В русской рубахе к людоедам. Николай Непомнящий.100 великих загадок Африки.

Николай Непомнящий.   100 великих загадок Африки



В русской рубахе к людоедам



загрузка...

Вильгельм Юнкер был человеком обеспеченным «по факту рождения». Он родился в Петербурге 18 апреля 1840 г. в семье банкира – немца по происхождению. Немецкая община не порывала полностью связей с родиной; детям давали два имени – немецкое и русское. Так и маленький Вильгельм получил русское имя Василий.


Немецкие корни весьма помогли Юнкеру в его карьере: образование он получил в Геттингене и Берлине, дружил с исследователями Африки Швейнфуртом и Нахтигалем. Встреча с Нахтигалем вызвала у Юнкера горячее желание проникнуть в глубь Черного континента. Его интересовало плато Дарфур в Судане, еще неисследованное европейцами. Он уже имел опыт путешествий: сначала была Исландия (1869 г.), затем – Тунис, где он собирал римские древности и изучал арабский язык. Последнее обстоятельство было особенно важно: для проникновения в глубь Африки без содействия египетской администрации нельзя обойтись. Именно с Египта Юнкер и начал серию своих нильских путешествий.


Василий Юнкер


В первой экспедиции (1876 г.), помимо Юнкера, участвовали «препаратор» Копп и двое слуг. Из Суэца они отправились в Суакин – морские ворота Судана. Отсюда караван должен был доставить экспедицию к берегам Нила. Юнкер готовился к своему походу с немецкой методичностью. Он не строил иллюзий относительно местной кухни и предпочитал консервы привезенные с собой, а если и пробовал местную стряпню, то в ограниченных количествах.

28 февраля караван вышел из Суакина и за четыре дня дошел до оазиса Токара. Юнкер ищет озера Бела-Генда, о которых рассказывал путешественник Мунцингер. Но находит только «Чертову воду» – так бедуины называют миражи. Восемнадцать дней караван идет вдоль русла реки Барака, ныне совсем пересохшей. И вот, наконец, Кассала – главный город области Така, богатой диким зверьем. Именно здесь комплектовались коллекции европейских зоопарков. Юнкер гостит у зверолова Шмутцера, снабжавшего своим товаром всю Европу и Америку. У Шмутцера был собственный зверинец.

Ночью один из леопардов прорвался в комнату, где спал Юнкер. Путешественник проворно выскочил в соседнее помещение, заперев незваного гостя в своей спальне. Леопарда застрелили, а шкуру, в компенсацию морального ущерба, подарили Юнкеру.

В Кассале пробыли 9 дней, а потом двинулись в Кедареф (Гедареф). Здесь Юнкер гостит у греческого торговца Аристида Петраки. Это может показаться странным, но во второй половине XIX в. греки фактически прибрали к рукам почти всю городскую торговлю в Судане. Один из кедарефских греков даже говорил по-русски, поскольку бывал в Керчи и Таганроге. В Кедарефе большое впечатление на Юнкера производит рынок рабынь.

От Кедарефа до Хартума местность тянется пустынная (в наше время здесь проложено 500-километровое шоссе). В Хартуме – встреча с губернатором Исмаилом Эйюб-пашой. Начались нескончаемые празднества, на которых больше всего Юнкеру запомнилось меню: «За сладкими блюдами непосредственно следовали кислые и между двумя рагу, пересоленными пряностями, подавалось блюдо пересахаренного и ароматного крахмального желе». На весь город имелся только один столовый прибор – нож с вилкой.

В августе пароход «Сафия», наполненный чиновниками, офицерами, искателями приключений, крысами и тараканами, увозит Юнкера вверх по Нилу. Корабль плывет среди зарослей камыша; основную трудность для судоходства представляют «плавучие» камышовые островки – «седда». Иногда суда буквально застревают в них, будто скованные льдами. Пароход проходит не более сотни верст за сутки. Юнкер подхватывает лихорадку и страдает от ее приступов почти всю дорогу.

Рождество справляют в Ладо, столице Экваториальной провинции. Места самые дикие. Вместо елки – ветка акации, украшенная восковым спичками. 22 января Юнкер вместе с торговым караваном отправляется в страну Макарака. Здесь опять застревает: ничего не поделаешь, таково передвижение в этих краях! Идет караван с вооруженной охраной – идешь с ним. Нет – ждешь «оказии». Не хочешь ждать – садись на мула и езжай. Может быть, доберешься. Если очень повезет.

22 февраля Юнкер отправляется в Кабаенди, где совершает шестнадцатидневную поездку к племенам мунду и абукая. Для его спутника Коппа эта «экскурсия» оказалась роковой: он заболевает дизентерией. В Кабаенди Юнкер встречает караван торговцев слоновой костью из страны азанде, проникнуть куда мечтает уже давно, и, главное, знакомится с братом азандийского вождя Индиммы – Рингио. Юнкер ищет гору Багинзе, которую хочет нанести на карту. Но Рингио – то ли по собственному незнанию, то ли по злому умыслу – указывает Юнкеру неправильную дорогу к горе. 290 км пути пройдены зря. Начинаются дожди. Запасы провианта кончаются. Проводники разбежались, а оставшиеся клянчат водку, запасы которой тоже на исходе. Умирает Копп. Юнкер остается один в далекой дикой стране.

В местечке Джур-Гаттас Юнкер получает предложение Рингио лично проводить к горе Багинзе. Вдвоем они добираются до нее, но к самой горе не подходят. Но Юнкер и так наносит ее на карту, издали. После трехмесячного отсутствия он возвращается в Ладо.

В ноябре 1877 г. Юнкер участвует в военном походе в страну Калика. В качестве экспоната для антропологической коллекции ему перепадает череп одного из африканских вождей. Именно благодаря участию в этом походе Юнкер впервые пересекает водораздел Нила и Конго. Впервые он увидел реку Кибби – истоки Уэле. Первое путешествие в верховья Нила закончено. Юнкер возвращается в Хартум. Он уже знал цель своего следующего путешествия: нужно разрешить загадку, куда впадает Уэле. Разные исследователи выходили к этой реке, но все – в разных точках. Ко всему прочему, в разных местах африканцы из разных племен называют ее по-своему, и поди догадайся, что эта река – та самая, которая в дневнике у другого путешественника названа совсем иначе.

Подготовка к экспедиции занимает минимум времени. Юнкер выбирает в помощники немца Бондорфа, «большого знатока негрских стран». Встретив новый, 1879 г., они отправляются на пароходе «Исмаилия» вверх по Нилу. Через восемь дней пароход доползает наконец до городка Мешре на притоке Нила Бахр-Эль-Газале. Далее Юнкер с Бондорфом плывут на лодке-«душегубке» вместе с неграми динка в их страну, разоренную нубийцами. Отсюда путешественник хочет отправиться в землю мангбатту к югу от Уэле, потом в Дем-Солиман с тем, чтобы попасть оттуда прямиком в страну негров-азанде и к «людоедам» ням-ням. Он готовит для вождя ням-нямов Ндорумы подарки: барабан, бурнус, красные башмаки, ружье и патроны.

Для встречи с вождем, не любившим нубийцев, Юнкер одел своих спутников в русские рубахи и шаровары. Ндоруме подарки пришлись по вкусу. Он разрешает Юнкеру построить в своей деревне «исследовательскую станцию» – базу для будущих экспедиций. Юнкер устраивается с комфортом: он привез с собой складную железную кровать, 2 парижских стула, гамак на ножках, ванну, рабочий стол. Ням-нямам особенно нравились шарманка и музыкальная шкатулка, которую Юнкер использовал для веселых розыгрышей.

В течение 1881 г. Юнкер подробно исследует земли азанде и мангбалле, подолгу гостя у этих народов. Изучает обезьян-приматов, прежде всего шимпанзе. Отловил детеныша шимпанзе, которого выкармливала коза, но, видно, не пришлось ему по вкусу козье молоко – помер. В декабре 1881 г. Юнкер в одиночку отправляется в земли племен абармбо – людоедов похлеще ням-нямов. Здесь он впервые знакомится с пигмеями. Для негров-абармбо они служат вместо дичи: их ловят, убивают и едят. Вождь Бакангаи даже подарил Юнкеру одного пигмея в качестве слуги.

Вождь Бакангаи – вообще добряк, шутник и весельчак. Когда Юнкер подарил ему «зажигательную» лупу, он стал прижигать через нее своих подданных, и это занятие доставляло ему море радости. (Кстати, именно так поступил за полстолетия до этого на другом конце Африки вождь зулусов Чака, когда один из английских колонистов преподнес ему увеличительной стекло.)

У этого жизнерадостного человека Юнкер гостил две недели.

12 марта 1882 г. Юнкер дошел до стоянки Маджегбе – крайней юго-восточной точки своих странствий. Здесь, у племени момфу, он наблюдал примитивный футбол – игру каучуковым мячом.

В конце апреля Юнкер решает идти на юг до реки Непоко. Этот поход дается ему непросто. Шерстяная одежда, которую он менял на бумажную только во время сна, сыграла в жарком и влажном климате злую шутку: началась чесотка, тело покрылось язвами, в том числе руки и ноги. Путешественника несут на «ангаребе» – носилках-гамаке. Новая встреча с пигмеями: при приближении Юнкера они разбегаются, но его помощникам удается поймать одного из них.

Путь к реке Непоко лежит через болота. Вокруг – тучи крокодилов. Кажется, что они населяют каждую лужу. 6 мая 1882 г. Юнкер выходит к Непоко. Его путешествие по Африке, кажется, закончено. Обследован и нанесен на карту обширный участок течения Уэле и ее притоков, собрана богатейшая зоологическая коллекция. «Тяжело, но приходится сознаться, что Непоко является пределом моих странствований, – пишет Юнкер. – Я дошел, даже с точки зрения африканского путешественника, до крайних пределов бедноты». По признанию Юнкера, кроме одной запасной рубахи у него уже ничего не было.

Но, видимо, его заставила остаться в Африке сама судьба.

Отправив с Бондорфом 32 тюка с коллекциями, Юнкер возвращается на базу экспедиции, но тут происходит роковое чп: пожар на «исследовательской станции». Патроны, консервы, запасы спиртного, провизия – все сгорело. Дурные вести приходят с севера: в Судане началось антиегипетское восстание, Хартум взят, губернатор убит. Экваториальная провинция отрезана от мира.

Весь трагизм своего положения Юнкер еще не осознает. 10 января 1883 г. он вновь отправляется к реке Уэле. Впереди еще три года странствий– увы, почти бесполезных. Только 26 января 1886 г. Юнкер окончательно покидает Ладо, отправляясь по реке Альберт-Нил в Уганду. Местный африканский царек Муанга не пускает европейцев в свою страну, и Юнкер добирается туда на свой страх и риск. Прием путешественнику оказывают крайне нелюбезный, но все-таки разрешают поселиться в здешней англиканской миссии. Миссионеры живут в страхе: незадолго до этого Муанга казнил епископа-англичанина и почти всех негров-христиан. 4 июня Юнкер добивается аудиенции у Муанги. «Русский – это не англичанин, – после напряженного размышления изрекает Муанга, – русский хороший. Пусть едет себе спокойно дальше».

14 июля Юнкер начинает путь на родину: сначала – 25 дней каботажного плавания вдоль западных берегов озера Виктория на паровой лодке, потом посуху к побережью Индийского океана. 26 ноября 1887 г. он снова увидел море. Тысячи километров пути остались позади. Ну, вот и все.

Юнкер вернулся в Европу практически с пустыми руками – собранные им коллекции погибли. Но путешественник сумел сохранить главное – дневники. Он исследовал водораздел Конго и Нила, «выправил» карту речной системы Уэле—Макуа. Никто из русских путешественников не сумел прожить в Африке дольше, чем он.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2303


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы