Албания в середине XIX в.. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албания в середине XIX в.



загрузка...

В середине XIX в. территория в западной части Балкан, населенная по преимуществу албанцами, была шире нынешних границ Албании. Она делилась на четыре области — Гегерию, Тоскерию, Косово и Чамерию. По оценкам албанских историков, в этих областях жило тогда около 1 млн 100 тыс. человек, в том числе 950 тыс. албанцев. Остальную часть населения составляли главным образом греки, сербы, болгары, влахи.

Значительная часть албанского населения — около 87 % — по-прежнему жила в деревнях и занималась сельским хозяйством. Ту же продукцию, что и в предшествующие века, давали поля и пастбища. Наиболее распространенной зерновой культурой являлась кукуруза, следом за ней шли пшеница, рожь и ячмень. Из технических культур был распространен табак. В прибрежных районах имелось много оливковых рощ, и оливковое масло вместе с табаком занимало первое место в албанском сельскохозяйственном экспорте. Наряду с земледелием важной отраслью сельского хозяйства являлось животноводство. Наибольшим было поголовье овец и коз. Методы ведения животноводства, как, впрочем, и земледелия, были весьма отсталыми, что определялось характером производственных отношений. К середине столетия закончился процесс их трансформации, начавшийся более чем за два века до этого.

Сипахийская система — феодальная основа Османской империи в первые века ее существования — в начале XIX в. фактически распалась, а в 30-е годы этого века была официально отменена. Однако в силу политической и общественной отсталости Османского государства капиталистические отношения в сельском хозяйстве не развивались. На месте условных владений — тимаров и зеаметов — возникли частнофеодальные поместья — чифлики. Владельцам чифликов — чифлигарам — принадлежали значительные площади обрабатываемых и необрабатываемых земель. Чифлигары наряду с сохранившими еще в 30—40-е годы XIX в. свои позиции военными феодалами, а также горские байрактары, крупные чиновники турецкой администрации, верхние слои мусульманского духовенства составляли господствующий класс страны. На низших ступенях социальной лестницы находилось крестьянство.

Подавляющую часть аграрного населения — около 85 % — составляли мелкие и средние крестьяне. Хотя официально после отмены сипахийской системы они превратились в свободных собственников, фактически сипахи, байрактары, турецкие чиновники сохраняли над ними полуфеодальную власть. Около 15 % крестьян были лишены земли и работали в феодальных поместьях арендаторами или поденщиками. Процент безземельных крестьян постоянно рос, одновременно за счет крестьянской собственности росли размеры феодальных латифундий. Наиболее отсталым в социально-экономическом отношении регионом страны являлись горы Северной Албании. Здесь сохранялись еще значительные пережитки родовых отношений, в частности, широко был распространен обычай кровной мести. Условия существования горского населения, и так уже очень трудные, к середине XIX в. еще более ухудшились. В предшествующий период одним из главных источников доходов для албанских горцев наряду с занятиями животноводством служило наемничество. Однако введение в Османской империи в 30-е годы XIX в. воинской повинности лишило горцев этого занятия. Кроме того, усиление прямого контроля Порты над Албанией сделало более тягостным для горцев налоговое бремя.

Около 13 % населения страны жило в городах. Наиболее крупными городами в конце 30-х годов XIX в. были Шкодра (25 тыс. жителей), Гирокастра (10 тыс.), Эльбасан (8 тыс.), Берат (8 тыс.), Тирана (7 тыс.). Самым значительным городом Косово в те годы был Призрен — 20 тыс. жителей. Города являлись административными центрами, а также центрами торговли и ремесла. На первом месте здесь стояла Шкодра, где в 1842 г. насчитывалось около 2600 лавок и ремесленных мастерских. Крупные шкодринские купцы соперничали по своему богатству с чифлигарами. Их торговая сеть распространялась не только на Северную и Центральную Албанию, но и на Черногорию и часть Македонии. Около 60 торговых фирм Шкодры имели своих торговых корреспондентов в Триесте и через них были связаны с европейским рынком.

В 30—40-е годы XIX в. в Албании наблюдалось оживление товарно-денежных отношений. Рост государственных налогов и одновременное увеличение спроса на изделия промышленности и ремесла вынуждали крестьян чаще прибегать к услугам городских рынков. В городах происходил распад цеховой организации с ее строгой регламентацией цен, ассортимента и качества изделий. Возникали мастерские, не связанные с цехами, характер деятельности которых определялся уже не цеховыми уставами, а требованиями рынка, законами конкуренции. Но в середине XIX в. процессы эти находились еще в начальной стадии. Албания, расположенная менее чем в 100 км от итальянского побережья, находилась еще в феодальном средневековье. Это проявлялось не только в характере общественных отношений. Типографии, почта, дорожная сеть, санитарная служба и другие атрибуты цивилизации здесь полностью отсутствовали. Власти Османского государства не проявляли какой-либо заботы об образовании своих подданных. В результате около 98% населения Албании было неграмотным. В подавляющем большинстве деревень не имелось ни одного грамотного человека. Существовавшие немногие начальные школы зависели от духовенства. Преподавание тут велось на турецком, греческом или итальянском языках, и училища эти являлись очагами распространения чужой культуры и идеологии.

Гирокастра. Вид на город из крепости. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло
Гирокастра. Вид на город из крепости. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло

Верхний парадный этаж в городе Гирокастре. Фото Г.А. Аhubhjgekj
Верхний парадный этаж в городе Гирокастре. Фото Г.А. Аргиропуло

Ликвидация в 20-е — начале 30-х годов XIX в. больших полунезависимых пашалыков в Албании привела к усилению непосредственного контроля Стамбула над непокорной страной. Для удержания Албании и других завоеванных стран в составе империи ее правящие круги прибегали не только к насилию. Беспрерывные восстания в различных провинциях Османской империи, приведшие к отпадению от нее некоторых стран, постоянные поражения в войнах с Россией побудили некоторых наиболее дальновидных представителей господствующего класса империи искать выхода на путях «европеизации» и модернизации отсталой общественной и политической структуры Османского государства. 3 ноября 1839 г. салют пушек босфорских фортов возвестил начало эры реформ в Османской империи. В этот день на площади Гюльхане перед летним султанским дворцом в присутствии высших светских и духовных сановников империи, руководителей религиозных общин, иностранных дипломатов был оглашен от имени 16-летнего султана Абдул-Меджида, незадолго до этого вступившего на престол, хатт-и шериф (священный указ). Новый султан торжественно обещал всем своим подданным независимо от их вероисповедания и общественного положения обеспечить безопасность жизни и имущества. Османский самодержец признал также необходимость справедливого налогообложения и отмены откупной системы, упорядочения системы рекрутского набора и ограничения срока действительной военной службы четырьмя—пятью годами.

Гюльханейский хатт-и шериф открыл новый период османской истории, получивший название «танзимат». Несомненно, что реформы эти служили цели постепенного преобразования феодального государственно-политического строя Османской империи на принципах буржуазной идеологии и права. Но столь же несомненно, что одной из важных целей танзимата было если не увековечение, то по крайней мере укрепление господства правящей верхушки Османской империи над порабощенными народами. Этому способствовали административные, военные и иные реформы, начавшие проводиться Портой еще до официального провозглашения в 1839 г. танзимата. В 1836 г. европейские владения султана были разделены на большие военно-административные единицы — эйялеты. Земли с албанским населением попали главным образом в два эйялета — Монастырский и Янинский. В 1864 г. эйялеты заменили вилайетами. Албанские земли оказались в составе Шкодринского, Косовского, Монастырского и Янинского вилайетов. При всех изменениях, которые претерпело административное деление Албании с 30-х годов XIX в., можно заметить, что Порта последовательно придерживалась двух принципов: не объединять никогда албанцев в рамках одной административной единицы и включать в эти единицы наряду с албанскими землями территории, населенные сербами, болгарами, греками и другими народами. Принцип «разделяй и властвуй» и раньше находился в арсенале османских завоевателей, но к середине XIX столетия он претерпел определенную трансформацию: раньше разжигалась вражда между религиозными общинами — миллетами, а теперь, в условиях подъема национально-освободительного движения, сеялась межнациональная рознь. Политика Порты затрудняла освободительную борьбу албанского народа, но не могла ее приостановить.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2552


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы