Кто это – арьи?. Наталья Гусева.Русский Север – прародина индославов.

Наталья Гусева.   Русский Север – прародина индославов



Кто это – арьи?



загрузка...

С милого севера
В сторону южную.

М. Лермонтов



Великим даром исторической судьбы следует нам признать «язык индийской культуры» – санскрит, доступный и сейчас для изучения в трех своих формах: ведической, эпической и классической. Ригведа содержит гимны, созданные в необозримой глубине веков, наравне с теми, что были сложены в Индии и датируются второй половиной II тыс. до н.э., – в них уже упоминаются реки северо-западных областей страны и даже Ганг, великая река ее северных земель. Но в наиболее древних гимнах законсервированы данные о природе тех террииторий, где жили первые создатели гимнов, о верованиях и ритуалах предков арьев, об их обычаях, быте и хозяйственных навыках.
В Ведах говорится об арьях, знавших охотничье хозяйство, пастушеское скотоводство, затем и начальные формы земледелия. Тилак же указывает, что индоязычные арьи встречались и с другими племенами, что и следует понимать как упоминание о предках других индоевропейских народов. Названий племен арьев в Ведах не приводится, и мы их узнаем лишь из памятников поздней ведической литературы и поздних гимнов, создававшихся уже в Индии.
В самой Индии осталось считанное число людей, могущих по расовому признаку причислить себя к прямым потомкам арьев, ведь древние арьи, придя в Индию, так перемешались за несколько тысячелетий с местными инорасовыми народами, что утратили ряд черт внешнего облика. Это утверждение относится и к судьбе ираноязычных арьев. (С повестки дня в науке не снимается вопрос о месте пребывания арьев в той глубине веков, которая определяла содержание их гимнов.)
В среде специалистов не умолкают споры о соотнесении расового типа индоевропейцев – так называемой северной, или нордической, расы – с вероятностью ее формирования в условиях Приполярья. Остановимся вкратце на том, что именно в период последнего межледниковья сложился тип кроманьонца как современного человека и завершилось развитие первобытных людей. Установлено, что длительность последней геологической системы, или эры, четвертичной, измеряется временем от 2,5—3,5 млн до 700 тысяч лет. В этой системе различают два периода – плейстоцен и голоцен (который продолжается и сейчас). Хорошо изучено состояние льда в плейстоцене, который характеризуется длительным существованием ледниковых щитов не только в полярных, но и в умеренных широтах, а при наступавшем межледниковье устанавливался теплый климат. Земной рельеф, растительность, животный мир постепенно приняли современный облик на протяжении этой эры. С нею же связан и антропогенез – процесс эволюционного формирования физического типа современного человека, развитие его трудовой деятельности, речи и образование древнейших форм общества. Последнее из исторически известных оледенений стало сползать к северу, и лед окончательно погрузился в океан, как уже указывалось, примерно за 12—10 тыс. лет до н.э. Завершился плейстоцен, и наступил голоцен.


Графическая реконструкция внешнего облика мужчины по черепу из погребения 19 Выхватинского могильника (по М.М. Герасимову)



Вот об этом последнем леднике и говорится в Ведах (и Авесте, о чем скажем ниже). Но чтобы рассказать о наступлении этого ледника, надо было его видеть, – вывод из такого простого рассуждения может быть только один: люди, видевшие его, могли уже создавать мифы и легендарные описания его наступления.
В процессе долгих перемещений и постепенно складывавшегося соседского проживания на сравнительно небольшой приледниковой территории от Скандинавии до Урала, которое длилось, как можно предположить, не менее пяти тысячелетий, упрочивались культурно-хозяйственные связи между пришедшими группами предков индоевропейцев. Отсюда начался процесс их постепенного распространения по землям Восточной и Западной Европы, вызванного нараставшей перенаселенностью приледниковых угодий. Исходя из факта близости славянских языков к санскриту, можно полагать, что в этот период жизни наиболее близкими соседями (повторяем – если не в известной мере и родственниками) должны были быть предки славян и арьев. Тут складывались из родоплеменных групп более крупные социальные общности – племена, а возможно, возникали и первые союзы племен древних индоевропейцев. Это в свою очередь должно было привести к тому, что древнейшие формы речи расширялись и обогащались за счет нарастания контактных отношений, которые способствовали также и выработке близких культовых понятий и тех верований, которые, как удается проследить, сохранились и в язычестве европейцев, и в ряде мифорелигиозных мотивов, привнесенных арьями в индуизм.
Гляциологи, выясняя границы материковой земли, охваченной последним ледником, не отражают в своих подсчетах факта и пределов его распространенности в сторону Северного полюса. И ведь почти никто из геологов не отметил, что Тилак точно ориентировал исследователей на гимны, правильно поняв которые мы будем вынуждены признать, что родина предков ведических арьев почти доходила какой-то своей частью до Северного полюса, и это было временем перед последним ледниковым периодом. Но это указание многие европейские ученые игнорировали до сих пор, считая, что полярная область никогда не была пригодна для обитания.
Да, действительно, на льду океана жить было нельзя, но суть в том, что к северу от современной береговой линии, т.е. послеледникового северного берега, под водой залегают мели и шельфы, которые, возможно, достигали некоторыми участками, судя по вышеприведенным подсчетам, 78 градуса северной широты. Все это указывает на те части материковой земли, которые были залиты океанской водой после завершения таяния ледника, и, эти шельфы лежат вдоль всего нашего северного побережья, от границ Русского Севера до 190 градусов восточной долготы.
Уже установлено (как и отражено во многих публикациях), что климат межледниковья был достаточно теплым, а значит, эти земли были населены, и обитавшие на них люди и видели, и осознавали, и описывали, прямо или косвенно, в своих молитвах и гимнах все явления окружающей их природной действительности, что и отражено в Ригведе как точные данные по геофизике.
Следует, наконец, поставить вопрос – кто такие эти арьи, не раз упоминавшиеся выше? Где они жили в первые века своего формирования и развития? Кем их предки были по отношению к предкам других индоевропейцев и, в частности, к предкам славян? Где, когда и с кем могли они вступать в контакты, как боевые, так и мирные? На множество подобных вопросов историческая наука ответов дать еще не может, но все же остановимся на некоторых из тех, что в известной мере найдены.
Что значит само слово «арья»? Это слово в текстах переводов трактуется столь по-разному, что бывает трудно выбрать объяснения смысла слова и проследить его историю.
В Европе и в Индии высказывались разные точки зрения на время появления и развития «арийской культуры» – некоторые полагали, что арьи никогда не были чужеродными для индийцев племенами, пришедшими из других стран, и всегда жили в Индии как часть ее древнейшего населения, но все же большинство деятелей мировой науки считает, что арьи пришли откуда-то с Запада.
Что изначально могло значить слово «арья» в языке тех, кого принято именовать арьями (или, по другому написанию, ариями)? Слово «арий» впервые появилось в западной науке в труде английского ученого В. Джонса в конце XVII в., а вслед за ним, к середине XIX в. немецкие лингвисты назвали все индоевропейские языки индогерманскими, и наибольшую известность приобрели труды Макса Мюллера, который назвал эти языки арийскими. Классический санскритско-английский словарь [173] предлагает следующие определения, причем сразу укажем, что в санскрите известны два написания этого слова – с «долгим и коротким “а”». При транскрибировании на латиницу «а» долгое обозначается надбуквенной черточкой, но поскольку при русском написании такие черточки не воспроизводятся, мы попробуем здесь условно обозначить «а» долгое путем двойного его написания – «аа».
1. Наиболее древний вариант слова «арья» восходит к корню «рь (ri)» – передвигаться, расширяться, двигаться на врага, достигать.
2. Другой древний вариант от того же корня обозначает «преданный, верующий» (оба эти варианта известны в Ригведе).
3. Более поздний вариант «аарья», возводимый к тому же корню, определяет уже принадлежность к племенам арьев, в отличие от других племен, с которыми доводилось встречаться или даже жить в их окружении (как и было в Индии в III—II тыс. до н.э.). Слово в написании с «а» долгим означает: «уважаемый, член высокого социального слоя, знающий истинную веру, житель тех областей Северной Индии, где воцарились арийские вожди (известной в эпосе страны Арьяварты)». Нам следует особо уделить внимание тому, что в современной литературе (и в санскритско-русском словаре) слово «арья» переводится прежде всего как «благородный», а затем – «верный, дружественный» (вслед за чем следует и пояснение, что «аарья» – это представитель высокой касты). На неверное понимание слова «благородный» необходимо указать тем, кто, вслед за германскими фашистами, усматривает в арьях некое благородство как их главную черту. Оно применимо в указанном словаре как перевод принятого в английских словарях слова «арья» как «noble». Но нельзя ни в коем случае соотносить его смысл в английском и русском вариантах с неким духовным благородством арьев, поскольку в обоих этих европейских языках благородство (nobility) искони обозначает «благой род», т.е. рождение от высокопоставленных родителей, и русское обращение «ваше благородие» всегда адресовалось только лицам более высокого социального статуса, но отнюдь не духовно благородным людям. (Подчеркнем для русского человека – к лицам духовного звания не следовало обращаться со словами «ваше благородие», хотя именно так, вероятно, и следовало бы делать, если бы под этим обращением понималось принятое в народе представление об истинном, т.е. духовном, благородстве. Кстати, отметим еще раз для читателей, что в английском обществе под благородством тоже понимается «благорождение», а не моральность духа и поведения.)


Древнейшее наскальное изображение врага на колеснице (Северная Индия)



Следует раз и навсегда забыть утверждение что древние арьи были благородны по духу.
Тут будет уместно привести цитату из труда известного индийского историка Д.Д. Косамби: «Арьи не были цивилизованным народом по сравнению с народами великих городских культур III тысячелетия, на которые они часто нападали... Их главным достижением было безжалостное уничтожение барьеров между... земледельческими общинами... Арьи заимствовали все полезные для них достижения местной техники, после чего двигались дальше. Опустошения, наносимые ими, были столь велики, что после их ухода побежденные часто уже не могли восстановить разрушенное» [92, c. 84].
В конце этой характеристики арьев можно привести и близкие по смыслу к их образу жизни еще несколько значений глагола «рь» – «достигать, двинуться на врага, атаковать, передвигаться, расширяться», а также и еще одно значение слова «арья» – «хозяин, владелец».
Вывод из всех этих данных может быть сделан только один: давно пора прекратить спекулятивное использование слова «арьи», которое, как известно, очень широко применялось германскими нацистами, объявившими всему миру, что немцы являются прямыми потомками древних арьев, завоевателей, якобы принадлежавших к самой высокой нордической расе. («Для политического величия необходима... творческая сила и активность нордической расы… Здоровый немец шагает прямо в будущее... он верит в наследственное благородство своей крови... Он сочетает в себе честь и ответственность...» ...» [171, с. 313, 436—440 и др.]. В годы Отечественной войны наши люди стали насмешливо называть немецких нацистов «арийцами», но, к сожалению, и в среде украинцев и русских через несколько лет после ее завершения стали появляться некие «герои», именовавшие себя тоже арийцами, причем с оттенком гордости. К счастью, это поветрие теперь почти исчезло.)
Как уже доказано антропологами, никто из числа индоевропейских народов не представляет собой четко выраженных генетических потомков индоязычных арьев, и наукой доказано только одно – факт вероятной близости (соседско-хозяйственной, по всей видимости) самых отдаленных предков арьев с предками европейцев, и из их числа – с предками славян. (Этот вывод подтверждается многими работами лингвистов, безошибочно выявивших чрезвычайную, не вызывающую никаких сомнений близость языка индоязычных арьев, санскрита, ко всем без исключения славянским языкам, о чем ниже и в Приложениях... будет сказано более подробно.)
Повторим, что название «арьи» относится к двум группам племен, которые в доледниковый период селились на землях Заполярья, залитых в дальнейшем водами океана. По лингвистической принадлежности их определяют как индоязычные и ираноязычные, но признается, что некогда обе группы были единой популяцией, а затем разделились. Так, известный историк – иранист Э.А. Грантовский убедительно показал, что «индоиранское единство, безусловно, следует рассматривать как реальный исторический комплекс, а его возникновение – как результат интенсивных связей в течение определенного периода и на сравнительно ограниченной территории» [45, с.346]. Нет ни одного исследования, в котором содержались бы данные о месте и времени этого разделения и о причинах, которые могли его вызвать. Как уже указано выше, науке известны два главных сборника древнейших гимнов и молитв, созданных некогда арьями, – индоязычная Ригведа и ираноязычная Авеста. Языком первого является ведический санскрит, а языком второго – древнеиранский, или авестийский. Оба эти языка взаимно близки, равно как и подобны многие из числа описываемых в них событий глубочайшей древности и указаний астрономического характера. Последние особенно четко выявляются в Ригведе.
Тилак в своей книге приводит ряд фактов сопоставлений и совпадений между Ригведой и Авестой, приходя к выводу, что древние арьи обеих ветвей были вытеснены в южную сторону из обжитых земель Заполярья, и прослеживает по описаниям календарных дат продвижение индоязычных арьев Ригведы в сторону материковых земель, т.е., судя по их дальнейшей истории, земель будущего Русского Севера. Что же касается данных Авесты, то можно в ее текстах найти указания на их продвижение к югу по землям Западной Сибири, затем к Ирану, в обход Каспийского моря, и к западу в степные зоны Северного Причерноморья.
В среде населения стран, расположенных на путях арьев, встречаются донынелюди, обладающие ярко выраженной нордической, или «арийской», а точнее – европеоидной внешностью. Примером может послужить прилагаемый как иллюстрация фотопортрет туркменского пастуха, которого бывшие в его стране европейцы, члены научной экспедиции, единодушно определили как прямого наследника арьев. Вероятно, и прославленный Хомо сунгирикус был по чертам своей внешности подобен этому человеку, нашему современнику.


Кроманьонец из стоянки им. Замятнина. Реконструкция М.М. Герасимова


Здесь следует подумать о невольно возникающем выводе об Урале, о eго исторической роли как геологического фактора. Этот хребет, «вросший» своим северным концом в океан, должен был разделить арьев на две ветви уже в начале их ухода от ледника к югу.
Поскольку лингвистами выяснено, что язык Ригведы очень близок к языку Авесты, как чрезвычайно близки и многие религиозные представления всех еще не разделившихся древних арьев (о чем особенно четко говорит Тилак, знаток их языков и культуры), делается ясной именно вероятность их разделения, а точнее – их раздвоения в тот период, когда природа стала грозить гибелью всем жителям Заполярья времен последнего межледниковья. Двигаясь в более южные земли, арьи должны были разделиться на две части и вынужденно «обтекать» Урал с двух сторон: с западной пролегли пути арьев Ригведы, а с восточной – арьев Авесты. Именно вторые совместили скотоводство с земледелием, и им принадлежали поселения комплекса Синташты, включая Аркаим [36], и развитие андроновской культуры [104], тогда как индоязычная ветвь имела возможность двигаться к югу только по землям к западу от Урала, разделяя их с другими группами предков индоевропейцев, тоже уходивших сюда от надвигающегося ледникового похолодания. Это историческое раздвоение привело, как мы полагаем, к сложению и усилению возникающей разницы как в хозяйстве, так и в мировоззрении представителей обеих ветвей.
Судя по неоднократным описаниям в Ригведе и Авесте боев арьев с арьями, можно полагать, что, обойдя Урал с двух сторон, эти группы арийских племен вступали в взаимно жестокие схватки, и многие молитвы обоих источников содержат просьбы к богам о помощи именно в таких битвах (например, Ригведа; X, 38, 83, 102... и др.).
Ираноязычные арьи стали известны историкам по судьбам таких племен Причерноморья, как, например, скифы и аланы, языки которых определяются как близкие к иранскому, а индоязычные, заселившие сначала Крым и Приазовье, покинули этот юг Восточной Европы, продвигаясь через Среднюю Азию на Индию.



Рисунок в одной из пещер Мирзапура (около 800 г. до н.э.)


Полукочевые и кочевые племена индоязычных арьев продвигались с приполярных земель к югу в постледниковый период по землям к западу от Урала. Они встречались и, видимо, близко соседствовали со славянами вплоть до обширного региона юга Восточной Европы. Укажем здесь на определение территории древней славянской культуры, приводимое академиком Б.А. Рыбаковым. Определяемую им территорию он именует прародиной славян и пишет, что на северо-восточной окраине земли праславянских племен «могли быть неясные для нас индоевропейские племена, не создавшие прочного, ощутимого для нас единства... Вытянутость праславянской области в широтном направлении на 1300 км (при меридиональной ширине 300—400 км) облегчала соприкосновение с разными группами племен». Б.А. Рыбаков подчеркивает особую важность такого фактора, как «двухтысячелетняя устойчивость основной области расселения праславян» [141, с. 200—208]. Нам важны указания на связи с «неясными восточными соседями», которыми могли быть, по всей видимости, арьи, носители индоевропейского языка санскрита, и напрашивающийся вывод сводится к одному – к устойчивым долгим связям праславян с индоязычными арьями по всей территории Русского Севера.
В эту территорию следует в указанном здесь смысле давнего сближения включать и прилегавшие к ней в эпоху межледниковья те земли, из которых образовались после ледника современные шельфы.
От индоязычной ветви древних арьев сохраняются главные следы – единство или значительное сходство их языка с лексикой и грамматическими формами славянских языков, на что мы здесь и обращаем главное внимание как на самое веское доказательство их длительной, многотысячелетней близости с прапредками славян, начиная от Арктики и Русского Севера вплоть до Черного моря.


Изображения колесниц, андроновцы (реконструкция)


Их пути не представляются ясными, начиная от постепенного перехода на территорию будущего Русского Севера в те наидревнейшие времена, когда этот переход был продиктован надвигающимся на места их проживания последним оледенением. В книге Тилака подсчитано, как в Ригведе отражено постепенное нарастание «солнечных месяцев», т.е. тех, в которые увеличивалось число световых дней и сокращалось время ночи (даже «вечной» полярной ночи). (Напомним, что ледник охватил собой северную часть современного Русского Севера по линии примерно от его начала на 5 градусов северной широты к югу от Финского залива, затем в обход севера Белого озера до 68 градуса северной широты и 59 градусов восточной долготы, т.е. почти до конца Урала.) Перешедшие примерно за 30 тыс. лет до н.э. на южные окраины этого ледника предки индоевропейцев жили на этих приледниковых землях, продолжая посильно развивать свое хозяйство и соответственно свои взаимные контакты. Сфера их хозяйственной деятельности постепенно расширялась по мере освобождения почвы из-под льда, что, как легко понять, приводило впоследствии к частичному возвратному движению в сторону открывшихся берегов. Нет пока возможности доказать, какие именно группы (группа?) праславян осели тогда на этой северной окраине, но следует ли нам исключать мысль о том, что поморы хранят в себе ген тех далеких предков? В силу полного отсутствия археологических доказательств нельзя выявить и какие группы в приледниковое время жизни стали постепенно отделяться, переходя на более южные и западные земли (надо помнить, что восточное направление было закрыто Уралом).
Не следует забывать о том, что при наличии издревле складывавшейся близости языков предков славян и арьев и при сохранении давних моментов их сходства в целом ряде других элементов духовной культуры все же возникла разница в направлении их хозяйственного развития. Она определилась, по всей вероятности, уже в первые века расселения на приледниковых землях Русского Севера. Предки славян, как и других европейцев, стали ориентироваться в основном на обработку земли и связанную с этим оседлость, а предки арьев, постепенно в эти же века стали направлять свою деятельность на развитие кочевого и полукочевого скотоводства, двигаясь от одной временной стоянки к другой. Они не оставляли после себя ни следов жилищ, т.к. жили, вероятно, в своих повозках, подобно цыганам (кочевые племена которых так жили почти до середины XX в.), ни следов ремесленного производства – их древняя лепная необожженная посуда, как и деревянные изделия, не сохранились в земле.
Здесь можно высказать только догадку или свои соображения по вопросу о возможных причинах, подсказавших или породивших переход ведических арьев на указанный тип хозяйства – этой причиной могло в известной степени быть меньшая по сравнению с областями формирующегося Белого моря обводненность земель будущего бассейна Печоры. Это всего лишь догадка, но ее в некоторой мере подтверждают аналитические материалы литовского ученого А. Сейбутиса, приводимые ниже. Точного ответа нет на вопрос о причинах выбора типов хозяйственной деятельность в период приледниковой жизни и по завершении таяния всей массы последнего ледника, но все исследователи признают факт некогда сложившейся разницы в этом выборе культурно-хозяйственного комплекса (или, по другому названию, хозяйственно-культурного типа).
Археологические раскопки, проводившиеся в основном в центральных и южных областях Восточной Европы, дали возможность ученым выявить исторически последовательные этапы развития этнических групп на этих территориях. В качестве главного признака был взят способ погребения как кремированных, так и некремированных покойников. В IV—III тыс. до н.э. их останки погребали в ямах, а во II—I тыс. клали в закопанные бревенчатые срубы или в наземные избушки, стоявшие на земле или на столбах (отсюда и сказочная избушка на курьих ножках). Первый их этих этапов получил название ямной культуры, а второй – срубной.
Исследователи отмечают, что древнеямная общность занимала обширные земли лесостепной и степной Европы от запада Черного моря и Белоруссии и была неоднородна по этническому (и языковому) составу. В ее восточных областях жили и носители тохарского, т.е. индоевропейского, языка. Выявлено, что в ямных погребениях III тыс. до н.э. к востоку от Южного Урала обнаруживаются черепа европеоидного типа.
По мнению большинства ученых, территория создателей срубной культуры («срубников») простиралась от Днепра до юго-восточной части отрогов Урала, где, как уже и на Волге, она смешанно граничила с ираноязычными арьями.
Через эти территории прошли многие носители протоязыков Южной Европы. По землям Триполья должен был, по всей видимости, пролегать и путь следования и расселения южных групп славян. При всех трудностях, с которыми неизбежно встречаются археологи при попытках изучения многотысячелетней архаики, исследователи все же пришли к выводу, что и ямники, и срубники были этнически неоднородными, но находки указанных европеоидных черепов говорят о распространении к востоку индоевропейских форм языка, и не без основания предполагают, что это было связано и с ведическими арьями.
Век за веком протекал процесс постепенного отхода будущих европейцев с приледниковых земель в юго-западную и западную стороны и равным образом расширялось освоение славяноязычными группами индоевропейцев территории будущего Русского Севера.
Повторим, что индоязычные арьи в свою очередь, по мере естественного нарастания их популяции, осваивали один участок западно-уральской земли за другим, передвигаясь в южную сторону в поисках пастбищных угодий для стад мелкого и крупного рогатого скота. Необходимо указать и на лошадей, о которых исследователям давно известно, как о животных, чье одомашнивание и разведение было освоено индоязычными арьями еще до рубежа V—IV тыс. до н.э. Продвижение этой ветви арьев к южнорусским степям было активным именно в результате освоения ими коневодства и умению строить колесницы, что неоднократно описано в трудах историков, этнографов и языковедов. Не приносят пока явных результатов попытки археологов расчленить находки в районах обширных культур, ямной и срубной, и определить, какие из них можно связать конкретно с уровнем технического развития той или другой языковой ветви арьев, чьи пути пересеклись и переплелись в изучаемых областях обеих великих культур. К такому выводу приводит ознакомление с опубликованной в 2008 году итоговой сводкой археологических работ, проводимых в этих областях [104].
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5444


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы