Был ли Людовик XI болен проказой?. Николай Николаев.100 великих загадок истории Франции.

Николай Николаев.   100 великих загадок истории Франции



Был ли Людовик XI болен проказой?



загрузка...

Этот грозный король был некрасивым, дородным человеком невысокого роста. Его длинный нос нависал как клюв над полными губами. Будучи хитрым, неискренним, недоверчивым, он вызывал к себе скорее страх, чем симпатию и любовь. Однако под его лысым черепом скрывался светлый и удивительно практичный ум. «Франция – это я», – говаривал он. Это чувство гордости и действия в интересах укрепления королевской власти сделали его, несмотря на ошибки, главой монархической династии, которая сумела пробудить национальное сознание.


По словам Комина, Людовик XI Терпеливый «лучше всех умел выпутываться из критических ситуаций». Ему были свойственны замашки «мирового паука». В результате хитроумных козней, смелых и тщательно продуманных действий он сумел захватить и присоединить к Французскому королевству восемь прекрасных провинций, усилив таким образом свое могущество и нанеся ущерб последним представителям феодальной аристократии.

Людовик XI


Великий король, первым добившийся национального единства и раздвинувший границы монархии, несомненно, намеревался распространить свои власть и влияние и по ту сторону моря.

Чтобы оценить смелость намерений короля, стоит вспомнить, какое представление о географическом построении мира имели люди второй половины XV в., то есть до открытия Христофором Колумбом Америки.

«Я так хорошо обеспечивал, защищал свое королевство и управлял им, что увеличил и укрепил его», – подвел итоги своего правления Людовик ХI, давая наставления сыну. Но был в его правление и крестовый поход. К нему церковники долго готовились, намереваясь дать с его помощью толчок развитию и распространению христианства, и рассчитывали на помощь французского короля, папского «знаменосца».

Хитрый монарх усмотрел в этой затее благоприятную для себя возможность «очистить» свое королевство от оказывавших ему противодействие дворян за счет своего соседа Филиппа III Доброго.

Филипп, единственный сын Жана Бесстрашного и отец будущего Карла Смелого, наследник династии Эно, значительно укрепил мощь Бургундского герцогства. В период правления психически больного Карла VI он был регентом. За уступку ему Пикардии он заключил договор с Карлом VII, признав его законным государем Франции. В 1456 г. Филипп принял при своем дворе дофина Людовика, который выступил против собственного отца на стороне восставших феодалов. Основатель ордена Золотого Руна, он стал одним из самых могущественных монархов Европы.

Примерно в 1464 г. начались переговоры между Филиппом Добрым и Жаном де Вилляжем, капитаном королевской галеры. Капитан заявил, что готов выступить против неверных, но требования его были чрезмерно велики: он просил 250 экю за галеру в месяц.

– Нет, мы можем дать не больше 200 экю, – возразил королевский посредник.

В результате долгого торга моряк вынужден был сбавить цену.

– Я полагаюсь на милость Господа, – согласился наконец капитан. Тем не менее он поставил условие: часть трофеев должна достаться ему, а галеры возвращены в хорошем состоянии в соответствии с предварительно составленной описью. Из документов известно, что в ту эпоху экипаж каждой французской галеры состоял из 120 гребцов. На борту было семь пушек, четыре пищали и восемь арбалетов.

Итак, в июне 1464 г. на пристани в Марселе ожидали прибытия Великого Бургундского Бастарда, руководителя Крестового похода. 10 каравелл и четыре галеры Бастарда Антуана и Бодуэна Бургундского вышли из порта Эклюз, задержались у Сеуты, портового города в Марокко (с 1445 г. принадлежавшего Португалии), где держали осаду мавританцы, и уже в конце августа благополучно прибыли в Марсель, где их, как свидетельствует один из участников этого похода, «тепло» встретили «кучи испражнений».

В городе свирепствовала чума, и капитан галер Педро Васко де Сааведра решил снять оснастку с корабля в Генуе, откуда его, однако, отправили назад, запретив любое сношение с сушей. Что касается Бастарда Антуана, то он отправился в Тулон. Состояние армии было критическим, погибло более 500 человек. Это был крах крестового похода.

Тем временем неутомимый Людовик XI продолжал дело Жака Кера. Сооруженные по его приказу четыре большие галеры водоизмещением 12 тысяч центнеров должны были проложить средиземноморский маршрут и обеспечить перевозку грузов. Начиная с 1465 г. было предусмотрено ежегодное отплытие галер в марте из Эг-Морта с остановками в Марселе, Ницце, Савоне, Пизе, Гаэте, Неаполе, Палермо, Мессине, Сионе, Родосе. Оттуда галеры должны были направляться прямо или через Яффу и Бейрут в Александрию.

По прибытии галер в Эг-Морт грузы должны были доставляться в торговые лавки Монпелье, Лиона, Камбрэ, Парижа, Брюгге и Тура.

По всему королевству было запрещено получать пряности иначе как с королевских галер, потому что Людовик ХI замышлял грандиозное предприятие – создание франко-генуэзской компании, которая бы скупала в Леванте пряности и снабжала ими весь Запад. Это было бы очень выгодно и удобно всем.

Увы! Замысел провалился, столкнувшись с сопротивлением со стороны свободных торговцев-менял, а государство Лангедок особенно настойчиво добивалось права для иностранцев «свободно торговать без каких-либо условий, выставляемых французами». Людовик XI вынужден был отменить свой указ «относительно мореплавания».

Король давно вынашивал планы торговли с Левантом и создания торговой компании. В 1478 г. он купил три большие галеры и приказал приступить к строительству еще двух – более сложной конструкции – и нескольких каравелл, которые были бы защищены от «нападения берберов и пиратов, хозяйничающих в водах Берберии, Турции и Сирии».

Возглавить эскадру он поручил управляющему финансами Мишелю Кайяру, назначив его на должность «капитана и командира французских галер». Главным портом для своего торгового флота он сделал не Эг-Морт, а Марсель, имевший первостепенное значение для связи страны со всем Средиземноморским побережьем.

Именно в Марселе он задумывал осуществить свой грандиозный проект – создать «Главную морскую компанию по торговле с Левантом» с акционерным капиталом в размере 100 тысяч ливров, который был бы предоставлен торговцами.

Именно к этому периоду относится малоизвестный эпизод, который проливает свет на тревожные обстоятельства, приведшие к окончанию правления Людовика XI. Никто, кроме владельца самого мрачного замка в Плесси-ле-Тур, не предвидел его смерти. Суеверный и набожный, постоянно сопровождаемый охранником Тристаном л’Эримтом и палачом Оливье ле Дэном, король принимал только врачей, астрологов и чудотворцев.

В марте 1481 г. его жизнь оказалась в опасности в результате «апоплексического удара». Чтобы любой ценой сохранить жизнь, он осмелился, как поговаривали, прибегнуть к «ужасным и чудодейственным снадобьям» и даже якобы купался в крови младенцев.

Есть ли хотя бы малая доля правды в этой жуткой легенде? Некоторые мемуары и документы свидетельствуют о том, что в июле 1483 г. король, полновластно распоряжавшийся казной, выдал 1000 экю командиру своих кораблей Жоржу ле Греку и без промедления отправил его на Иль-Вер (Зеленый остров) и в страны Берберии за «чем-то, что в значительной степени касалось благополучия и здоровья его персоны».

Экспедиция была организована, разумеется, с привлечением жителей нормандских городов. Три сотни солдат, слуг и поваров, поднявшихся в Онфлере на два корабля и лодку, поступили в полное распоряжение капитана.

Говорят, что в то время, когда Людовик XI день ото дня чах и слабел, один французский путешественник, возвратившись из Гвинеи, привез ошеломляющую новость: на островах Зеленого Мыса могли излечить проказу. Лекарство было не менее удивительным, чем новость о нем.

В той местности водились большие черепахи, которые при отливе щипали траву, растущую на берегу. Местные жители переворачивали их на спину и перерезали им горло. В кровь черепах «погружали больных проказой, пораженных зловонными язвами. Больные, постоянно питающиеся рыбой и потребляющие жир черепах, полностью излечиваются через два года».

Этот Зеленый остров, согласно карте того времени, принадлежал португальцам. Захватчики ревностно охраняли расположенные там месторождения золота, поэтому наличие большого количества солдат на борту французских кораблей было оправданно. Подобная демонстрация силы должна была иметь под собой веские основания. Какие же? Проказа короля? Слухи об этом ходили, и их подтверждает летописец, французский прелат Тома Базэн. Его свидетельства отличаются большой исторической точностью. Leprosus fuisse est – однозначно сообщает он. Не была ли причиной уединения и раздражения короля эта ужасная болезнь? Не этим ли объясняется мрачное заточение, которому он подверг себя в последние годы жизни, и желание отправить экспедицию на Зеленый остров в поисках чудесного эликсира, избавляющего от проказы?

Однако королю Франции не было дано испытать эффективность таинственного способа лечения, ибо 30 августа 1483 г. он скончался, не успев получить никаких известий об экспедиции. Далее след ее теряется – как в водах океана, так и на страницах хроник…


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1869


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы