Албанская лига создает на местах свои органы управления. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албанская лига создает на местах свои органы управления



загрузка...

Летом 1879 г. Порта дала отрицательный ответ на предложение лиги об объединении всех областей Европейской Турции с албанским населением в самоуправляющийся албанский вилайет. При этом стамбульское правительство утверждало, что требования албанцев будут выполнены при условии претворения в жизнь ст. 23 Берлинского договора от 13 июля 1878 г. Она предусматривала проведение в Европейской Турции ограниченных административных реформ. Следует напомнить, что державы — участницы Берлинского конгресса мыслили проведение этих реформ исключительно в рамках существовавшей административной структуры османских провинций в Европе, без учета национального состава их населения.

Между тем с лета 1878 г., т.е. со времени образования Албанской лиги, в албанских областях явочным порядком стала создаваться национальная администрация. Основу ее составляли местные комитеты лиги численностью в 12 человек, они избирались населением во всех городах и больших селениях. С созданием органов лиги на местах авторитет Порты и ее представителей в Албании значительно упал. Существенно были урезаны и некоторые важные прерогативы турецкой администрации. Разладилась турецкая налоговая система, резко сократились налоговые поступления из Албании в государственную казну. Отказ крестьян и горожан отдавать свои деньги османским сборщикам налогов был вызван не только обнищанием трудовых слоев населения в результате войны. Жители городов и сел выражали убеждение, что Османская империя не имеет права брать с них налога, так как она не в состоянии защитить их землю. Во многих случаях часть этих налогов собиралась местными отделениями лиги и шла на организацию обороны пограничных албанских земель и на помощь албанским беженцам, прибывавшим с территорий, которые по решениям Берлинского конгресса отошли к соседним балканским государствам.

Подлежащие призыву в турецкую армию албанцы отказывались от службы и записывались добровольцами в ополчение Албанской лиги. Значительно усилилось и дезертирство албанских солдат из турецких гарнизонов Европейской Турции.

Возникновение Призренской лиги, усиление ее авторитета и влияния среди албанского населения парализовали в большой степени и турецкую судебную систему в Албании. Учрежденные здесь в ходе проведения танзиматских реформ государственные суды, в которых господствовали произвол, коррупция и волокита, вызывали к себе негативное отношение широких слоев населения. Весной 1879 г. в Косовском вилайете началась агитация за создание «народных судов», которые действовали бы в соответствии с условиями и обычаями страны. Движение это вскоре распространилось и на Шкодринский вилайет. Под нажимом лиги султан узаконил албанские суды в Косово, они могли теперь функционировать параллельно с турецкими государственными судами. Однако требование Призренской лиги о роспуске государственных судов в Косовском вилайете не было удовлетворено. В ответ на это лига объявила бойкот турецким судам и ввела наказания для тех лиц, которые решились обратиться к ним.

Там, где специальные албанские суды не были учреждены, функции их нередко исполняли местные комитеты лиги. Следует отметить, что деятельность судебных учреждений, связанных с Албанской лигой, отнюдь не зиждилась во всем на светских и национальных началах. Юридические нормы, которыми руководствовались эти учреждения, являлись своего рода смесью установлений обычного права с канонами мусульманского религиозного закона — шариата. При всей эклектичности и несовершенстве системы правосудия, созданной Албанской лигой, она была более эффективной и соответствующей интересам населения, чем существовавшая турецкая система. Таково было мнение некоторых иностранных наблюдателей. Российский генеральный консул в Салониках Ульянов писал о порядке и законности в округе Дибра: «Здесь члены лиги строго преследуют разбойничество и убийства, приговаривая нередко преступников к смертной казни или сожжению домов и имущества их, тогда как турецкое правительство в своих провинциях никоим образом не может прекратить разбойничество и обеспечить жизнь мирных селян».

Хотя отделения лиги сильно потеснили, а в некоторых случаях оттеснили турецкие органы управления, органы эти продолжали функционировать. В городах Албании действовали турецкие административные и судебные учреждения, по-прежнему находились турецкие гарнизоны. Фактически во многих районах Албании сложилось двоевластие, и отношения между этими двумя властями отнюдь не были безоблачными. Исход часто возникавших конфликтов между органами Албанской лиги и турецкими властями зависел от соотношения сил в данный момент в том или ином регионе, последовательности и твердости руководителей лиги, важности для Порты затронутой в конфликте проблемы. В этой связи характерны два эпизода.

В первой половине октября 1879 г. в Призрене заседал Генеральный совет Албанской лиги. На нем была предложена резолюция с требованием к султану о предоставлении Албании полной административной автономии. Узнав о том, что многие члены совета высказываются за принятие резолюций, Порта дала указание мутасаррыфу Призрена немедленно закрыть заседание лиги и выслать ее представителей. С помощью турецкого гарнизона губернатор выполнил указание правительства. Большинство членов совета беспрекословно подчинилось приказу властей. Но случившийся через полгода в том же Призрене конфликт между местным отделением лиги и турецкими властями имел иной исход. В конце марта 1880 г. руководители отделения потребовали от турецких властей высылки всех чиновников, враждебных лиге. Для подкрепления своего требования комитет лиги в Призрене ввел в город вооруженные отряды албанцев из Дьяковы и Люмы.

Оказавшись перед лицом превосходящих сил, мутасаррыф Призрена вынужден был подчиниться. Он телеграфировал своему начальству: «Лига письменно осмелилась предписать мне управлять страной с помощью только пяти чиновников. Прошу ответить мне немедленно: мы ли имеем право правления или лига должна управлять нами?» Нет данных о том, как вышестоящее начальство реагировало на этот «крик души» чиновника, которому выпала доля нести службу в регионе, где несколько лет власть делилась между Портой и Албанской лигой. Первая, нуждаясь до поры до времени в услугах второй, старалась по возможности избегать открытых конфликтов.

В некоторых случаях султанское правительство шло на определенные уступки албанской национальной организации. Среди программных требований лиги было удаление из Албании чиновников неалбанского происхождения и замена их албанцами. Летом 1880 г. некоторые видные представители албанской феодальной знати, связанные с Албанской лигой, получили важные административные посты. Так, богатые помещики Мехмет Али-бей Вриони и Накиб-бей были назначены мутасаррыфами соответственно в Берат и Гирокастру, а Абедин-паша Дино даже возглавил министерство иностранных дел Османской империи.

Албанские мусульманские беи, продолжавшие поддерживать тесные связи с Портой, являлись в лиге той силой, которая активно противодействовала автономистским и антитурецким тенденциям. Влияние этих кругов отрицательно сказывалось на деятельности центральных органов лиги. Как уже говорилось, при основании Албанской лиги в Призрене были учреждены и ее центральные органы — Генеральный совет и состоявший из трех комиссий Национальный комитет. При определенных условиях эти органы могли стать ядром автономной общеалбанской администрации. Фактически же их деятельность оказалась локально ограниченной Косовским краем. На заседаниях Генерального совета Албанской лиги регулярно участвовала группа мусульманских беев из Македонии, в результате чего национальная направленность деятельности этого совета ослаблялась. Местные отделения лиги самостоятельно определяли свой политический курс. В некоторых из них главенствовали просултанские элементы, в других — патриотически настроенные деятели.

Между тем в Албании ширилось антитурецкое движение. В ряде районов крестьяне оказывали вооруженное сопротивление турецким солдатам, сопровождавшим сборщиков налогов. В пограничных регионах не затихало активное противодействие передаче соседним государствам, согласно решениям Берлинского конгресса, земель с албанским населением. В этой обстановке 23 июля 1880 г. в Гирокастре собрался новый кувенд Албанской лиги. Небольшой южноалбанский город был избран местом проведения общего собрания лиги во избежание надзора со стороны турецких чиновников и иностранных консулов, находившихся в больших городах. В Гирокастру съехались делегаты почти из всех районов Албании.

Кувенд в Гирокастре стал ареной острых столкновений между умеренными и радикалами. Их платформы выражали интересы и стремления различных слоев албанского общества: умеренных поддерживали чифлигары, крупные купцы, мусульманские духовные круги; радикалы опирались на ремесленников, крестьян, прогрессивных интеллигентов.

Лидер радикалов Абдюль Фрашери и его сторонники предложили программу конкретных действий по установлению автономии Албании. Албанская лига, по их мнению, должна немедленно взять в свои руки политическую власть в стране и объявить себя временным правительством Албании. Следовало также приступить к подготовке конституции, которая гарантировала бы всем гражданам без различия вероисповедания равенство перед законом и безопасность жизни и имущества. Особое внимание уделялось созданию национальной армии, в которую войдут все служившие в турецкой армии албанские солдаты и офицеры, а также резервисты. Зависимость автономного албанского государства от Порты должна была быть минимальной. Она сводилась к праву султана назначать правителя автономной Албании и получать от нее ежегодную дань. В случае войны албанцы будут выставлять военный контингент определенной численности. Со своей стороны Османская империя брала на себя обязательство защищать Албанию от иностранной агрессии.

Предложенная Абдюлем Фрашери программа действий вызвала неоднозначную реакцию кувенда. В принципе она была одобрена делегатами. Правда, умеренные, желая избежать конфликта с Портой и имея большиство на съезде, добились все же принятия решения о том, что реализация программы начнется только в том случае, если Османская империя окажется не в состоянии противостоять внешнему нападению (имелся в виду обострявшийся конфликт Турции с соседними государствами из-за разграничения, предложенного Берлинским конгрессом).
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2140


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы