Глава 7. Бронзовый век. Марджори и Чарльз Квеннелл.Первобытные люди. Быт, религия, культура.

Марджори и Чарльз Квеннелл.   Первобытные люди. Быт, религия, культура



Глава 7. Бронзовый век



загрузка...

Как мы уже знаем, люди верхнего палеолита освоили новый материал – кость и мамонтовые бивни, и вследствие этого у человека появился целый ряд новых занятий. Люди научились делать костяные гарпуны с шипами, которые невозможно было изготовить из неподатливого кремня. Современным рыболовам следовало бы записать в свои первейшие благодетели того палеолитического мастера по кости, который изобрел крючок.

Еще большее влияние на образ жизни человека оказало открытие металла. Если металлическое лезвие топора затупится в работе, его опять можно заострить, отбив молотом; он не разбивается на куски; кроме того, топоры поддавались ковке в холодном состоянии. Металлическим топором можно рубить деревья, быстрее, чем раньше, возводить дома и применять еще в сотне разных дел. Это вселяло в человека уверенность в своих силах и способствовало прогрессу.

Открытие металла сыграло не менее значительную роль в истории человечества, чем открытие электричества или изобретение паровой машины.

Не надо думать, что бронзовый век начался с места в карьер в какое-то определенное время или что в один прекрасный день люди побросали свои кремневые инструменты и вооружились металлическими. Нет, изменения шли очень медленно и постепенно. Скорее всего, первые плоские топоры привезли на территорию Великобритании торговцы с материка. Могло пройти много лет, прежде чем за торговцами последовали брахицефальные люди, с которыми в настоящее время мы связываем наступление бронзового века, и пролетели целые века, прежде чем нашей страны достигли первые кельтские племена.

Искусство работы по бронзе пришло с Ближнего Востока через Италию и Галлию и распространилось повсеместно, за исключением Африки, так и не пережившей бронзового века. Мы уже говорили о том, что народы бронзового века физически были сильнее людей средиземноморской расы. Наверное, не все они владели бронзовыми орудиями, но, как бы то ни было, в конце концов они завоевали неолитические племена. Завоеватели не стремились истребить покоренные народы, потому что в круглых курганах, типичных для бронзового века, мы находим останки брахицефальных людей бок о бок со средиземноморскими долихоцефалами.

Искусство работы по металлу как ключевое обстоятельство дало название бронзовому веку, и потому начнем с описания методов работы доисторического кузнеца. Для этого попытаемся поставить себя на его место и представим, что нам еще никогда не доводилось видеть металла. Бронза, как известно, является сплавом меди и олова. Медь, как и золото, иногда встречается в природе почти без примесей, и ее можно ковать в холодном состоянии без какой-либо предварительной тепловой обработки, необходимой для очищения металла от примесей. Железная руда встречается в виде краснозема или красного камня, в ней не так просто распознать металл, и потому человек гораздо дольше не обращал внимания на железо, чем на медь. До пришествия европейских завоевателей североамериканские индейцы ковали чистую медь и делали из нее ножи. Следовательно, бронзовому веку мог предшествовать медный век. Бронза поддается ковке в холодном состоянии. Она твердеет от ковки, но и размягчается при нагревании и закалке, тогда как железо твердеет от нагревания и закалки. Бронза была идеальным металлом для доисторического человека, потому что затупившиеся края орудия можно было повторно отковать без особых усилий и практически не сходя с места. Бронзу можно сделать очень твердой.

Теперь перейдем к плавлению. Глина натолкнула человека на мысль о том, что можно взять пластичный материал и придать ему нужную форму. Может быть, глиной выложили яму для приготовления пищи и оказалось, что после обжига она становится намного прочнее. Таким же образом медная руда могла случайно попасть в очаг или костер, раздуваемый ветром, там расплавиться и обнаружиться в виде металла после расчистки пепла. Расплавившийся металл мог принять форму, похожую на инструмент или оружие, и подтолкнуть находчивого человека к опытам. Скорее всего, это произошло в результате какой-то подобной случайности. Первые литейные формы, куда заливали расплавленный металл, были простыми, плоскими и открытыми, затем в ходе прогресса появилась пустотелая отливка с глиняной серединой, которую затем можно было выскоблить. В работе использовали камень, бронзу и, может быть, тонкий песок. В Британском музее можно посмотреть на настоящие литейные формы.

Отдаленное представление о том, как работали кузнецы в бронзовом веке, мы получаем из 18-й песни «Илиады». Гефест, божественный мастер, принимаясь за великолепный щит для Ахилла, говорит:


 

Там украшения разные девять годов я ковал им,

Кольца витые, застежки, уборы волос, ожерелья.

…и к мехам приступил он.

Все на огонь обратил их и действовать дал повеленье.

Разом в отверстья горнильные двадцать мехов задыхали,

Разным из дул их дыша раздувающим пламень дыханьем…

Сам он в огонь распыхавшийся медь некрушимую

ввергнул,

Олово бросил, сребро, драгоценное злато.


 

Это приспособление очень напоминает то, что использовали для работы с железом в озерном поселении Гластонбери (рис. 130). Медь плавится при температуре 1083 °C, а олово всего при 232 °C, так что первооткрыватель бронзового века сначала плавил медь, потом закрывал расплавленную массу древесным углем, чтобы сохранить тепло, и добавлял олово. Очевидно, идеальным соотношением считалось 10 % олова на 90 % меди, но прежде чем был открыт состав хорошей бронзы, понадобилось проделать многочисленные опыты. Доисторический человек не разбирался в аналитической металлургии. В поверхностных медных рудах иногда содержатся оксиды олова, и сообразительный человек вскоре бы обязательно понял, почему топор, сделанный из этой руды, крепче, чем сделанный из чистой меди.



Теперь перейдем к бронзовым инструментам и посмотрим на рис. 100, где изображено развитие бронзового топора. Цифрой 1 отмечен так называемый плоский кельт. Очевидно, что ковали плоский кельт по образцу его предшественника каменного топора и насаживали на рукоятку, как показано на рис. 101. Не прошло много времени, как мастера обнаружили, что от ковки край становится тоньше, острее и шире, поэтому у более поздних топоров верхняя часть уже.



Рис. 100. Эволюция бронзового топора



Под цифрой 2 изображен топор с закраинами, у которого лезвие отковано по бокам. Его прикрепляли к рукоятке, как показано на рис. 102.1, выбирали раздвоенный сук, обрубали лишнюю ветвь, потом обрезали таким образом, чтобы в дерево входила верхняя часть топора, и привязывали ремнем из сыромятной кожи. Недостаток такого топора заключался в том, что тонкая верхушка топора расщепляла деревянную рукоять.



Рис. 101. Рукоятки пальстаба и топора с закраинами



Тогда между краями топора решили сделать упор, что привело к появлению пальстаба, изображенного на рис. 100.3. Слово пальстаб происходит от древненорвежского pall – мотыга, заступ и stafr – палка. Упор принимал силу удара на себя и предотвращал расщепление рукоятки (рис. 101.1). У топоров этого типа перемычка между краями выше упора была тоньше, чем нижняя часть топора. Эта особенность заметнее у топора под номером 4, где закраины выкованы в форме крыльев. Это так называемый крыльчатый топор. У пятого топора крылья заворачиваются, а у шестого совсем исчезают, и мы получаем последний топор – раструбный, который насаживается на рукоятку, как показано на рис. 101.2. Каждому новому типу предшествовали многочисленные промежуточные стадии; и топоры, как предки того инструмента, который мы используем по сию пору, вполне достойны внимательного изучения.

Бронзовое копье тоже имеет интересную историю. Сначала оно имело форму, как на рис. 102.1, и применялось в качестве ножа или кинжала. Его отливали целиком и снабжали хвостовиком, который вставлялся в кончик деревянного древка. От расщепления древко предохранял простой бронзовый ободок, сквозь который продевали заклепку и закрепляли ею конец обода.



Рис. 102. Эволюция бронзового копья



На рис. 102.2 обод превратился во втулку. Ее не отливали заодно с наконечником копья, но прикрепляли к нему двумя заклепками, также пока остается и хвостовик. На рис. 102.3 хвостовик уже исчез, а втулка составляет часть наконечника. Однако надо отметить любопытный факт: заклепки, когда-то прикреплявшие наконечник к древку, остались в виде украшений. У наконечника № 3 есть петли для ремней, которыми он крепится к древку или на которые привязывали перья или флажки. У наконечников № 4 и 5 втулка усовершенствована, наконечник состоит из ребер, находящихся на краях втулки. У № 5 ребра имеют форму листьев, петли носят декоративный характер. Наконечник № 6 представляет собой триумф пустотелой отливки.

Меч произошел от ножа через кинжал. Нетрудно заметить, что, если бы у наконечника № 1 (рис. 102) вместо древка была короткая ручка, он превратился бы в хороший нож.



Рис. 103. Листовидный меч



Кинжал – это удлиненный нож, а меч – позднейшее изобретение. На рис. 103 изображен великолепный листовидный меч. Хвостовик под рукоять отливался вместе с лезвием, причем края слегка загибались вверх, затем между ними вставлялся черенок из рога или дерева и закреплялся с помощью заклепок, проходивших сквозь хвостовик с обеих сторон, а на конец устанавливалась круглая головка. Меч хранили в кожаных ножнах с бронзовыми наконечниками – так называемыми оковками. Наконечники стрел изготавливали не из бронзы, а из кремня, как в эпоху неолита. На рис. 105 и 107 показана эволюция орудий на протяжении всего бронзового века, то есть не менее 1300 лет. Чтобы осознать, насколько велик этот срок, мы должны вспомнить, что, отсчитав 1300 лет назад для нашей страны, мы вернемся во времена кончины кентского короля Этельберта – первого английского короля, принявшего крещение.

Мечи и копья положили начало истории вооружений. В каменном веке люди все силы отдавали на добывание пищи, и на споры о скудных пожитках их уже попросту не хватало. С освоением металла у людей появилась возможность сделать больше, жизнь стала чуть легче, и освободилось больше времени для распрей. «Илиада» дает нам представление о том, как обстояло дело с оружием в бронзовом веке.

В одном раскопе был найден топор с закраинами и упором, стоящий где-то посередине между топорами № 2 и № 3 на рис. 100, рядом с копейным наконечником, по форме несколько более ранним, чем наконечник № 3 на рис. 102. Основываясь на таких сопроводительных находках, археологи разрабатывают теории о развитии цивилизации и пытаются датировать ее вехи. На рис. 104 изображены настоящие инструменты, хранящиеся в Британском музее. Это кузнечный инвентарь бронзового века. № 1 – молоты с рукоятками, сделанными наподобие топорищ; № 2 – зубило с хвостовиком, № 3 – полукруглое долото; № 4 – точильный камень из песчаника; и № 5 – наковальня.



Рис. 104. Кузнец бронзового века



Одно из интереснейших открытий, когда-либо сделанных в Англии, – это, по всей видимости, полный набор утвари и орудий семьи, жившей в конце бронзового века. Находку донесла до наших дней пещера Хетери-Берн в графстве Дарем, где, наверное, жили или спасались от опасности доисторические люди. По останкам найденных там черепов видно, что обитатели принадлежали к долихоцефалам средиземноморской или неолитической расы и, возможно, спрятались в пещеру перед угрозой враждебного нашествия. Позднее мы увидим, что жители гластонберийского селения, относившиеся к той же расе, погибли от меча завоевателей.

Среди находок Хетери-Берн были меч, очень похожий на тот, что изображен на рис. 103, только с небольшими выступами рядом с рукоятью на режущем крае лезвия; листовидный наконечник копья, как на рис. 102.5, но без петель; бронзовые диски диаметром 55 дюймов, которыми могли украшать одежду или конскую сбрую; бронзовые ободы, которые надевали на ступицы колеса, – вместе с частями упряжи они свидетельствуют о том, что человек уже одомашнил лошадь.



Рис. 105. Бронзовая брошь и булавка



В пещере были обнаружены несколько ножей с хвостовиком и втулкой; ведро, бритва, долото, топор, как на рис. 100.6, резцы, шила, булавки, кольца, щипцы и золотые браслеты. А еще костяные иглы, веретена, вертела, ножи, нащечные ремни, уздечки и гагатовые браслеты. Все это можно увидеть в Британском музее. Эта великолепная находка включает в себя почти все известные виды инструментов бронзового века, и наши иллюстрации скопированы с вещей, найденных в пещере Хетери-Берн.

Веретено говорит нам о том, что в этой части страны уже в бронзовом веке было известно прядение. Ученые полагают, что и прядение и ткачество возникли в свайных жилищах швейцарских озерных деревень еще во времена неолита. В одежде начали использовать различные типы застежек, подходящие для тонких тканей. На рис. 105 изображена бронзовая брошь из Ирландии в форме полого кольца. Она сделана таким образом, что сквозь нее можно продеть бронзовую булавку и застегнуть плащ, протянутый через кольцо. От этой застежки произошла брошь, имеющая форму разомкнутого кольца.



В кургане этого периода под городком Ист-Ридинг в графстве Йоркшир были найдены остатки льняного савана, обернутого вокруг человеческого скелета, а в других курганах – шерстяные ткани; и саван, и ткани можно выткать только на ткацком станке. Итак, давайте посмотрим, что нужно было сделать ткачихе бронзового века, чтобы превратить комок овечьей шерсти в ткань для шитья одежды. Сначала шерсть вымачивают и стирают, потом окрашивают. Возможно, что для покраски использовали растущий на деревьях лишайник. Если его положить в котел с водой и шерстью и кипятить один-два часа, то получится насыщенный красновато-коричневый цвет. Затем шерсть чешут, то есть превращают ее в тонкий пух, потом идет черед замасливать – название говорит само за себя. После этого шерсть прочесывают – это значит, что шерсть кладут на устройство, похожее на большую масленку с зубьями, которое называется кардой, и затем продергивают через нее другую карду и так готовят шерсть для прядения. В течение многих веков пряжу пряли молодые девушки, и до сих пор по-английски незамужняя женщина – старая дева – зовется пряхой.

Веретено бронзового века представляло собой деревянное приспособление около 1 фута в длину и 1/2 дюйма в диаметре. В нескольких дюймах от одного конца располагается блок веретена, который действует как миниатюрный маховик и помогает крутить веретено. На противоположном конце сделан небольшой надрез, в который вдевали пряжу. Во время прядения пряха держала клок прочесанной шерсти в левой руке, и, вытягивая из него немного шерсти, она скручивала ее пальцами до тех пор, пока не получалась нитка длиной примерно 18 дюймов, которую затем привязывали к веретену. Потом пряха левой рукой вытягивала шерсть небольшими клочками, а правой крутила веретено. Когда веретено переставало вращаться в одну сторону, пряха держала его одной рукой, а нитка продолжала скручиваться все выше и выше по отрезку вытянутой шерсти, и так получалась пряжа, которую затем наматывали на веретено и продолжали прясть таким же образом (рис. 106).



Рис. 106. Прядение



Ткачество появилось в бронзовом веке и стало одним из тех ремесел, которые оказали сильнейшее влияние на человеческий прогресс. Эта замечательная работа выполнялась множеством различных способов, но в основе неизменно лежит один и тот же принцип. Ткань состоит из длинных долевых нитей, которые называются основой, и поперечных нитей, которые переплетаются с основой, проходя под и над долевыми нитями, и называются утком.



Рис. 107. Простейший ткацкий станок с грузилами на долевых нитях



После того как в швейцарских и английских озерных поселениях были найдены грузила от ткацкого станка, которые прикрепляются на концах нитей основы (см. рис. 107), ученые посчитали, что первые ткацкие станки относились именно к этому типу, а грузила нужны были для того, чтобы как следует натянуть ткань. Во избежание спутывания нитей основы в самом низу через них продевали отрезок пряжи. По всей вероятности, сначала ткачиха брала в правую руку моток пряжи, а левой рукой отодвигала нити основы по одной или две за раз и протягивала между ними нить утка от одного края полотна к другому и назад, проводя ее поочередно то впереди, то позади. Возможно, мастерица помогала себе деревянной планкой, подбивая нити утка кверху, чтобы ткань была плотнее.



Рис. 108. Ткацкий станок более усложненного типа



Следующая ступень развития изображена на рис. 108, сделанном со скандинавского ткацкого станка, хранящегося в музее Копенгагена. Помещенная сбоку схема под буквами А и Б показывает, каким образом переплетались нити, и в ходе дальнейшего описания мы увидим, что принцип остается одним и тем же, хотя детали становятся все более проработанными. Над тканью работали сверху вниз, внизу на концах долевых нитей подвешивали грузила. Цифрой 1 отмечен челнок, который пропускают через зев. Зев – это расстояние между нитями основы, где проходит нить утка, заправленная в челнок. Цифрой 2 отмечено галево ремизки, которое на петлях прикрепляют к чередующимся нитям основы. Ткачиха проводит челнок с нитью между нитями основы выше галева, находящегося в положении А. Потом галево перемещают в положение В, при этом нити основы, которые были сзади, выдвигаются вперед, и уток снова пропускают через зев.

Таким образом мастерица продолжает ткать по принципу штопки или плетения, пропуская уток над и под нитями основы, а затем наоборот. Так получается простейшая ткань. Чтобы получилась ткань с орнаментом, берут пряжу разного цвета, и во время работы вместо того, чтобы продевать нить утка над и под нитями основы по одной, пропускают по две-три нити и таким образом создают узор. На греческих вазах изображалась царица Пенелопа, которая ткала на вертикальном ткацком станке, похожем на станок с рис. 108, но позднее его усовершенствовали, сделав верхнюю балку, к которой крепятся долевые нити, вращающейся, чтобы наматывать рулон ткани по мере работы и прибавления длины.



Рис. 109. Бёрдо



На рис. 109 изображено бёрдо, найденное в озерной деревне Гластонбери, но мы сомневаемся в том, что его использовали, как полагают некоторые, чтобы чесать или прибивать нити утка плотнее друг к другу; это было бы довольно неудобно; так что наши читатели вольны сами решить эту задачу: зачем было нужно бёрдо.



Рис 110. Рисунок бронзового века, изображающий ткачих



Иллюстрация 110 сделана с рисунка бронзового века на бронзовом сосуде. Его очень трудно разобрать, поскольку он нарисован прямыми линиями, но если вы присмотритесь внимательнее, то разглядите трех треугольных женщин, которые прядут и ткут на таком же станке, который мы вам только что описали. В Ютландии найдена полуистлевшая одежда этого периода, которая дает основания предполагать, что кусок вытканного на станке материала просто оборачивали вокруг тела, не стараясь придать ему никакой формы. Так получалась мужская туника и женская юбка. Что касается мужской туники, то она дала начало килту – юбке шотландских горцев. Женское платье выкраивалось довольно приблизительно наподобие кимоно, боковые швы зашивали до рук. Возможно, женщины носили плетеные пояса с кистями и застежкой в виде бронзового диска, а волосы собирали в нитяную сетку, закрепленную длинной бронзовой шпилькой. Как мужчины, так и женщины носили кожаную обувь, а еще у мужчины был круглый плащ и шапка грубой вязки из толстой шерсти.



Рис. 111. Бронзовая бритва



На рис. 111 изображен мужчина за бритьем, его бритва очень характерна для Англии бронзового века; вместо мыльной пены он, наверное, смазывал лицо маслом.



Одной из находок пещеры Хетери-Берн был изогнутый кончик оленьего рога длиной примерно 5 дюймов. В нем дважды проделаны отверстия по радиусу изгиба и один раз под прямым углом. Такие же фрагменты рога были найдены в швейцарском озерном поселении. Предполагается, что это нащечные части уздечки. Вероятно, первый фрагмент прикреплялся к крученому кожаному ремешку, который привязывали у рта лошади, а концы его продевали в нащечные пряжки и использовали как поводья. Если осмотреть косое отверстие в одной из этих роговых пластин, окажется, что оно истерто до гладкости, как будто кожаными поводьями. Такие же нащечные детали оголовья описаны в «Илиаде».



Рис. 112. Деревянные колеса



Среди находок Хетери-Берн есть и бронзовые ободы от ступиц колеса. Ступицы предполагают наличие спиц. Первые колеса, скорее всего, были сплошными и устанавливались на оси, как катушка. На рис. 112.А показано колесо другого типа, состоящее из трех досок, скрепленных зажимами «ласточкин хвост». На рис. 112.Б показано, как появились первые спицы, не такие, какие мы видим сегодня, но сделанные по принципу скобы. Вертикальная часть состоит из ступицы, двух спиц и части обода, выпиленных из сплошного куска дерева. Четыре другие спицы вставлены между вертикальной частью и остальными деталями обода. Это колесо из швейцарской деревни, оно относится к первым колесам, так как в том же поселении было найдено колесо более позднего типа, состоящее из деревянной конструкции, окованной в бронзу. Оно имеет 193/4 дюйма в диаметре и четыре спицы, расположенные радиально между ступицей и ободом, как у современного колеса. Мы также знаем, что в озерной деревне Гластонбери найдены прекрасно выточенные деревянные ступицы, относящиеся к раннему железному веку, а в погребениях того же периода в Йоркшире, получивших название колесничных, обнаружены железные ободы колесничных колес.



Рис. 113. Похоронная процессия на осколке горшка



У первых арийских народов, предшественников кельтов, видимо, были телеги, запряженные волами. Возможно, что на территории Англии колесницы появились в позднем бронзовом веке между 700-ми и 500-ми годами до нашей эры.

Любопытно, как люди бронзового века рисовали свои колесницы. Мы помещаем два таких рисунка (рис. 113 и 114). Первый на обломке глиняного сосуда изображает похоронную процессию. Сожженное мертвое тело уложено в большой ящик или нечто в этом роде, установленное на колеснице. Колесницу везут две лошади, а перед ней за поводья ведут боевого коня покойного, как это было сто лет назад на похоронах герцога Веллингтонского, перед гробом которого тоже вели его боевого коня, носившего хозяина в самом Ватерлоо. Второй рисунок вырезан на камне и изображает двухколесную боевую колесницу и четырехколесную телегу, как если бы художник смотрел на них сверху. Тогдашние художники еще не умели правильно рисовать колеса в нужном ракурсе, и потому автор решил изобразить их плашмя, чтобы вы могли понять, что это такое.



Рис. 114. Резьба на камне с изображением двух колесниц и четырехколесной телеги



Колесница – не тот предмет, который дает создателю возможность сильно изменять ее конструкцию. Она непременно должна состоять из настила, поставленного на ось, на котором установлен корпус, к примеру плетеный и покрытый шкурами. Дальше идет центральное дышло с хомутом. Скорее всего, конструкция античной колесницы основана на каком-то подобном простом принципе. И снова нам не остается ничего лучшего, как открыть «Илиаду» и прочитать, как ездили на колесницах.

Найденные ступицы колеса, гагатовые браслеты из пещеры Хетери-Берн и сланцевые кубки в круглых курганах заставляют нас задаться вопросом о токарном станке, ведь все эти вещи, несомненно, выточены. Трудно придумать более простое устройство для обточки, чем стержневой токарный станок (рис. 135), датируемый бронзовым веком.



Мы мало знаем о том, по каким дорогам ездили древние колесницы, хотя в торфяных болотах Восточной Англии сохранились остатки бревенчатых дорог бронзового века, а вместо мостов, наверно, возницы пользовались бродами. В Дартмуре есть два моста, которые до сих пор зовутся Кельтскими. Рис. 115 изображает один из этих мостов в Постбридже, и он имеет именно такую конструкцию, которую можно ожидать от народа, унаследовавшего строительные традиции Стоунхенджа. Мы хотели бы обратить ваше внимание на рог в руках одного из людей на рисунке. Этот музыкальный инструмент взял свою форму от рогов животных, которые раньше использовались для той же цели. Вероятно, кельты трубили в рога во время боя; их изготавливали из бронзы в конце бронзового века. Существует два вида рогов, у некоторых мундштук расположен сбоку.



Рис. 115. Переправа из плит на каменной опоре



Когда человек получил в свое распоряжение бронзовый топор с улучшенными рубящими качествами, он смог расчистить от леса больше пространства для жизни, засеять больше полей и держать больше скота. Он получил и еще одного помощника, так как с бронзовым серпом уборка урожая становилась не такой трудной, как во времена кремневых серпов (рис. 84). В 18-й песне «Илиады» есть прекрасная сцена жатвы – где


 

Жали наемники, острыми в дланях серпами сверкая.

Здесь полосой беспрерывною падают горстни густые;

Там перевязчики их в снопы перевязлами вяжут.

Три перевязчика ходят за жнущими; сзади их дети,

Горстая быстро колосья, одни за другими в охапах

Вяжущим их подают. Властелин между ними, безмолвно,

С палицей в длани, стоит на бразде и душой веселится.

Вестники одаль, под тению дуба, трапезу готовят;

В жертву заклавши вола, вкруг него суетятся; а жены

Белую сеют муку для сладостной вечери жнущим.


 



Рис. 116. Плуг



Теперь чаще употребляли в пищу мясо одомашненных животных, чем добытую на охоте дичь, и это доказывает, что жизнь становилась легче и появлялись другие способы пропитания, кроме охоты. На некоторых скандинавских и лигурийских каменных гравюрах бронзового века изображается первобытный плуг с запряженными быками. Один из таких рисунков мы помещаем в нашей книге, это вид сверху, или схематичное изображение человека, пашущего на двух волах (рис. 117). Вы видите, что рукой он держит плуг, а впереди идет еще один человек, криком подгоняющий волов. Археологи считают, что изобретение плуга – это самое великое событие в доисторической эпохе после начала земледельчества. Плуг появился в Британии в конце бронзового века незадолго до открытия железа. К тому же времени относятся первые открытые сельскохозяйственные поля – небольшие, но настоящие поля кельтов, все еще различимые на равнине Солсбери, и за этот период население Англии увеличилось примерно в 10 раз. Это случилось потому, что с введением плуга земледелие стало более эффективным – появилась возможность собрать с полей гораздо больше зерна и, значит, прокормить больше жителей Британии.



Рис. 117. Каменная гравюра с изображением человека, пашущего на двух волах, как бы увиденного сверху



Керамические изделия по-прежнему изготавливали вручную, без гончарного колеса, но орнамент становился более интересным. Он состоял из прямых линий, расположенных углами, ромбами, елочками, точками и концентрическими кругами (рис. 118). На рис. 119.1 изображен кубок или чаша для питья, который на восточное побережье Британии принесли люди культуры кубков. Он встречается в погребениях, где хоронили покойников, не сжигая их; 2 – это миска для еды; 3 – погребальная урна для захоронения после кремации; и 4 – курильницы. Это не значит, что люди бронзового века пользовались благовониями, название возникло оттого, что в чашах проделаны дырочки. Они встречаются в круглых курганах, возможно, в них приносили священный огонь, чтобы зажечь погребальный костер. Считается, что такой же глиняной утварью, которую укладывали рядом с умершими явно для употребления в загробном мире, пользовались и в повседневной жизни. По той же причине в погребениях находятся и бронзовые орудия, но в основном их перечень ограничивается простыми топорами, ножами, кинжалами и шилами, и это свидетельствует о каком-то символическом значении перечисленных инструментов.



Рис. 118. Орнамент на керамике бронзового века





Рис. 119. Керамика бронзового века



При погребении тело либо зарывали (предание земле, или ингумация), либо сжигали (кремация), и, когда обнаруживается, что оба этих способа применялись в одно и то же время, это немного сбивает с толку, ведь предание земле относится к неолитическим временам, тогда как кремация – кельтский обычай. И все же кремацию, по всей видимости, практиковали еще до пришествия кельтов. Это свидетельствует о том, что долихоцефальные племена со своими обычаями не канули в Лету, а также о том, что кремация пришла с материка вместе с более ранними пришельцами-брахицефалами. В земле выкапывали яму и устраивали гробницу из четырех каменных плит, поставленных вертикально на край и накрытых пятой плитой, или прорубали углубление в известняке, а сверху насыпали землю в виде круглого кургана. В каменистой местности курганы насыпали из булыжников, такая надгробная каменная пирамида называется керном. На рис. 120.1 изображен курган так называемого чашеобразного типа, потому что его форма похожа на перевернутую чашу; на рис. 120.2 показан колоколообразный курган, называемый так потому, что ров и насыпь по внешнему периметру придают ему форму колокола; на рис. 120.3 – дисковый курган.



Рис. 120. Курганы бронзового века



Курганы еще иногда называют могильными холмами; в Дербишире их называют «лоу», в Йоркшире «хау».

Холм Силбери, расположенный в 6 милях на запад от Мальборо на дороге к Бату, по форме соответствует круглому кургану, но имеет высоту 135 футов и покрывает площадь в 6 акров. Холм имеет полностью искусственное происхождение, и в 1907 году в тогдашнем денежном эквиваленте его оценили в 20 000 фунтов.

На верхних камнях, покрывающих гробницы или погребальные залы в курганах, часто встречаются метки, очень похожие на метки на чурингах австралийских аборигенов.

В Ирландии находят предметы небольшого размера, получившие название «солнечные диски». Они сделаны из золота, имеют примерно 23/4 дюйма в диаметре и украшены орнаментом из концентрических кругов. Они свидетельствуют о культе солнца, характерном для бронзового века; еще один широко распространенный символ – это свастика, также считающаяся солнечным символом.

Доисторический человек все еще был пленником магии, на многие вещи налагалось табу, и, как в племени кикую, его жизнью и смертью управляла сложная система ритуалов. Вероятно, обряд кремации был призван не уничтожить мертвое тело, но очистить его от грехов и нечистоты и подготовить дух для загробной жизни. В 23-й песне Илиады дух злосчастного Патрокла является Ахиллу и побуждает его:


 

Спишь, Ахиллес! Неужели меня ты забвению предал?

Не был ко мне равнодушен к живому ты, к мертвому ль

будешь?

О! погреби ты меня, да войду я в обитель Аида!

Души, тени умерших, меня от ворот его гонят

И к теням приобщиться к себе за реку не пускают;

Тщетно скитаюся я пред широковоротным Аидом.

Дай мне, печальному, руку: вовеки уже пред живущих

Я не приду из Аида, тобою огню приобщенный!


 

Мы уже говорили о том, что перечень предметов, которые погребали вместе с умершим в бронзовом веке, ограничивался лишь несколькими символическими орудиями. И снова мы видим, что в урны с человеческим прахом помещали кости таких диких животных, как лиса, крот и мышь; наверняка это должно было что-то символизировать. В курганах рядом с кремированными останками людей находят кости быков, коз, овец, лошадей, свиней и собак; некоторые из них, вероятно, представляют собой остатки поминальной тризны, а лошадей и собак, возможно, убивали, дабы они сопровождали в потустороннем мире своего хозяина, также в погребальный обряд могло входить принесение в жертву рабов и пленников. Еще среди останков находят костяные булавки, обугленные огнем, – видимо, ими закалывали саван на теле, прежде чем сжечь его.

В 24-й песне «Илиады» Гомер рисует прекрасную картину погребения Гектора:


 

Девять дней они в Трою множество леса возили;

В день же десятый, лишь, свет разливая, денница

возникла,

Вынесли храброго Гектора с горестным плачем трояне;

Сверху костра мертвеца положили и бросили пламень.

Рано, едва розоперстая вестница утра явилась,

К срубу великого Гектора начал народ собираться.

И лишь собралися все (неисчетное множество было),

Сруб угасили, багряным вином оросивши пространство

Все, где огонь разливался пылающий; после на пепле

Белые кости героя собрали и братья и други,

Горько рыдая, обильные слезы струя по ланитам.

Прах драгоценный собравши, в ковчег золотой

положили,

Тонким обвивши покровом, блистающим пурпуром

свежим.

Так опустили в могилу глубокую и, заложивши,

Сверху огромными частыми камнями плотно устлали;

После курган насыпали; а около стражи сидели,

Смотря, дабы не ударила рать меднолатных данаев.

Скоро насыпав могилу, они разошлись; напоследок

Все собралися вновь и блистательный пир пировали

В доме великом Приама, любезного Зевсу владыки.

Так погребали они конеборного Гектора тело.


 

В 23-й песне дано даже еще более полное описание похорон Патрокла и погребальных игрищ – там повествуется о том, как


 

К холмам пришедши лесистым обильной потоками Иды,

Все изощренною медью высоковершинные дубы

Дружно рубить начинают; кругом они с треском ужасным

Падают; быстро древа, рассекая на бревна, данаи

К мулам вяжут.


 

Так бревна свозят в назначенное место и складывают в «страшную леса громаду».


 

Друзья посредине несли Менетида Патрокла,

Все посвященными мертвому тело покрыв волосами…

Быстро сложили костер в ширину и длину стоступенный;

Сверху костра положили мертвого, скорбные сердцем.

Множество тучных овец и великих волов криворогих,

Подле костра заколов, обрядили; и туком, от всех их

Собранным, тело Патрокла покрыл Ахиллес благодушный

С ног до главы; а кругом разбросал обнаженные туши;

Там же расставил он с медом и с светлым елеем кувшины,

Все их к одру прислонив; четырех он коней гордовыйных

С страшною силой поверг на костер, глубоко стеная.

Девять псов у царя, при столе его вскормленных, было;

Двух из них заколол и на сруб обезглавленных бросил;

Бросил туда ж и двенадцать троянских юношей славных…


 

чтобы их поглотил огонь.


 

Мощный Борей и Зефир звучащий…

Всю ночь волновали высоко крутящеесь пламя,

Шумно дыша на костер.


 

И после этого, «свежий насыпав курган (как мы уже прочли в описании погребения Гектора), разошлися они». Затем последовали погребальные игры, о которых можно подробно узнать из 23-й песни «Илиады». В следующий раз, когда вы увидите круглый курган, вспомните, что это не просто земляной холм, а скорее видимый знак героической эпохи. Постарайтесь мысленно представить себе картину пылающего погребального костра, и, глядя сквозь дымящиеся вихри времени, увидеть толпу воинов бронзового века, прощающихся со своим вождем.



Рис. 121. План кургана. Брин-Келли-Ду, графство Англси



На рис. 121, 122 и 123 изображен замечательный широкий курган раннего бронзового века в Брин-Келли-Ду; это еще одна разновидность памятников, характерных для того времени. Он включал в себя большой внешний круг из каменных столбов (до нашего времени не сохранившийся). Внешний круг ничто не закрывало от взгляда. Еще три круга скрывались за насыпью над гробницей. Два следующих круга, показанные на плане пунктирными линиями (рис. 121), составлены из вертикальных камней, которые соединяет стена, выложенная сухой кладкой. Однако на самом деле это не круги, так как, если проследить их от начала до конца (включая коридор и гробницу в центре кургана), оказывается, что они формируют непрерывную спираль – магический знак!



Рис. 122. Орнамент на камне. Брин-Келли-Ду



Внутренний круг состоит из отдельно стоящих камней. У подножия некоторых из них лежат обугленные кости молодых людей. Соединяющие их пунктирные линии показывают, что камни расставлены противостоящими парами на одной оси с центром гробницы. С одной стороны внутреннего погребального зала вы заметите нишу, отмеченную черной точкой. Эта точка соответствует колонне из обработанного камня высотой 5 футов 6 дюймов (рис. 123). Камень с орнаментом, приведенным на рис. 122, находится позади погребального зала, а рядом с ним стоит еще один камень в самом центре всей гробницы. Он накрывает собой небольшую яму, где лежат два больших куска красной яшмы. У самого входа в коридор с внешней стороны лежал скелет быка, повернутый головой к входу. По заданию министерства общественного строительства и работ (оно существовало до 1970 года) зал и курган были восстановлены. Датируется он примерно 1500 годом до нашей эры; видимо, этот памятник представляет собой сочетание разных культов, для которых характерны круги и курганы.



Рис. 123. Каменная колонна в гробнице. Брин-Келли-Ду



Теперь мы попробуем дать нашим читателям некоторое представление о миграции и смешивании народов, о транспортных путях, появившихся в эпоху неолита и развившихся в бронзовом веке, и движении по ним. Для начала зададимся вопросом, почему происходили эти значительные перемещения людей, поскольку в основном, не говоря о немногих отважных первопроходцах, обычные люди предпочитают не двигаться с насиженного места, пока их к этому не вынуждают. В палеолите люди переселялись, так как были вынуждены искать новые охотничьи угодья, чтобы выжить, и, даже если человек обосновался на одном месте, он не мог быть уверенным в том, что отныне это будет его постоянное жилище, если только окружающая местность не обеспечивала его круглогодичным пропитанием; если еда заканчивалась, приходилось искать новые земли. Так как еда была одной из причин миграции, естественно, человек стремился уйти подальше от людных центральных районов или нападал на соседние племена, вынуждая уходить их. Войны внесли свой ужасный вклад в переселение народов; уже в наше время, в 1939–1945 годах, мы были свидетелями крупных миграций людей из-за Второй мировой войны. Изучение подобных миграций имеет большое значение, так как может показать, где в самом начале селились люди. Вот почему археологи постоянно производят раскопки, охотясь за первопричиной.

География поможет нам понять естественные причины переселения народов, проходившего по определенным маршрутам. Ранее мы уже говорили о лессе.

Лесс – это песчаный, известковый суглинок, который сначала откладывался в виде пыли, принесенной сильными буранами с ледников в ледниковые эпохи. Лесс располагается широкой зоной, протянувшейся от Уральских гор через Южную Россию до Карпат и Дуная и затем через Северо-Западную Австрию до юга Германии и севера Франции. Мелкие частички лесса не давали укореняться деревьям, и вместо того, чтобы зарасти лесами, эта территория превратилась в великие степи, которые сыграли значительную роль в развитии Европы. Здесь выросли огромные орды людей, которые во времена засухи или перенаселения обрушились на древнюю цивилизацию Востока и вызвали переселение народов. Таким же образом Аравийская пустыня взрастила выносливых людей, которые периодически совершали страшные набеги на своих процветающих соседей или получали выкуп за то, что хранили мир.

Такой народ сталкивается с трудностями, с которыми пришлось встретиться племенам горцев на северозападной границе Индии. Здесь мохманды, африды, вазиры и махсуды, громоздящиеся на пустынных холмах, могут выжить, только если будут взимать дань с караванов, приходящих из равнинных земель. Здесь через великие ворота Хайберского перевала на протяжении многих веков в Индию попадали переселенцы. И арийцы, и Александр Великий – все шли по этой дороге, пока не появился новый путь – морской.

Если вдоль какого-то пути находят глиняную утварь или каменные памятники одного и того же типа, справедливо предположить, что это плоды труда одного народа, двигавшегося по этому пути. Если в курганах бронзового века мы находим золото из Ирландии, стекло или бусы из Средиземноморья, янтарь из Скандинавии, а на кладбище раннего железного века в кентском Эйлсфорде бронзовый кувшин из Северной Италии, то это говорит нам о существовании торговли и торговых путей. Можно не сомневаться, что соль была предметом торговли.

Мы уже говорили об одном из древнейших переселений средиземноморской расы, а также о первом переселении брахицефальных племен и прибытии в Британию людей культуры кубков; а также о передвижении людей, говоривших на арийском языке. Это заставляет нас рассмотреть еще один фактор, имеющий огромную важность для жизни людей, к тому же связанный не столько с миграцией племен, сколько с распространением какой-то великой идеи, ставшей тем рычагом, который перевернул весь образ человеческой жизни. Чудесные рисунки и гравюры ориньяка и мадлена в эпоху палеолита, о которых мы говорили раньше, как и мегалитические памятники эпохи неолита, появились на свет под воздействием какой-то всеобщей вдохновляющей идеи. А позднее, во второй половине бронзового века, мы видим деяния пророков и появление кремации у арийцев и всего того, что она могла подразумевать. Средоточием минойской цивилизации был остров Крит, дом Миноса, затем ее перевезли в Микены на материковую Грецию. Критяне относились к средиземноморской расе; их культура пришла в упадок примерно за 1500 лет до нашей эры. Для них характерны мегалитические сооружения, и они не сжигали мертвых. Пока минойская цивилизация сходила на нет, начиналась героическая эпоха эллинов. Ясон, Агамемнон, Гектор и Одиссей – типичные дикари, явившиеся из северных степей, это были люди, говорившие на арийском языке, которые устраивали своим мертвецам огненное погребение. За ахейцами последовали дорийцы, разрушившие микенскую цивилизацию в Греции, и обосновались на ее месте, превратившись в спартанцев. В начале железного века мы видим великие переселения кельтов, гэлов (или галлов). Это были нордические народы, жившие на севере от Альп и потому названные римлянами трансальпийскими. Эти типичные варвары с дальних берегов Рейна и Дуная разграбили Рим в 395 году до нашей эры и позднее стали постоянной угрозой для Римской империи.

Если средиземноморские племена прошли через Галлию, то позднее переселенцы двигались, видимо, от Марселя (древнее название Массалия) через долину Роны к Шалону, где их путь разделялся на три ветви; одна вела на запад, вниз по Луаре, вторая вокруг парижского бассейна и третья через перевал Бельфор между Вогезами и Юрскими горами и далее вниз по Рейну. Третий путь имеет особую важность, потому что на нем племена, пришедшие из Средиземноморья, смешивались с другим этносом, явившимся с северной стороны от европейских и азиатских гор.

Профессор Флер считает, что люди культуры кубков происходят из стоящего на Днепре Киева южнее Пинских болот. Их поселения были найдены на берегах притоков Марча в Моравии; на притоках Эльбы в районе Праги; у слияния Заале и Эльбы; в устье Одера; на Зюйдер-Зее и потом у слияния Рейна и Майна. На британских островах глиняные сосуды такого же типа встречаются на восточном побережье от Кейтнесса до Кента, а также на западном побережье Шотландии.

Западный берег Дании и Южная Балтика в бронзовом веке были поставщиками янтаря, и два главных торговых пути проходили через Германию на побережье Адриатического моря. Один начинался у Венеции, шел вверх по равнине Адидже, через перевал Бреннер, вниз по Инну до Пассау на Дунае и затем по Модау до Эльбы и Дании. Второй путь начинался от Триеста, доходил до Лайбаха и Граца, потом следовал до Пресбурга на Дунае, оттуда вверх по реке Марч через Моравию и Силезию, далее вдоль Одера, потом через Позен к Висле и Гданьску. Предполагается, что изделия бронзового века, украшенные спиральными узорами, которые были найдены в Шотландии, Камберленде, Ланкашире, Нортамберленде, Южной Ирландии и Мерионетшире и которые характерны для египетского и эгейского искусства, попали в Британию по первому из описанных путей.

Теперь перейдем от сухопутных путешествий к морским и начнем с эпохи Цезаря. Приморские племена венетов занимали территорию, которая в наше время называется Ванном и находится в Бретани, в департаменте Морбиан, и в борьбе против римлян они объединились в конфедерацию племен севера и северо-запада Галлии. По всей видимости, венеты контролировали торговлю с Британией и владели флотом больших кораблей с кожаными парусами, ютовыми надстройками и башнями, однако на их судах не было весел, это и явилось причиной того, что в безветренную погоду римлянам удалось их разгромить.

Если мы вернемся во времена греческого мореплавателя из Массалии Пифея, примерно в 330 год до нашей эры, то узнаем, что он морем отправился в Британию, где велась регулярная торговля между Корнуоллом и Кадисом, который тогда был центром торговли оловом. От мыса Финистерр Пифей поплыл на восток, прошел вдоль северного побережья Испании до Корбило на устье Луары, мимо Ушанта до Края Света (Белерий), где и высадился. Он обогнул Британию на своем корабле, сделал попытку определить ее размеры и указал местонахождение Ирландии. Еще задолго до этого люди культуры кубков с противоположного берега Северного моря прибыли и обосновались на восточном побережье Британии; так что великие мореходы были уже в доисторическом периоде, и традиции мореплавания уходят корнями в это далекое время. В этой книге есть фото с моделями лодки и корабля, относящиеся к той эпохе. Во-первых, это небольшая деревянная модель речной лодки, в которой стоят воины бронзового века со щитами и копьями. Во-вторых, это деревянный «корабль» с чеканной золотой крышкой, на которой вы видите щиты воинов, свисающие с борта корабля, весла и даже волны. На носу корабля два больших глаза, они должны были принести ему удачу во время долгого плавания.

Разговор о торговых путях поднимает вопрос о местонахождении оловянных островов древности – Касситерид (от греческого слова cassiteros, олово): действительно ли были такие острова? Греки и римляне добывали олово в Галиции, Корнуолле и, возможно, на островах Силли, но в основном олово поставлял Корнуолл, и поэтому возможно, что именно Британские острова назывались Касситеридами.

Пифей говорит, что во время отлива жители Белерия на телегах отвозили олово с материка на остров Иктис, где его покупали торговцы, переправляли в Галлию и доставляли на вьючных лошадях в Марсель, и такое сухопутное путешествие занимало тридцать дней. Начнем с того, что местоположение острова Иктис вызывает большие разногласия; некоторые считают, что это гора Святого Михаила, другие видят в нем остров Уайт или Танет. Если олово добывалось в Корнуолле, то добраться оттуда до обоих этих пунктов означало совершить долгое сухопутное путешествие.

Мы узнали, что искусные мореплаватели появились еще в доисторический период, и доступные свидетельства в основном склоняют нас к тому, что олово доставлялось на гору Святого Михаила, рядом с которой оно и добывалось. То, что венеты образовали конфедерацию племен против Цезаря, указывает на их превосходство, причиной которого была оловянная торговля, и если они контролировали движение олова, что очень вероятно, то естественным местом разгрузки товарных судов было бы Корбило.

От Корбило до Марселя примерно 500 миль, то есть тридцатидневное путешествие для вьючной лошади при условии, что в день она будет преодолевать почти по семнадцать миль. Олово отливали в слитки в форме таранной кости, и два таких слитка составляли поклажу одной лошади.

Британия издавна была богата металлами. Медь встречается в Корнуолле, Кардиганшире, Англси, на Сноудоне и в Ирландии. Олово добывается в Корнуолле и Дартмуре. Доисторический человек, скорее всего, добывал медь из глыб горных пород или находил куски руды на склонах холмов, а олово в галечниковых ложах рек. Ирландию можно считать настоящим Эльдорадо Старого Света, и вплоть до 1795 года в холмах Уиклоу находили золото. Его перевозили в Карнарвоншир или устье Мерси, оттуда через Шрусбери, Крейвен-Армз, Вуттон-Бассет, Сэрам, потом глубоким и судоходным Эйвоном в Крайстчерч и далее в Шербур. Другой путь, как видно, пролегал от Мерси через Пик-Дистрикт до Питерборо и Уоша, откуда его переправляли в Данию и Северную Германию.



Интересно взглянуть, как ученые устанавливали торговые пути, нанося на карту места находок бронзовых орудий и золотых украшений. О морских путешествиях свидетельствуют большие запасы бронзовых инструментов, часто встречающиеся на побережьях и в устьях судоходных рек.

Возвращаясь в эпоху неолита, мы находим, что кремень добывали в Граймз-Грейвз (Чертовой могиле) в Брэндоне и Сиссбери под Уортингом. Видимо, там только откалывали крупные куски и затем перевозили в другое место для окончательной обработки. Наверно, кремень перевозили по дорогам в крепости на холмах. Эти старые дороги имеют любопытные названия. Риджуэй («Дорога по гребню холма») ведет из Болотного края вдоль Данстебл-Даунс в Беркшир, Уайт-Хорс и Мальборо-Даунс. Харроуэй идет через Хемпшир из Корнуолла в устье Темзы; а Путь Пилигрима вдоль южных склонов Северного Даунса – эта старая дорога появилась задолго до того, как ее хорошенько протоптали паломники, направляясь к гробнице Томаса Беккета в Кентербери.

Итак, пора подвести итог тому, что мы узнали о бронзовом веке. Введение металла открыло для человека новые сферы деятельности, и в особенности новые возможности для развития личности. Неолитический человек копал землю киркой из оленьего рога и лопатой из звериной лопатки и окружал свои стоянки земляной насыпью. Он откалывал песчаниковые валуны и стоймя устанавливал их в виде менгиров и дольменов. Эта работа требовала терпения и сплоченности действий, когда каждый трудился ради общего блага. Человеку приходилось переселяться с места на место в поисках новых пастбищ для своего скота. Подобно этому народы, сохранившие первобытный образ жизни, такие, как тасманийцы, австралийские аборигены и эскимосы, все время проводят за охотой ради того, чтобы выжить; у них нет ни свободного времени для ссор, ни ценного имущества, ради которого стоило бы затевать войну.

Можно предположить, что ранние племена брахицефалов были сильными и приветливыми людьми; мы видели, что в курганах они похоронены бок о бок с более старыми племенами неолитических долихоцефалов, что указывает на существовавшие между ними дружественные отношения.

По мере того как все больше осваивались металлы, от леса освобождались все большие участки и люди начали осваивать землю. Они получили возможность выращивать больше злаков и выкармливать больше скота; у них появилась собственность. Так возникли возможности для развития отдельной личности; если человек работал усерднее окружающих или оказывался прозорливее, умнее или бережливее, он мог скопить состояние и стать основателем рода и вождем. Племена постепенно сплачивались в нации, и вожди превратились в мелких королей. По мере того как увеличивались богатства и владения и, соответственно, влекли за собой новые искушения, появлялись первые следы оружия, действительно предназначенного для войны. Возможно, что бронзовый век стал свидетелем первого организованного военного конфликта.

Мы можем быть уверены, что эта жизненная экспансия принесла с собой ряд проблем, с которыми никогда не сталкивались пастушеские племена неолита. Так как у человека появилась собственность, он стал беспокоиться за ее безопасность и завидовать чужим богатствам.

Люди бронзового века доказали, что они умели работать сообща и, может быть, пытались, конечно не сразу, решить вопрос, как правильно устроить свою жизнь. Не имея традиций или кодекса поведения, община выродилась бы в толпу. Продолжая двигаться от ранних веков к поздним, мы увидим, что люди всегда были озабочены этой проблемой и находили различные способы управления своей собственной жизнью. Мы не очень ошибемся, если представим себе, что люди бронзового века, подобно гомеровским грекам, жили под властью правителей и знати и все-таки вносили свою лепту в формирование и развитие законов.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 11712


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы