опасных агрессивных акций китайских феодалов по отношению к Вьетнаму.

Во время войны сопротивления весь вьетнамский народ вопреки предательскому поведению феодалов, воодушевленный революционным крестьянским движением Тэйшонов, поднялся на борьбу и стал хозяином своей судьбы. Опираясь на силы народа и развивая героические национальные традиции, этой борьбой руководил Куанг Чунг, проявивший творческую самобытность в военном искусстве. Примечательной особенностью его стратегии было стремление к перехвату инициативы у противника, активные наступательные действия, их последовательность и непрерывность, молниеносное и внезапное нанесение ударов. Смелость, точный расчет, гибкость, наступательная мощь —таковы были боевые методы армии Тэйшонов, возглавляемой Куанг Чунгом. Из выдающегося крестьянского вождя Куанг Чунг вырос в великого национального героя, в военного стратега, непобедимого полководца.

Разгромив Нгуенов, отразив сиамское вторжение, уничтожив Чиней и свергнув Ле, нанеся сокрушительный удар по полчищам маньчжурских захватчиков, Тэйшоны вписали в национальную историю славные страницы боевых подвигов. Начавшись с борьбы за насущные нужды народа, против бесчеловечной эксплуатации, осуществляемой общинной верхушкой, чиновниками, правителями и двором, восстание Тэйшонов быстро охватило всю страну, превратилось в «потрясающее небо и землю» движение всего народа. Крестьянская война, равной которой еще не было в истории Вьетнама, до основания сокрушила господствующие феодальные группировки, заложила основы объединения страны, пресекла иноземные нашествия с севера и юга.

Ход восстания Тэйшонов и его цели соответствовали закономерностям процесса внутреннего развития вьетнамской истории, важнейшими особенностями которого были многовековое существование единого государства, раннее формирование нации и выдающаяся роль народа. До Тэйшонов класс феодалов был выразителем высших национальных интересов, но решающей силой в защите отечества был народ, крестьянские массы, в XVIII в. феодальный строй пришел в упадок, класс феодалов деградировал и загнивал, в этих условиях крестьянское движение поднялось до уровня выполнения общенациональных задач. Славные свершения Тэйшонов стали эпохальным событием в истории Вьетнама.

Внутренняя политика Куанг Чунга. После ликвидации феодальной системы господства и разгрома иноземных захватчиков перед Тэйшонами встала первоочередная задача скорейшего решения вопросов государственного строительства, стимулирования общественного развития. Вьетнамское крестьянство было проникнуто духом глубокого национального самосознания, в нем жили традиции самоотверженной борьбы против иноземных захватчиков и против феодального гнета и эксплуатации.

Однако крестьяне не являлись носителями нового, более прогрессивного по сравнению с феодальным способа производства. Хотя крестьянское движение Тэйшонов и одержало славную победу над внешними и внутренними врагами, оказало могучее воздействие на всю общественную структуру того времени, но в силу своей исторической ограниченности оно не могло продвинуть общество на качественно новую ступень развития, полностью сокрушить феодализм.

Это объективное обстоятельство в сочетании с исключительна сложной ситуацией внутри страны и за ее пределами поставила Вьетнам перед большими трудностями.

Внутри страны реакционные феодальные силы в северной ее части не прекращали тайной подрывной деятельности и организовали в ряде мест мятежи. На юге Нгуен Ань полностью захватил Зядинь и начал наносить удары в северном направлении. За спиной Нгуен Аня стояли французские интервенты и другие экспансионистские силы, у северных границ стояла маньчжурская армия. Захватнические намерения цинских правителей, мечтавших о реванше после поражения, по-прежнему были угрозой для независимости Вьетнама. Замышляя отомстить вьетнамцам, маньчжуры держали при себе бывшего правителя Ле Тьеу Тхонга.

Угроза единству страны национальной независимости и государственному суверенитету Вьетнама нависла со всех сторон. Классовые и национальные враги еще не отказались от попыток свергнуть власть Тэйшонов, ликвидировать завоевания, достигнутые крестьянами и всем народом.

В рассматриваемый период экономика страны вследствие кризиса феодального строя и затяжной войны находилась в крайне тяжелом состоянии. Повсюду были заброшенные деревни, необрабатываемые поля, наблюдался застой в ремесле и торговле; народ влачил предельно нищенское существование. Необходимо было время для восстановления хозяйства, стабилизации жизни народа, укрепления тыла.

Серьезные трудности и большие задачи, стоявшие перед страной, требовали от самого авторитетного и деятельного руководителя Тэйшонов, каким являлся в то время Куанг Чунг, ясного и глубокого понимания ситуации и выработки мудрой линии по преодолению всех тягот, и Куанг Чунг с необычайной энергией взялся за решение государственных дел.

Используя результаты блестящих военных побед, Куанг Чунг проводил активную внешнюю политику, пресекая все реваншистские и захватнические устремления Цинов. Писатели и искусные дипломаты Нго Тхи Ним и Фан Хюи Ить получили задание возглавить борьбу на дипломатическом фронте, в результате осуществления ими целой серии внешнеполитических мероприятий маньчжурский двор официально признал Куанг Чунга правителем (куок-выонгом) Вьетнама и отказался от поддержки эмигрировавших прежних феодальных властителей.

Ле Тьеу Тхонг вместе с семьей содержался под надзором в Яньцзине. Аристократы из его свиты были либо переданы Цинами Куанг Чунгу, либо сосланы в различные места. Такова была позорная участь предателей.

Угроза со стороны Китая была устранена. Куанг Чунг получил возможность сконцентрировать усилия на решении внутренних проблем, прежде всего — на укреплении власти и подавлении мятежей внутри страны.

В созданном Куанг Чунгом государственном аппарате ответственные посты занимали военачальники армии Тэйшонов. Административная система сверху донизу была упорядочена. Своей столицей Куанг Чунг сделал город фусуан, чтобы своевременно следить за обстановкой как на юге, так и на севере страны.

Новая власть укрепила вооруженные силы. Куанг Чунг ввел новую систему набора в армию: из трех налогоплательщиков один должен был идти в солдаты. Организация армии и ее вооружение были подняты на более высокий уровень.

Армия Куанг Чунга состояла из пехоты, кавалерии, морских сил, артиллерии и подразделений боевых слонов. Она была вооружена ружьями, огнеметами (трубами, извергающими огонь) и пушками различных калибров. Военный флот состоял из судов различных типов: самые крупные из них могли перевозить боевых слонов либо 600—700 солдат и несколько десятков орудий.

Опираясь на прочный административный аппарат и сильную армию, Куанг Чунг решительно подавлял все вылазки вражеских группировок внутри страны. Остатки армии Ле, разбитои в боях, бывшие военачальники Ле Тьеу Тхонга, которые вели тайную подрывную деятельность и организовали мятежи в ряде районов, были полностью ликвидированы, в 1791 г. армия Тэйшонов подавила новую попытку сговора внутренней и внешней реакции.

В 1790 г. Ле Зуи Ти, младший брат Ле Тьеу Тхонга, сколотив остатки реакционных сил, захватил район Каобанга. Он установил связи с королем Вьентьяна, а также с племенными вождями в районах Чанниня, Чинькао, Кюихопа (западная часть Тхань-хоа, Нгеана и Хатиня). Сиамский император, подчинивший в то время вьентьянское королевство своему контролю, поддерживая контакты и с Нгуен Анем, находившимся в Зядине, намеревался, собрать воедино все враждебные Тэйшонам силы внутри и вне Вьетнама, чтобы совместным выступлением свергнуть их власть,-Сложился блок внешних и внутренних реакционных сил. Наступило время для решительных и быстрых действий, чтобы сорвать замыслы этой клики, в 1791 г. Куанг Чунг направил армию для ликвидации группировки Ле Зуи Ти. Одновременно другая армия получила приказание выступить из Нгеана, чтобы уничтожить противника, вторгнувшегося в пределы страны со стороны западных, границ. Узнав о быстром продвижении мощной армии Тэйшонов^ сиамский император и Нгуен Ань не решились начать военные действия.

Благодаря своей мудрой политике, решительным и своевременным мероприятиям, Куанг Чунг подавил мятежи внутри страны и отразил попытки иноземного вторжения. Политическое положение государства стабилизировалось, его северные и западные границы были надежно защищены.

Едва только в 1789 г. завершилась война сопротивления, Куанг Чунг обнародовал «Эдикт о поощрении крестьянства» в целях «ликвидации бродяжничества и обработки заброшенных земель». Всем разорившимся крестьянам, которые разбрелись по стране, было приказано вернуться в родные места, получить надел из фонда общинных земель и обрабатывать его. Для того, чтобы обеспечить крестьян земельными участками, достаточными для их существования, была изменена политика надельного землепользования. Земли, принадлежавшие реакционерам, а также участки,, остававшиеся необработанными свыше определенного срока, конфисковались и передавались в ведение общин. Был ослаблен налоговый режим.

Через три года после осуществления этих мероприятий в стране не осталось заброшенных земель, сельское хозяйство начало постепенно восстанавливаться. Это был значительный успех, достигнутый благодаря трудовым усилиям крестьянства и свидетельствовавший о прогрессивном характере экономической политики Куанг Чунга.

Новая власть приложила немало усилий для развития торговли и ремесла. Куанг Чунг издал указ об отмене прежних тяжелых торговых и промысловых налогов, расширил торговлю и источники существования торговцев и ремесленников. Хозяйственная деятельность в городах и ремесленных центрах постепенна восстанавливалась.

Активизировались торговые связи с другими странами. Куанг Чунг предложил Цинам «открыть проходы на границе, устроить там торговые ряды, дабы они не пустовали и было бы там все больше товаров, необходимых народу»31* Торговые корабли стран Запада также свободно входили в порты Вьетнама.

Мероприятия по восстановлению и развитию экономики, проводимые при Куанг Чунге, не только произвели известные изменения в жизни народа, но также открывали новые возможности для поступательного развития вьетнамского общества.

Наряду с проведением экономических реформ Куанг Чунг уделял большое внимание укреплению и развитию национальной культуры. Была расширена система обучения и упорядочено проведение экзаменов с целью создания прослойки новых конфуцианских ученых и чиновников, обладающих способностями для работы в Государственном аппарате.

Куанг Чунг издал «Эдикт об образовании», в котором поощрял открытие школ в общинах. Те, кто сдал экзамены по старой системе, должен был их пройти снова, а те, кто купил диплом и стал «чиновником за три куана», лишался должности.

Особое внимание Куанг Чунг уделял национальному языку, стремясь сделать письменность тьи ном официальной государственной письменностью. Он организовал специальное учреждение Шунгтинь, в котором книги, написанные китайскими иероглифами, переводились на тьи ном. Государственные документы также все чаще составлялись на тьи номе, китайская иероглифика перестала играть господствующую роль. Это была победа национального разговорного языка, новый шаг в развитии национальной культуры.

Куанг Чунг бережно относился к памятникам национальной культуры и обращал внимание на сохранение и развитие традиционного народного творчества.

Он, например, обратился в стихотворном письме к населению общины Вантионг (Ханой), в котором просил о восстановлении стел храма литературы:

Как только возродим государство,
Установим на пьедесталах стелы лауреатов.


Лично Куанг Чунг очень любил представления оперы туонг, народное искусство.

Подготовка к разгрому сил Нгуен Аня в Зядине. Укрепление национальной независимости и единого государства. Используя то обстоятельство, что Тэйшоны должны были концентрировать усилия на борьбе с противником в северной части страны, реакционная группировка во главе с Нгуен Анем вела активную подготовку сил, превращая Зядинь в базу для контрреволюционного наступления, свержения власти Тэйшонов и восстановления антинародного, феодального режима, в своих действиях Нгуен Ань опирался на крупных помещиков Зядиня. Собирая вокруг себя феодалов, намереваясь развернуть антитэйшонские действия в масштабах всей страны, Нгуен Ань лихорадочно искал возможности вступить в союз с любым иноземным захватчиком, в 1789 г., когда весь народ вел под знаменем Тэйшонов освободительную борьбу против Цинов, Нгуен Ань направил для снабжения армии захватчиков 500 т риса. И хотя все корабли, перевозившие продовольствие, были рассеяны бурей в Южно-Китайском море, сам по себе этот факт выдавал реакционные намерения Нгуен Аня. Пригласив сиамскую армию занять Зядинь, Нгуен Ань обратился затем с просьбами о помощи и к западным странам, главным образом к Франции.

Едва успев высадиться на побережье Вьетнама, представители западных торговых компаний и католических миссий развернули активную шпионскую деятельность, расчищая путь к последующему захвату страны. Они видели в Нгуен Ане удобную фигуру для осуществления своих захватнических устремлений. Поэтому экспансионистские силы Франции, Англии, Португалии, Голландии вместе с католическими миссионерами, прокладывая пути колонизаторам, искали способ «прибрать к рукам» Нгуен Аня, оказывали «помощь» реакционным феодалам Зядиня. в результате долгих уговоров со стороны Пьера-Жозефа-Жоржа Пиньо де-Беэна, епископа Адранского, Нгуен Ань решил прибегнуть к помощи французов. В конце 1794 г. он направил епископа Адранского и своего сына Каня во главе посольства в Париж для переговоров с французским правительством.

28 ноября 1787 г. епископ Адранский от имени Нгуен Аня подписал в Версале соглашение с правительством Франции. Это был предательский сговор, по которому Нгуен Ань продавал Франции часть территории Вьетнама. Версальский договор состоял из 10 пунктов и сводился к следующему:

— Нгуен Ань уступал Франции о-в Конлон (Пуло-Кондор), гавань Хойан, даровал французам монополию в торговле на территории всей страны, обязался поставлять Франции солдат и продовольствие в случае, если она будет вести войну с каким-либо государством на Востоке.

— Правительство Франции обязалось передать в помощь Нгуен Аню четыре военных корабля и отряд численностью в 1650 человек.

Таким образом, Нгуен Ань снова предал свой народ, открыв на этот раз западному капиталу путь для вмешательства в дела страны и для ее захвата. Однако в то время Франция находилась в состоянии глубокого политического кризиса, приведшего к буржуазной революции 1789 г., поэтому условия Версальского договора не были выполнены. Однако епископ Адранский вовсе не отказался от своих планов. Он сумел убедить торговые дома французских восточных колоний выделить ссуду для приобретения вооружения и отправки наемников на помощь Нгуен Аню. С 1788 г. в Зядинь начали приходить корабли, принадлежавшие французскому торговому капиталу, который тем самым способствовал укреплению реакционных сил, возглавляемых Нгуен Анем.

Активизация действий Нгуен Аня создала угрозу только что восстановленному единству страны, ее национальной независимости.

Куанг Чунг ясно видел эту опасность и внимательно следил за всеми действиями Нгуен Аня и возглавляемой им группировки, реакционеров, в 1792 г. сложились условия, позволившие ему начать широкие наступательные действия для полного уничтожения реакционного гнезда в Зядине. в соответствии с разработанным планом Куанг Чунг предполагал направить 200—300 тыс. солдат на соединение с войсками Нгуен Няка в Куиньоне, а затем, двинуться в Зядинь, чт^бы окружить и уничтожить силы Нгуен. Аня. К этому походу велась напряженная подготовка.

27 августа 1792 г. (10-й день 7-го месяца 5-го года правления. Куанг Чунга) жителям Куангнгая и Куиньона был послан манифест, содержавший призыв принять активное участие в намечающемся походе.

В начале манифеста Куанг Чунг говорил о победах, одержанных Тэйшонами. Этим самым он хотел мобилизовать народ, вдохновить его на активные действия.

«Куда бы мы ни выступили, враг был разбит; где бы мы ни начали большое сражение с сиамцами или с Цинами, они капитулировали. Так было и с прогнившим императорским двором [Нгуенов], который в течение трех десятилетий не сделал ничего хорошего для народа, Он более сотни раз посылал против нас солдат, и мы их всякий раз громили, а территория Зядинь усыпана их костями».

Куанг Чунг был готов лично возглавить поход против предателей. Называя Нгуен Аня трупом, он считал, что армия Тэйшоноз. овладеет областью Зядинь «в мгновение ока».

В своем манифесте Куанг Чунг осудил вмешательство западных стран и призвал народ не бояться их оружия: «Не будьте слишком легковерны, не доверяйте слухам, распространяемым о людях с Запада. Какие у них особые таланты? и что удивительного в их медных кораблях и воздушных шарах, о которых: нам говорят!»32*.

Весть о том, что Куанг Чунг собирается идти походом в Зядинь, повергла в ужас Нгуен Аня. Сиамские феодалы и французские колонизаторы вкупе с вьетнамской реакцией активизировали заговорщическую деятельность, чтобы противостоять этому наступлению.

Однако поход на юг, к сожалению, не состоялся. 16 сентября 1792 г. Куанг Чунг скончался в возрасте 39 лет. в своем последнем слове он настойчиво советовал военачальникам помнить о том, что надо уничтожить «врагов государства» в Зядине.

Ранняя смерть Куанг Чунга нанесла серьезный удар по движению Тэйшонов. Вся его зрелая жизнь с 18 лет (т. е. с момента начала восстания) и до смерти была непрерывной цепью подвигов «героя из простонародья», решительно и последовательно боровшегося за народные и национальные права и интересы, за независимость и единство своей родины. Куанг Чунг отдал все свои силы делу спасения народа и страны, создания прочного, монолитного государства. Поэтесса Нгок Хан, жена Куанг Чунга, писала:

Герой из народа поднял знамя борьбы,
Помогая ему созидать родину бессчетными подвигами.
(«Плач при погребении»)

Высокие идеалы, славные дела, талант и моральные качества прославили Куанг Чунга как выдающегося национального героя. Он был умным, решительным, до конца верным народу и родине человеком, никогда не отступал перед врагом, не пасовал перед трудностями и опасностями. Куанг Чунг был не только талантливым полководцем, свершившим блестящие военные подвиги и не знавшим поражений. Он проявил также недюжинный талант в решении социально-политических и экономических проблем, в дипломатии, в области культуры.

За тысячелетия своей истории вьетнамский народ выдвинул немало выдающихся деятелей, достойных представителей своей самобытной культуры. Каждый из них отражал определенную историческую эпоху и ее национальные особенности. Эти великие национальные герои не только знаменовали непрерывность поступательного хода истории; каждый из них был также символом нового, более высокого, чем предшествующий, периода, нового шага в становлении вьетнамской нации в общем развитии человечества.

Куанг Чунг жил во время наивысшего подъема освободительного движения вьетнамского народа, продолжавшегося н течение 18 веков. Он был выразителем бурно растущих национальных сил, придавших эпохе свою специфику: это была эпоха героев из простонародья, когда крестьянство само взяло на себя ответственность за судьбу страны.




23*В манифесте Сун Шии указывается, что китайская армия насчитывала 500 тыс. человек. По-видимому, эти данные намеренно преувеличены и включают как боевые, так и вспомогательные подразделения.
24*Các tác giả họ Ngô. Hoàng Lê nhất thống chí. Hà Nội, 1964, c. 342.
25*Там же, с. 301.
26*Các tác giả họ Ngô..., с. 348.
27*Các tác giả họ Ngô.., с. 359.
28*Đại Nam chính biên liệt tuyền sơ tập. Кн. 30, с. 33.
29*Trần Nguyên Nhiếp. An-nam quân doanh kỷ yều (рук.).
30*Trần Nguyên Nhiểp. An-nam quân doanh kỵ yểu.
31*Письмо Нго Тхи Няма к цинскому двору (Ngô gla vắn phái tuyền tâp(рук.).
32* В то время французы, пытаясь запугать вьетнамцев, намеренно преувеличивали мощь европейского оружия (пушек, кораблей, окованных медным листом, воздушных шаров), в 1782 г. Тэйшоны под руководством Нгуен Хюе подожгли и уничтожили такой корабль, которым командовал французский офицер Мануэль. В 1790 г. француз м. Буассеран запустил в Зядине воздушный шар, чтобы: внушить мысль о «чудотворных» способностях европейцев.


98Бакха — общее название района дельты р. Красной (до Пров. Нгеан).
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3515


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы