«Сейф» Средиземного моря. Николай Николаев.100 великих загадок истории Франции.

Николай Николаев.   100 великих загадок истории Франции



«Сейф» Средиземного моря



загрузка...

Уже целых два месяца британский флот под командованием контр-адмирала Горацио Нельсона рыскал по Средиземному морю. Остановить высадку французской армии в Северной Африке не удалось, и, следовательно, теперь осталось только одно – отрезать наполеоновские войска от Европы. А для этого необходимо отыскать вражеский флот и уничтожить его, а может быть, даст Бог, захватить и самого Бонапарта…


Нельсон был раздражен, ведь месяц назад хитрый корсиканец умудрился проскочить под носом британского флота, захватив по пути Мальту, и провести в Африку тринадцать линейных кораблей, четыре фрегата и четыре сотни транспортных судов, перевозивших сорокатысячную армию французов. Однако контр-адмирал не падал духом. Несомненно, Средиземное море большое, но спрятать такой огромный флот не удастся даже гениальному Бонапарту. Французы где-то здесь и им не удастся уйти от британских пушек.

Горацио Нельсон


1 августа 1798 г. Нельсон посетил Александрию и, убедившись, что флот Бонапарта недавно покинул этот порт, двинул свои корабли вдоль африканских берегов. В час тридцать того же дня, когда эскадра проходила мимо залива Абукир, – в 15 милях от дельты Нила, – один из вахтенных адмиральского флагмана радостно закричал, что видит французские корабли…

Адмирал Брюэ, командующий французской эскадрой, был неприятно поражен. Откуда здесь взялись англичане? Да еще и с такой мощной эскадрой. Надо было послушаться своего командира, ведь Наполеон лично велел ему оставить флот в Александрии или увести его к острову Корфу, где установлены мощные береговые батареи. А тут на берегу всего несколько слабеньких пушек.

Военный совет, в срочном порядке созванный адмиралом Брюэ, пришел к выводу, что положение серьезное, но небезвыходное. В конце концов, силы почти равны, и к тому же у французов на 13 линейных кораблях и 4 фрегатах 1183 орудия, только на флагмане «Ориент» целых 120 пушек. Вдобавок скоро стемнеет, вряд ли британцы откроют военные действия ночью, в заливе, насыщенном мелями и подводными скалами. Однако Брюэ велел на всякий случай построить корабли в боевую линию, одним бортом к противнику, другим – к берегу, и зарядить пушки, обращенные в сторону англичан.

Если бы Брюэ знал Нельсона лучше, он бы более серьезно отнесся к своим обязанностям. Британский контр-адмирал моментально распределил свою эскадру так, что на ближайшие французские корабли приходилось по три английских. Затем, приказав своим капитанам вклиниваться между берегом и вражескими судами, а дальше действовать по обстоятельствам, не дожидаясь рассвета, отдал приказ начать сражение.

Уже через полчаса после первых залпов два французских корабля вышли из строя. Пушки не замолкали ни на минуту, жерла орудий буквально раскалились. Корабли стояли настолько близко, что огонь, вырывавшийся из пушек при выстреле, опалял вражеский борт.

В восемь часов вечера Нельсон был ранен в голову и покинул палубу, но это не сломило духа англичан. Вскоре ядро британского корабля попало в пороховую камеру французского «Ориента». Раздался страшный взрыв, за ним еще один. 120-пушечный флагман полыхнул гигантским костром и, разваливаясь на части, с ужасающей быстротой исчез под водой…

И французы, и англичане были поражены этим страшным зрелищем. Даже шум канонады ненадолго прекратился. Вскоре сражение разгорелось с новой силой, однако боевой дух французов был уже подорван. Их адмирал отправился на дно вместе с флагманом. Большая часть французской эскадры представляла собой жалкое зрелище, и никто из капитанов не рискнул взять на себя общее командование разгромленным флотом.

Взошедшее солнце осветило страшную картину. По заливу вперемешку плавали обломки кораблей, трупы и еще живые люди, взывавшие о помощи. Это сражение безоговорочно выиграли англичане, потеряв около девятисот человек. Шесть тысяч французов погибли, были ранены или попали в плен. Из тринадцати линейных кораблей Бонапарта одиннадцать отправились на дно. Средиземноморская эскадра Наполеона прекратила свое существование.

Только много позже стало известно, что вместе с обломками французского флагмана «Ориент» на дно залива Абукир отправились несметные сокровища: золото, захваченное Бонапартом в Швейцарии, ценности, конфискованные у папы римского, золото Мальтийского ордена, изъятое на острове Мальта у потомков крестоносцев. Все эти драгоценности предназначались Наполеоном для финансирования похода в Индию. Помимо перечисленного, в глубоких трюмах флагмана хранилось в сундуках жалованье для сорокатысячной армии Бонапарта, захватившей Египет, – три миллиона золотых ливров…

В 1986 г. французский адвокат Жак Дюма, досконально изучивший все подробности битвы при Абукире, загорелся желанием поднять со дна британские и французские корабли и отыскать хотя бы часть сокровищ Бонапарта. Однако, по законам Египта, все, что находится в территориальных водах, принадлежит правительству. Тогда адвокат предложил компромисс: египетские власти получат все золото и драгоценности, поднятые со дна, а французы могут забрать себе корабли, пушки и другие находки, имеющие исключительно историческую ценность. Правительство Египта согласилось с его предложением.

Очень быстро был обнаружен деревянный корпус «Ориента», и, к большой радости Дюма, рядом с ним оказались на дне еще три французских боевых 80-пушечных корабля. Дюма, как истинный француз, не удержался от комплимента консультанту-англичанину: «Теперь я получил неопровержимые доказательства, что ваш одноглазый и однорукий флотоводец, столь обожаемый красивыми женщинами, умел топить корабли, и если мы поднимем со дна лишь часть их, то французские парусники заполонят все морские музеи мира».

Первой серьезной находкой водолазов был бронзовый компас с вензелем Наполеона, подаренный им адмиралу Брюэ. Затем пошли бронзовые пушки, станок для чеканки монет, керамика, пуговицы, эфесы шпаг, личные вещи матросов и…ни одной золотой монеты. Вскоре обнаружилась дюжина серебряных тарелок и пара пистолетов с серебряной насечкой, а вот драгоценности по-прежнему прятались на морском дне.

В 1988 г. поиски пришлось прервать – закончилась ирано-иракская война, и единственное, принимавшее участие в экспедиции, судно-тральщик вместе с водолазами французы отправили в Персидский залив – очищать его от мин.

Только в 2000 г. глава Европейского института подводной археологии Франк Годье вновь предпринял попытку отыскать пропавшие сокровища Бонапарта. Экспедиция под его руководством подняла с морского дна множество предметов флотского быта: пряжки и посуду, оружие, французские монеты. Нашлись десятки монет Мальты, Оттоманской империи, Венеции, Испании и Португалии, всего поисковики обнаружили около восьми тысяч древних предметов (считается, что это лишь один процент от общего числа хранящихся на морском дне ценностей). Кроме того, обнаружились и другие находки – сотни скелетов погибших в битве моряков. А вот сундуков с золотом не было и следа.

Побывал на месте гибели «Ориента» и известный ученый, изобретатель акваланга, член Французской академии наук, директор Морского музея в Монако Жак-Ив Кусто. Он внимательно ознакомился с ходом работ по подъему корабля и дал некоторые рекомендации, исходя из своего богатейшего опыта. В частности, он рекомендовал неустанно снимать на кинопленку и видеокассеты весь процесс поиска и обследования кораблей, пробоины от ядер в бортах, характер других повреждений, которые могут значительно уточнить многие детали сражения.

В настоящее время в поисках золота вместо старого тральщика задействован шестиногий «электронный водолаз» – сконструированный японскими специалистами робот. Он предназначен для подводных исследований и оснащен самыми современными приборами. Но и японской технике пока недоступны все сокровища, лежащие на дне залива Абукир.

(По материалам И. Савельева)

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2074


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы