Большой Зимбабве. Надежда Ионина.100 великих замков.

Надежда Ионина.   100 великих замков



Большой Зимбабве



загрузка...

В главе о библейской стране Офир говорилось, что посланная португальским королем на поиски «копей царя Соломона» экспедиция никаких рудников не обнаружила. По всей видимости, как стали докладывать лазутчики, золото поступает из африканской империи Мономотапа, расположенной в глубине континента. Португальцы, которым достались библиотеки мавров, знали о существовании этой могучей державы, лежащей между реками Лимпопо и Замбези, однако им не удалось добраться до сердца сказочно богатой Мономотапы. С середины XVII века все свое внимание Лиссабон решил сосредоточить на Бразилии – своей перспективной южноамериканской колонии. Про золото Мономотапы в Европе какое-то время еще ходили легенды, и француз Жан де Лафонтен намек на нее даже вставил в одну из своих басен.

Но страна золота Офир не была предана окончательному забвению, тем более что открытие Африки, по сути, тогда лишь начиналось. Через какое-то время Офир перекочевал в Судан, затем в Нигерию, Гану и другие страны. А в конце 1860х годов произошла история, прямого отношения к «копям царя Соломона» не имевшая, но…

Осенью 1868 года американец Адам Рендерс, живший в Южной Африке, целую неделю терпеливо крался за стадом слонов, среди которых он увидел старое, едва передвигавшее ноги животное. Двое других гигантов во время дневных переходов хоботами поддерживали вожака-патриарха. Американец был убежден, что они ведут умирающего к легендарному «кладбищу слонов», и он может найти там естественный склад слоновой кости.

Взятие крепости

У берега реки Лунди путь заканчивался, и в неглубоком месте слоны переправились на другую сторону, уходя все дальше на север, а за ними неотступно следовал Адам Рендерс. В одном месте русло реки сворачивало, и американец решил обойти стадо с подветренной стороны. Он поднялся из густой травы и на высоком холме увидел… каменную крепость. Она выглядела как рыцарский замок, но это был даже не замок, а чуть ли не целый разрушенный город, обнесенный стеной с башнями из тесаных глыб. А. Рендерс забыл о слонах, ведь он увидел Зимбабве – столицу «золотой империи» Мономотапы! Многие из белых поселенцев Южной Африки слышали о ней, но увидеть ее собственными глазами никому не доводилось.

Самое древнее из дошедших до нас описаний Зимбабве принадлежит португальскому хронисту ди Гоишу, который слышал о нем от арабских купцов.

В самом сердце страны лежит сложенная из больших и тяжелых камней крепость. Эта удивительная и своеобразная постройка внутри выглядит так же, как снаружи, ибо камни ее скреплены без известкового раствора и ничем не обмазаны…

На камне над входом выбита надпись, которая так стара, что никто не может ее прочесть. Вокруг, на той же равнине, разбросаны сооруженные таким же способом крепости. Насколько мы в состоянии судить, все эти крепости воздвигнуты для того, чтобы защитить золотые рудники…

И хотя португальские источники утверждали, что недра золотой страны давным-давно истощились, но ведь в Зимбабве они не были. Может быть, каменная крепость действительно охраняла «копи царя Соломона»?

Охотник возвратился в Трансвааль и рассказал об увиденном. Но он даже не мог толком описать эти гигантские сооружения, так как ничего подобного ранее не видел. Не указал он точно и места города-крепости, так как не собирался ни с кем делить богатство и славу первооткрывателя. Организовать экспедицию в том же году А. Рандерсу не удалось, так как между местными племенами начались боевые действия, а путь в Зимбабве лежал через опасную зону. Только зимой 1871 года он вместе со своим спутником Джорджем Филипом, тоже охотником, отправился в дальний путь. Адам Рендерс спешил как в лихорадке, и его спутник едва поспевал за ним. У самой цели американец упал, чтобы уже не подняться: лихорадочный блеск в его глазах говорил о высокой температуре, и А. Рендерс умер подле своего открытия.

Джордж Филип рассказал о развалинах города известному немецкому геологу Карлу Мауху, который приехал исследовать Южную Африку, устроившись на корабль матросом. Он странствовал по Трансваалю и соседним с ним областям уже с 1865 года, составил подробную карту этих мест. Узнав о Зимбабве, Карл Маух сразу же двинулся в путь.

В первых числах сентября 1871 года он увидел двуглавую возвышенность. Одну вершину венчал эллиптической формы «храм» (так ученый назвал его), другую – «акрополь», а в седловине между ними покоились руины жилых построек. Величественность высившихся развалин поразила немецкого исследователя. Карл Маух увидел здесь, в тысячах километров от больших городов, точную копию иерусалимского Храма царя Соломона, а на соседней возвышенности – копию дворца царицы Савской. Сейчас уже трудно установить, откуда у немецкого ученого возникла такая версия, так как до начала раскопок многое было еще неясным. Но если, как казалось ему, это так, значит, неисчерпаемый кладезь сокровищ тоже должен быть где-то неподалеку. Но подробные изыскания Карлу Мауху провести не удалось, так как хозяин округи, вождь народа макаланга, принял любознательного гостя и… оставил его у себя. Так немецкий геолог очутился под домашним арестом: он мог сколько угодно обследовать остатки Большого Зимбабве, но его попытки заняться окрестными рудниками встречали твердый отпор.

Когда в 1872 году Карлу Мауху удалось наконец вернуться домой, его подробные изыскания вызвали настоящую сенсацию в мире старателей и золотодобытчиков. Когда в междуречье Лимпопо и Замбези хлынули авантюристы и искатели сокровищ, Англия поспешила присоединить эти области хотя и с истощившимися рудниками к своим владениям в Южной Родезии.

В конце XIX века первые исследователи Большого Зимбабве полагали, что эти гигантские каменные сооружения не африканского происхождения. Стена, окружающая «акрополь», поверху выложена причудливой кладкой – настоящим каменным кружевом. В одном месте над обрывом нависает каменная эспланада, на которой сидят каменные ястребы. Поэтому первые исследователи и посчитали единодушно, что ястребы – дело рук египетских мастеров, так как они действительно напоминают птицу фараонов.

В начале ХХ века неподалеку от каменного комплекса, на реке Замбези, была найдена глиняная статуэтка египетского происхождения с именем фараона Тутмоса III. Отпали, казалось бы, самые малейшие сомнения: Зимбабве возведен египтянами. Но в 1927 году выяснилось, что статуэтка поддельная, а других следов египтян в этом районе обнаружено не было. Что же касается каменных ястребов, то современные ученые утверждают, что они – творение рук негритянских мастеров.

Каменные сооружения Зимбабве разделяются на три комплекса зданий: ранний «акрополь» (или крепость на холме), эллиптический «храм», окруженный гигантской каменной стеной, и расположившиеся между ними руины. Крепость была возведена на самом гребне скалистой скалы – «спине крокодила». Скалы этой «спины», соединенные стеной из неотесанных глыб, вошли в нее составной частью. Спускаясь потом по склону 10метровой толщины, стена полукольцом охватывала большой внутренний двор. По верху стены сохранились обрубки колонн, а внутри крепости – множество помещений, где в тяжелые времена укрывались жители долины.

На обширной площадке, замкнутой огромными гранитными валунами, четко различаются фундаменты построек и внутренних стен. Ученые считают, что здесь находился дворец вождя. Через «приемную» входили в «зал», где по кругу на каменных сиденьях, спинками которых являлись каменные тотемы, располагались старейшины племени, родственники и приближенные вождя. Обыкновенным общинникам запрещалось не только видеть своего вождя, но и слышать его голос, поэтому вождь и его жены всегда были скрыты занавесками. Все переговоры велись через посредника: обычно это была ватете (сестра вождя), занимавшая видное место в семейно-родовой структуре.

Когда вождь вершил суд, то держал в руках ассегай (дротик) с золотым наконечником, которым указывал на виновного. Во время праздников вождя окружали поэты, певцы и музыканты, игравшие на разных музыкальных инструментах. Вождь являлся также верховным жрецом и отправлял религиозные обряды, которые совершались на особых «священных» холмах, где по преданиям обитали духи племени.

За «королевским дворцом» – сеть узких лазов и крытых проходов, которые ведут к ритуальной площадке, где располагалось эллиптическое здание – «Большой храм». Внешние стены его, сложенные из 900 000 гранитных блоков, украшены каменными монолитами с родовым тотемом, культом предков и изображениями птиц, сделанными из мыльного камня, дерева и глины. Изваяния орла, ястреба и голубя-трубача символизировали сверхъестественную силу и нередко связывались с кузнецом – повелителем и укротителем этих сил.

Чтобы попасть внутрь сооружения, нужно пройти по внушительным каменным ступеням, выбитым в скале: они были сделаны такой ширины, чтобы подниматься по ним мог только один человек. Ступени заканчивались площадкой из плотной местной глины – даги, по прочности не уступающей цементу. Преддверье входа по бокам суживается двумя каменными башенками 2метровой высоты, к которым прикреплена деревянная дверь, а за ней – коридор, казалось, не имевший конца (длина его 90 метров). Внутри эллиптического сооружения располагалось много других построек, самое примечательное из них – 11метровая коническая башня, вероятно, ритуальная, так как внутри она сплошь заложена камнем.

Одной из главных достопримечательностей «акрополя» была печь для отливания золотых слитков. Она очень напоминает аналогичные печи финикийцев, поэтому была высказана мысль, что, быть может, и весь комплекс возведен ими. Однако против этой версии, как и против некоторых других, говорят многие существенные детали. И однозначного ответа на вопрос: «Кто, когда и зачем построил каменный комплекс Зимбабве?» – нет и до сих пор…


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2406


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы