Аркаим – это еще не город, но уже и не деревня. Наталья Гусева.Русский Север – прародина индославов.

Наталья Гусева.   Русский Север – прародина индославов



Аркаим – это еще не город, но уже и не деревня



загрузка...

В заповеднике действует ряд правил, характерных именно для археологов:
1) ходить на само городище можно только в порядке организованной экскурсии,
2) делать фотоснимки в районе работ запрещено,
3) на территории заповедника нельзя ничего собирать.
Приведем план раскопок и краткое описание поселения: «Внешняя оборонительная стена диаметром около 150 м была сделана из бревенчатых клетей, забитых, или, лучше сказать, залитых грунтом с добавлением извести. По верху стены шел частокол из бревен. Так что общая высота стены была 5—5,5 метра... Внутренняя стена, менее массивная, чем внешняя, была, возможно, выше внешней. На некотором расстоянии от внешней стены, на краю террасы, ограниченной поймой, просматривается третья стена, очевидно меньшая из всех, которая защищала легкие жилища в третьем круге. Устройство и назначение третьего круга может быть установлено только после археологического изучения.
Опишем Аркаим в соответствии с прилагаемыми планами.
Толщина стен крепости – 4—5 метров, детинца – 3—4 метра, высота соответственно – 3—4 и 4—5 метров. С внешней стороны крепость окаймлялась рвом (15), наполненным водой, глубиной 1,5—2,5 метра и шириной около 2 х. Перед рвом возводили 1—2 дополнительные стены (16) меньшей высоты, подобно синташтинским.
Поселение представляло собой два кольца мощных крепостных стен (1, 2) и жилищ (3), примыкающих к ним с внутренней стороны. Внутренняя стена образовывала детинец с 20 жилищами и центральной площадью (5), возможно, для совершения ритуалов. Один вход в детинец ясно просматривается в его юго-западной части (4), а другой угадывается в северо-восточной (6) (здесь раскопки не производились). Внешняя крепостная стена имела, по всей вероятности, четыре входа (7, 8, 9, 10), два из которых раскопаны и хорошо читаются (7, 8). Первый и основной – юго-западный. Здесь стена крепости смыкается с детинцем. Толщина стен в этой части максимальна. Каждый вход в крепость отмечен мощной радиальной стеной (11, 12, 13, 14), что делит пространство крепости на 4 сектора по 7—9 жилищ в каждом».



План рельефа поселения и раскопок


«Древним зодчим удалось связать воедино задачи обороны поселка, жилые и хозяйственные комплексы, а также сложный узел коммуникаций от верхних и нижних улиц и переходов до системы ливневой канализации с ее водосборными ямами и отстойниками. Каждый элемент поселения находился в тесной связи с целым, а четко обозначенное архитектурное единство говорит о целенаправленном воплощении в объемно-пространственных формах определенных идеологических и культурно-хозяйственных целей.
Пройдя ворота (7), попадаем мысленным взором на улицу (17), единственную внутри поселения. Она огибала стену детинца, и движение осуществлялось по солнцу. Чтобы попасть на центральную площадь (5), надо обойти детинец кругом. На противоположной стороне (еще не копанной) просматривается вход (6) во внутреннее пространство, причем входящий сначала оказывался не на площади, а внутри жилища (18), в отличие от входа (4), что, по-видимому, позволило руководителю раскопок предположить наличие только одного входа в центральную часть города – того, который расположен прямо против основных юго-западных ворот. Друг пройдет вдоль всех жилищ, поприветствовав их обитателей. Враг... скорее всего не пройдет. Нападавший, даже если он сумел проникнуть за крепостную стену, был вынужден обежать по меньшей мере половину круга (ок. 70—80 м), прежде чем добраться до прохода в центр. Совершенно очевидно, что для него этот путь не мог быть удачным.


Реконструкция городища. Рамкой выделена зона раскопа. За пределами рамки реконструкция выполнена исключительно по данным рельефа и требует значительного уточнения


Глубокой продуманностью и оригинальностью отличается северо-западный вход (8). Он был достаточно удобен для каждодневного использования и в то же время оставался губительной ловушкой для неприятеля. Сравнительно неширокий вначале, он расширялся дальше до 3 м, а потом снова сужался выступом внешней стены. Только преодолев этот участок, вы могли попасть на открытую и более или менее свободную площадку.
Перед вами открывается проход на внутреннюю улицу, но пройти по нему можно, если он перекрывался деревянным настилом, иначе легко оказаться в одной из ям. Из примыкающего жилища (20) в расширение входа ведет узкая и незаметная щель, по которой защитники города могли ударить в тыл прорвавшемуся противнику.
По кольцевой улице проходит водоотводный ровик (21), который соединяется с внешним рвом через главные юго-западные ворота. Нетрудно предположить, что в случае нападения защитники поднимали мост, закрывали ворота, и попасть в город в этом месте становилось практически невозможно. Объединение ливневого стока и внешнего рва позволяло во время сильных осадков пополнять ров за счет отвода излишков воды за пределы города: одним выстрелом двух зайцев!»
Г.Б. Зданович рассказывает, что в районе поселений, подобных Аркаиму и Синташте, встречаются две основные формы городищ – круглая и квадратная, а также еще одна, более древняя овальная, которая всюду была некогда перестроена.
Авторы сборника [36] дали описание древнерусских поселений (периода I тыс. до н.э. и раньше) овальной и полуовальной формы, аналогичных городищам синташтинского типа, которые были обнаружены при раскопках в Верхнем Поднепровье. Известный русский археолог П.Н. Третьяков назвал их «городища-убежища». Эти постройки представляли собой наземные сооружения столбовой конструкции. Аналогию можно усматривать в том, что постройки располагались по краю площадки (площадкой называется вся площадь, занятая городищем. – Ф. Р.), образуя неполный овал. В некоторых поселениях центральная площадь оставалась незастроенной. Сооружения делились на отдельные помещения, имевшие каменные очаги. Кроме полуовального и овального планов, были и такие поселения, где наружные стены длинных домов, размещаясь вдоль края площадки по кругу, одновременно имели и оборонительные функции. Иногда наружная стена построек отстояла от края площадки, образуя проход между домами и оборонительным валом. Во многих городищах были особые оборонительные сооружения вдоль края площадки и на валу. Они состояли из срубов, имевших мощные перекрытия и засыпанных сверху землей. Таким же образом строились через две тысячи лет стены русских деревянных крепостей.
Находимые при этом изделия были взаимно аналогичны от Белоруссии до Волги, отмеченной поселениями андроновцев. При раскопках древнерусских поселений в приокском районе были обнаружены постройки столбовой конструкции, наземные или типа полуземлянок. Эти городища найдены, например, под слоями остатков древнерусских городов вятичей.
Схематичное описание поселений типа Синташта сохранилось в Авесте, где Ахура-Мазда учит Йиму: «В переднем округе |Вара| сделай девять проходов, в среднем – шесть, во внутреннем – три...» – «Как же я Вар сделаю, о котором сказал мне Ахура-Мазда?» И тогда сказал Ахура-Мазда Йиме: «Топчи землю пятками и мни руками так, как люди лепят намокшую землю»[14][5]. Текст Авесты подсказывает, что предположения археологов о третьем круге крепостных стен совершенно оправданны.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4693


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы