Восстания 1910—1912 гг.. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Восстания 1910—1912 гг.



загрузка...

Младотурецкий режим в Албании переживал критические дни. Его денационализаторская панисламская политика убеждала самые широкие слои населения в том, что только сила может заставить центральное правительство отказаться от попыток воспрепятствовать движению за независимость. Даже создание в конце 1909 г. новой оппозиционной Османской демократической партии во главе с албанцем Ибрагимом Старова (Тэмо) (она предполагала продолжить легальную парламентскую борьбу за права нетурецких народов империи) не встретило поддержки ни в Албании, ни в Европейской Турции.

Зимой 1909/10 г. сопротивление в Албании младотурецкому правительству стало принимать самые различные формы. Движение в защиту албанских языка и школы шло параллельно с движением, требовавшим запретить использование мобилизованных в армию албанцев вне пределов страны. Население отказывалось платить вновь введенные налоги, не подчинялось приказам о сдаче оружия, бойкотировало младотурецкие клубы и местные административные органы. «Национальное движение, — писала в ноябре 1909 г. газета «Дьелы», — вновь и весьма мощно возрождается в Косово. Идея самоуправления Албании распространилась так широко, как никогда, она получила такой размах, какого можно было достигнуть разве что после 20-летней пропаганды».

Весной 1910 г. в Косовском вилайете стали создаваться вооруженные четы: население готовилось к любым неожиданностям со стороны администрации. Одновременно в Стамбуле с парламентской трибуны прозвучало требование албанских депутатов прекратить ущемление прав албанской нации. Депутат Хасан Приштина предупредил, что если политика правительства не изменится, то неизбежно произойдет восстание. Когда же министр внутренних дел попытался отрицать само существование албанской нации, говоря, что ее попросту нет, то со скамей, занимаемых албанскими депутатами, послышались голоса: «Вар, эфендым, вар!» («Есть, господин, есть!»).

В Косовском вилайете борьба в защиту албанского языка слилась с движением крестьян и горожан против злоупотреблений турецкой администрации. Крестьяне поднялись весной 1910 г. Они отказались допускать в села турецких чиновников до тех пор, пока правительство не восстановит домов, разрушенных военными отрядами в прошедшие годы. В Приштине волнения начались в знак протеста против введения налога на ввозимые в город товары. Недовольство разжигали албанские феодалы, но после первых же карательных мер со стороны властей они отошли от движения. Крестьяне нападали на военные гарнизоны, блокировали выходы из городов. В Пече в результате покушения был убит турецкий военный комендант и ранен мутасаррыф. Восстание охватило Дибру, создалась угроза Призрену.

Правительство решило провести масштабную карательную экспедицию. В середине апреля в Скопье прибыла 16-тысячная армия во главе с Шевкетом Торгут-пашой. Пока он ожидал подкреплений, албанские повстанцы смогли обосноваться на ключевых стратегических позициях в Качаникском ущелье, через которое проходил железнодорожный путь, связывавший Феризович со Скопье. Это воспрепятствовало объединению турецких войск. Только прибытие резервных частей из Малой Азии позволило создать ощутимый перевес в силах. Однако усмирение непокорных давалось с большим трудом. Как вспоминал впоследствии один турецкий офицер, участвовавший в сражении в Качаникском ущелье, им приходилось бороться «против невидимого и неуловимого врага». «Они (албанцы. — Авт.), — сообщал офицер, — стреляли из-за стволов деревьев, из-за скал; много солдат пало мертвыми, в то время как нашей армии приходилось стрелять наугад. Повстанцев не было видно, и сколько их было — осталось неизвестным».

Повстанцам пришлось уйти из Качаникского ущелья. Следующее сражение произошло у селения Чернолево. Подкупив одного из командиров, турки зашли в тыл албанцев. Несмотря на непрерывный артиллерийский и пулеметный обстрел, повстанцы в течение двух дней упорно сопротивлялись, надеясь на подход подкреплений. Но помощь из Джяковицы прибыла поздно, позиции у Чернолево были потеряны.

После боев у Качаника и Чернолево албанское восстание пошло на убыль. Тем не менее только через четыре месяца после начала выступлений турецким властям удалось подавить сопротивление. Карательные меры преследовали цель предотвратить саму возможность таких действий в будущем. Закрывались албанские школы и культурно-национальные клубы, запрещались газеты на албанском языке.

Восстание имело большой отклик во всех районах, населенных албанцами. Народный характер движения, героизм и самоотверженность патриотов вызвали волну симпатий к ним за рубежом. Сербская и болгарская социал-демократические партии решительно осудили действия младотурок. «Этот режим вандалов XX в. достиг кульминации в проявлениях варварства и бесчеловечности при подавлении албанского восстания», — заявили они в совместном меморандуме.

Восстание 1910 г. было первым массовым вооруженным выступлением албанцев после младотурецкой революции 1908 г. Беспощадная расправа над мирным населением убедила албанцев в том, что младотурецкое правительство мало чем отличалось от деспотического режима Абдул-Хамида II. Наложенный на все формы национально-культурной деятельности запрет свидетельствовал о невозможности продолжения патриотической пропаганды. Оставался один путь — вооруженная борьба.

Уроки восстания 1910 г. привели к осознанию необходимости общенационального выступления. Ограниченность восстания 1910 г. рамками одного лишь Косовского вилайета во многом предопределила его поражение. Зимой 1910/11 г. возобновили свою деятельность албанские национальные комитеты, готовя народ к новому восстанию. Они вели запись добровольцев, закупали оружие, запасались продовольствием. Комитеты действовали во многих городах и селениях Косово, в районах Корчи, Гирокастры, Пермета, Влёры, Дурреса, Шкодры, Дибры. В начале 1911 г. организовалось так называемое Черное общество, или Общество черных братьев, которое к марту 1911 г. создало в районах Корчи, Эльбасана и Дибры семь вооруженных отрядов.

Вне Албании, на острове Корфу, возник Центральный албанский комитет. Члены его, в том числе Исмаил Кемали и известный албанский публицист Никола Иванай, установили связь с различными политическими организациями соседних с Албанией государств. В Италии, Болгарии, Черногории были образованы комитеты содействия албанскому восстанию. В Риме созданный Николой Иванаем итало-албанский комитет поддержали албанцы, жившие в Италии, а также прогрессивно настроенная итальянская молодежь. В Софии албанский комитет приветствовали студенчество и интеллигенция. В столице Черногории, Цетинье, с осени 1910 г. существовал благотворительный комитет, который после поражения восстания оказывал помощь беженцам из Албании. Призывая черногорский народ помочь албанцам, комитет в одном из своих воззваний писал: «Албанцы — наши братья, наши многовековые соседи, с которыми нас связывают кроме общечеловеческого долга узы соседства и многие традиции прошлых времен». Это воззвание нашло благожелательный отклик в черногорском народе. Большую помощь при подготовке к восстанию оказали албанцы Египта. Здесь одним из активных албанских патриотов был Атанас Ташко, сторонник решительной борьбы за освобождение.

С приближением весны 1911 г. обстановка в Албании накалилась. Крестьяне отказывались платить налоги и изгоняли сборщиков. Возникали конфликты в связи с набором рекрутов. Стало массовым дезертирство из армии. Албанцы группами уходили в горы, пополняя ряды повстанцев.

В конце марта произошло нападение повстанцев на турецкие укрепления в Рапше и Трабойне, около Шкодры. Их поддерживали горцы соседних районов. В окружение было взято важное укрепление в Тузе, и началось затяжное и кровопролитное противостояние в горной, пограничной с Черногорией, области у Шкодры. Плохо вооруженные горцы в течение трех месяцев сдерживали натиск армии Шевкета Торгут-паши. 17 июня он предложил повстанцам сложить оружие в 10-дневный срок, обещав амнистию. На это последовал решительный отказ.

Члены албанского комитета Подгорицы при активном участии Исмаила Кемали и популярнейшего в Северной Албании патриота, борца за национальное возрождение Луидя Гуракучи выработали условия, на которых албанцы соглашались прекратить сопротивление. Это был программный документ, принятый вождями горных районов 23 июня 1911 г. в черногорской Грече.

«Меморандум из Гречи», или «Красная книга», состоял из 12 пунктов, в которых формулировалось требование территориально- административной автономии для Албании, т. е. для всех населенных албанцами районов. «Красная книга» содержала требование о предоставлении широких прав органам местного самоуправления и экономической самостоятельности. Средства, получаемые от сбора налогов, должны были использоваться для строительства дорог, школ только на территории страны. Албанские предприниматели получали преимущественное право на разработку природных богатств страны. Признавался обязательным для местной администрации албанский язык, который следовало знать и высшим чиновникам, назначавшимся из Стамбула. Текст «Красной книги» передали дипломатическим представителям великих держав в Стамбуле с целью получить их поддержку, кроме того, этот документ был положен в основу переговоров с турецким правительством.

Албанские повстанческие отряды в 1912 г. 1 - основные группы албанских повстанцев и направление их движения, 2 - турецкие войска и направление их движения
Албанские повстанческие отряды в 1912 г. 1 - основные группы албанских повстанцев и направление их движения, 2 - турецкие войска и направление их движения

Переговоры начались 2 августа 1911 г. в Подгорице. Турецкий посланник в Черногории Садреддин-бей проигнорировал требование автономии и предложил новые условия амнистии. Прибывшие к месту встречи повстанцы отказались принять и этот вариант. Только под воздействием щедрых обещаний Садреддин-бея руководство пошло на турецкие условия. Соглашательская политика вождей вызвала всеобщее возмущение. Большое разочарование и недовольство вызвало также отношение европейских держав к восстанию. Надежды на их вмешательство и поддержку не оправдались.

Как непосредственный отклик на «Красную книгу» вспыхнуло восстание в Южной Албании. Оно было менее организованным по сравнению с восстанием в северной части страны. Более умеренными являлись и выдвинутые требования. Так, в программе, принятой южными албанцами 21 июля на собрании знати в монастыре Цепо, около Гирокастры, об автономии не говорилось. Стамбульское правительство заверялось в лояльности, от него ожидались некоторые послабления, в том числе получение разрешения на открытие албанских школ и проведение по всей стране некоторых административных реформ по примеру тех, которое правительство предполагало провести на севере страны.

Начавшаяся в конце сентября 1911 г. итало-турецкая война обострила обстановку на Балканах. Для албанцев ослабление позиции империи открывало перспективы освобождения, но в то же время несло новые опасности. Участь африканских провинций Османской империи, ставших жертвой откровенного колониального разбоя со стороны империалистической Италии, заставила албанских патриотов задуматься о том, что их страна может подвергнуться расчленению или оккупации. «Действия итальянского правительства должны быть осуждены всей Европой, всем цивилизованным миром, — писала 4 декабря 1911 г. газета «Коха» («Время») после кровавой битвы за Триполи. — Но, к несчастью, Европа остается равнодушной и позволяет проливать кровь невинных. Эта война показала нам, что все свои надежды мы должны возлагать на собственные силы, а не на справедливость Европы, которая принимает сторону сильного, а не правого».

Военный и внутриполитический кризис, в котором находилась Турция в начале 1912 г., вызвал к жизни новый подъем албанского освободительного движения. Албанские патриоты, проводя подготовку восстания, стремились заручиться поддержкой соседних стран. Однако шовинистическая политика балканских правительств препятствовала такому союзу. Великие державы также заняли негативную позицию в отношении албанского восстания. Только итальянское правительство, заинтересованное не столько в получении Албанией независимости, сколько в том, чтобы у Турции в тот момент было больше внутренних и внешних трудностей, не препятствовало деятельности на своей территории комитетов «Pro Albania», посылавших оружие повстанцам.

Младотурецкое правительство беспокоили активность албанских национальных лидеров и рост сопротивления своей политике в широких кругах албанской общественности. Правительство пошло на некоторое послабление в национальном вопросе, разрешив открытие албанских школ. Кроме того, оно стало развивать антиславянскую и религиозную (мусульманскую) пропаганду, увеличило численность войск, расквартированных в Албании и Македонии. Выборная кампания в турецкий парламент весной 1912 г. еще больше обострила обстановку в Албании. Подкупы избирателей, подтасовки результатов голосования провоцировали вооруженные столкновения между защищавшими своих кандидатов албанцами и турецкими войсками.

Вспыхнуло новое восстание, центром которого стал Косовский вилайет. В конце мая 1912 г. руководители освободительного движения в вилайете — Байрам Цурри, Хасан Приштина, Неджип Драга — дали перед многочисленным собранием албанцев в селении Юник клятву верности (бесу) борьбе против политики младотурецкого правительства, за автономию. Упорные вооруженные столкновения продолжались все лето. Повстанцам удалось занять ряд городов Центральной и Южной Албании. Но соглашательское крыло в руководстве повстанческим движением поверило обещаниям младотурецких властей и подписало с ними компромиссные условия замирения (договоренность о них была достигнута в августе 1912 г. в Скопье). В результате этого произошло затухание борьбы.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2934


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы