Разгром султанской армии под Шкодрой (1787 г.). Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Разгром султанской армии под Шкодрой (1787 г.)



загрузка...

Конфликт между албанскими феодалами и Портой благоприятствовал честолюбивым замыслам Махмуд-паши, стремившегося расширить и упрочить свою власть. «Человек молодой, храбрый и предприимчивый», по словам российского посланника в Турции Я.И. Булгакова, Махмуд-паша повел энергичную борьбу за расширение границ своего пашалыка.

В июне 1785 г. Махмуд Бушати с 20-тысячной армией вторгся в Черногорию и вскоре занял Цетине. Завоеванные районы были обложены данью. Однако Махмуду Бушати, как и его предшественникам, не удалось покорить Черногорию. Через короткое время свободолюбивые горцы восстановили свою независимость.

По возвращении из Черногории Махмуд-паша предпринял поход против правителя Бератского пашалыка Курд-паши. Разбив его войска, он присоединил к своим владениям крупный торгово-ремесленный город Эльбасан. В последующие годы Махмуд-паша продолжал расширять границы пашалыка и укреплять свою власть, изгоняя назначенных Портой чиновников и заменяя их своими людьми. В конце концов это вызвало решение султана объявить шкодринского пашу мятежником. В марте—апреле 1787 г. паши Европейской Турции получили султанские фирманы (указы), в которых правитель Шкодры объявлялся «главарем бунтовщиков» и пашам предписывалось немедленно выступить против него в поход.

Несмотря на громы и молнии, которые султан метал на голову «мятежника», не только в Албании, но и далеко за ее пределами были распространены настроения сочувствия и симпатии по отношению к нему. Об этом писали в своих донесениях российские консулы, находившиеся в разных районах султанских владений в Европе. Так, по сведениям П. Бицилли, консула в Арте (Эпир), о Махмуд-паше говорили, что «он очень хорошо управляет своим государством, справедлив ко всем, как к богатым, так и к бедным, относится к Порте как нужно, но не хочет, чтобы другие господа получали обычные подарки. По этой причине его изображают мятежником».

Для военных операций против Махмуд-паши Порта сформировала две армии. Первая из них, численностью около 40 тыс. человек, под командованием бейлербея (генерал-губернатора) Румелии Мехмед-паши Айдослы должна была действовать против Шкодринского пашалыка с востока и юга. Второй армии, численностью 16—17 тыс. человек, под командованием губернатора Боснии Селим-паши предписывалось наступать на Шкодру с севера. К берегам Албании отплыла и турецкая эскадра под командованием Хасан-паши в составе двух линейных кораблей, пяти фрегатов и нескольких мелких судов.

Махмуд-паша со своей стороны тщательно готовился к войне с султаном. Стремясь заручиться поддержкой широких слоев населения, он использовал традиции борьбы албанцев против османского нашествия и всегда популярное в Албании имя ее руководителя Скандербега. В апреле 1787 г. российский консул в Далмации А. Палладоклис сообщал в Петербург, что Махмуд-паша «кует на свое имя деньги, называя себя потомственным наследником славного Георгия Кастриота Скандербея, собирает всеми силами войска».

Начало военных действий ознаменовалось успехами Махмуд-паши, нанесшего в мае 1787 г. поражение войскам бейлербея в районе Скопье. Но затем военная ситуация изменилась. Помимо большого численного перевеса султанской армии, решающую роль сыграл переход большинства мусульманских феодалов на сторону султана. К концу августа вся территория Шкодринского пашалыка была оккупирована султанскими войсками. Правда, им не удалось захватить самого пашу, успевшего укрыться с двумя-тремя сотнями верных бойцов в шкодринской цитадели Розафат. Современникам положение Махмуд-паши казалось безнадежным. Но проходили недели, а Розафат продолжал держаться.

Безрезультатность этой осады, возникшие в турецком лагере перебои с продовольствием и боеприпасами и в довершение всего поступившие известия о начале русско-турецкой войны вызвали среди осаждавших замешательство, а в рядах находившихся в крепости воодушевление. К тому же симпатии шкодринцев и окрестных жителей были всецело на стороне Махмуд-паши, а осаждавшая Розафат армия сумела за короткое время настроить против себя местное население. Султанские войска разоряли сады, разрушали дома, грабили села, поджигали церкви и монастыри. Торговцы и ремесленники страдали от расстройства в делах, а все горожане от дороговизны. Всеобщая ненависть к оккупантам вскоре выбилась в антитурецкое восстание, охватившее Северную Албанию.

Восстание началось в Шкодре в ночь на 25 ноября 1787 г. Жители квартала кожевников напали на войска бейлербея. Одновременно по туркам ударил гарнизон Розафата во главе с Махмуд-пашой. Застигнутая врасплох турецкая армия была разбита и в беспорядке бросилась бежать к реке Дрин. Однако переправиться через нее удалось немногим. Отряды горцев во главе с капитаном Мирдиты, заняв заранее переправы, довершили разгром султанской армии. Потери турок только убитыми составили около 6 тыс. человек. В результате понесенного поражения армия бейлербея совершенно распалась. Самого бейлербея посланные Портой в действующую армию чауши1 с трудом разыскали где-то в Румелии. С ним было всего семь человек. Победе албанцев способствовал разлад в самом турецком лагере. Боснийский паша не участвовал в сражении: по одним сведениям, он еще до начала боя покинул со своим войском лагерь осаждавших, по другим же, хотя и находился там, но лишь в качестве стороннего наблюдателя. После развязки он без каких-либо помех со стороны Махмуд-паши вернулся в Боснию.

Значение разгрома армии бейлербея вышло далеко за рамки конфликта между султаном и его непокорным вассалом. Со времени Скандербега османские завоеватели еще не терпели такого поражения в Албании. Сила полученного ими удара была результатом совместного участия в борьбе широких слоев населения — горцев и горожан, крестьян и ремесленников, мусульман и христиан.

Одержанная Махмуд-пашой победа имела и международный резонанс. События в Северной Албании привлекли внимание Петербурга. В правительственных кругах России сочли целесообразным в обстановке все более разгоравшейся войны с Османской империей установить политические контакты с пашой Шкодры, который не только лишил Порту весьма важных для нее военных ресурсов Северной Албании, но и отвлек своим мятежом значительные турецкие силы с берегов Дуная.

Со своей стороны Махмуд-паша был также непрочь завязать внешнеполитические связи с Россией. Вместе с тем нет серьезных оснований считать, что правитель Шкодринского пашалыка хотел вести дело к полному разрыву с Портой и созданию независимого албанского государства. Влиятельные общественные круги Северной Албании выступали за сохранение зависимости от Османской империи и примирение с султаном, и Махмуд-паша, хотел он того или не хотел, должен был считаться с их позицией. Но шкодринский правитель стремился обеспечить для себя лазейку на тот случай, если Порта не пойдет на примирение и будет упорствовать в стремлении лишить его власти. Весной 1788 г. в Рагузу (Дубровник) прибыл агент русского правительства И. Оливьери. Через доверенного человека Махмуд-паши, монаха-францисканца Э. Франкини ди Баньо, он передал паше, что Россия готова оказать ему всяческую поддержку и помощь. Паша Шкодры, в свою очередь, проявил готовность к военному сотрудничеству с Россией и представил свой проект соглашения по этому вопросу в форме письма российскому посланнику в Венеции А.С. Мордвинову. Здесь были изложены конкретные пожелания североалбанского правителя к России, в частности о передаче ему после предполагавшегося прибытия русского флота на Средиземное море2 шести линейных кораблей и нескольких фрегатов для поддержки его с моря и 60 тыс. дукатов в качестве субсидии для привлечения на его сторону соседних пашей. После выполнения этих условий Махмуд-паша обязывался начать наступательные операции против турок: «...внесть мое оружие до самых Салоник и Монастыра и тем самым открыть удобный путь войскам российским в Константинополь»3. Однако происшедшие вскоре драматические события привели к срыву переговоров между Махмудом Бушати и дипломатическими агентами России.

В январе 1788 г. в войну против Османской империи вступила Австрия. Габсбургская монархия создала себе прочные позиции на Балканах в результате успешных войн с Османской империей в XVII—XVIII вв. Считая Северную Албанию своей сферой влияния, австрийское правительство было недовольно контактами русских агентов с Махмуд-пашой. Австрийский император Иосиф II направил в июне 1788 г. в Шкодру своего личного представителя де Броньяра с поручением убедить Махмуд-пашу предпринять наступательные операции в направлении Боснии, для того чтобы помочь воевавшей там с турками австрийской армии. Посланец венского двора прибыл в столицу Северной Албании в разгар шедшей здесь острой борьбы между приверженцами Порты и сторонниками соглашения с христианскими державами. Продолжавшиеся неделю переговоры с австрийским представителем закончились вполне благополучно. Махмуд-паша обещал выступить против турок и действовать вместе с черногорцами и присланными в Черногорию австрийскими войсками. Австрийцы выдали Махмуд-паше 50 тыс. дукатов на военные издержки.

Соглашение, однако, не было реализовано. Закончив переговоры с Махмуд-пашой, де Броньяр и его спутники вечером 21 июня выехали в Черногорию. Не успели они отъехать от Шкодры, как на них напала сопровождавшая их охрана. Де Броньяр и два австрийских офицера были убиты. До сих пор не известно, пали ли австрийцы жертвой вероломства Махмуд-паши или же это была провокация со стороны тех феодальных кругов Шкодры, которые любой ценой стремились сорвать переговоры шкодринского правителя с Россией и Австрией и добиться примирения с султаном. Так или иначе, после убийства посланцев австрийского императора Россия и Австрия прекратили всякие сношения с Махмуд-пашой. Вслед за тем австрийские агенты организовали нападение черногорцев на его владения.

Когда дела приняли такой оборот, нуждавшаяся в военных ресурсах Албании Порта проявила склонность «простить» Махмуд-пашу при условии, что тот примет участие в военных действиях. Махмуд-паша принял это условие. В августе 1789 г. недавний «мятежник» был подтвержден в своей должности шкодринского паши и получил третий бунчук4 и звание сераскера (главнокомандующего) Албании.



1 Чауш (тур.) - военно-административный чин в Османской империи. Чауши часто использовались Портой и правителями санджаков в качестве чиновников по особым поручениям.
2 Эта экспедиция была отменена вследствие начала в 1788 г. войны России со Швецией.
3 Документ, как и в других аналогичных случаях, цитируется по современному переводу.
4 Трехбунчужный паша (визирь) - высший чин в турецкой военно-феодальной иерархии.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3157


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы