Эндшпиль для императора, или История с нефритовыми шахматами. Николай Николаев.100 великих загадок истории Франции.

Николай Николаев.   100 великих загадок истории Франции



Эндшпиль для императора, или История с нефритовыми шахматами



загрузка...

6 марта 1816 г. на острове Святой Елены произошло малоприятное событие. Возвратившийся с прогулки в порт Джеймстаун личный врач Наполеона Бонапарта Барри О’Мера принес в Лонгвуд – резиденцию опального императора – нефритовые шахматы. Отдав слуге шляпу, трость и перчатки, О’Мера принялся расхваливать покупку вошедшему в гостиную Наполеону. Шахматы, заявил врач, он приобрел случайно у китайских купцов, приплывших накануне.


«Я отдал за них всего тридцать наполеондоров», – сказал он. Бонапарт не без любопытства осмотрел фигуры и заметил, что они, по его мнению, чрезмерно массивны. «Нужна подъемная машина, чтобы их двигать», – добавил он, взвешивая на ладони ферзя.

После обеда Наполеон вернулся к шахматам. Постоял над ними в своей характерной позе, держа левую руку за спиной и о чем-то сосредоточенно размышляя. Достал дорогую табакерку, привычным движением открыл ее и отправил в нос небольшую щепоть табаку. Затем расставил фигуры и предложил врачу сыграть партию. Одержав скорую победу, удовлетворенный, удалился к себе в спальню. И в последующие дни Наполеон играл в шахматы довольно часто, особенно в непогоду. При отсутствии партнеров разыгрывал партии сам с собой. Он предпочитал шахматы даже бильярду.

Наполеон – экс-император


Дневниковые записи, сделанные людьми из окружения Наполеона (Лас-Касас, Монтолон, Бертран, Гурго и Маршан) позволяют с документальной точностью проследить ряд событий, происшедших после появления нефритовых шахмат в гостиной Лонгвуда.

Например, в пятницу 29 марта Наполеон отправился на прогулку.

Английский офицер, переодетый в штатское платье, сопровождал его несколько поодаль, попутно проверяя бдительность постов, расставленных по всему острову, как частокол. Тем не менее на прогулочной тропе откуда-то, неизвестно откуда, появился китаец. Наполеон обратился к нему с вопросами: кто он такой, что делает на острове? Оказалось, китаец – шкипер, к тому же неплохо владеющий французским. Наполеон стал подробно расспрашивать его об условиях плавания в этих широтах в разное время года. Охрана, не спускавшая глаз с Наполеона, доложила об этом разговоре адмиралу Кокбурну, временно исполнявшему обязанности губернатора острова. Заподозрив неладное и решив, что встреча со шкипером не случайна, адмирал распорядился, чтобы китайские суда заходили в порт только по одному, тщательно осматривались таможенниками и не задерживались вблизи острова более трех дней. Были усилены и караулы вокруг резиденции.

Лас-Касас отметил в дневнике, что во время обеда Наполеон неожиданно попросил присутствующих рассказать ему о той молве, которая распространилась в Европе после его успешного побега с острова Эльба, совершенного им в марте 1815 г. и добавившего ему еще сто дней царствования.

Лас-Касас хорошо помнил то время и ответил Наполеону: «В гостиных Европы смеялись. Не смеялся лишь Питт-младший в Англии!» Наполеон оживился и, не скрывая своего удовольствия, заявил: «Я сожалею, что не вторгся в Англию подобно Вильгельму Завоевателю, и не сделал Англию республикой. В разных гаванях у меня было приготовлено к десанту 80 французских и испанских кораблей и разработан подробный план…»

Всю последующую субботу и воскресенье Наполеон пребывал в прекрасном расположении духа. Расхаживая по дому, он распевал итальянские песенки, трепал за уши слуг или давал им легкие подзатыльники, сопровождая все эти действия шутливыми замечаниями. Казалось, он забыл, что Лонгвуд стерегут бдительные часовые. Приказав приготовить себе походную кожаную ванну, Наполеон с наслаждением погрузился в теплую воду и попросил камердинера Маршана потереть ему щеткой спину. При этом он восклицал: «Сильнее, еще сильнее, знаешь, как осла!»

Следует сказать, что нефритовые шахматы, подаренные в тот день Наполеону, оказались с секретом.

В июле 1986 г., то есть почти через 170 лет после описываемых нами событий, мировая пресса сообщила, что фирмой «Кристи», специализирующейся на антиквариате, с аукциона проданы нефритовые шахматы Наполеона Бонапарта, бывшие с ним на острове Святой Елены. Новый владелец, тщательно исследуя шахматы, случайно обнаружил, что одна из фигур развинчивается. В ней оказался тайничок с вложенным в него листком бумаги, где был изложен подробный план побега Наполеона с острова. При этом газеты высказывали мнение, что Наполеон, вероятно, так и не узнал о послании, спрятанном в нефритовых шахматах, то есть план не попал ему в руки.

Последнее утверждение, пожалуй, ошибочно. Нефритовые шахматы, как и содержащийся в них план побега, упоминаются в мемуарах у генералов Гурго и Монтолона, добровольно отправившихся в изгнание вслед за свергнутым императором и, несомненно, посвященных в детали задуманного предприятия.

Кратко о готовившемся побеге можно сказать следующее. Получив известие, что все готово и что американский торговый парусник с заговорщиками – на подходе к острову, Наполеон должен был притвориться больным и не выходить из своей комнаты. Чтобы ввести в заблуждение охрану, один из друзей императора должен был вместо него лечь в постель, отвернувшись к стене, как это обычно делал Наполеон, когда ему нездоровилось.

Тем временем за ширмой Наполеон должен был переодеться в полосатые матросские штаны и куртку, а поверх этого в просторное китайское платье, что, по мнению заговорщиков, должно было до неузнаваемости изменить характерную фигуру императора. В то время на острове находилось много китайцев: мелких торговцев, строительных рабочих, разносчиков воды, всевозможных слуг, и появление еще одного «китайца» по дороге в порт едва ли привлекло бы внимание.

В порту, в условленном месте, Наполеона должны были встретить, помочь разгримироваться, избавиться от фальшивой косички и, уже под видом американского матроса, в группе с другими поднять на борт ожидавшего его корабля. Предполагалось, что удобнее всего это будет сделать во время загрузки судна провиантом и пресной водой. В трюме Наполеона должны были упрятать в специально для такого случая изготовленную бочку с двойной стенкой, внешне не отличавшуюся от других, в которой таможенникам было бы весьма трудно его обнаружить.

Однако побег не состоялся. Что помешало заговорщикам? Причин могло быть несколько. Одна из них, весьма немаловажная, заключалась в том, что англичане охраняли Наполеона с большой тщательностью. Об этом позаботились английский парламент и новый губернатор острова сэр Гудзон Лоу, бывший в молодые годы профессиональным шпионом. Все письма, посылки, подарки и книги, посылаемые Наполеону, проверялись самим губернатором. Жителям острова было объявлено, что, в случае содействия побегу бывшего императора, виновные будут подвергнуты смертной казни.

К этому следует добавить, что если всех жителей острова насчитывалось едва шесть тысяч, то для охраны единственного узника правительство его величества выделило два сторожевых корабля, курсировавших вблизи острова, восемь рот охраны, артиллерийский дивизион (для чего было построено две береговых батареи), доведя общую численность гарнизона острова до семи тысяч!

Наконец, на острове был сооружен еще и башенный оптический телеграф, запрашивающий все приходящие корабли, которые проходили тщательный досмотр и лишь после этого допускались в порт.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2938


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы