«Великая осада» Мальты. Надежда Ионина.100 великих замков.

Надежда Ионина.   100 великих замков



«Великая осада» Мальты



загрузка...

После потери Родоса Орден Святого Иоанна Иерусалимского уже в который раз остался без убежища. Семь лет странствовали рыцари, побывав за это время на Кипре, в Мессине, Ницце и других местах. А потом испанский король Карл V – император Священной Римской империи – подарил им острова Мальту, Гозо и Комино, прославившиеся чудесами апостола Павла. В грамоте, подписанной Карлом V, среди всего прочего говорилось и следующее:

Император желает, чтобы рыцари защищали его суда в Средиземноморье от атак турок и промышлявших здесь алжирских пиратов и помешали бы туркам открыть военные базы в Триполи. Орден же должен в качестве символической платы за этот дар ежегодно поставлять Карлу V одного охотничьего сокола в знак вечной признательности за щедрость.

В конце сентября 1530 года члены орденского Капитула во главе с Великим магистром прибыли в город Биргу – главный город Мальты, откуда рыцари должны были защищать южное побережье Италии от постоянных набегов тунисских пиратов. Получив в ленное владение Мальтийский архипелаг, иоанниты, которых с этих пор стали называть мальтийскими рыцарями, поклялись продолжать неустанную борьбу против мусульман и морских разбойников. Первым подвигом, который совершили рыцари-монахи, стала их помощь императорскому флоту в овладении африканской крепостью Галета – важным форпостом Средиземноморья.

Рыцарь Ордена иоаннитов

Осваивать новое место жительства рыцари начали с возведения в Биргу госпиталя и нескольких скромных обержей – общежитий для рыцарей. Однако строительные работы шли вяло и неорганизованно. В 1534 году в Мдине скончался Великий магистр Филипп Вилье де Лиль-Адан, и после его смерти в Ордене начались смуты и междоусобицы. Относительный порядок удалось навести лишь с приходом к власти Великого магистра Хуана де Хоменеса. Из Италии был приглашен известный архитектор и военный инженер А. Ферромолино, который разработал такую систему обороны Биргу, что город мог выдержать мощный напор противника.

Турки, стремившиеся к господству в Средиземном море, уже с середины XVI века неоднократно нападали на Мальту. В 1551 году, не рискнув атаковать Биргу, расположенную вблизи укрепленной гавани, они разграбили другие районы Мальты и плохо защищенный остров Гозо. После этих событий мальтийские рыцари предприняли энергичные меры по укреплению острова: особенно широкий размах строительство фортификаций приобрело в 1557 году, когда Великим магистром был избран гасконец Жан де ла Валлетт Паризо – один из самых выдающихся деятелей Ордена иоаннитов. Еще при жизни о нем складывали легенды, барды и менестрели воспевали его в своих балладах, священники с амвонов превозносили христианские качества Ла Валлетта. В 28 лет он участвовал в обороне Родоса, и султан Сулейман Великолепный впоследствии горько жалел о своем великодушии, когда узнал, что Ла Валлетт был среди покинувших остров рыцарей.

Ла Валлетт понимал, что рано или поздно турки нападут на остров, поэтому начал свою деятельность на Мальте с того, что пригласил на остров Бартоломео Гонга – одного из выдающихся военных инженеров Европы. Но, к несчастью, тот умер еще до того, как началось основное строительство, и его дело продолжил Б. Ланчи. У входа в Большую гавань был выстроен форт Сент-Эльмо, укреплены форт Сент-Анжело и город Биргу, для защиты города Сенглеа соорудили форт Сан-Микаэль. В 1563 году римский папа дал наконец согласие на финансирование новых крепостных сооружений, однако к этому времени опасность турецкого нашествия была уже столь велика, что разворачивать строительные работы не имело смысла.

Осенью 1564 года венецианские купцы (агенты рыцарей в Стамбуле) сообщили, что в турки готовят огромную армию для отправки в Западное Средиземноморье. Их донесение было написано невидимыми чернилами из лимонного сока и спрятано на одном из кораблей среди купеческих счетов. Получив донесение, Великий магистр немедленно направил быстроходную галеру на Сицилию с письмом вице-королю. Он просит о помощи, но ему неведомо, что под самым носом у Ордена орудуют лазутчики турецкого султана Сулеймана Великолепного. Два инженера, славянин и грек, под видом рыбаков посетили Мальту, пересчитали все пушки, отметили расположение батарей, нанесли на карту размеры и систему укреплений острова. К этому времени Орден имел в своем распоряжении укрепленные города Биргу и Сенглеа и два форта – Сент-Анжело и Сент-Эльмо. Возведение последнего форта велось инженером, который хорошо знал свое дело. Форт представлял собой мощный, хорошо вооруженный бастион с сильными артиллерийскими позициями.

Ранним утром 18 мая со стен форта Сент-Эльмо рыцари увидели далеко в море огромную турецкую армаду, которая состояла из 200 кораблей. Так началась «Великая осада Мальты», вписавшая, наверное, самую славную страницу в историю Ордена иоаннитов. Силы противоборствующих сторон были явно неравны: на острове находились всего 600 рыцарей и 7000 солдат из вспомогательного войска и мальтийских ополченцев, а у турок было не менее 35 000 человек. Вся Европа следила за начавшимися военными событиями, а английская королева Елизавета сказала в те дни: «Если турки овладеют Мальтой, трудно даже предвидеть, какие опасности могут последовать для остальных христианских государств».

У Ордена мальтийских рыцарей было всего 8 галер и несколько вспомогательных судов, поэтому бессмысленно было идти навстречу турецкому флоту. Великий магистр, которому было тогда 70 лет, решил дать бой на суше – на хорошо укрепленном острове, хотя общее число его защитников составляло всего 9000 человек.

На рассвете 19 мая 30тысячная турецкая армия, состоявшая из янычар, под командованием сераскера Мустафы-паши прибыла на Мальту. Турецкий флот подошел к гавани Мерсамшетт, однако рыцари не могли помешать их высадке, так как не располагали достаточным количеством пушек. Основным же объектом атаки турок стал форт Сент-Эльмо, артиллерия которого контролировала два узких скалистых залива. Уже после первых турецких атак в форт было переброшено несколько сотен человек подкрепления и рота испанских аркебузиров, которые отбивали по несколько атак в день. Турки не смогли взять форт штурмом и поэтому начали готовить артиллерийские позиции для его обстрела. Несмотря на сильный огонь из крепости, они проложили в скалистой почве углубления, которые давали возможность обстреливать рыцарей из разного рода пушек. В результате этого внешние стены и укрепления форта превратились в развалины, и через несколько дней туркам удалось подойти к самым его стенам. Они решили пойти на приступ, однако нападение их было плохо подготовлено, осадные лестницы оказались короткими, и рыцарям удалось отбить атаку, забросав нападавших камнями и поливая их кипящей смолой.

В начале июня на помощь туркам подошел пират Драгут, начавший осаду Сент-Эльмо с организации его систематического обстрела. На мысе были сооружены новые артиллерийские позиции, кроме того, турецкие пушки были установлены и на оконечности полуострова Сиберас, который ограничивал вход в Большую гавань с другой стороны. Избранная Драгутом тактика быстро дала свои плоды: гарнизон форта, взвесив соотношение сил, решил, что сопротивление бесполезно. Однако против эвакуации решительно выступил Великий магистр Ла Валлетт, авторитет которого был столь велик, что весь орденский Капитул поддержал его. Когда защитникам Сент-Эльмо передали приказ Великого магистра защищаться до последней капли крови, среди них начался ропот. Более 50 рыцарей поставили свои подписи под обращением к Ла Валлетту, в котором заявляли: если Великий магистр хочет их гибели, они готовы вступить в бой с турками и честно в нем погибнуть.

Под покровом ночи из Биргу в форт переправилась комиссия, которой было поручено обследовать положение дел на месте. Ла Валлетт направил защитникам записку, в которой разрешал всем желающим покинуть форт, однако предание рассказывает, что ни один из оборонявшихся не покинул своего места. Комиссия решила, что форт еще можно защищать, и 11 ее членов решили лично возглавить оборону.

В середине июня туркам удалось совершенно отрезать Сент-Эльмо от внешнего мира. Но хотя турецкая артиллерия и разрушала его стены, проникнуть внутрь форта им не удавалось. Это сильно деморализовало армию султана, к тому же осколком ядра был смертельно ранен Драгут. 22 июня турки пошли в решающую атаку, но и она была отбита защитниками форта. Однако новую атаку сильно поредевший гарнизон Сент-Эльмо отбить уже не мог, и ворвавшиеся в форт турки перебили всех оставшихся в живых. Безжалостной расправы избежали лишь несколько рыцарей, которые попали в руки людей Драгута, знавших о том, что Орден готов уплатить за пленников огромный выкуп. Однако ярость турок была так велика, что Мустафа-паша приказал обезглавить даже тела погибших рыцарей, а потом приколотить их к деревянным крестам и пустить этот страшный груз в сторону форта Сент-Анжело.

На следующее утро тела четырех рыцарей прибило к противоположному берегу, и Ла Валлетт увидел в этом объявление «войны на уничтожение», в которой побежденный не мог рассчитывать на пощаду. Великий магистр ответил такой же жестокостью: все пленные турки в городе и форте Сент-Анжело были обезглавлены. Их головами зарядили две самые большие пушки-василиски, которые по команде Великого магистра дали залп в сторону турецких позиций. Противникам по обе стороны бухты стало ясно: пленных в этой войне не будет…

Огромная турецкая армия плотным кольцом охватила Биргу, но в этот критический момент рыцарям улыбнулась удача. Воспользовавшись сумятицей в лагере врага, в город сумел пробраться отряд, прибывший из Сицилии и насчитывавший в своих рядах 42 рыцарей и 1000 аркебузиров. Утром звон церковных колоколов и смех стоявших на стенах рыцарей известили турок, что госпитальеры получили подкрепление.

С первых дней июля турки начали методично обстреливать бастионы Биргу и форт Сент-Анжело, а потом предприняли массированную атаку на позиции госпитальеров и с суши, и с моря. Однако их всегда встречал дружный огонь рыцарей, а однажды нескольким десяткам мальтийцев удалось вплавь добраться до турецких судов, доставивших десант. С криками «Отомстим за форт Сент-Эльмо!» они перерезали находившуюся там охрану.

Во второй половине июля Мустафа-паша решил изменить тактику и отправил на десяти судах тысячу отборных янычар в обход основных укреплений. Если бы им удалось высадиться с южной, слабо защищенной стороны форта Сент-Анжело, рыцари оказались бы на грани поражения. Но они предвидели подобный исход дела и оставили у подножия форта замаскированную батарею, которой командовал французский рыцарь де Гираль. Увидев приближающиеся суда, он подпустил их на 200 ярдов и выстрелил сразу из всех орудий. Девять из десяти судов сразу же пошли на дно, унося с собой не менее 800 воинов султанской армии.

Следующую атаку турки предприняли 7 августа, когда пошли на штурм Биргу. У многочисленных пробоин в городских стенах завязались кровопролитные схватки: турки несли огромные потери, но упорно рвались вперед. Небольшой гарнизон рыцарей, оставшихся в Мдине, воспользовался тем, что Мустафа-паша бросил на штурм Биргу все свои силы, и совершил удачную вылазку в тыл турецкой армии, разграбив и спалив их огромный лагерь. Отчаянию Мустафы-паши не было предела…

Схватки были яростными с обеих сторон, рвы фортов заполняли трупы. Турки закладывали мины под стены, метали зажигательные снаряды, но Великий магистр знал, что мужество осажденных не иссякнет. Его беспокоило только одно: «Если подкрепления не придут до того, как кончится пища и боеприпасы, то мужество окажется бесполезным».

Еще раз турки попытались овладеть Биргу 18 августа. Во главе защитников встал сам Великий магистр Ла Валлетт, не ушедший с поля боя даже тогда, когда его ранили в ногу. Оруженосец уговаривал его отправиться в госпиталь, но Великий магистр, указав на турецкий бунчук, ответил: «Я никогда не покину моих солдат, пока эти знамена развеваются над Мальтой!» Адмирал турецкого флота Пиали-паша считал, что армия султана не выдержит длительной осады, и стал настаивать на возвращении в Стамбул до наступления осенних штормов.

Третья неделя августа стала наиболее тяжелой для мальтийских рыцарей. Госпиталь был переполнен ранеными, боеприпасы и продовольствие – на исходе, но в этот момент им вновь улыбнулась удача. В начале сентября на северо-восточное побережье острова высадилось прибывшее с Сицилии 8тысячное подкрепление, давно обещанное испанским королем. И хотя численное превосходство все равно оставалось на стороне турок, армия которых насчитывала около 20 000 человек, Мустафа-паша и Пиали-паша решили снять осаду и вернуться в Стамбул.

Когда турки уже начали грузиться на корабли, в бухте Святого Павла на них внезапно напали вчерашние осажденные и сицилийские аркебузиры. Христиане не берут пленных: они мстят за своих погибших товарищей и хотят преподать врагу урок на будущее. Прозрачные голубые воды залива окрашиваются кровью, сотни тел устилают его дно…

Осада Мальты была снята 8 сентября – в день Рождества Богородицы. К победным ударам колоколов церкви Святого Лаврентия над руинами Биргу присоединился праздничный перезвон всех церквей Мальты. Испанский аркебузир Бальби, участник великой обороны, вспоминал впоследствии: «Я не мог поверить, что звук колокола может быть столь приятен для человеческого уха. Три месяца кряду колокола Мальты звали нас только в бой».

Только после снятия осады рыцари начали по-настоящему обживать остров. Стены Витториозо[48] были полуразрушены, поэтому решено было возводить новую столицу в соответствии с требованиями военной науки.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2395


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы