Албания стремиться вернуть утраченную свободу. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албания стремиться вернуть утраченную свободу



загрузка...

В первые два века турецкого господства экономическое развитие Албании шло очень медленно. Помимо общего отрицательного воздействия османского завоевания, свою роль играло и то обстоятельство, что Порта постоянно использовала албанскую территорию как военно-стратегический плацдарм для нападения на средиземноморские державы — Испанию, Венецию, Неаполь. В свою очередь, эти средиземноморские государства в ходе войны с Турцией неоднократно переносили военные действия на побережье Албании, втягивая в них и албанских горцев, не прекращавших борьбы против османского господства.

Хотя к концу XV в. турки в общем сломили организованное сопротивление Албании и овладели ее важнейшими пунктами, горцы продолжали оказывать неповиновение наместникам султана. Они не допускали в горы сипахи, уклонялись от уплаты налогов, совершали набеги на соседние районы. Наибольшее беспокойство завоевателям доставляли три горные области: Химара, Дукагин, Великая Мальсия. Против них неоднократно направлялись турецкие карательные экспедиции.

В 1537 г. для подготовки военных операций против Италии в Южную Албанию прибыл с многочисленными войсками султан Сулейман I. В целях укрепления тыла он первым делом решил привести к покорности химариотов. Все лето в горах Химары шли ожесточенные бои. Местные жители не только отражали атаки турок, но и нападали на их лагеря и обозы. Схваченный возле самой султанской ставки химариот Дамиан заявил на допросе, что он имел намерение убить султана.

Султан так и не решился осуществить намечавшееся им вторжение в Апулию; в сентябре того же 1537 г. он вместе со своей армией покинул Албанию, оставив Химару непокоренной. Туркам не помогло и то, что непосредственно руководивший военными действиями в Химаре великий визирь Аяз-паша сам был омусульманившийся химариот.

В 1570 г. началась новая венециано-турецкая война, вызванная вторжением турок на Кипр. К Венеции присоединились Испания и папа римский. В следующем году соединенный флот католических держав нанес сокрушительное поражение османам в битве при Лепанто. В этой знаменитой морской баталии сражались на венецианских галерах и химариоты. Известие о разгроме османского флота союзниками вызвало большое воодушевление в Албании. К действовавшим на албанской территории венецианским войскам присоединились горцы Дукагина и Химары. Однако в 1573 г. Венеция заключила мирный договор, по которому она уступила Кипр туркам. Выйдя из коалиции, Венеция после этого в течение 70 с лишним лет поддерживала мир с Османской империей. В тот период венецианские агенты в Албании чинили всевозможные препятствия борьбе албанцев за освобождение. Они не останавливались даже перед тем, чтобы доносить туркам о готовившихся против них выступлениях. Республика св. Марка преследовала при этом далеко идущую цель: сдерживая освободительные выступления албанцев против обманов, она рассчитывала тем самым при первой же возможности установить собственное безраздельное господство над Албанией.

Тем не менее албанцы не прекращали попыток сбросить османское иго. Примечательным явлением конца XVI—начала XVII в. было налаживание контактов между отдельными фисами. Проживавшие по соседству друг с другом фисы стали создавать объединенные кувенды для обсуждения общих вопросов. Так возникли общеалбанские кувенды, сыгравшие в дальнейшем руководящую роль в освободительной борьбе албанского народа. Собирались такие кувенды обычно в глухих горных деревнях вдали от глаз турок. В их состав входили вожди фисов, военные предводители, а также католические епископы, через которых кувенды поддерживали связь с европейскими державами. В некоторых кувендах принимали участие и представители соседних стран. В этих случаях кувенды носили характер всебалканских совещаний. На кувендах разрабатывались планы освободительных восстаний, и для их осуществления албанцы искали помощи у австрийского императора, венецианского дожа, римского папы — у всех, кто оказывал сопротивление османской экспансии.

В свою очередь, албанские руководители готовы были признать зависимость Албании в той или иной форме от любой державы, которая поможет ей избавиться от ненавистного ига. Так, в 1599 г. северные албанцы послали к императору Священной Римской империи Рудольфу II, воевавшему тогда против османов, своего делегата с прошением о принятии Албании под его покровительство. Но император, занятый тяжелой борьбой с турками в Венгрии, не среагировал на это предложение.

В 1601 г. большой общеалбанский кувенд собрался в церкви Шен Лешдри (св. Александра) в области Мат. В нем участвовали делегаты от Северной и Южной Албании. Кувенд вынес решение начать войну за освобождение Албании и обратился к венецианскому дожу с просьбой о помощи. В этом послании, принятом 15 февраля 1602 г., говорилось: «Мы, старейшины и главари всего албанского народа, одушевленные одним с народом нашим духом, вероисповедания римско-католического, собрались в числе 2656 лиц в стране Дукагинов в св. Александре и поклялись возвратить нашему албанскому народу древнюю свободу и независимость, которой он пользовался во времена князя нашего Юрия Скандербега. Нас, католиков, всего 40 000 храбрых воинов, готовых сражаться за святую веру, как в дни нашего князя Юрия; к нам присоединятся православные Албанцы и Сербы, наши соседи, и в течение трех дней мы выставим более 100 000 отважных воинов, и с каждым днем будут увеличиваться наши силы, и с помощью Бога и вашей светлости мы пойдем на Царь град»1. Чтобы получить поддержку Венеции, албанцы соглашались принять венецианское подданство при условии предоставления им самоуправления, освобождения от военной повинности и налогов. Послание общеалбанского собрания привезли в Венецию делегаты — епископ Задримы Никола Барди и выходец из старинной феодальной семьи Поль Дукагини. Венецианская республика стремилась поддерживать в это время мирные отношения с султаном, да и условия принятия албанцами венецианского подданства ее явно не устраивали. Албанским представителям венецианский сенат ответил, что время для войны против турок еще не наступило. Ни оружия, ни денег албанцы не получили. Более того, венецианцы, не жалея дукатов, привлекли на свою сторону некоторых руководителей кувенда и добились раскола его руководства. Начавшееся было в ряде прибрежных районов Албании восстание заглохло.

Завершив в 1606 г. войну с европейской коалицией, Порта решила «навести порядок» в своих беспокойных албанских владениях. Первый удар она направила против горцев санджака Дукагин, где сипахийская система была введена лишь формально. В 1610 г. войска шкодринского санджак-бея с запада и призренского с востока предприняли военные операции вдоль дороги Шкодра — Призрен. Сломив сопротивление слабо вооруженных горцев, турки установили сквозное движение по этой важной магистрали, являвшейся частью кратчайшего пути, связывавшего Шкодру и Стамбул. В придорожных деревнях расположились турецкие гарнизоны. Карательные отряды разорили и многие горные деревни, однако утвердить свое господство в горах завоевателям не удалось.

Немалое беспокойство турецкому правительству доставляли и горцы Великой Мальсии. В начале XVII в. они создали антиосманскую лигу, объединившую как албанских, так и черногорских горцев. В случае необходимости эта лига могла выставить 5—6 тыс. вооруженных воинов. Входившие в лигу горцы совершали набеги на турецкие гарнизоны не только в близлежащих районах, но и в Косово, Македонии и Болгарии.

После окончания операций в Дукагине турецкая армия численностью в 25 тыс. человек выступила против горцев Великой Мальсии. После упорных боев, происходивших в 1612 г., войска султана отступили, оставив убитыми более 300 сипахи. В следующем году в экспедиции участвовали войска из семи санджаков, но они не имели успеха.

Османские правители предпринимали как военные, так и политические меры для подчинения албанских горцев. К XVII в. албанские историки относят создание системы байраков, охватившей Северную и Северо-Восточную Албанию. Байрак (тур. — знамя) являлся территориальной единицей, включавшей в себя ряд фисов. Большие фисы иногда делились на несколько байраков. Начальники байраков — байрактары, подбиравшиеся из горской знати, были представителями власти завоевателей в горах. Они занимались, в частности, вербовкой наемников для султанской армии. Участие в военных экспедициях турок способствовало обогащению байрактаров, приобретавших феодальные черты, а сама их должность стала наследственной. Байрактары проявляли все большую самостоятельность и в дальнейшем иногда участвовали в антиосманской борьбе.

В ходе борьбы с османскими завоевателями расширялись связи албанцев с другими народами. На состоявшемся в сентябре 1614 г. в Кучи (Черногория) совещании представителей Албании, Черногории, Боснии, Герцеговины Сербии, Болгарии, Македонии и Далмации был даже разработан план большого общебалканского восстания. Предполагалось, что повстанцев поддержит французский герцог Карл Неверский, потомок Палеологов по материнской линии, который готовил под флагом возрождения Византийской империи военно-морскую экспедицию против турок. Однако план этот сразу же рухнул, так как эскадра герцога Неверского сгорела накануне выступления в поход.

Албанцы все еще надеялись на помощь европейских христианских государств. Албанский священник и писатель Пьетер Буди в записке, поданной в 1621 г. кардиналу Гоцадино, сообщал, что 30 тыс. албанцев готовы поднять оружие против турок, как только войска какой-либо из христианских держав высадятся в Албании.

Однако папа римский и европейские государи, поглощенные все сильнее разгоравшейся в Европе Тридцатилетней войной, не удостаивали вниманием обращения албанцев. Вероятно, по этой причине в последующие десятилетия в Албании не предпринимались новые попытки всеобщего освободительного восстания. Правда, локальные выступления против османской власти не прекращались. Центром их на юге Албании по-прежнему оставалась Химара, и связаны эти выступления были с венециано-турецкими войнами. Начавшийся в середине XVII в. новый цикл этих войн являлся следствием стремления Османской империи захватить последние венецианские форпосты в Леванте. Продолжавшаяся 25 лет, с 1644 по 1669 г., венециано-турецкая война завершилась потерей венецианцами Крита. В 1684 г. Венеция примкнула к «Священной лиге» — антиосманской коалиции некоторых европейских держав, к которой позднее присоединилась и Россия. Военные действия развернулись и в горах Южной Албании.

О тогдашних событиях химариоты рассказывали в историческом очерке своей провинции, составленном в 1759 г. для российского правительства: «В 1686 г. по причине объявления себя соучастниками венецианам, бывшим тогда в согласии с императором, Россиею и Польшею, подвержены были ужасным притеснениям румелийского беглербея, который в половине зимы с многочисленным войском на них для истребления ударил, но напоследок с уроном отступить принужден был». Через четыре года отряды химариотов осадили с суши Влёру и крепость Канину, в то время как с моря против них действовал венецианский флот. Карловицкий мир (1699 г.), завершивший войну «Священной лиги», закрепил некоторые военные успехи венецианцев, в частности, отвоевание у турок Мореи.

Стремясь получить реванш, Порта в 1714 г. начала новую войну с Венецией, на сторону которой стала Австрия. В этой войне наемные отряды химариотов, как и раньше, участвовали в составе венецианского флота во многих битвах с турками. Тогда Порта предприняла новую карательную экспедицию против химариотов, действовавших заодно с ее врагами. В 1716 г. к берегам Албании прибыл с эскадрой капитан-паша (главнокомандующий турецким флотом) Джанум Ходжа, намереваясь овладеть принадлежавшим Венеции островом Корфу. Как говорилось в упоминавшемся уже обзоре истории Химары, турецкий адмирал «за полезно разсудил, выгрузясь из судов, отмездие над чимариотами взяв, почему 24 июня почти с 30 000 человек Дримадес (Дермиу) атаковал и напоследок по жестоком и ужасном сражении отступить и, войско свое с потерею паки на суда посадя, к Корфу следовать принужден был...» Дряхлевшая республика дожей, охотно использовавшая в своих войнах албанских горцев, замечательных воинов, не хотела, да и не могла помочь Албании освободиться от османского ига. В самой Албании со второй половины XVII в. наблюдался отлив волны антиосманских выступлений, чему способствовал далеко зашедший к тому времени процесс исламизации населения.



1 Перевод документа с итальянского языка принадлежит русскому историку XIX в. В.В. Макушеву.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2155


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы