В поисках Эльдорадо. Мария Згурская.50 знаменитых загадок Средневековья.

Мария Згурская.   50 знаменитых загадок Средневековья



В поисках Эльдорадо



загрузка...

 

Надев перевязь

И не боясь

Ни зноя, ни стужи, ни града,

Весел и смел,

Шел рыцарь и пел

В поисках Эльдорадо.

Но вот уж видна

В волосах седина,

Сердце песням больше не радо:

Хоть земля велика —

Нет на ней уголка,

Похожего на Эльдорадо.

 

Эдгар По. Эльдорадо


   Золото во все времена было «королем металлов и металлом королей», оно всегда являлось абсолютным символом богатства и могущества. Никакой другой металл не обладал столь магической притягательной силой! Мерцающий блеск возбуждал людскую алчность, манил вдаль бесчисленных искателей приключений и являлся поводом для кровавых войн. Рассказы о металле, дающем власть над миром, легли в основу многих легенд. Самой притягательной из них оказалась легенда о золотой стране Эльдорадо, где золота было так много, что из него делали посуду, и гвозди, и камни мостовых. Долгие годы авантюристы и искатели приключений всех мастей пытались отыскать эту «страну обетованную». Одна за другой снаряжались экспедиции, совершались открытия, но Эльдорадо хранит свою тайну до сих пор. А в переносном смысле слово «Эльдорадо» уже давно стало употребляться в значении «страна сказочных богатств».

   Каждое время взращивает свои мифы и легенды. Но не было в истории человечества более насыщенного легендами времени, чем эпоха Великих географических открытий: перед изумленным взором европейцев распахнулись новые, полные чудес пространства и миры – и вдруг ожили и засверкали потускневшие в веках легенды античности и Средневековья. В общественном сознании родились новые мифы, принимая подчас характер массового психоза и вовлекая в свой водоворот тысячи жизней; самые, казалось бы, наивно-сказочные представления как будто обрели плоть и заставили людей не только верить, но и действовать. Стоило услышать новую легенду, как сотня смельчаков загружалась в корабли и, рискуя жизнью, направлялась в неведомое, причем субсидировали эти дорогостоящие экспедиции отнюдь не сказочные короли, а банкиры и губернаторы, хорошо знавшие цену деньгам.

   Новый Свет предлагал европейцу огромное разнообразие «чудес». Обследовав залив Пария, куда впадает река Ориноко, Колумб совершенно уверился, что открыл преддверия земного рая, и доказывал это в своих писаниях, ссылаясь на авторитетных богословов. Первый историк Нового Света Пьетро Мартире Д’Ангьера слышал рассказы моряков о тритонах и уверенно предрекал, что в открытых землях найдут также «листригонов и Полифемов». Веспуччи обнаружил острова, заселенные гигантами. Николаус Федерман наблюдал многоголовое чудище, пожирающее людей целыми деревнями. Конкистадор и поэт Хуан де Кастельянос поминает в своих знаменитых «Элегиях» людей с двумя лицами, пигмеев размером с локоть, гиганта-гермафродита. Многие конкистадоры разыскивали на континенте известные из мифов и легенд царства.

   И над всеми этими раззолоченными царствами и городами, выраставшими в разгоряченном воображении конкистадоров среди непролазных болот и безлюдных пустынь всего лишь из слуха, присказки, предположения, возвышался величественный, манящий образ Эльдорадо (в буквальном переводе с испанского el dorado – «золотой, золото»), в течение столетий принимавший на своем кровавом алтаре несчетные жертвы.

   Долгая жизнь легенды об Эльдорадо (она просуществовала до середины XIX века) объяснима не только ее вполне прагматической притягательностью, которой всегда прикрывалась неизбывная, детски-наивная вера человека в возможности утопии, но и тем, что в отличие от всех прочих химерических золотоносных царств, растаявших к началу XVII века как дым, миф об Эльдорадо, по крайней мере поначалу, имел некоторые реальные основания, а главное – подкреплялся весомыми доказательствами в виде слитков золота, привозимых из Америки. Можно даже довольно точно проследить хронологию появления легенды о таинственной стране.

   Золотую лихорадку, охватившую в XV–XVI веках Европу, традиционно связывают с именем Христофора Колумба: якобы выдающийся мореплаватель, вернувшись после открытия в 1492 году Америки, привез домой рассказы о невиданных запасах золота в Новом Свете. Однако призрак золотой страны появился в обществе задолго до реализации честолюбивых замыслов Колумба.

   Еще Плиний-старший писал о золотом острове Хриза, расположенном в Индийском океане. Гай Юлий Солин в «Собрании достопамятных сведений» пишет: «За устьем Инда находятся два острова, Хриза и Аргира, на которых металлы в таком изобилии, что, по сообщениям многих авторов, там сама почва состоит из золота и серебра». Позднее Птолемей несколько конкретизировал эти сведения и даже сообщил одну из координат острова Хриза – 8°5? южной широты…

   Со временем людская молва превратила необыкновенный остров в острова, на которых, по свидетельству известного арабского географа XII века Идриси, было… «так много золота, что, по слухам, даже собаки носят там ошейники из червонного золота».

   Вожделенную золотую страну в разные века искали в разных концах земли. По предположению, сделанному в X веке арабским историком Масуди, она находилась в Африке. Спустя восемь веков путешественник Мунго Парк восторженно писал о необычайно богатой стране, находившейся в Западной Африке южнее реки Нигер. Современные исследователи считают, что путешественник имел в виду Золотой Берег – нынешнюю Гану.

   Так или иначе, но именно испанским конкистадорам мир обязан красивой легендой о «золотом человеке» и «золотой стране». Легенды восходят к существовавшему у группы индейцев муисков обычаю посвящения в правители. Муиски жили на высокогорном плато в Восточных Кордильерах на территории современной Колумбии. В 1539 году испанцы вступили на землю племени муисков и основали город Богота. Испанцы узнали о традиционной церемонии, устраиваемой местными жителями на берегу озера Гуатавита при избрании нового правителя (сипы). Согласно одним источникам, испанцам посчастливилось своими глазами увидеть церемонию, другие свидетельствуют о том, что о традиции завоевателям рассказали старожилы тех мест. Хуан Родригес – испанец, столь ярко описавший эту сцену в хрониках, – не был ее очевидцем, но в то время были еще живы свидетели последней церемонии. В 1636 году, когда Хуан Родригес писал свои мемуары (точнее, пересказ услышанного от других), обряд «золотого человека» уже отошел в прошлое – за сто лет до описываемых событий испанские конкистадоры в поисках легендарных индейских сокровищ вторглись на территорию современной Колумбии, но сколь-нибудь значительных сокровищ не нашли, зато с успехом искоренили туземную культуру народа чибча.

   Ритуал, давший название легенде, совершали на рассвете. Жрецы приводили нового избранника к озеру, где его ждал плот, нагруженный золотом и драгоценностями, умащивали его тело особой смолой, а затем пудрили с головы до ног золотой пылью, превращая его в буквальном смысле в «золотого человека». Затем сияющий, как солнце, вождь всходил на плот из толстого тростника, и приближенные укладывали у его ног золото и изумруды – приношение богу солнца. После этого к властелину присоединялись четверо приближенных, не имевших никаких одеяний, кроме золотых корон, браслетов и других украшений. Все они также несли с собой богатые приношения. Плот отталкивали от берега, а когда он достигал середины озера, поднимали флаг, призывая всех к молчанию. В торжественной тишине вождь и его спутники бросали драгоценности в воду, дабы умилостивить живущую на дне змееподобную богиню Фуратену, и вождь совершал омовение: если золотая пыль полностью смывалась с его тела – значит, жертва принята и он угоден богине.

   Этот обряд был широко известен, о нем знали соседи и дальние племена: конкистадоры слышали о нем в разных областях тропической Америки. Очевидно, уже сами индейцы несколько преувеличивали, говоря, что этот обряд происходит достаточно часто; а уж испанцы изначально поняли эти рассказы так, будто властитель страны каждое утро пудрит себя золотым песком, смывая его только на ночь.

   Европейцев поразило «бессмысленное», казалось бы, разбазаривание золота; не понимая мифологической сути обряда, европейцы восприняли его как символ изобилия: раз золото смывается водою, швыряется в озеро, значит, его так много, что не жалко…

   Близость несметных сокровищ буквально заворожила испанцев. Попытки выловить драгоценности из озера Гуатавита успехом не увенчались, что, впрочем, не остановило других кладоискателей.

   В 1580 году купец из Боготы Антонио де Сепульведа предпринял смелую попытку осушить озеро и нанял для работы несколько тысяч индейцев, которым было приказано копать глубокий канал. В итоге удалось понизить уровень воды в Гуатавите примерно на 18 метров. Однако предприятие закончилось трагедией: мощный поток подмыл берега канала, и они, обрушившись, похоронили под собой многих рабочих. Но Сепульведе удалось найти кое-какие драгоценности: золотой нагрудник, посох и изумруд размером с куриное яйцо. Все находки были принесены в дар королю Испании.

   С течением времени легенда претерпела изменения: Эльдорадо из «золотого человека» постепенно превратилось в «золотой город» и дальше – в «золотую страну». Находились люди, которые утверждали, что провели в Эльдорадо от нескольких месяцев до нескольких лет и своими глазами видели, как король этой страны каждый день покрывал свое тело чистым золотом и на целый день превращался в ожившую золотую статую. Из уст в уста передавалась эта легенда, обрастая новыми подробностями.

   В соответствии с отрицательными результатами поисков «золотая страна» меняла свою географию. Сначала она переместилась в нижнее течение реки Ориноко. Как утверждают древние индейские легенды, в тропическом лесу из чистого золота был сооружен город Паитити – последняя столица инков. Он якобы находился на расстоянии десятидневного перехода от древней столицы государства инков – города Куско. Но предоставим слово хронисту XVI века Инко Гарсиласо де ла Вега, сыну испанского конкистадора и одной из последних инкских принцесс, который описывает древний Куско – вместилище легендарного золота инков, а точнее, ту его часть, название которой на русский язык переводится как «золотая ограда»: «Та огороженная местность, что примыкала к храму Солнца… во времена инков была садом из золота и серебра… Там было множество золотых и серебряных трав и цветов, кустарников и деревьев, диких и домашних животных, змей больших и маленьких, ящериц, улиток, бабочек, мелких и крупных птиц – и всякая вещь располагалась таким образом, чтобы как можно больше напоминать изображаемую ею натуру. Было там и обширное поле кукурузы и злаков кину а; там же красовались фруктовые сады с деревьями в натуральную величину, целиком из золота и серебра… В одном из домов лежали золотые и серебряные вязанки дров, были также большие фигуры мужчин, женщин и детей, отлитые из тех же металлов… Золотых дел мастера изготавливали бесчисленное множество посуды, что хранилась в храме… включая горшки, кувшины и прочие маленькие и большие сосуды… По этой причине с полным основанием и весьма точно они (инки) называли храм Солнца и весь дворец Кориканча, что означает «золотой квартал». Такие же чудеса из серебра и золота имелись и в других городах империи…»

   Пайтити имел все шансы стать «законным преемником» легендарного Эльдорадо. Что же это за город, окутанный тайной столетий, и что означает его название?

   В истории государства инков особое место занимает правление Пачакутека, который, собственно, и преобразовал страну древних кечуа в могучую империю. Самое его имя – Пачакутек – означает буквально «тот, кто переворачивает мир», одним словом, реформатор. В эпоху царствования Пачакутека империя инков располагалась в горных районах – сельва пугала горцев, да и проникнуть в лесную чащобу было не так-то просто. Но Пачакутек решил покорить зеленый океан. Он отправил на восток отряд разведчиков, и те вернулись с радостной вестью: в глубине сельвы они обнаружили золотоносные реки. И тогда Пачакутек повелел проложить дорогу от Куско, инкской столицы, прямо к месторождениям золота, а неподалеку от них, в глубине сельвы, построить город, который служил бы перевалочным пунктом. Новый город рос буквально на глазах. Однако просуществовал он чуть меньше ста лет: после смерти Пачакутека на тихоокеанском побережье высадились закованные в железо бледнолицые бородатые люди, коварные и жестокие. Они казнили императора Атауальпу, носившего титул Великого Инки, несмотря на то, что за свое освобождение он отдал в качестве выкупа столько золота, сколько не снилось ни одному европейскому монарху в истории человечества: в качестве выкупа за свою жизнь пленник испанцев предложил завалить пол комнаты, где его содержали (площадью 38 м2), золотыми предметами; испанцы онемели от восторга; восприняв их молчание за знак неодобрения, Атауальпа добавил: и высотою, докуда достанет его рука. В парадный зал дворца в Тордесильясе доставили свыше тонны золота, но, эта безрассудная щедрость не спасла Великого Инку.

   Испанцы несли смерть и разорение… Они уже двинулись на столицу – Куско… И тогда по решению высших инкских сановников и жрецов начался массовый исход индейцев – мужчин и женщин, стариков и детей – в сельву, где стоял Пайтити. Туда же, в затерянный в бескрайних чащобах город, построенный по велению Пачакутека, были перенесены и оставшиеся сокровища империи инков. Инкский военачальник, руководивший великим переселением, чтобы успокоить ввергнутых в ужас и смятение людей, сказал: «Не горюйте, не плачьте. Мы идем в город точно такой же, как и столица. Это великий город, как и Куско, такой же». Слова, особо им подчеркнутые, звучали на кечуа как «Пайкикин». Однако изначальное название города стерлось в памяти инков, его место заняло другое, позднее трансформировавшееся в Пайтити. Существует и другое объяснение этого названия. Вполне вероятно, что в империи инков оно означало «металл» или «свинец», то есть на кечуа – «тити». В таком случае «Пайтити» переводится как «сам металл», а если учесть склонность кечуа к образности, это название вполне можно расшифровать как «металлический город», «город из металла».

   Никто так никогда и не нашел ни ушедших, ни города-убежи-ща, скрывшего оставшееся золото инков. Только изредка всплывали какие-то разрозненные истории, слухи и недомолвки, кто-то, заблудившись, натыкался на развалины древнего города, где стены домов сложены из золотых кирпичей и нет ни одной живой души, только молчаливые статуи из сверкающего желтого металла… Но никто так и не мог указать туда дорогу или найти это место на карте.

   Еще одна легенда об «инкском золоте» связана с именем Руми-Ньяви. В Эквадоре, к примеру, жива память об инкском полководце и народном герое Руми-Ньяви, который одержал не одну блистательную победу над испанцами, вторгшимися в царство Киту, расположенное на территории нынешнего Эквадора и некогда входившее в состав империи инков. Но во время решающего сражения между индейцами и конкистадорами внезапно началось извержение вулкана, и поток раскаленной лавы устремился прямиком на боевые порядки индейцев. Инки проиграли битву, а Руми-Ньяви попал в плен к испанцам. Конкистадоры безжалостно пытали отважного полководца, тщетно силясь выведать, куда он спрятал ту часть инкского золота, что хранилась в Киту. Но Руми-Ньяви мужественно и стойко перенес мучения и, так и не выдав тайны, погиб от рук чужеземцев. Народная легенда, однако, по-иному описывает события: осознав, что поражение неизбежно, Руми-Ньяви приказал своим воинам снести все золото царства Киту к краю бездонной пропасти, а затем скрыться. Завидев издали отряд испанцев, Руми-Ньяви, оставшись один, сбросил сокровища в пропасть, а сам, взлетев над землей, растворился в воздухе…

   Несмотря на призрачность Эльдорадо, все время находились желающие отыскать эту загадочную страну.

   Еще до описанных выше событий, в 1540 году на поиски Эльдорадо отправился конкистадор Франсиско Васкес де Коронадо. Экспедиция, длившаяся два года, была организована, чтобы добыть сокровища мифических «Семи городов Сайбола», где, по слухам, золота было столько, что им мостили улицы, делали из него крыши домов и утварь. Ничего не найдя, у притоков Рио-Гранде конкистадоры услышали легенду о стране Кивире, которая ничуть не беднее Эльдорадо и Сейбола. Правда, и Кивиру Коронадо тоже не нашел.

   В 1541 году Гонсало Писарро, брат покорителя Перу, покинул Кито и пустился на поиски Эльдорадо, страны богатой, по слухам, не только золотом, но и очень дорогой в те времена корицей. Вскоре к Писарро присоединился солдат удачи по имени Франсиско де Орельяна. Но как только экспедиция преодолела Анды и отправилась на восток, в сельву, спутники расстались. Писарро в конце концов вернулся в Кито, а Орельяна пошел вдоль широкой спокойной реки и добрался до побережья Атлантики. По пути он набрел на туземное племя, где женщины владели луком и стрелами наравне с мужчинами, и решил, что достиг страны из древнегреческих легенд о воительницах. Орельяна назвал эту реку Амазонкой.

   По следам Писарро и Орельяны отправились другие испанские авантюристы, которые расширили зону поиска «золотого человека», а потом и «золотой страны» до устья Амазонки и Ориноко.

   Одним из самых упорных искателей был Антонио де Беррио, губернатор междуречья. Подобно своим предшественникам, он был убежден, что предмет поисков лежит на дне одного из высокогорных озер, но гораздо восточное, в горах Гвианы, куда отступили побежденные инки и где они основали легендарный город Маноа, улицы которого, по слухам, были вымощены золотом.

   За 11 лет, с 1584-го по 1595-й, Беррио трижды возглавлял экспедиции в Гвиану. Во время третьего похода он добрался до острова Тринидад, где повстречал сэра Уолтера Рейли, пытавшегося восстановить свою утраченную славу колонизатора. Англичанин подпоил Беррио, выведал у него тайну Эльдорадо и, подвергнув испанца временному заточению, вернулся на родину, где написал восторженный отчет об Эльдорадо, «царстве золотого человека». Рейли поверил Беррио и утверждал, что Эльдорадо куда богаче Перу. Маноа – второе Эльдорадо – впервые появился на карте, вычерченной Рейли приблизительно в 1596 году. Эта карта предназначалась для неоконченной и неопубликованной рукописи, хранящейся сейчас в Британском музее. Поэт и советник английской королевы Елизаветы Уолтер Рейли (1552–1618) получил от ее величества исключительное право считать все земли, которые он откроет в Новом Свете, своей личной собственностью. Но судьба была неблагосклонна к поэту: единственным итогом его путешествий явилась книга очерков «Открытие обширной, богатой и прекрасной империи Гвианы с описанием большого города Маноа…» Однако книга Рейли не возбудила особого интереса к Маноа, а его собственная попытка отыскать Эльдорадо завершилась неудачей. Две экспедиции, организованные им к берегам Южной Америки, разрушили всю его жизнь. После первой неудачной попытки отыскать Эльдорадо он долгие 12 лет провел в тюрьме. Во время второй экспедиции его кораблям так и не удалось войти в устье Ориноко. Не желая возвращаться в Англию с пустыми руками, Рейли предпринял несколько разбойных нападений на встречные испанские корабли. И хотя ему удалось компенсировать расходы казначейства на экспедицию, все закончилось казнью: с точки зрения короля, смерть Рейли была лучшей компенсацией для обиженных испанцев.

   Иодок Хондий, голландский картограф, работавший в Англии, опирался на карту Рейли при составлении в 1598 году карты Южной Америки. Это была первая из опубликованных карт, на которой был нанесен Маноа. В 1599 году знаменитый фламандский гравер Теодор де Брай опубликовал в Кельне свою «Америку», которая включала детальную и чрезвычайно образную карту Гвианы, очевидно созданную на основе рассказов Рейли, а не на основе карты Хондия. На ней были изображены амазонки и безголовые люди, странный зверь, под которым, видимо, подразумевался броненосец, и «море, называемое каннибалами Париме» (искаженное испанцами слово «кариб»). На северо-западном берегу этого моря стоял город «Маноа, или Дорадо… самый большой город в мире».

   Очень трудно точно определить, как долго Маноа продержался на карте. Да это и не так существенно, поскольку первые картографы обычно копировали друг друга и потому часто продолжали изображать то, что не соответствовало действительности. В картографическом отношении с Маноа-Эльдорадо было покончено к 30-м годам XVII века, но озеро Парима оставалось на картах на протяжении всего XVIII века и часто изображалось как бассейн, питающий Ориноко. К 1802 году весь бассейн реки Ориноко был исследован Александром Гумбольдтом, который доказал, что там нет озер. Но он признал, что реки во время разлива затопляют такую большую территорию, что это могло породить слухи об озере. Начиная с этого момента озеро Парима больше на картах не фигурирует.

   Среди знаменитых искателей сокровищ Эльдорадо были и Эрнан Кортес, завоеватель Мексики, и Себастьян де Беналькасар, и полковник Перси Фосетт, и многие другие. Как только завершалась одна экспедиция, тут же по ее следам отправлялась другая. Основанием для подобных походов часто служили очередные «правдивые» сведения или «неоспоримые» показания индейцев, вырванные у них под пыткой. Желание обогатиться заставляло людей забывать о семье и домашнем уюте и отправляться навстречу неизвестности.

   Но сколько ни шныряли европейцы по горам, джунглям и саваннам Южной Америки, они так и не смогли утолить свою ненасытную алчность. По счастью, в ходе поисков они составили подробные карты почти всего континента. Жажда золота помогала им выносить чудовищные тяготы и лишения в чужом краю, приспосабливаться к суровым погодным условиям, выживать среди далеко не дружелюбно настроенных туземцев, которые на свою беду оказались обладателями столь высоко ценимого европейцами желтого металла. Индейцы никак не могли взять в толк, почему пришельцы так жаждут заполучить эти блестящие безделушки, предназначенные для украшения домов и святилищ. От холода они не спасают, голод не утоляют, удовольствия не доставляют. Это повергало индейцев в полную растерянность. Европейцы уже знали, что такое рыночные отношения, и поэтому с такой готовностью верили в «золотого человека», который если и существовал вообще, то сгинул задолго до того, как они принялись разыскивать его.

   Последняя попытка осушить озеро Гуатавита, о котором мы уже рассказывали выше, была предпринята в 1912 году. В Англии было создано акционерное общество, целью которого являлось извлечение сокровищ с его дна. Британские кладоискатели привезли на берег озера громадные насосы. Им удалось откачать почти всю воду, но мягкий ил на дне засасывал всякого, кто отваживался спуститься в котловину. Вскоре озеро превратилось в зловонную лужу. Потом донный ил высох и сделался твердым, как бетон. Казалось, это озеро защищает свои драгоценности. Затратив на предприятие 160 тысяч долларов, британцы извлекли из озера золотых украшений на сумму всего только 10 тысяч. Организаторам пришлось признать свое полное поражение и уехать, оставив на берегах Гуатавиты все оборудование. А в 1965 году колумбийское правительство объявило озеро Гуатавита национальным историческим заповедником и положило конец всяким попыткам добраться до его дна.

   Более четырехсот лет история о «золотом человеке» будоражила воображение золотоискателей. Никто из них, разумеется, не нашел ни озера с золотым дном, ни города с золотыми мостовыми. Все обнаруженное ими золото представало перед ними лишь в виде причудливых украшений и убранства, не отвечавших европейским стандартам тонкого вкуса. Поэтому большую часть изделий попросту переплавляли, а слитки отправляли на родину. То немногое, что сохранилось в первозданном виде, сейчас хранится в музеях.

   Всплески интереса к легендарной стране золотой мечты периодически наблюдаются сегодня. Так, французский археолог Тьерри Жаман после своей очередной экспедиции в Перу сделал сенсационное заявление. Он считает, что ему удалось найти ключ к разгадке тайны легендарного города Эльдорадо. По словам Тьерри, гигантские наскальные изображения, которые он обнаружил на юге Перу, являются картой, где указано местоположение полумифического города инков. Эти пятисотметровые изображения высечены в горах, разделяющих Перу и Бразилию в районе Мадре-де-Дьос.

   Очередная сенсационная находка была обнаружена в 2002 году в одном из церковных архивов Рима. В рукописи XVI века, принадлежавшей перу испанского иезуита Андреса Лопеса, говорилось, что, когда правитель инков был обращен в христианство, он предложил миссионерам возвести церковь из массивных блоков чистого золота. Сомнительная с точки зрения христианских канонов идея новообращенного язычника осталась нереализованной, миссионерской экспедиции не последовало, и рукопись попала в церковные архивы. И священники пять веков хранили информацию о местонахождении «золотого города» в тайне, чтобы не вызвать «золотую лихорадку» в Европе.

   Год спустя известный польский путешественник Яцек Палкевич организовал международную экспедицию в район Мадре-де-Дьос. Через месяц было объявлено, что в непроходимых зарослях обнаружены остатки древних строений, а под ними, как утверждается в легендах, – подземный город. Через год должна была состояться новая экспедиция. Однако о новых сенсационных результатах не сообщалось.

   Время от времени в СМИ появляются сообщения о неизвестных племенах и древних поселениях, затерянных в Южной Америке. Некоторые находки исследователей заставляют людей снова вспомнить легенду о «золотом городе». Дверь в тайну Эльдорадо то приоткрывается, то вновь захлопывается, и каждый раз кажется, что это уже навсегда. Остается надеяться, что когда-нибудь человечеству удастся разгадать загадку: существует ли «золотая страна» или это только красивая легенда.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2780


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы