Тереза Кабарус, мадам Тальен – отважное сердце. Николай Николаев.100 великих загадок истории Франции.

Николай Николаев.   100 великих загадок истории Франции



Тереза Кабарус, мадам Тальен – отважное сердце



загрузка...

– Я буду говорить только в присутствии гражданина Тальена!

Члены Революционного совета Бордо, которые этой зимой 1793 г. задержали гражданку Терезу Кабарус, смотрели на арестованную с восхищением.


Красавица из сказочных снов попала в сети полиции! Высокая, гибкая, с милыми ямочками на щеках, с чувственными полными губами, зовущими к поцелую, и такой грудью, от одного взгляда на которую у мужчин перехватывало дыхание. Словом, ее тело было создано для любви.

– Гражданина Тальена? Специального представителя Тальена? Ты его знаешь?

Мадам Тальен


Тереза подтвердила, хотя встречалась с Тальеном всего один раз, когда она была мадам Девен де Фонтене. Молодая женщина в свои двадцать лет уже успела побывать замужем, родить сына и развестись. Однажды, в самом начале Революции, она была в саду своей подруги, мадам де Ламет. Та позвала секретаря мужа и попросила его нарвать букет роз для гостьи. Тальен, а это был он, поспешил выполнить поручение и положил охапку роз к ногам красавицы. Взяв букет, она обронила одну розу. Тальен подобрал ее и в очень старомодных выражениях попросил разрешения оставить ее себе на память.

Подобная сцена дает ложное представление о Тальене. «Его душа, – говорил о нем Баррас, – была еще более вульгарна, чем его воспитание». Малле дю Пан обрисовал его в двух строках: «Я не встречал среди революционеров среднего звена столь лживого, лишенного каких-либо знаний и принципов человека, способного лишь плестись в последних рядах». Благодаря его славе «кровопийцы», он был направлен в Бордо накануне краха Жиронды, чтобы привнести семена революции, то есть наладить гильотину. С тех пор в Бордо царили террор и страх.

Какие чувства испытал Тальен, узнав о просьбе гражданки Кабарус? Что от него хотела эта дочь банкира, наполовину испанца? Вспомнил ли он о розе, подобранной у ног красавицы? Короче, он отправился в тюрьму.

Видя, как он входит в ее камеру, при шпаге, с трехцветным поясом, Тереза не отвела глаз. После развода она вела себя очень свободно, давая волю своим страстям. Разве это ее вина, что природа наделила ее таким телом и лицом, которые привлекали, звали и не отвергали любовь. Она даже свела с ума своего брата – от отчаяния он записался в армию, был ранен и, умирая, вздыхал:

– Я почти счастлив, что не увижу ее больше…

Тереза смотрела на Тальена и улыбалась. Он не был уродлив, ему было двадцать шесть лет, и он старался придать строгости своему облику.

– Я хочу остаться наедине с тобой. Я хочу сделать признания.

Тальен понял. Он не мог поверить в свое счастье! Итак, он, сын лакея, мог надеяться на любовь маркизы де Фонтене!

Потрясенный, он сделал жест, отсылая жандармов и охранников.

Что произошло затем? Тереза плакала, Тальен поспешил утешить ее…

Так, на убогом тюремном ложе будущая мадам Тальен впервые узнала того, кто вскоре даст ей свое имя.

Понятно, что уже на следующий день гражданка Кабарус была освобождена. И стала официальной любовницей «хозяина» Бордо. Жан Тальен влюбился как сумасшедший. Она – надо честно признаться – рассматривала его как палочку-выручалочку и средство «утолить свою жажду преуспеть в жизни».

Только одно сердце билось учащенно от любви – сердце члена Конвента, в чью постель обстоятельства бросили богиню.

Тереза была прекрасной актрисой и без труда справлялась со своей ролью. В честь праздника победы в Тулоне она прочитала целую лекцию перед храмом Истины об образовании, клеймя все «религиозные предрассудки, выдуманные деспотами и тиранами и которые шарлатаны от религии проповедовали веками». Затем, повернувшись к статуе Свободы, она воскликнула:

– Пусть полушария отзовутся на твой призыв, пусть твоя статуя заменит повсемество памятники тиранам!

Она не верила ни в одно свое слово, но надо было быть на уровне того времени! Тем более что Тереза поставила себе цель – отнять у гильотины как можно больше жертв. Дом любовницы проконсула быстро превратилось в бюро по помилованию. Молодая женщина имела полное право сказать: «Вот уже много месяцев я не ложусь спать, не спася хоть одну жизнь».

Это не хвастовство с ее стороны, достаточно взглянуть на приведенный ниже документ – ведомость на «отсеченные головы в Бордо с декабря 1793 г. по июль 1794-го.

В декабре – 33

В январе 1794 (Тереза стала любовницей Тальена) – 16

В феврале – 10

В марте – 7

В апреле – 10

В мае – 0

В июне (после отъезда Терезы и Тальена в Париж) – 72

В июле – 129

Ей удалось силой своей красоты и обаяния обезоружить Тальена. Для него не было секретом, что она не любит его, но Тальен очень боялся ее потерять. За улыбку на устах обожаемой Терезы, за ямочки на ее щеках он дарил ей головы, как другие дарят возлюбленным жемчуга и бриллианты…


Доброта Терезы была для Тальена дополнением к ее очарованию, к тому же эта доброта приносила прибыль. Многие, избежавшие гибели, под видом штрафов передавали проконсулу выкуп за свою жизнь. Вполне возможно, что и «королеве Бордо» перепадало на булавки. Как бы там ни было, золото текло им в руки. Тереза очень любила роскошь, тем более что богатство только подчеркивало ее красоту!

Но в Париж шли доносы на Тальена. Он решил, прежде чем Робеспьер назначит разбирательство, самому отправиться в Париж и защитить себя. С его отъездом в Бордо возобновился кровавый пир гильотины. Чтобы себя утешить, Тереза, как истинная дочь банкира Кабаруса, занялась закупкой пороха для Республики…

Увлекшись спекуляциями, Тереза взяла себе в компаньоны молодого человека – Жана Гери, ему было только четырнадцать лет, но это не смущало нашу красавицу…

Робеспьер знал уже почти все о контрреволюционной деятельности Терезы и Тальена. Но он еще не закончил следствие. Тальен дрожал от страха и пытался защищаться. Но добродетельного Неподкупного интересовала пока только «куртизанка» из аристократов. Закон жерминаля обязывал всех бывших аристократов не проживать в портах и приграничных городах. И вот гражданка Кабарус, бывшая жена маркиза Фонтене, двадцати шести лет от роду, пользовавшаяся ранее привилегиями «дворянства», обязывается вернуться в Париж в свой пригородный дом в Фонтеней.

Она увиделась с Тальеном, с затравленным Тальеном, чувствующим, что Робеспьер готов нанести удар и ему самому. Но руководитель красной Франции преследует только Терезу. 22 мая 1794 г. он подписывает ордер: «Комитет общественного спасения задерживает называющую себя Кабарус, дочь испанского банкира и женщины по фамилии Фонтене. Арест произвести немедленно, секретно, все ее документы опечатать. Молодого человека, проживающего с ней, и всех, кого застанут в ее доме, также арестовать».

Терезу поместили в тюрьму «Пети Форс». Ее тщательно обыскали и даже потребовали, чтобы она разделась догола. Тереза выполнила это требование с гордо поднятой головой, она не стыдилась выставить на показ самое красивое тело Парижа…

Тальен, наконец, очнулся от паралича страха и начал борьбу. Он сражался за свою жизнь и за жизнь любимой женщины. Он так старался, что на пятнадцать дней был назначен председателем Конвента. Но его власть была ничтожной перед силой комитета, которым руководил Робеспьер. Тальену не удалось добиться освобождения Терезы.

Настоящее сражение развернулось между Тальеном и Робеспьером. Неподкупный закончил расследование о деятельности экс-представителя в Бордо и готовился нанести сокрушительный удар.

Наступило 7 термидора. В этот день Терезе удалось передать любовнику записку:

«Тюрьма «Форс», 7 термидора.

Только что от меня вышел полицейский пристав, он сообщил, что завтра я предстану перед трибуналом – значит, меня ждет эшафот. Эта новость совсем непохожа на сон, приснившийся мне сегодня ночью. Мне снилось, что Робеспьера больше не существует, все тюрьмы открыли свои двери и толпы народу выходят на свободу. Но, благодаря Вашему малодушию, во Франции скоро не останется никого, кто бы мог исполнить мой сон».

8 термидора Робеспьер вышел на трибуну Конвента. Отвергнув обвинения в тирании, он стал говорить о необходимости новой чистки рядов, но не назвал ни одного имени. Бросив последнюю фразу, где он обратился к народу, которого «боятся, которому льстят и который презирают», Максимилиан Робеспьер сошел с трибуны. Атмосфера в зале сразу накалилась. При слове «чистка» многие члены Конвента покрылись испариной.

– Имена… назови имена! – раздались крики в зале.

Но Робеспьер проигнорировал этот призыв и молча сел на свое место. Это молчание будет стоить ему жизни.

Тальен возглавил заговор, целью которого было низвергнуть тирана. В эту ночь страха Революция пошла по пути самоуничтожения.

9 термидора, в полдень, тяжелые тучи закрыли Париж, надвигалась гроза. В зале заседаний Конвента было нестерпимо жарко. Сен-Жюст, выбранный Робеспьером для разоблачения предателей Революции, «врагов добродетели» – по его выражению, взял слово, но застрял на второй фразе. Никогда еще парламентская ассамблея не видела такого беспорядка. Тальен вскочил на трибуну, пытаясь занять место Сен-Жюста. Робеспьер вмешался в их борьбу. Шум в зале стоял невероятный. Уже трое боролись за место на трибуне: Робеспьер, Било, кричащий изо всех сил, и Тальен, доставший кинжал и угрожающий пронзить грудь Робеспьера.

Вдруг шум перекрыл крик:

– Я требую обвинительного приговора для Робеспьера!

Это был некто Луше, проявивший крайнюю смелость. Он был незначительной фигурой в Конвенте, его почти никто не знал и в дальнейшем он себя никак не проявил. Но в тот день его возглас сыграл решающую роль в судьбе Робеспьера.

На следующий день Тереза покинула свою камеру. Толпа у ворот тюрьмы встретила ее овациями. «Простой люд Парижа, – писал Жюль Берто, – был наслышан о ее роли спасительницы в Бордо, о ее великодушии к подозреваемым и осужденным, о стойкости, с которой она спасала головы от гильотины». Все знали о ее отношениях с Тальеном, о ее влиянии на любовника и о подозрениях, которые возникли в голове Неподкупного на ее счет, и о его ненависти к ней. Когда тиран был низвергнут, все, что сделал Тальен и его подруга, было преувеличено, раздуто, об их заслугах знал каждый парижанин. Их окружили невероятным почитанием и уважением. Еще в день освобождения Терезы из тюрьмы толпа понесла ее на руках. Легенда, которая постепенно создавалась вокруг Терезы, выкристаллизовалась в том имени, которое ей дали – «Нотр-Дам де Термидор». Побыв королевой Бордо, Тереза стала королевой Парижа. В такой ситуации ей ничего не оставалось, как выйти замуж за Тальена.

Они поселились на углу аллеи Вдов и улицы Монтень. Праздник следовал за праздником. Тереза стала законодательницей женской моды. И какой моды! Мадам Тальен, мадам Рекамье, будущая Жозефина Бонапарт, искали в греческой простоте и очень глубоком декольте, слишком глубоком, веяние времени. Такая мода очень шла мадам Тальен.

Прошел год. Тереза родила Тальену дочь. Но с каждым днем ей все труднее было выносить неотесанность мужа. «Нотр-Дам де Термидор» уже не нуждалась в его защите, к тому же она была хорошо обеспечена. Тереза обратила свое внимание на Барраса, «короля Парижа и негодяев». Тереза пользовалась влиянием в кабинетах чиновников, что позволило ей раздобыть кусок ткани для военного мундира для одного молодого генерала, у которого был только один мундир и то совсем рваный. Она сообщила ему эту радостную весть, крикнув через весь салон, полный гостей:

– А, мой друг, вы получите ваши панталоны!

Генерал поклонился в знак благодарности, но никогда не забывал об этом унижении. У него было несколько странное имя: Наполеон Бонапарт…

Однажды Тереза посетила прекрасный особняк банкира Уврара, в предместье Сен-Жермен.

– Как здесь красиво! В таком месте, должно быть, обитает само счастье!

– Мадам, – ответил Уврар, – вот вам ключ от него.

Так началась новая связь, подтвержденная рождением четырех детей.

Когда Бонапарт стал хозяином Франции, он удалил мадам Тальен из дворца и запретил Жозефине принимать свою старую подругу. Тереза умоляла первого консула, но будущий император, всегда помнящий о «панталонах», сказал Терезе: «Я не отрицаю, что вы по-прежнему очаровательны, но посудите сами, как я могу выполнить вашу просьбу. У вас было два или три мужа, куча детей от разных отцов. Можно не заметить первую ошибку, можно рассердиться на вторую, но простить, но третью, четвертую…

А теперь посудите сами, что бы вы сделали на моем месте? Тем более, я намереваюсь восстановить порядок в обществе!»

Все знают, как закончила свою жизнь мадам Тальен: она стала принцессой Караман-Шимей.

А Тальен? Когда он узнал о замужестве своей бывшей жены, он воскликнул:

– Она зря старается, в истории она останется не как принцесса, а как мадам Тальен.

И он был прав…

Они встретились еще раз в 1815 г., на свадьбе их дочери, которая выходила замуж за графа Нарбонна. После церемонии мадам Шимей предложила Тальену подвезти его до дома. Но она не хотела воспоминаний о прошлом, поэтому сначала карета подъехала к ее дому. Месье Шимей вышел встретить жену и предложить ей руку; но на его руку оперся месье Тальен. Возникла странная ситуация: тем не менее принц, скрепя сердце, изобразил гостеприимного хозяина, подумав, что Тальен хотел побыть с дочерью. Он пригласил его войти. Месье Тальен был смущен, но счел невозможным отказаться и принял приглашение…

Это была последняя встреча Тальена и мадам «Нотр-Дам де Термидор», которую он не переставал любить всю жизнь.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2215


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы