Первые шаги временного правительства. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Первые шаги временного правительства



загрузка...

После своего исторического решения — провозглашения 28 ноября 1912 г. независимости Албании — Национальное собрание во Влёрё еще 10 дней продолжало свою работу. Им было сформировано временное правительство Албании во главе с Исмаилом Кемали. Заместителем председателя стал католический священник Никола Качорри. В состав правительства вошли также восемь министров — крупные землевладельцы, бывшие турецкие чиновники, купцы. Национальное собрание избрало также сенат из 18 человек, имевший контрольно-консультативные функции. Возглавил его муфтий (мусульманский богослов-правовед) Вехби Дибра. Однако власть временного правительства распространялась вначале лишь на округ Влёры — остальная часть Албании или находилась под властью Порты, или управлялась военной администрацией балканских союзников.

В свободной зоне временное правительство стремилось установить свой эффективный контроль. Прежняя административная система не претерпела изменений, правительство лишь заменило некоторых чиновников. Из добровольцев был сформирован небольшой корпус для охраны границ освобожденной территории. Рассматривалась и проблема государственного устройства. Временное правительство приняло решение добиваться установления в Албании конституционной монархии с королем из какой-либо европейской династии. Монархическая форма правления отвечала не только стремлениям правящих кругов, но и настроениям широких крестьянских масс, в условиях многовекового господства Османской империи психологически не подготовленных к иной форме государственного правления. Вместе с тем в те дни, когда Албания с севера, востока и юга подверглась иностранному нашествию, вопросы будущего государственного устройства имели для нее чисто теоретическое значение. Вопросом жизни и смерти для страны было сохранить свободную территорию и освободить остальные албанские земли, добиться признания права албанцев на независимое существование.

После провозглашения независимости Албании Исмаил Кемали послал следующую телеграмму английскому правительству: «Албанцы, вошедшие в семью народов Восточной Европы, среди которых, как они смеют думать, они являются древнейшим народом, преследуют только цель жить в мире со всеми балканскими государствами и стать элементом равновесия. Они убеждены, что правительство Его Величества, так же как и весь цивилизованный мир, отнесется к ним благожелательно, защищая их от всякого поползновения на их национальное существование и от любого расчленения их территории». Аналогичные телеграммы были посланы правительствам других великих держав, балканских государств, а также Порте.

Однако ни великие державы, ни балканские союзники не откликнулись на обращение председателя албанского правительства. Балканские союзники по-прежнему рассматривали Албанию как «бесхозную территорию» и театр военных операций. На севере Албании черногорские войска продолжали осадные операции против Шкодры. Сербские войска вели наступление в центре страны. 29 ноября 1912 г., т. е. на следующий день после провозглашения независимости Албании, сербские войска заняли Эльбасан и Дуррес. Сербское командование объявило обширную зону Центральной Албании составной частью Сербии. Всюду, куда вступали сербские войска, спускался албанский национальный флаг. Греческие войска заняли ряд пунктов Южной Албании, а греческий флот продолжал блокировать южноалбанское побережье. 4 декабря две греческие канонерки подвергли бомбардировке Влёру. На протест албанских властей греческий офицер, командовавший канонерками, ответил, что он получил приказ блокировать побережье Албании, так как Греция считает ее турецкой территорией.

Единственным правительством, которое дало ответ на обращение Исмаила Кемали, было турецкое. Ответ, как и следовало ожидать, являлся отрицательным. Великий визирь Кямиль-паша сообщил влёрскому правительству, что Порта может признать Албанию только в качестве вассального государства Османской империи, во главе с князем из царствующей в империи династии. Порта отклонила также предложение временного правительства разоружить и вывести с территории Албании находившиеся здесь турецкие войска. Против этого предложения выступили и главные «покровители» Албании Австро-Венгрия и Италия, считавшие турецкие войска единственной силой, способной сдержать продвижение армий балканских союзников к побережью Адриатики.

Впрочем, на какие-либо репрессивные меры против провозгласивших свою независимость албанцев Стамбул не пошел. В некоторых районах Албании органы временного правительства сосуществовали с органами турецкой администрации. На турецко-албанские отношения влияло то обстоятельство, что на территории Албании и в прилежащих районах продолжались военные действия между войсками балканских союзников и турецкими войсками, в рядах которых, кстати, находилось немало албанцев. С одной стороны, турецкое командование хотело получить содействие от албанских властей и населения. С другой стороны, продолжение сопротивления турецких гарнизонов, окруженных армиями балканских союзников, было на руку албанцам, так как отвлекало значительные военные силы балканских монархий, каждая из которых стремилась к захвату албанских территорий. На этой почве возникла определенная общность интересов между влёрским правительством и Портой.

На южных подступах к Албании с ноября 1912 г. шли упорные бои в районе Янины, осажденной греческими войсками. Хотя некоторые отряды греческой армии, как уже говорилось, действовали в Южной Албании, главные ее силы были скованы осадой города. Но это не единственная причина заинтересованности албанского руководства в успешном продолжении обороны Янины. Албанская феодальная верхушка давно мечтала захватить этот греческий город, столицу Эпира. В конце декабря 1912 г. влёрское правительство предложило командующему турецким гарнизоном Янины поднять над крепостью албанский флаг, обещая со своей стороны содействовать прекращению массового дезертирства солдат-албанцев из Янины, начавшегося после провозглашения независимости Албании. Принятие этого предложения подкрепило бы албанские притязания на город в ходе начавшихся дипломатических переговоров о границах албанского государства.

Хотя турецкий генерал отверг это предложение, правительство И. Кемали 29 января 1913 г. официально приняло решение всеми мерами поддерживать сопротивление защитников Янины. Министры временного правительства объезжали юг Албании, убеждая албанских солдат, служивших ранее в турецких войсках, вернуться на фронт. В различных районах были созданы комиссии обороны, игравшие важную роль в мобилизации населения на борьбу. Отряды добровольцев оказывали успешное сопротивление вступившим на территорию Албании регулярным греческим частям. Но положение изменилось в худшую сторону, когда 6 марта 1913 г. пала Янина и крупные силы греческой армии устремились на север. В течение марта греческие войска заняли Лесковик, Эрсеку, Тепелену, Пермет, Гирокастру и подошли к окрестностям Берата. Примерно в это же время резко ухудшилось положение и на севере Албании.

Одной из главных, если не самой главной целью Черногории в Первой балканской войне был захват Шкодры. Черногорские войска подошли к североалбанской столице уже в первые дни войны. Однако попытка взять сильную шкодринскую крепость «с налета» провалилась, и началась ее длительная осада, в которой были задействованы основные силы черногорской армии. Желание черногорского короля во что бы то ни стало овладеть этим албанским городом объяснялось его далеко идущими политическими замыслами. 8 ноября 1912 г. российский посланник в Цетине А.А. Гире сообщил в Петербург: «Король Николай в совершенно частной беседе запросил мое мнение относительно возможности объявить себя королем Малиссии, а в случае нужды стать королем всей Албании». Несколько поздней черногорский монарх в беседе с Гирсом повторил эту идею в измененном варианте: автономная Албания под верховным суверенитетом Черногории. И Шкодра, самый значительный в то время город Албании, очевидно, был нужен королю Николаю как столица будущего «черногорско-албанского государства».

В течение декабря 1912-января 1913 г. окружающие Шкодру холмы стали ареной жестоких боев, которые ничего не принесли осаждавшим, кроме тяжелых потерь. Между тем захват Шкодры оказался для черногорского монарха своего рода навязчивой идеей. В январе 1913 г. он заявил военному атташе Австро-Венгрии в Цетине, что если ему не удастся овладеть этим албанским городом, то для него не останется ничего другого, как сесть вместе с семьей на корабль и уехать в Америку.

В феврале-марте 1913 г. сербское правительство по просьбе короля Николая прислало под Шкодру 30-тысячный корпус и несколько батарей тяжелой артиллерии. Однако и это существенное подкрепление не изменило ход борьбы. Важным фактором успешной обороны Шкодры являлось то, что албанцы, составлявшие значительную часть турецкого гарнизона, городские жители, окрестные горцы были решительно настроены против установления черногорского господства над старинным албанским городом. После долгих обсуждений великие державы пришли к единодушному мнению о необходимости оставить Шкодру в составе албанского государства. 28 марта 1913 г. представители великих держав в Цетине обратились к правителю Черногории с коллективной нотой, требуя от него снять осаду Шкодры и прекратить военные действия на территориях, признанных за Албанией". Под давлением держав Сербия вывела свои войска из-под Шкодры

Потеряв надежду овладеть Шкодрой силой оружия, король Николай искал иных путей достижения заветной цели. Он вступил в тайные переговоры с начальником гарнизона шкодринской крепости албанским феодалом Эсад-пашой Топтани.Этот честолюбивый авантюрист, владелец огромных поместий в Центральной Албании мечтал об албанской королевской короне. Король Николай, не надеясь уже надеть эту корону на себя, обещал всячески содействовать замыслам Эсад-паши в обмен на дачу им Шкодры. В этом случае последний получал также право беспрепятственно вывести из крепости весь гарнизом вместе с его оружием. Сделка состоялась, и 22 апреля 1913 г. черногорские войска вступили в крепость. Однако ликование по этому поводу черногорского монарха оказалось преждевременным: воля великих держав относительно принадлежности Шкодры осталась неизменной.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2344


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы