Разгром Албанской лиги. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Разгром Албанской лиги



загрузка...

Первоначально целью создания лиги было воспрепятствовать осуществлению решений Берлинского конгресса о передаче районов с албанским населением соседним государствам. Эта цель совпадала и с политическими стремлениями Порты. Именно поэтому она вначале не только не препятствовала деятельности албанской национальной организации, но и оказывала ей определенное содействие. В частности, стамбульское правительство поддерживало до поры до времени действия северных отделений Призренской лиги, направленные на то, чтобы помешать передаче Черногории в соответствии с решениями Берлинского конгресса населенных пунктов Плав и Гусине с прилегающей территорией. Но, подвергаясь нажиму западно-европейских держав и не желая ссориться с ними из-за небольшого горного округа с населением менее 10 тыс. человек, Порта решила без дальнейшего отлагательства передать этот округ Черногории.

В начале декабря 1879 г. в Призрен в сопровождении шести батальонов прибыл маршал Ахмед Мухтар-паша, губернатор Битольского вилайета, с поручением осуществить передачу пограничных пунктов Черногории. Однако руководители Призренской лиги отказались подчиниться распоряжению турецкого маршала, и войска его не были пропущены к границе. Когда же черногорский князь Николай попытался с помощью своей армии овладеть районом Плав—Гусине, он натолкнулся на упорное сопротивление добровольческих отрядов албанцев, собравшихся здесь под знаменами Албанской лиги. В ходе кровопролитных боев 8—10 января 1880 г. у сел Велика и Пепич албанцы остановили черногорские войска, и правитель Черногории вновь должен был искать содействия великих держав в деле реализации условий Берлинского договора.

Убедившись в невозможности из-за сопротивления албанцев передачи Черногории Плава и Гусине, представители держав в Константинополе 18 апреля того же года договорились о новом варианте черногорско-турецкого урегулирования. Согласно «линии Корти», названной так по имени итальянского посла в Константинополе, предложившего этот вариант, черногорскому княжеству передавались вместо Плава и Гусине округа Хот и Груда к северо-востоку от Шкодры. Державы рассчитывали при этом, что жители этих округов — албанские горцы-католики — охотно присоединятся к христианскому государству Черногории. Но расчеты эти оказались беспочвенными и оторванными от реальности. Горные районы Хот и Груда являлись составной частью военно-политического союза Великой Мальсии, и все члены этого союза восприняли угрозу для Хота и Груды как угрозу для себя. Готовность оказать военную и финансовую помощь горцам Великой Мальсии выразили горожане Шкодры. Решив, что сопротивление албанцев имеет определенные шансы на успех и может привести к ревизии территориальных постановлений Берлинского конгресса, Порта снова начала тайно оказывать им помощь. 22 апреля 1880 г. турецкие войска оставили важный укрепленный пункт Тузи в районе, подлежащем передаче Черногории. Однако албанские отряды сразу же, опередив черногорцев, вошли в укрепление и нашли там «забытые» турками около 3 тыс. ружей и несколько новых пушек со снарядами.

Организацию обороны пограничного района взял на себя шкодринский комитет Албанской лиги. По его призыву сюда прибыли отряды добровольцев из многих мест Северной Албании и Косово. В числе их были и 1200 мирдитов во главе со своим предводителем Пренк Биб Додой. В мае с приходом мирдитов численность албанского ополчения в районе Тузи достигла 12 тыс. человек.

Ввиду твердой решимости албанцев не допустить отторжения района Хот—Груда великие державы выдвинули в июне новый, уже третий, вариант территориального приращения Черногории: было одобрено предложение Великобритании и Австро-Венгрии о передаче ей вместо указанного района порта Улцинь (Дульциньо) с прилегающей территорией. Прибрежное положение этого города открывало возможности для прямого военного вмешательства держав в случае, если бы албанцы снова отказались подчиниться их решению. В начале сентября объединенная эскадра государств, подписавших Берлинский договор, под командованием британского адмирала Сеймура появилась в водах Адриатики.

Албанская лига выступила категорически против уступки Улциня — главного порта экономического района Шкодры с населением, состоявшим в основном из албанцев-мусульман. 17 сентября добровольческие отряды лиги заняли порт, а через три дня эскадра Сеймура появилась перед Ульцинем для того, чтобы в случае надобности помочь черногорцам овладеть городом. Но задачу эту взяли на себя сами турецкие власти, решившие, что дальнейшее неподчинение «воле Европы» чревато опасными последствиями. В начале ноября в Шкодру прибыл в сопровождении 21 батальона турецкий маршал Дервиш-паша, наделенный Портой чрезвычайными полномочиями.

22 ноября турецкие войска предприняли наступление на Улцинь. Их встретил албанский отряд под командованием Юсуф-аги Соколы численностью в 500 человек. Албанцы дрались упорно, нанеся туркам большие потери, однако из-за огромного перевеса сил неприятеля вынуждены были отступить. На следующий день Дервиш-паша вошел в Улцинь, а 26 ноября 1880 г. город передали черногорским войскам. Вслед за этим турецкий военачальник арестовал многих руководителей шкодринского комитета лиги, который являлся организатором обороны Улциня. Его военные силы были разоружены. Так на севере драматически завершилась продолжавшаяся почти 30 месяцев упорная борьба Албанской лиги за сохранение территориальной целостности страны.

Улица в городе Шкодре. Художник Э. Дерхем. 1921 г.
"Улица в городе Шкодре". Художник Э. Дерхем. 1921 г.

Кафедральный католический собор в Шкодре
Кафедральный католический собор в Шкодре

На юге исход этой борьбы был более благоприятным для лиги. После провала греко-турецкой конференции в Превезе в феврале— марте 1879 г. переговоры между двумя странами о территориальном разграничении возобновились в августе 1879 г. в Константинополе. Однако они тоже не дали каких-либо результатов. По просьбе Греции для обсуждения вопроса о греко-турецкой границе в июне 1880 г. в Берлине собралась конференция послов великих держав. Она подтвердила рекомендацию Берлинского конгресса о присоединении к Греции Фессалии и Эпира. Порта отвергла решения Берлинской конференции. В ответ на коллективную ноту шести держав стамбульское правительство 26 июля 1880 г. заявило, что Порта не может уступить ни Янину, ни Чамерию — область, «населенную исключительно албанцами», поскольку подобная уступка может вызвать «серьезные осложнения», которые поставят под угрозу ее власть в этой части Европейской Турции.

Безрезультатность Берлинской конференции привела к росту напряженности между Грецией и Турцией. Греция готовилась силой занять территории, обещанные ей державами. Турция же сосредоточила в Эпире и Фессалии 30-тысячную регулярную армию. В марте 1881 г. на конференции великих держав, возобновившейся в Константинополе, уполномоченные Порты представили свои новые предложения по греко-турецкому разграничению. Турция соглашалась на уступку Греции всей Фессалии (раньше она настаивала на сохранении за собой северной ее части), Эпир же, кроме округа Арта, оставался в составе османских владений. Готовность Порты, занимавшей до этого непримиримую позицию, пойти на компромисс вызвала удивление послов. Английский посол в Константинополе Гошен объяснял уступчивость стамбульского правительства следующим образом: «Турки согласились на уступку Фессалии с целью сохранить Эпир и покончить с албанским вопросом, который, как я неоднократно сообщал, беспокоит их больше, чем какое-либо давление со стороны шести держав...»

Действительно, дела в Албании приняли для Порты тревожный оборот: в начале 1881 г. северное крыло Албанской лиги вступило на путь вооруженного восстания против Стамбула. Вооруженному конфликту лиги со стамбульским правительством предшествовали острые столкновения между существовавшими внутри нее группировками. 20 октября 1880 г. в Дибре открылся новый кувенд Призренской лиги. В нем участвовали около 300 делегатов из албанских областей, которых сопровождали почти 5 тыс. вооруженных людей. Основным вопросом, обсуждавшимся на съезде, был вопрос об автономии Албании. По нему проявились серьезные расхождения между радикалами и умеренными. Резолюция радикалов, которых возглавлял на съезде Абдюль Фрашери, с требованием создания албанского вилайета с широкой автономией в духе программы, принятой кувендом в Гирокастре, получила поддержку около 130 делегатов. Резолюция умеренных, содержавшая просьбу к Порте о создании албанского вилайета с ограниченной автономией, собрала около 150 сторонников. Участвовавшая в работе съезда небольшая просултанская группировка (около 20 человек) выступила вообще против автономии Албании.

Принятые на собрании в Дибре резолюции были представлены Порте, однако султанское правительство отказалось обсуждать в какой-либо форме вопрос об автономии Албании. Более того, султан Абдул-Хамид II обратился со специальным посланием к албанцам, в котором охарактеризовал всех сторонников отдельного албанского вилайета как «опаснейших врагов» Османской империи. Отказ Стамбула от переговоров означал открытый разрыв между Албанской лигой и турецким правительством.

В январе 1881 г. в Призрене собрался чрезвычайный съезд Албанской лиги, на котором были представлены только радикальные приверженцы автономии. Среди них усилились настроения в пользу полного разрыва с Османской империей. В проникновенной речи, произнесенной на съезде, Абдюль Фрашери сказал: «Порта ничего не сделает для албанцев. Она относится к нам и нашим меморандумам с величайшим презрением. Порта не предприняла ничего для того, чтобы уничтожить в албанских районах старый порядок вещей и огромную нищету, и, возможно, под давлением Европы откажется от части Албании... Давайте думать о себе и работать для себя. Пусть не будет разногласий между тосками и гегами, пусть все мы будем албанцами и создадим Албанию».

Съезд в Призрене принял решения большой важности, направленные на практическое осуществление программы автономии. Из Генерального совета Албанской лиги были устранены все противники автономии. Утвержденный с небольшими изменениями Национальный комитет лиги был наделен правительственными функциями и объявлен «временным правительством». В числе 12 членов правительства оказались и Абдюль Фрашери, которому были поручены внешние сношения, и Сулейман Вокши, отвечавший за военные дела. Председателем правительства стал Юмер Призрени.

В январе—феврале 1881 г. сформированные лигой вооруженные отряды овладели основными центрами Косовского вилайета, санджака Дибра и некоторыми городами Македонии, в том числе Ускюбом (Скопье). Турецкие чиновники изгонялись из освобожденных районов, здесь учреждалась албанская администрация, подчинявшаяся временному правительству. Оставшиеся в городах турецкие гарнизоны были блокированы в их казармах.

Временное правительство рассчитывало с помощью отделений Албанской лиги распространить огонь освободительного восстания на всю Албанию. Но расчеты эти не оправдались. Шкодринский комитет лиги был разгромлен после неудачной борьбы за Улцинь. Что же касается Янинского комитета, то его усилия направлялись прежде всего на оборону южноалбанских областей против предполагавшегося вторжения греческих войск (территориальный спор между Грецией и Турцией формально завершился лишь с подписанием в Константинополе 2 июля 1881 г. греко-турецкой конвенции). В конечном итоге в вооруженной борьбе между Албанской лигой и стамбульским правительством весной 1881 г. приняли участие лишь Косово и область Дибра на востоке Албании. Участниками антитурецкой вооруженной борьбы стали средние и низшие слои албанского общества: крестьяне, городская беднота, ремесленники, торговцы. Многие албанские феодалы, в том числе Ильяз-паша Дибра и Али-паша Гуцья — деятели умеренного крыла в руководстве лиги, — после начала военных действий поспешили отмежеваться от повстанцев и принести повинную султану.

Одна из центральных улиц города Корчи. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло
Одна из центральных улиц города Корчи. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло

Город Эльбасан. Художник Э. Коломби
"Город Эльбасан". Художник Э. Коломби

В конце марта 1881 г. турецкие войска, сконцентрированные в районе Салоник, двинулись по направлению к Косово. Одновременно другие части турецкой армии, расположенные в Южной Албании, блокировали все дороги. Временное правительство Призрена оказалось предоставленным самому себе. На подавление очага албанской автономии Порта бросила регулярные войска численностью свыше 20 тыс. человек с мощной артиллерией. Командовал этими войсками маршал Дервиш-паша, уже не раз возглавлявший карательные экспедиции против албанцев. Отличавшийся среди турецких военачальников особой жестокостью, он хвастался своим прозвищем «касап» («мясник»), данным ему за то, что во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. он расстрелял за неповиновение роту солдат.

Для организации отпора турецкой карательной экспедиции по призыву лиги собрались многочисленные отряды добровольцев, численность которых, по некоторым данным, составляла 25 тыс. человек. Но албанское ополчение не имело четкой военной организации и опытных командиров, главным оружием добровольцев были старые кремневые ружья. Тем не менее албанцы вступили в борьбу с войсками Дервиш-паши. Решающее сражение произошло у села Штимле, где около 5 тыс. албанских бойцов преградили путь турецкой колонне, шедшей на Призрен.

Российский консул в Салониках Н.П. Скрябин следующим образом описывал этот бой: «Встреча их и их натиск (албанских отрядов. — Авт.) были столь неожиданны, что в первую минуту турецкие войска должны были отступить, но, тотчас оправившись, выстроились боевым порядком и двинулись вперед. Нападение албанцев повторилось, и Дервиш-паша приказал передовому отряду открыть пальбу. Команда офицеров прогудела несколько раз без всякого успеха, и, несмотря на сыпавшиеся кругом неприятельские каменья и пули, ни один солдат из этого батальона ружья не разрядил». Отказ солдат передового батальона сражаться объяснялся тем, что в большинстве своем они были албанцами и не хотели стрелять в своих.

Тогда Дервиш-паша приказал пустить в ход артиллерию, и первый залп был дан по взбунтовавшемуся батальону. «Бой, — пишет далее Скрябин, — продолжался с 11 часов до четырех. Албанцы отважно защищались, но после артиллерийского обстрела, который Дервиш-паша открыл по всей линии фронта одновременно, они продолжали сопротивление, отступая, преследуемые войсками правительства». Нанеся большие потери туркам, албанцы сами оставили на поле боя 400 убитых и более 500 раненых. Турецкий маршал жестоко расправился с пленными. Командиров он приказал повесить тут же на поле сражения, рядовые ополченцы были отправлены в тюрьмы. После поражения при Штимле отряды ополчения лиги не смогли задержать дальнейшее продвижение турецких войск, и 23 апреля 1881 г. они вошли в Призрен. Вскоре турки установили свой контроль над всеми городами Косово. В Дибре власть османской администрации удалось восстановить с помощью просултански настроенных местных феодалов.

Кула в районе Мат
Кула в районе Мат

Восстановление турецкой власти в Албании сопровождалось жестокими репрессиями против албанского населения. Тысячи людей были арестованы и осуждены на тюремное заключение и ссылку в отдаленные места. Турецкие власти целыми селениями высылали албанцев в Малую Азию. В 1881 г. только через Салоники, по сведениям современников, отправились в ссылку и тюрьмы около 3 тыс. албанцев.

Настоящую охоту турецкие каратели организовали на руководителей Албанской лиги. Особые усилия Дервиш-паша приложил для задержания Абдюля Фрашери. За голову выдающегося борца за свободу Албании была назначена большая награда. Тайком пробиравшегося на юг Абдюля Фрашери схватил турецкий патруль около Эльбасана. Его отправили в кандалах в Призрен, где чрезвычайный суд приговорил его к смертной казни, замененной потом на пожизненное заключение. Репрессии распространялись и на руководителей южного комитета Албанской лиги, хотя они и не принимали участия в восстании против Порты. Главные деятели этого комитета Мустафа-паша Влёра, Омер-паша Вриони, Сулейман-бей Дино, Кязим-бей Превеза — представители албанской феодальной знати — были арестованы и отправлены на военном корабле в Стамбул.

Дервиш-паша оставался со своими войсками в Албании до конца 1881 г., подавляя оставшиеся очаги сопротивления. Помимо этого, в задачу турецкого военачальника входило полное восстановление турецкой системы власти и осуществление ее главных функций — сбора налогов и рекрутов, а также разоружение албанского населения. Однако господство стамбульского правительства было восстановлено только в городах и равнинных селениях. Дервиш-паша не решился углубиться в горные районы, и они оставались, как и прежде, непокоренными.

После разгрома лиги в Албании по-прежнему бесчинствовали турецкие губернаторы, в судах царили неправда и произвол, нищета и мрак невежества оставались уделом широких слоев населения. Впрочем, после трех лет существования лиги и Албания, и ее население во многом были уже не те. Выдвинутая Албанской лигой программа национальной автономии впервые в истории страны объединила гегов и тосков, мусульман, католиков и православных, крестьян, горожан и патриотически мыслящих аристократов. Был сделан важный шаг на пути преодоления религиозных и региональных различий, тормозивших объединение всех патриотических сил в борьбе за национальное освобождение. Развернутая лигой культурно-просветительная деятельность способствовала формированию единства духовной жизни народа. Благодаря лиге национальные требования албанцев впервые стали предметом обсуждения дипломатии и общественного мнения Европы. С момента создания Албанской лиги начался отсчет времени на пути к достижению независимости. На печатях, знаменах, официальных документах новых патриотических организаций, возникших в начале XX в., стояла дата — 1878 г.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1903


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы