Албанское национальное движение и младотурецкая революция. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албанское национальное движение и младотурецкая революция



загрузка...

Вооруженное восстание было назначено на лето 1908 г., однако события, приведшие к младотурецкой революции, спутали карты албанским патриотам. Антиимпериалистические лозунги младотурок, их обещания восстановить конституцию, облегчить налоговый гнет, предоставить равные права всем народам Османской империи привлекли на их сторону албанских и македонских четников. Один из лидеров младотурок, албанец по национальности Ахмед Ниязи-бей согласился даже (вразрез с основной линией младотурецкого движения) поддержать требования о самоуправлении Албании. Известно, что выступление албанцев, в том числе и комитета «За свободу Албании», в поддержку младотурок явилось существенным вкладом в победу последних.

Победа младотурецкой революции в июле 1908 г. не привела к существенному улучшению положения в национальных албанских районах. Однако смягчение политического режима, восстановление некоторых конституционных свобод сделало все же возможным организацию национальных албанских школ, клубов, издание газет и журналов. К тому же именно в период, непосредственно последовавший за победой младотурок, произошло знаменательное событие в истории албанской культуры — проведение в Монастыре 14—22 ноября 1908 г. первого всеалбанского конгресса.

Официально его созвали для того, чтобы избрать единый албанский алфавит, что и было в основном достигнуто, ибо для школ рекомендовались два схожих между собой алфавита на латинской основе для тосков и для гегов. Но значение конгресса определялось также тем размахом, который приняло обсуждение политических задач албанского национально-освободительного движения. Как писал российский консул в Монастыре П. Каль, «главной целью албанского конгресса был не столько вопрос об азбуке, сколько желание объединить всех албанцев. Желание это, повторявшееся во всех речах без исключения, в открытых заседаниях, несомненно, служило также одной из главных тем и в тайных сессиях конгресса».

На закрытых заседаниях конгресса развернулась борьба мнений вокруг вопроса о будущем Албании. Радикально настроенные патриоты стояли на позициях вооруженной борьбы за автономию, в то время как реформисты выступали за продолжение тесного сотрудничества с младотурками, надеясь на «законное» удовлетворение национальных чаяний.

Итоги обсуждения приняли вид политического документа — национальной программы действий из 18 пунктов, — который предполагалось довести до сведения турецкого правительства. Программа содержала требования официального признания существования албанской нации и языка, назначения в вилайеты с албанским населением служащих-албанцев, выборности всех местных органов власти, открытия национальных школ с преподаванием на родном языке, основания албанского университета и т. п. Особую группу вопросов составляли требования экономического характера, предусматривавшие поощрение развития торговли, добывающей и обрабатывающей промышленности в интересах албанской буржуазии.

Решения конгресса имели большое значение для развития национального албанского движения. Выработанная на нем общенациональная платформа сплотила борцов за освобождение в очень трудное время, когда младотурки начали кампанию по выборам в парламент под лозунгами «османизма», ограничив и без того ущемленные права населения нетурецких окраин. И тут стало ясно, что центральное правительство не собиралось выполнять обещания, данные албанцам накануне революции. Оно не только не предоставило автономию албанским районам, но при выборах в парламент осенью 1908 г. при помощи разного рода формальных преград, например, высокого имущественного ценза, и злоупотреблений властью постаралось воспрепятствовать избранию неугодных ему инонациональных депутатов. Тем не менее 26 депутатов-албанцев прошли в парламент, и во главе этой группы встал вернувшийся из эмиграции Исмаил Кемали.

Открывшийся 17 декабря 1908 г. турецкий парламент подтвердил свою приверженность централизаторской программе, основанной на принципах «османизма». Эта политика натолкнулась на сопротивление части депутатов. Одним из лидеров оппозиции, а затем и выросшей из нее партии «Ахрар» («Либералы») стал Исмаил Кемали. Партия «Ахрар» представляла интересы феодально-компрадорских кругов империи и боролась против младотурецкого режима с консервативных позиций. Вместе с тем ее программа предусматривала децентрализацию Османской империи и предоставление автономии национальным областям. Эти лозунги привлекли на сторону «либералов» большинство албанских депутатов, а возглавлявший их Исмал Кемали прочно встал на позиции автономизма.

Недовольство албанцев политикой младотурок росло по мере того, как усиливались пантюркистские тенденции. Опасаясь антиправительственных выступлений албанского населения, младотурецкая администрация предприняла превентивные меры; в ряд горных районов были направлены войска, которым следовало разоружить население и при помощи дополнительного рекрутского набора ослабить ряды эвентуальных повстанцев. Однако попытка усмирить мятежный район Косово не удалась. Летние экспедиции 1909 г. потерпели полную неудачу.

Недовольство албанского народа младотурецким режимом пытались использовать дворцовые круги и партия «Ахрар», готовившие контрреволюционный переворот в Стамбуле. Большие надежды возлагались на албанскую знать, которая при старом режиме пользовалась большими привилегиями и была не прочь их вернуть. Однако, выступая против новой власти, албанцы боролись не против конституции, а против допущенных младотурками ее нарушений. Поэтому, когда во время контрреволюционного мятежа 13 апреля 1909 г. младотурки обратились за помощью к населению Албании и Македонии, албанские национальные комитеты и македонские отряды, возглавленные Яне Санданским, выступили в защиту конституционного режима.

Низложение султана Абдул-Хамида II и возведение на престол султана Мехмеда V привело к переходу всей полноты государственной власти в руки младотурецкого комитета. Несмотря на то что именно поддержка со стороны албанцев во многом обеспечила успех младотуркам, после реставрации их режима начались гонения против национально мыслящих албанцев. Была издана серия законов, запрещавших деятельность национальных комитетов и других подобных организаций. Участие в четническом движении каралось тюремным заключением. Недовольство народа вызывала социально-экономическая программа младотурок. Сохранялось господствующее положение иностранного капитала, и как следствие этого происходило дальнейшее упрочение позиций компрадорской и ростовщической буржуазии.

Изменения в надстройке не затронули социальных основ феодального общества, которые зиждились на крупном землевладении при мелкокрестьянском малопродуктивном землепользовании. Не была ликвидирована откупная система при сборе десятины, а так называемое упорядочение налогов привело к увеличению поборов. В результате наблюдался массовый отказ крестьян уплачивать многочисленные подати. С лета 1909 г. начались вооруженные выступления албанцев, возмущенных усилением национального гнета. Они развивались на фоне крепнущего движения в защиту албанского языка и национальной школы.

В июле 1909 г. в Дибре и в сентябре того же года в Эльбасане проходили национальные албанские конгрессы. Попытки младотурок придать конгрессам, особенно дибрскому, мусульманскую направленность, добиться выражения солидарности с младотурецким режимом не увенчались успехом. Более того, конгресс в Дибре принял решение об открытии албанских начальных и средних школ, а также об отделении школы от церкви, что имело большое значение в свете настойчивых попыток правительства разжечь религиозную вражду между мусульманами и христианами, противопоставить их друг другу.

Еще более решительно высказались в поддержку национальной культуры, за развитие национального самосознания делегаты эльбасанского конгресса. На его закрытых заседаниях обсуждались вопросы политического характера. Как писал российский консул в Битоле П. Каль, «темой этих заседаний была нескрываемая ненависть албанцев-националистов к младотуркам и современному режиму». Конгресс обсудил также и вопрос о борьбе за автономию Албании в союзе с другими угнетенными народами Европейской Турции, «с болгарами и валахами в Македонии». Конгресс осудил вмешательство великих держав во внутренние дела страны, усилившееся после аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины.

Крестьянские антитурецкие выступления, патриотическое движение за автономию слились в эти годы с деятельностью эмигрантских организаций, направленной на подготовку всеобщего вооруженного восстания, на популяризацию его целей за рубежом. Наряду с давно и плодотворно работавшими на благо развития национального самосознания обществами в Болгарии, Румынии1, Египте появились новые организации. В 1907 г. в Буэнос-Айресе было создано общество «Лизья шкиптаре» («Албанская лига»), в 1908 г. в Одессе — общество «Перлиндья» («Возрождение»). Активную роль в стимулировании освободительного движения на родине стали играть албанские эмигрантские организации в США. В Буффало появилось общество «Маллы и Мемезэут» («Тоска по родине»), в Нью-Йорке — «Коха е лирис» («Время свободы»), в Сент-Луисе — «Лизья» («Лига»). Значительный вклад в деятельность албанского землячества в США внесли такие представители албанского Возрожедния, как публицист и педагог Петро Нини Люараси и его сподвижник Сотир Пеци. Наибольшую известность завоевал молодой священнослужитель Фан Ноли, ставший вместе с Люараси и Пеци одним из основателей общества «Беса бесен» («Великая клятва верности») в Бостоне.

Один из выдающихся политических и культурных деятелей Албании XX в. епископ Теофан (сокращенно Фан) Стилиан Ноли прожил долгую жизнь (1882—1965). Он происходил из многодетной крестьянской семьи из деревни Ибрик-Тепе близ Адрианополя (Эдирне), жителями которой являлись православные албанцы, потомки военных колонистов времен Византийской империи. Албанские наемники были прекрасными воинами-профессионалами, и после падения Константинополя они перешли на службу к султану, сохранив вероисповедание и права на владение плодородными землями. Что касается военной карьеры рода Ноли, то она закончилась со смертью деда Фана, погибшего на Малаховом кургане под Севастополем.

Слабый физически Фан Ноли, как это часто бывает с подобными людьми, рано проявил себя в духовной сфере. В соответствии с условиями и традициями того времени он получил полусветское-полурелигиозное образование, окончив греческую гимназию в Адрианополе, все свободное время он посвящал ознакомлению с произведениями мировой классической литературы и философии. Увлечение Шекспиром привело Фана Ноли в одну из бродячих театральных трупп, его актерская судьба была недолгой, но счастливой: он сыграл ведущие роли классического репертуара, объездив с труппой Грецию, Турцию, Египет.

Три года в Египте произвели переворот в судьбе этого человека. Поселившись в Фаюмском оазисе и зарабатывая на жизнь преподаванием греческого языка, он приобщился к деятельности албанских патриотических организаций. Именно тогда у него созрело желание посвятить свою жизнь борьбе за свободу Албании, страдавшей под турецким игом около пяти веков.

Весной 1906 г. с томиком Ф. Ницше в руках он пересек Атлантический океан на утлом суденышке, переполненном бедняками- эмигрантами из всех уголков Европы, и обосновался в Бостоне. Этот город был центром многочисленной албанской эмиграции. Уникальные лингвистические способности помогали ему преодолевать языковые барьеры, разделявшие эмигрантов. Огромная работоспособность, дар красноречия в сочетании с почти мессианской одержимостью принести свободу земле праотцев выдвинули его в ряды лидеров патриотического движения.

Фан Ноли вел работу по двум направлениям: боролся за автокефальную албанскую церковь и собирал средства на поддержание патриотических органов печати. Ведение богослужения на албанском языке, замена греческих священников албанскими, разрыв со Стамбулом по религиозной линии — все это должно было послужить дальнейшему развитию национального самосознания албанцев. Он добился успехов во всех своих начинаниях.

В марте 1908 г. в кафедральном соборе св. Николая в Нью-Йорке глава русской православной церкви в Америке архиепископ Платон Рождественский посвятил Фана Ноли в сан священника с правом отправления литургии на албанском языке. Этим актом был достигнут разрыв с греческой патриархией в Стамбуле. Через год он стал первым директором газеты «Дьелы» («Солнце») — самого старого периодического издания на албанском языке в тот период. Во многом благодаря его усилиям в 1912 г. в Бостоне создается паналбанская федерация «Ватра» («Очаг»), объединившая патриотические албанские организации в Америке и также дожившая до наших дней.



1 В Румынии в 1906 г. из ранее существовавших обществ "Дрита", "Дитурия", "Шпреса" была образована культурная ассоциация "Башкими" ("Единение").
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2223


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы