Мифы и реальность доктора Фробениуса. Николай Непомнящий.100 великих загадок Африки.

Николай Непомнящий.   100 великих загадок Африки



Мифы и реальность доктора Фробениуса



загрузка...

Имя Лео Фробениуса известно прежде всего специалистам по археологии, этнографии, истории культуры и искусства народов Африки. В то же время более ста его публикаций привлекли и до сих пор привлекают внимание многих неспециалистов. Профессиональные ученые относились к нему, самоучке, как к человеку со стороны. Многие ученые даже не знали, как оценивать его культурно-морфологические теории, особенно мистически-умозрительную, иррациональную форму изложения этих концепций.


Лео Фробениус, выходец из мелкобуржуазной среды, был в значительной степени сыном своего времени. Взгляд на основные этапы научного пути Лео Фробениуса поможет пониманию разных оценок его деятельности. Фробениус (1873–1938) происходил из офицерской семьи. Так как его отец был специалистом по строительству укреплений и часто менял место службы, мальчику пришлось сменить много школ. Уже в юности он проявил большой интерес к изучению литературы о путешествиях и народах других стран. Фробениус писал о себе: «В 16 лет мальчик прочел все книги известных исследователей Африки – Швайнфурта, Нахтигаля, Хойглина, Барта, Голуба, Хорнемана и других».

Он был большим поклонником Г. Шлимана и увлекался его раскопками Трои. После окончания школы Фробениус отправился в Бремен для обучения торговле. Ему не удалось окончить университетского курса, но уже в двадцатилетнем возрасте он опубликовал ряд этнографических работ, привлекших внимание специалистов. Все свои знания Фробениус приобрел путем самообразования, хотя постоянно искал контактов с авторитетами того времени в области этнографии – А. Бастианом и Ф. Ратцелем. Некоторое время он работал сотрудником этнографического музея в Лейпциге под непосредственным руководством Ф. Ратцеля.


Лео Фробениус


Первый период своей деятельности (до 1904 г.) Фробениус называл периодом «борьбы за проблему». Тогда он занимался в основном вопросами теории и обоснованием своего учения о «культурных кругах». По его мнению, было необходимо преодолеть существовавшее в этнографии «ожесточение идейных течений» и прийти к новому методу постижения сущности культуры, который развивал бы выдвинутые Ф. Ратцелем формальные критерии. Фробениус первым выдвинул идею «культурных кругов» и разработал критерии для их определения. Принципы учения о «культурных кругах» были изложены им во многих трудах, например в работе о «западноафриканском культурном круге» и особенно в книге «Происхождение африканских культур» (1898).

Так было создано учение о «культурных кругах», расположив которые в хронологической последовательности, этнологи Б. Анкерман и Ф. Гребнер создали новый культурно-исторический метод. Общим для всех концепций «культурных кругов» было представление о застывшем, неизменном существовании элементов каждого «культурного круга». Последователи этой теории отделяли культуру от людей, связывали культуру в основном с географическими областями, полностью отказывались от представлений об объективных закономерностях исторического развития и отмежевывались от эволюционизма. Появившиеся на рубеже XIX–XX вв., в частности, в ареале распространения немецкого языка, различные исторические школы начала эпохи империализма, придерживавшиеся теории «культурных кругов», явились отражением кризиса буржуазного сознания. Своими псевдонаучными воззрениями они подготовили почву для связи этнологических исследований Африки с колониальной политикой Германской империи, что стало характерным для германской африканистики. Концепции Ф. Ратцеля послужили исходным пунктом для многочисленных геополитических и расистских теорий.

Разрабатывая свои нелогичные и запутанные «культурно-морфологические» теории, Фробениус прежде всего обратился к биологическому обоснованию своего метода. Уже в ранних работах он исходил из психобиологического определения культуры; согласно его модели культура предстает как величина, независимая от человека, однако выражающаяся в человеке и его практике. Развитие культуры следует понимать аналогично жизненному циклу: рождение, детство, зрелость, старость, смерть. Фробениус хотел путем картографической фиксации этнографических данных установить последовательность в изменении культурных форм, дойти до «пракультуры» и понять суть истории.

Разделив историю на «культурные круги», Фробениус отказал ей в закономерности развития от низших форм к высшим. Каждый «культурный круг», по его мысли, имеет свой специфический телеологический (предопределенный) закон; внутри него возможно только круговое развитие. Культура у Фробениуса – не продукт деятельности человека; сам человек выступает «скорее как объект культуры».

В своем произведении «Пайдеума» он писал о «растительнообразном, сросшемся с родной почвой, и морфологическом характере» культуры, который заключен в органической последовательности. По его мнению, за культурой скрывается выражение «единственного, своеобразного духа». Человек становится инструментом недоступной его пониманию метафизической судьбы. Эта трактовка культуры и ее отделение от человека впоследствии привели Фробениуса к мистицизму и романтическому бегству от реальной жизни.

Этот краткий экскурс в познавательно-теоретические и культурно-морфологические теории, определявшие творчество Фробениуса, представляется необходимым в связи с тем, что он проводил свои обширные и важные эмпирические исследования с целью обоснования именно теоретического учения, нередко даже подчиняя их общей теоретической установке. Многие современники называли его поэтому «одержимым фанатиком».

В 1898 г. Фробениус организовал в Берлине специальное научное учреждение «Архив Африки». Его задачей было собирать такие этнографические, этнологические и мифологические материалы, которые должны были подкрепить теорию «культурных кругов».

В 1904 г. он организовал на собственные средства (ведомство иностранных дел и финансовые круги относились к нему в то время еще сдержанно) Германскую экспедицию по изучению внутренних районов Африки.

Второй период деятельности Фробениуса относится к 1904–1918 гг. В это время Фробениус предпринял семь экспедиций в Африку. Его исследования были тесно связаны с задачами колониальной политики кайзеровской Германии. Интерес Фробениуса к этим экспедициям объяснялся как научными проблемами, так и его колониально-политическими устремлениями. Впоследствии Фробениус писал о целях своих путешествий: «Никто не знал лучше меня, какие огромные пробелы были в наших этнографических знаниях, как велика была опасность прийти слишком поздно и что необходимо было добиться одного – исключения момента случайности в приобретении более или менее глубоких знаний».

В то же время он стремился получить информацию о сырьевых ресурсах, путях сообщения, географических условиях, возможностях для торговли, что было так важно для германского колониализма. Намереваясь одновременно с исследованием африканских культур помогать практическому осуществлению колониальной политики, Фробениус обратился за финансовой помощью к колониальному отделу ведомства иностранных дел, Германскому колониальному обществу, финансовым кругам, Географическому обществу и этнографическим музеям Гамбурга, Берлина и Лейпцига.

После некоторого колебания эта помощь была ему оказана. Перед Первой мировой войной, в годы войны и после ее окончания ему были даже выделены суммы из личных средств кайзера Вильгельма II, к друзьям которого Фробениус вполне мог себя причислить.

Экспедиция, предпринятая в Эфиопию в 1914–1915 гг., осуществлялась по прямому заданию генерального штаба и высшего германского военного командования.

Финансовая поддержка, полученная Фробениусом в 1907–1915 гг. от колониальных кругов, а также из государственных средств, была оказана, в частности, потому, что отчеты Фробениуса об экспедициях служили пропаганде экспансионистских устремлений германского империализма. Об этом особенно ярко свидетельствует написанная Фробениусом по заданию Имперского колониального ведомства «Памятная записка» о результатах второй экспедиции в Западный Судан и Того.

В интересах расширения германской колониальной империи за счет владений других держав (особенно Франции) Фробениус критиковал отдельные мероприятия колониальных властей, но его критика никогда не затрагивала саму суть французского и португальского колониализма.

В книге «На пути в Атлантиду» (издана в Берлине в 1911 г. во время второго марокканского кризиса) Фробениус писал о «предостерегающем примере» португальских и испанских колоний и о существовавшей во французских колониях практике давать образование определенному слою африканцев и привлекать их к работе в нижних звеньях колониальной администрации: «Франция хочет воспитать себе братьев из этих черных. Эта скверная, скверная мысль угнетает: прекрасная Франция, блестящая Франция, милая Франция может одарить черных бестий Африки своей прекрасной христианской любовью».

Встречая поддержку своей деятельности со стороны правящих кругов Германии, Фробениус должен был считаться с интересами этих кругов. Система колониальной эксплуатации была для Фробениуса «желательным с культурной точки зрения применением сил» африканцев. Фробениус пытался найти оправдание колониальной практике в целом, а зверства колониальных чиновников объяснить отдельными эксцессами. Он требовал установления старого режима в колониях, ибо только так «его (африканца. – Н.Н.) можно крепко держать в руках; если же он не до конца убежден во власти европейцев, то нашему господству там наступит конец».

Первое путешествие Фробениус совершил в 1904–1906 гг. по одной из провинций Конго – Касаи. Из этой экспедиции он привез для этнографического музея Гамбурга ценные экспонаты, в частности, образцы искусства бакуба. В книге «В тени государства Конго» он отразил свои путевые впечатления, результаты этнографических исследований, а также изложил предложения по вопросам колониальной политики.

Целью второго путешествия, предпринятого Фробениусом в 1907–1909 гг., был сбор этнографического материала и разработка рекомендаций по колониальной политике в зоне Сахеля Западной Африки, от Сенегала до истоков Нигера. Экспедиция достигла Томбукту, Либерии и Того. За ней в 1910 г. последовала более короткая экспедиция в Северо-Западную Африку.

Наиболее результативной и успешной в научном плане была четвертая экспедиция Фробениуса, предпринятая в 1910–1912 гг. Исследователи прошли через Нигерию и саванны Камеруна до плато Адамауа. Экспедиция получила материальную поддержку от этнографических музеев Гамбурга, Лейпцига и Берлина, прусского правительства и правительства империи.

Собранный Фробениусом и его сотрудниками материал значительно пополнил археологические и культурно-исторические коллекции немецких музеев. В результате раскопок в районе Ифе, священного города йоруба, были найдены ценные каменные скульптуры, терракотовые головы и отлитая из бронзы голова бога морей Ори Олокуна.

Кроме того, в Камеруне и Западном Судане было собрано огромное количество материалов о культурной, религиозной и общественной жизни некоторых племен позднепервобытного общества.

В трехтомнике путевых отчетов «И Африка заговорила (Атлантида, Византия, Эфиопия. 1912–1914)», а также в книге «Мифология Атлантиды» (1926) Фробениус на основе этих материалов попытался разработать историю культурных контактов древней Африки со Средиземноморьем, однако большинство его гипотез представляются необоснованными.

Пятая экспедиция Фробениуса проходила вверх по Нилу до рудников Судана и далее в Кордофан.

Созданная в результате всех пяти экспедиций 12-томная серия «Атлантида» включила мифы, легенды, сказки, традиционные предания племен и народов исследованных районов.

Следующее путешествие в Африку, предпринятое в 1913–1914 гг., Фробениус посвятил новым темам исследований. Он обратился к доисторической наскальной живописи, петроглифам и надписям. Сначала он исследовал некоторые районы Алжира и Марокко. Сделанные им копии наскальных рисунков были опубликованы совместно с Г. Обермайером в 1925 г. в книге «Хаджра Мактуба».

С конца Первой мировой войны начинается третий, последний, период деятельности Фробениуса. Он характеризуется ростом в мировоззрении исследователя культурно-философского мистицизма и формированием иррационального учения о культуре и душе. Фробениус сожалел о потере Германией колоний и призывал к их возвращению. «В 1918 г., – писал он, – мы потеряли свою свободу и доступ в свои все еще не возвращенные колонии».

В 1920 г. вышел в свет «Атлас Африканус» Фробениуса, в котором он применил к Африке свое культурно-морфологическое учение. Год спустя он опубликовал свой теоретический труд об иррациональном понятии культуры – «Пайдеума».

В 1920 г. в Мюнхене из «Архива Африки» и Германской экспедиции по изучению внутренних районов Африки был создан Институт культурно-морфологических исследований, приобретенный в 1925 г. городом Франкфуртом-на-Майне. Институт стал составной частью Франкфуртского университета имени Гете, а Фробениус стал преподавать в университете этнографию и теорию культуры. В последующие годы он обобщил важнейшие результаты своих исследований в семитомном труде «Увиденные части света» (Франкфурт-на-Майне, 1925–1929).

С 1926 г. Фробениус вновь отправился в Африку и вместе с целым штатом сотрудников занялся исследованием наскальной живописи. Целью его восьмой экспедиции была Нубийская пустыня. В 1928–1930 гг. он проводил исследования в Северной и Южной Родезии и Южно-Африканском Союзе. Он стремился, в частности, «познакомиться с многочисленными наскальными рисунками Южной Родезии и доисторическими каменными постройками Зимбабве, а также с фольклором живущих там и по сию пору племен и определить все это как важнейшую составную часть его «южноэритрейской культуры»». Сам Фробениус писал: «Мы копировали наскальные рисунки и проводили такие исследования, которыми до нас занимался лишь вновь открывший (Великое Зимбабве. – Н.Н.) Карл Маух».

Прекрасные, частично цветные, копии, зарисовки и фотографии наскальных рисунков были опубликованы в двух томах «Матсиму Дсангара» в 1931 г. Особенно широко известны результаты исследований, проведенных Фробениусом в 1932 г. в Феццане, в частности, публикация фотографий древних наскальных изображений скотоводов. В своих последних путешествиях, осуществленных в 1933-м и 1934–1935 гг., он вновь проводил исследования в Ливийской пустыне и Восточной Сахаре.

Основная часть сделанных экспедицией копий наскальных рисунков (приблизительно 4,5 тыс.) была собрана в 1936 г. в «доисторической картинной галерее» и пополнила коллекции Института культурно-морфологических исследований. В 1934 г. Фробениус стал директором этнографического музея Франкфурта-на-Майне. Опубликовав «Историю культуры Африки» (Берлин, 1933), он вновь попытался популяризировать свои теоретические обобщения.

В 1930-е г. на многочисленных выставках в Германии и за границей (Париж, Вена, Стокгольм, США) он демонстрировал свои копии наскальных рисунков, часто выступал с докладами. К сожалению, во время одного из воздушных налетов во время войны значительная часть его коллекции была уничтожена.

Лео Фробениус умер 9 августа 1938 г. в своем владении «Биганцоло» в Италии и был похоронен во Франкфурте-на-Майне. Он оставил необычайно обширное опубликованное научное наследие.

Что может дать нам сегодня наследие Фробениуса? Глубокого анализа заслуживают собранный им фольклорный материал и его культурно-морфологическая система.

Особенно широко используются африканистами и историками культуры материалы его археологических открытий и репродукции древней наскальной живописи. Не случайно трехтомник об африканском наскальном искусстве был переиздан в 1962–1965 гг. в Граце. Правда, не весь материал, опубликованный Фробениусом, был открыт им впервые, особенно в Сахаре и южной части Африки. В исследовании мезолитических и неолитических наскальных изображений в Мавритании, например, он шел в 1913–1914 гг. по следам француза Г.-Б.-М. Фламана. Тем не менее разработанные именно Фробениусом систематизация и «методическая разработка по положению и содержанию» заложили основы для сравнительного исследования наскальной живописи. Кроме того, он открыл новые объекты научного исследования, такие, например, как наскальные рисунки Вад-Соры в Гильф-Кобире (Ливия), во время экспедиции 1933 г. (одиннадцатой по счету).

Фробениус обогатил также знания африканистов и коллекцию экспонатов по искусству бушменов Южной Африки, проведя исследования на обширной территории от р. Замбези до Капской провинции и от побережья Юго-Западной Африки до Драконовых гор, в результате которых было сделано более 1100 копий древних рисунков и петроглифов. Впечатляюще сделаны, например, акварельные зарисовки и копии наскальных изображений главной стены пещеры Котсо, давшие возможность сделать ценные сравнения стилей.

В соответствии со своими теоретическими установками Фробениус рассматривал временную последовательность в культурных явлениях. Например, в южной части Африки он видел столкновение старейшего «архаичного варианта хамитской культуры» бушменов («старогиперборейской») с более поздней «южноэритрейской высокой культурой». Но, в сущности, Фробениусу был чужд любой подлинно исторический метод, он не смог понять ни законов, ни движущих сил исторического развития. Датировки в его исследованиях доколониальной «культурной истории» народов Африки имели для Фробениуса небольшое значение. Он отмечал: «Великие всемирно-исторические периоды характеризуются не датами, а скорее своим стилем». В его понимании истории второстепенными были также почти все письменные источники, вся существовавшая к тому времени историография об Африке.

Сегодня уже нельзя сомневаться в том, что предметы искусства Бенина и Ифе созданы местными мастерами. Это не означает, что можно полностью сбросить со счетов культурные контакты этого региона со Средиземноморьем, Египтом, Нубией и Эфиопией, осуществлявшиеся по древним торговым путям.

Эти и многие другие вопросы, как, например, отношения между отдельными культурными центрами Южной Нигерии (у народа ибо) вплоть до раннего золотого литья Берега Слоновой Кости, все еще требуют ответа. Но в наше время они уже не порождают тенденциозные концепции о якобы чужеземном происхождении африканского искусства Бенина и Ифе.

Нельзя не отметить, что результаты исследований Фробениуса, показавшие, что многие африканские народы в доколониальный период обладали обширным культурным наследием, объективно способствовали опровержению расистских теорий о «неполноценности» так называемых «природных народов» по сравнению с «культурными народами». Сам Фробениус, исходя из высокой оценки первоначальной «древнеафриканской культуры» и опираясь на материалы своих многочисленных экспедиций, в конце концов осудил расистскую дискриминацию африканцев, оправдывавшуюся их якобы более низкой «стадией культурного развития». В конце 20-х гг. он писал: «Мы уважаем всех в равной мере. Мы отвергаем привилегированность». Этой позиции Фробениус оставался верен до самой смерти.

Большинство теоретических работ Фробениуса в наши дни преданы забвению даже в Институте Фробениуса во Франкфурте-на-Майне, и их научная ценность частично оспаривается. Вместе с тем собранные Фробениусом материалы содержат огромное количество ценных подробностей и фактов, часть которых до сих пор не введена в научный оборот и которые весьма существенны для исследования истории народов Африки. В сборниках мифов и сказок, собранных Фробениусом и частично переизданных, специалисты по истории культуры найдут богатейшие данные неисследованной устной традиции. В этом – непреходящая заслуга Лео Фробениуса. А для отечественного читателя его творчество вообще пока неизвестно и по-прежнему недоступно.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2045


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы