Проклятое зеркало «Охота Дианы». Николай Николаев.100 великих загадок истории Франции.

Николай Николаев.   100 великих загадок истории Франции



Проклятое зеркало «Охота Дианы»



загрузка...

Вечером 5 августа 1942 г. в главном зале одной из шикарных вилл, расположенных в предместье Парижа, толпились с бокалами в руках многочисленные приглашенные. Все присутствующие на этом рауте были гостями баронессы де Форней, отмечавшей в тот вечер свое 40-летие и изо всех сил старавшейся показать, что годы еще не властны над лицом и фигурой именинницы. Все от души веселились, громко играл оркестр, а одетые в ливреи лакеи без устали разносили по залу подносы с напитками.


Такое зажигательное веселье в оккупированной фашистскими войсками Франции показалось бы довольно странным зрелищем, если бы не тот факт, что муж виновницы торжества, барон де Форней, был коллаборационистом и сотрудничал с нацистами. Поэтому присутствие в зале нескольких старших офицеров вермахта и СС не вызывало ни у кого удивления.

Ровно в 11 часов был обещан праздничный фейерверк в честь именинницы, и гости один за другим начали перемещаться в сад. До кульминационного момента оставалось всего 10 минут, как вдруг де Форней заметил, что среди собравшихся во дворе не видно самой баронессы. Пройдя обратно в дом, он поинтересовался у дворецкого:

– Жером, вы не видели мою жену? Фейерверк вот-вот начнется, ей уже пора быть в саду с гостями.

– Да, господин барон, видел, – ответил тот. – Минут 20 назад мадам поднялась в спальню, чтобы привести себя в порядок.

Де Форней кивнул и поспешил наверх, чтобы поторопить задерживающуюся супругу. Подойдя к двери, барон легонько постучал по дубовой створке:

– Дорогая, поторопись, гости ждут!

Ответом была полная тишина. Де Форней постучал еще раз, а когда опять не получил ответа, решительно распахнул дверь и вошел в спальню жены. Остановившись посередине комнаты, он с удивлением оглянулся – баронессы нигде не было…

Немедленно опрошенные бароном горничные, все как одна, подтвердили слова дворецкого Жерома. Из всего рассказанного ими вырисовывалась неправдоподобная картина: баронесса зашла к себе, оставалась там одна не более получаса, а затем… бесследно исчезла!

О продолжении веселого вечера, естественно, не могло быть речи, и гости, выказав полное понимание ситуации, деликатно разошлись. Дожидаться приезда полиции вместе с хозяином остались лишь немцы. Один из них, штандартенфюрер (полковник) СС Глобке, старший по званию, сделал телефонный звонок, и уже вскоре после прибытия французских жандармов на вилле замелькали черные плащи сотрудников гестапо.

Версия о том, что хозяйка дома могла незаметно покинуть его, отпала практически сразу. Все вещи баронессы, кроме тех, что были на ней, находились на месте, как и несколько машин, стоявших в гараже. Из осмотра спальни стало ясно, что баронесса действительно сидела перед трюмо и приводила в порядок лицо и прическу. Расческа лежала возле зеркала, там же находились пудра и губная помада, которыми явно пользовались. Вся обстановка в комнате на первый взгляд казалась обычной, но несколько деталей все же привлекли к себе внимание. Во-первых, на полу валялось красивое жемчужное ожерелье, принадлежавшее имениннице: нитка его была разорвана, бусины раскатились во все стороны. Во-вторых, стул, стоявший перед трюмо, был опрокинут: казалось, что в комнате произошло нечто, заставившее женщину сильно испугаться и вскочить на ноги. Эту версию подтверждал и тот факт, что подле стула сыщики обнаружили одну из вечерних туфель баронессы.

Вскоре были сделаны и другие интересные находки. Французский инспектор, еще раз внимательно осмотревший трюмо, обнаружил на массивной окантовке зеркала странные зазубрины, похожие на след от ногтей, с силой поцарапавших твердое дерево…

Наконец составление протокола было закончено, и представители власти удалились, напоследок пообещав де Форнею объявить розыск его жены. Немного позднее немецкие гости барона также откланялись, глубоко сочувствуя ему и прося держать их в курсе происходящего.

Официальная полицейская машина постепенно набирала обороты, однако о пропавшей женщине не было ни слуху ни духу. И вот однажды, по прошествии месяца бесплодных поисков, у виллы барона де Форней остановилась черная машина, из которой вышли четыре человека в плащах и шляпах, решительно направившихся к двери дома. Предъявив слегка испуганной горничной удостоверения сотрудников гестапо, неожиданные гости проследовали за ней в кабинет барона. Хозяин дома пригласил их сесть, а затем спросил с надеждой в голосе:

– Какие-то новости о моей супруге?..

– В какой-то мере, господин барон, в какой-то мере… – ответил один из немцев, видимо, старший среди прибывших. Так оно в действительности и оказалось: – Позвольте представиться. Я – штурмбаннфюрер (майор) Беннеке из парижского отделения «Анэнербе». Знаете, что это такое?

– Помилуйте, господа, откуда же!

– Понятно, – слегка улыбнулся Беннеке, – «Анэнербе» – это «Общество по изучению древнейшего наследия предков», историко-религиозная организация германского рейха. Хотя нас привлекают и некоторые другие, не менее занимательные вещи. Но речь сейчас не об этом. Мы пришли за зеркалом из спальни вашей супруги, господин барон. Давайте сделаем так. Пока мои коллеги будут выносить его, мы с вами спокойно поговорим, и я немного расскажу вам о том, почему оно нас так заинтересовало.

Закурив предложенную де Форнеем сигару, штурмбаннфюрер уселся поудобнее в мягком кресле и начал свой рассказ:

– Хочу сразу предупредить вас, что мое объяснение случившегося покажется вам, да и многим другим тоже, абсолютно нереальным. Однако постарайтесь все же поверить…

Итак, господин барон, известно ли вам, что во многих примитивных обществах верили, да и до сих пор верят, что зеркала отражают человеческую душу и их необходимо защищать, иначе душа погибнет. Эти древние страхи перешли постепенно в суеверные обычаи, как, например, занавешивание зеркал после смерти, чтобы не дать призраку только что умершего человека забрать с собой кого-либо из живущих. Сюда же относится обычай выносить из комнаты больного зеркала, поскольку во время недуга душа гораздо более уязвима. Согласно же другому суеверию, если кто-то ночью смотрит в зеркало, он может увидеть там дьявола, а зеркала, принадлежавшие убийцам, садистам и маньякам, обладают поистине ужасающими свойствами. Есть и совсем крайнее мнение, что, дескать, зеркала – вообще сатанинское изобретение, которое обладает силой забирать в себя людей и вытягивать из тел их души…

Теперь, после этой краткой лекции, позвольте мне коснуться вопроса, который затрагивает непосредственно вас. Хотя вы, как я вижу, скептически восприняли мои слова; и если я скажу вам, что в исчезновении баронессы де Форней виновато то самое зеркало, которое мы изъяли, вы сочтете меня сумасшедшим, не так ли?

Не ожидавший такого поворота, барон слегка растерялся и не нашелся что ответить.

– А ведь все дело именно в нем, – продолжил Беннеке. – Судя по всему, вы никогда не интересовались происхождением собственного зеркала, а, между прочим, оно очень и очень занимательно.

– По правде говоря, я совсем не задумывался о подобных вещах, – ответил де Форней. – Мы купили эту виллу в 1934 году со всей обстановкой и с тех пор ничего в доме не меняли.

– Это все оттого, господин барон, что вас абсолютно не интересует антиквариат. А практически все любители старины, спроси их о принадлежащей им вещи, сразу назвали бы и время ее изготовления, и имя мастера, да еще в придачу рассказали бы массу невероятных историй о фамильных проклятиях и тому подобных вещах. Вы не из их числа, однако в данном случае наши сотрудники не поленились и раскопали много чего интересного…

Начнем с того, что ваше зеркало – «Охота Дианы» – было изготовлено неизвестным флорентийским мастером в 1627 году. Когда точно оно попало во Францию, сейчас установить невозможно, однако уже во второй половине XVIII века этот предмет несомненно находился в Париже в доме богатого банкира Робера Дюлорье. С этим человеком, который, кстати говоря, был другом маркиза де Сада, связана первая загадочная история, в которой фигурирует ваше зеркало. 30 сентября 1769 года банкир отправился на день рождения своей сестры в город Этамп, недалеко от Парижа, но до места так и не доехал. Позже его пустую карету обнаружили на лесной дороге, причем пропал и сам Дюлорье, и его кучер. Внутри экипажа находилась «Охота Дианы», которую он вез в подарок сестре.

– Неужели их так и не нашли?! – взволнованно спросил де Форней.

– Да! Хотя надо сказать, что тогда все списали на разбойников, будто бы ограбивших путешественников, а затем убивших и закопавших их в лесу. В это можно было бы поверить, если бы не более поздние аналогичные случаи, в коих опять-таки фигурирует это пресловутое зеркало. Так, осенью 1856 года отставной генерал кавалерии д’Эспинье, ветеран наполеоновских войн, был найден мертвым на полу своей гостиной. Врач констатировал смерть от сердечного приступа, произошедшего в тот момент, когда генерал приводил в порядок перед зеркалом свой парадный мундир. Ну и, наконец, ваши непосредственные предшественники, господин барон.

– Что, и с ними?..

– Именно! Вы, вероятно, покупали виллу через агентство и не интересовались ничем, кроме ее цены, не так ли?

– Совершенно верно. Я осмотрел дом, остался доволен и подписал документы у нотариуса.

– Вот. А между тем за семь месяцев до того, как вы с женой въехали в этот особняк, пропала дочь прежнего хозяина: никто и никогда больше не видел ее живой или мертвой. Впрочем, отец пропавшей, хотя и заявил об этом в полицию, склонялся к мысли, что его дочь просто-напросто сбежала с одним из своих любовников. Ну а после этого случая настала ваша очередь, де Форней. Как ни трагически это должно звучать для вас, но лично я уверен, что свою супругу вы больше никогда не увидите, ибо ее никогда не найдут, так же как не нашли и тех, о ком я вам рассказал. Я не настаиваю на соблюдении вами обета молчания, так как прекрасно знаю, что заяви вы во всеуслышание, что баронессу де Форней похитило зеркало, ваши друзья немедленно посоветуют вам обратиться к врачу. Ну а теперь, барон, мне пора…

– Погодите! – вскочил де Форней, – а что же будет с зеркалом? Если все, что вы сказали мне, правда, то его просто необходимо уничтожить!

– А вот это не в моей компетенции, господин барон. У меня, как вы сами понимаете, есть начальство, которое и будет решать судьбу «Охоты Дианы». Хочу, однако, вас успокоить. Если бы вы видели то, чем иногда приходится заниматься нашим коллегам в Берлине, вы бы посчитали загадку этого дьявольского зеркала не более чем детской шарадой…

С этими словами штурмбаннфюрер Беннеке надел плащ, попрощался с бароном де Форней и исчез. Куда закинула его судьба после освобождения Франции войсками союзников и капитуляции Германии, нам неизвестно, однако о де Форнее можно сказать еще кое-что. После окончания войны барон, как пособник немецких оккупантов, был осужден и несколько лет провел в тюрьме. Выйдя оттуда, он прожил недолго и перед смертью поведал историю, рассказанную ему Беннеке, своей кузине, которая в середине 60-х годов опубликовала книгу «Загадка виллы де Форней». Судьба же зеркала «Охота Дианы» остается неизвестной до наших дней, хотя…

В 1998 г. на одном из парижских аукционов был выставлен необычный лот. Мы не знаем, кто в итоге приобрел его, но в каталоге он описывался как «итальянское зеркало XVII века, вызвавшее две необъяснимые смерти своих владельцев в 1972 и 1987 годах»…

(По материалам С. Горяйнова)

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1972


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы