Очень далекое прошлое. Наталья Гусева.Русский Север – прародина индославов.

Наталья Гусева.   Русский Север – прародина индославов



Очень далекое прошлое



загрузка...

Миры глядят с небес,
Свой излучая свет.

Н. Рубцов



В мире ученых идут нескончаемые дискуссии по проблеме длительности существования человечества и времени и месте зарождения тех или иных племен и народов. За последние десятилетия многие из них утверждаются во мнении, что человек существовал и развивался в период плейстоцена, то есть двух последних ледниковых периодов и межледниковья последней же четвертичной эры – той, которая длится и сейчас (а всего насчитывается 17 ледниковых периодов в истории Земли). Он жил, размножался, приспосабливался к условиям окружающей его природы, искал объединения с себе подобными, создавал орудия охоты и труда, наконец, освоил огонь и стал «царем природы». Бесконечно долгим был период первобытности – жизнь человеческого стада, половозрастное разделение в пределах первых возникавших коллективов, складывание семейно-родовых групп, а затем племен и союзов племен. Принято считать, что семейно-родовые коллективы следует называть этносом, так как именно из них сложились племена-этносы.
Греческое слово «этнос» определяет не только наличие того или другого народа на лице земли, но подразумевает и такие черты, как преданность каждого человека своему народу, стремление охранить и сохранить накопленное богатство национальной (этнической) культуры, язык, территорию, унаследованную от предков, – словом, те факторы, под воздействием которых в течение длинного ряда веков складывались генофонд нации и ее память обо всем, что довелось прожить и пережить предкам. Здесь надо сразу заметить в скобках, что вот эту память, пронесенную сквозь тысячелетия, не следует недооценивать ни при каких обстоятельствах: во многих современных межплеменных и межнациональных конфликтах она играет не последнюю роль (к ней применяют и такие определения, как этническая память, национальный идентитет или национальное самосознание).
К древнейшей эпохе формирования первых человеческих коллективов восходит и появление языка, необходимого для взаимного общения – коммуникации, расширение этого общения в пределах племен и племенных союзов приводило к увеличению лексического фонда. Роль языка свелась постепенно к роли определителя социальных, культурных и космогонических представлений, предметов и явлений окружающей действительности, а также осмыслению всего этого и созданию близких по смыслу понятий. Процесс становления разных наречий племен еще не прослежен наукой в свете их соотнесения с разными условиями исторического развития этих групп, и мы здесь не будем углубляться в бесчисленные споры по этой проблеме. Скажем для примера, что известный французский лингвист А. Мейе, писавший в начале XX в., определил славянские языки как древнейшие, сохранившие в себе свои давние основы: «Большинство славянских наречий сохраняет необыкновенно архаичный вид» [115, с. 386]. Тут нам следует вспомнить и о таком древнем языке, как санскрит, сопоставлению с которым, как и сопоставлению славян с его носителями – племенами арьев, будут ниже посвящены многие страницы, как посвящался и ряд предшествующих публикаций автора (указанных в приводимом списке литературы). Так вот, о санскрите и его древности он сказал, что этот язык «представляет индоевропейскую фонетику и морфологию» (с. 412). Подчеркнем, как это важно для всей освещаемой ниже проблемы: начиная с середины XIX в. внимание многих исследователей стали привлекать факты поразительной близости санскрита и славянских языков.
В качестве примера оценки древней нерушимости основ каждого языка как связующего людей начала можно привести и слова санскритолога В.Н. Топорова: «...почти трехтысячелетняя “вечность” санскрита – лучшее свидетельство такого преодоления времени. Но еще, пожалуй, удивительнее то, что санскрит не стал “мертвым” языком, не окаменел в своей самодовлеемости, не утратил своей исключительной способности к переработке и усвоению новых смыслов и новых творческих импульсов» [158].


Титульный лист книги У. Уоррена «Найденный рай»


Но дело, видимо, в том, что санскрит имеет не трехтысячелетнюю историю – такой цифрой измеряется всего лишь индийский период развития этого языка, а восходит он к гораздо более древним временам. Вот вопрос об этой глубочайшей древности и ставит Тилак в своей вышеупомянутой книге. (А о гораздо более ранних временах – о заре зарождения всего человечества в областях Северного полюса – писал до него американский исследователь У. Уоррен в книге «Найденный Рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» [169].)
Любые «археологические» исследования живых языков могут помочь вскрыть в них пласты глубочайшей древности. От древнейшего рождается древнее, от древнего – новое и новейшее, и эта цепь неразрывна, это – историческая закономерность. И в самом новом продолжают жить и действовать древнейшие понятия и представления вместе с сохранившимися словесными их обозначениями, что прослеживается и в языках суперэтносов, ядро которых представлено носителем того языка всей данной многочисленной группы, который в новое время получил название государственного (русского, английского и других).
И никоим образом нельзя писать, как это стало у нас принято, о «тысячелетней», например, истории русского народа. Это можно условно допустить лишь в границах отсчета от начала внедрения в Древнюю Русь византийской религии, но нельзя забывать, что этот период является лишь малой частью всего долгого времени формирования всего русского этноса как самой многочисленной группы в составе славянских народов. Ниже будут приведены встречающиеся в литературе и некоторые новые соображения о происхождении названия Русь и этнонима «русские». После упрочения в науке позиций гляциологии (науки о ледниках) ведущие специалисты по истории человечества встали на новые позиции, связывая развитие первопредков индоевропейцев с полярными областями. Понятие «первопредки» в этом случае включает в себя, естественно, и предков славян – народа, кстати сказать, которому западноевропейские ученые вообще не находили места на земле, а Гегель не считал их даже «историческим народом» [165, с. 6 и др.].
Да, не случайно академик Б.А. Рыбаков призывал уделять как можно больше внимания архаике и искать там истоки современности.
В годы публикации книги У. Уоррена ученые были еще далеки от того, чтобы соотносить с Приполярьем и происхождение, и факт исхода оттуда к югу предков арьев, как и всех других индоевропейцев, да и всего человечества в целом. Эта книга содержала такое количество новых мыслей и предположений, что далеко не сразу ее признали как достойную серьезного внимания. Но надо сказать, что в конце XIX в. на нее обратил внимание Бал Гангадхар Тилак.
Выдающаяся работа Уоррена отнюдь не являлась плодом религиозно-фантастической выдумки или чрезвычайной приверженности автора выводам предшествующих поисков философов, хотя, надо сказать, он не прошел и мимо них.
По его словам, «чем дальше продвигался современный мир в области знаний, тем требовательнее нарастала необходимость отыскать весомое решение». В поисках «стартового пункта» истории человечества Уоррен обратил основное внимание на тот факт, что во всех без исключения религиозных учениях присутствует утверждение, что местонахождение рая прямо или косвенно связано с Северным полюсом. Он исследовал все доступные ему в его время мифы и мифологизированные произведения устной и письменной литературы разных народов и нашел в них подтверждение этой точки зрения. Он увидел, что рай не был определяем как точный географический пункт на лице земли, и его находили то на земле, то под землей, то на небе, то на вершине горы, но, несмотря на этот кажущийся разнобой, совпадают столь многие указания на реалии Приполярья, что, как бы их ни воспевали, они объективно указывают на север. Так, например, четыре течения реки Библии могут означать только единовременное направление на четыре стороны света, то есть точку Северного полюса; в космогонии китайцев четыре реки мира текут в противоположных направлениях с вершины священной горы; египтяне понимали северную выпуклость земли как высшую точку единения с небом; индусы верили в священную гору Меру, вокруг которой вращаются все светила небес, что возможно только на Северном полюсе; аналогичные утверждения обнаруживаются и в Авесте древних иранцев и т.п.



Брахманы проводят богослужения в храмах и на дому и чертят карты звездного неба


В заключение Уоррен приходит к выводу, что поиск рая – это попытка людей оформить в мифах свою память о собственном происхождении с далеких северных земель, что объективно подтверждается данными и таких наук, как палеогеография, палеогеология и др.


Геологические, ледниковые периоды и периоды горообразования


Здесь нам важно отметить, что книга Уоррена вызвала горячий отклик именно в Индии, отразив в значительной мере то, что таится в гимнах Вед. Тилак, поддерживавший живейшую связь с западными санскритологами и во многом исправлявший их трактовку Вед, сначала опубликовал книгу «Орион, или Исследование древности Вед» (1893 г.), в которой сопоставил данные гимнов с данными палеоастрономии, а вслед за тем и упомянутую книгу «Арктическая родина в Ведах».
Чрезвычайно важным является то, что Тилак, исходя их уровня мировой науки своего времени, не только убедительно описал указания Вед на реалии Приполярья, но и впервые отнес эпоху «арктической родины» ко времени последнего периода межледниковья.
Уже в Предисловии к своей книге он решительно ставит акцент на том, что Веды гораздо древнее той даты, с которой их связывает большинство исследователей. Многие датировали их II тысячелетием до н.э., а затем и IV или V, но Тилак сначала отодвигает эту дату ко времени таяния последнего ледникового покрова земли, то есть, по данным того времени, к VIII тысячелетию до н.э. (хотя впоследствии некоторые считают, что это XII тыс.), а затем отодвигает древнейший ведический период и «примитивную жизнь арьев» к гораздо более древним временам – к последнему межледниковью, и это открытие является новым и решающим для науки, хотя некоторые до сих пор не могут его освоить и оценить должным образом.
Следует указать читателю на то, что Тилак, говоря об историческом постепенном разделении протоевропейских приарктических племен и расхождении с арьями других диалектных, а значит, и формирующихся этнических групп, употребляет термин «арийская раса», что никогда не было свойственно индийской науке и явно заимствовано им от европейских историков, занимавшихся формированием расовой теории. Тилак указывает, что одни события относятся ко времени «до разделения арийской расы», а другие – после него. Здесь важно увидеть его знания о многоплеменности формировавшегося древнейшего общества предков индоевропейцев.
С момента появления книги Тилака все более широкий круг исследователей начинает интересоваться полярной теорией происхождения индоевропейцев, и первым в России на труд индийского историка откликнулся биолог Е. Елачич, опубликовавший книгу «Крайний Север как родина человечества» (Приложение III).Впоследствии геологи, геофизики, палеоботаники, климатологи и другие специалисты убедительно доказали, что на севере Восточной Европы в XII—XI тысячелетиях до н.э., после завершения таяния последнего ледника, то есть в начале периода, именуемого голоценом (который длится и по сей день), наступило такое потепление, что землю покрыли даже широколиственные леса – найдена пыльца березы, ольхи, а леса отошли на 300 км севернее своей современной линии. Эти века, а вернее тысячелетия, оказались переломными в истории природы, а соответственно и человечества. (Привлекает внимание и тот удивительный факт, что в древнеиндийском эпосе «Махабхарата» история современного человечества измеряется 12 ю тысячелетиями.)



Скульптура, созданная ледником. Русский Север


В науке существует такая точка зрения, что первой и наиболее длительной в системе географического ориентирования человека на земном шаре была пора так называемого географического эгоцентризма, то есть оценки всего окружающего пространства и всех явлений природы применительно к местонахождению самого оценивающего. Именно к этой изначальной системе географического эгоцентризма следует отнести содержащиеся в Ведах и «Махабхарате» описания земли, водных источников, небесных светил и состояния атмосферы, а поэтому и рассматривать их следует как наиболее древние части этих литературных памятников, тем более что основная их доля сохранилась только в традиции устной передачи.
«Всего лишь 18 000 лет назад большая часть Северного полушария была покрыта льдом», – сообщают гляциологи (эти данные значат, что до завершения таяния этого последнего ледника оставалось еще около 5—6 тысяч лет). «Межледниковая обстановка на земле, – сообщают они, – это сугубо временное состояние» [78, с. 15].


Позднепалеолитическая стоянка в Костенках


Величайшую роль играл язык в те времена, когда устная традиция, строго и нерушимо передаваемая от поколения к поколению могла зафиксировать явления природы, с которыми люди встречались в глубочайшие периоды своей истории, включая и наступление ледниковья.
На Русском Севере археологи открыли много стоянок древнего человека. В годы послеледникового теплового периода, начавшегося около 12—14 тысяч лет назад, от условно проводимой линии Кольский полуостров – Урал – Байкал температура к северу была на 5 градусов выше, чем к югу от нее [28]. Нелишним будет вспомнить о том, что в Индии в некоторых высоких брахманских кастах сохраняется обычай писать брачные договоры обязательно на бересте – такая традиция не может не вести нашу мысль по следам арьев, проходившим с севера по нашим землям.
Соглашаясь с тем, что предки арьев, их древнейшие племена складывались на Крайнем Севере, следует думать не только о них, но и о предках всех других народов, говорящих на языках индоевропейской семьи, и в том числе об интересующих нас славянах. Неожиданным для всего мира явилась удивительная находка в 1950 х годах русской археологической экспедиции захоронения мужчины на берегу р. Сунгирь, вблизи г. Владимира. Исследования по всем правилам антропометрии привели к выводу, что был обнаружен скелет, точно соответствующий средним показателям человека европеоидной (или северной, или нордической, или приледниковой – в печати встречаются разные названия) расы, а значит, представители этой расы жили на Русском Севере. И главное открытие в результате всех исследований буквально потрясло научный мир – этот человек жил здесь 25 тыс. лет тому назад, в период палеолита.



Возможно, так выглядело жилище приледниковых индоевропейцев. (Жилище из костей мамонта. Стоянка в селе Межерич. Украина.)


Чисто арифметический подсчет приведет нас к решению, что время его жизни приходится на первые годы (или точнее – тысячелетия) существования последнего ледника, а это значит, что на Русском Севере селились и численно увеличивались группы предков индоевропейцев. Обнаруженный в захоронении человек вошел в мировую науку под названием Хомо сунгирикус.
Его скелет был найден в погребении у древней стоянки, в которой обнаружили и многие следы жизни людей в течение 2—3 тысяч лет в эпоху, именуемую верхним палеолитом. Были найдены кострищи, костные останки животных и обработанные камни и кости. Кроме скелета мужчины, нашли в процессе дальнейших исследований и сохранившиеся в захоронении останки девочки и мальчика, а также разные предметы, входящие в состав оружия того времени, одежды, и в том числе разнообразные украшения (главным образом из бивней мамонта). На скелете мужчины сохранились остатки одежды – кожаной накидки, и высоких сапог – постолов (описания всех этих предметов заполняли многие страницы статей, публикуемых в научных трудах после столь интересных находок).


Серебряная пластинка (Бактрия. II тыс. до н.э.). Предположительное изображение 4-колесной повозки предков индоевропейцев. Характерны «скифские» сапоги (постолы) на ногах идущего мужчины


Промеры скелета мужчины показали, что он был при своей жизни человеком, имевшим рост в 180 см, был широк в плечах и не страдал от каких-либо костных дефектов. Со времени обнаружения стоянки на Сунгире антропологи пришли к выводу, что таким, по всей вероятности, был облик жителей Русского Севера в ту эпоху.
Вся индоевропеистика заметно продвинулась вперед после этой замечательной находки.
Останки Хомо сунгирикус ясно указывают на время приледниковой жизни предков индоевропейцев и на области продолжающегося развития их культуры, истоки которой восходят к последнему межледниковью. При своем постепенном расселении в более южные районы предки этих народов продвигались, частично оседая на землю то на кратковременные стоянки, то на длительное пребывание на осваиваемых участках. Предки современных западноевропейских народов, судя по данным о дальнейших их этнических территориях, переселялись, видимо, по более западным путям или, по крайней мере, с более западной ориентацией, тогда как протославяне продвигались по землям Восточной и частично Западной Европы (и южным землям Прибалтики), а протоарьи – вдоль западных и восточных отрогов Урала (первое относится к индоязычным, а второе к ираноязычным арьям). Судя по данным палеонаучных исследований, древнейшие этапы зарождения и развития языков индоевропейской семьи отдалены от нас на многие десятки тысячелетий, к эпохе не только позднего, но и среднего палеолита. Нарастание взаимного сближения наших предков следует отнести ко временам последнего межледниковья, относящегося к векам, залегавшим примерно между 65 (60) и 35 (30) тысячелетиям до н.э. Крайне медленно происходило освоение ими вмещающего ландшафта арктических, а в дальнейшем и материковых территорий, и лишь очень постепенно археологи обнаруживают следы их пребывания на послеледниковых землях Севера.
Если исходить из наличия максимального среди всех индоевропейских языков количества аналогий и сближений, выявляемых именно в языках славян и индоязычных арьев, напрашивается вывод, что соседство этих племен было наиболее тесным и долгим и, вероятно, сопровождалось их частичным породнением. В то же время по численному убыванию взаимных схождений между индоарийскими и другими языками индоевропейской семьи видно, что предки современных западных народов не были и в глубокой древности столь близки арьям, как предки славян.



Орнаменты на сосудах Триполья. Энеолит Правобережной Украины и Молдовы


Формирование славянских племен протекало в течение многих тысячелетий, и изначальный процесс складывания их языка и верований проходил в условиях такой глубины времен, которую можно определить как период последнего межледниковья, с чем теперь, в свете достижений современной науки, спорить уже не представляется возможным.
Пора обратиться к своим соплеменникам (имея в виду славян в целом), как и к представителям других народов, с убедительной просьбой: перестаньте маниакально причислять себя к арьям – арьями были только сами арьи, как индоязычные, так и ираноязычные. У каждого из народов, говорящих на индоевропейских языках, были свои, так сказать, зародышевые группы пра-прапредков.
Уже на уровне выделения семейных, а затем и семейно-родовых групп начался процесс складывания различающихся или сближающихся элементов в их разговорной речи, и это размежевание, как и это сближение, определялось отдаленностью или близостью осваиваемых участков продуктивного ландшафта.
Нарастающие в процессе дальнейшего развития различия или схождения в языках всех формирующихся родо-племенных образований привели к тому, что ученые нашего времени получили возможность выделить изо всей массы земных наречий единую семью индоевропейских языков и по следам сохранившихся в них сближений и различий воссоздать картину их жизни в те века, которые отдалены от нас на многие тысячелетия.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5583


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы