Албанские патриоты не складывают оружия. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албанские патриоты не складывают оружия



загрузка...

Лондонский договор 1915 г. и другие империалистические планы расчленения Албании держались до поры до времени в глубокой тайне. Но сам режим оккупации приоткрывал завесу над тем будущим, которое ждало албанский народ после завершения войны, независимо от того, какая коалиция одержит верх. Спасение родины являлось первостепенной заботой албанских патриотов в те драматические годы.

После потери албанской независимости некоторые деятели национального движения покинули страну. Поселившись в Болгарии, Румынии, Швейцарии, США и других странах и опираясь на имевшиеся там албанские колонии, они выпускали газеты и журналы, которые стремились привлечь внимание общественности Европы и США к трагической судьбе Албании. На родине большая группа албанских политических деятелей собралась в Шкодре. Здесь был создан тайный патриотический комитет, имевший свои отделения по всей Албании. Патриотические круги в Северной Албании, так же как и в других районах страны, вступили в контакты с оккупационными властями. При этом использовались противоречия между оккупантами из разных стран, обосновавшихся на албанской земле. Успешным результатом этой тактики стало создание «автономной» области Корча. Как уже говорилось, осенью 1916 г. французские войска вытеснили верные королю Константину греческие силы из района Корчи и оккупировали его. После этого проантантовское правительство Э. Венизелоса послало в Корчу своего наместника в сопровождении батальона солдат. Новое появление греческих оккупантов на территории Южной Албании вызвало возмущение албанского населения. Вооруженные отряды патриотов, которыми командовал видный деятель национально-освободительного движения Т. Гермени, начали нападать не только на греческих солдат, но и на французов — их опору. В этих условиях командование французской Салоникской армии решило пойти на соглашение с албанскими патриотическими кругами и удовлетворить некоторые их требования, с тем чтобы такой ценой обеспечить спокойствие за линией своего фронта.

Французское командование вывело отряды греков-венизелистов из округа Корча. А 10 декабря 1916 г. командующий французскими силами в этом районе полковник Декуан подписал с представителями местного населения протокол. «В соответствии с желанием албанского народа, выраженным его представителями, — говорилось в протоколе, — из казы Корица (Корча) и зависящих от нее округов Биклиста (Билишт), Колёня, Опар и Гора создается автономная область, управляемая албанскими должностными лицами, под покровительством французских военных властей».

В автономной области государственным флагом объявлялся албанский национальнй флаг вместе с трехцветной французской лентой, а официальным языком — албанский. Управление областью поручалось административному совету из 14 человек — семи христиан и семи мусульман. В пределах области создавались «мобильные отряды албанской жандармерии» «для защиты независимости территории и свободы ее жителей». Символом автономии области Корчи стали и выпущенные французской военной администрацией почтовые марки с изображением албанского орла и надписью на албанском языке: «Корча — Албанская автономия».

Административный совет, главную роль в котором играл Т. Гермени, уделил большое внимание развитию национального просвещения. Были открыты 60 начальных школ и одна средняя. Учреждение албанской национальной администрации, хотя и на небольшой части оккупированной Албании, вызвало большой энтузиазм у всех албанских патриотов как внутри страны, так и за ее пределами. Они видели в «Корчинской республике» зародыш албанского национального государства. Вместе с тем предоставление автономии области Корча вызвало и сильное противодействие со стороны тех сил, которые выступали против восстановления независимости и территориальной целостности Албании.

Большое недовольство выразило правительство Э. Венизелоса, которое в июне 1917 г. с помощью Англии и Франции свергло короля Константина и вовлекло Грецию в войну. На Кэ д'Орсе, где поддерживали греческие притязания на Южную Албанию, демарши Афин встретили положительный отклик. По указанию официального Парижа командование Салоникской армии стало свертывать им же предоставленную автономию части Албании. Полковник Декуан, непосредственный исполнитель этой акции, был смещен. Начались аресты албанских патриотов. По лживому обвинению арестовали и расстреляли Т. Гермени. В феврале 1918 г. французское военное командование снова взяло в руки непосредственное управление областью Корча. Но уничтожить полностью следы албанской автономии французские военные власти не решились: над общественными зданиями Корчи рядом с французским продолжал реять албанский флаг, вселяя в албанских патриотов надежду на лучшее будущее для родины.

История с корчинской автономией еще раз показала, насколько дорога для албанского народа идея воссоздания национального государства. С этими настроениями не могли не считаться Австро-Венгрия и Италия — главные соперники в борьбе за господство над Албанией. Они тоже в своих зонах открывали албанские школы, создавали «литературные комиссии», разрешали поднимать албанский флаг, создавали органы гражданской администрации из албанцев. Хотя сокровенные замыслы правящих кругов обеих держав были направлены на уничтожение независимости Албании, они старались скрыть их и соревновались друг с другом в «приверженности» албанскому национальному делу.

Первый ход в этой политической игре сделала Вена. 23 января 1917 г. главнокомандующий австро-венгерскими войсками в Албании генерал И. Трольман на митинге в Шкодре объявил о готовности оккупантов предоставить албанцам «автономию» после того, как с помощью своих «друзей» австро-венгров они преодолеют экономическую и культурную отсталость.

Более щедрыми на обещания оказались итальянские оккупанты. 3 июня того же года генерал Дж. Ферреро, главнокомандующий итальянскими войсками в Албании, зачитал воззвание, обращенное ко всем албанцам, «где бы они ни находились». По «указанию правительства короля Виктора Эммануила III» генерал торжественно провозгласил «единство и независимость всей Албании под защитой и покровительством королевства Италии». Напоминая о «воспоминаниях и вековых традициях», связывающих албанцев с римской и венецианской цивилизацией, он убеждал их верить в «общность итало-албанских интересов» и в «предназначение вашей любимой отчизны». Чтобы придать больший вес этим цветистым фразам, зачтение воззвания генералом Ферреро сопровождалось артиллерийским салютом из 21 залпа.

Особое значение итальянское правительство придавало и выбору места оглашения декларации о «независимости» Албании. Гирокастра, как уже говорилось, была центром сепаратистского движения «вориоипиротов», и, избрав именно этот город, итальянское правительство намеревалось подчеркнуть свою «приверженность» сохранению территориальной целостности Албании. Однако образ Италии — «поборницы» неприкосновенности албанских земель — сильно потускнел в глазах албанцев после того, как правительство Советской России опубликовало текст секретного Лондонского договора 1915 г.

Известие о победе Октябрьской революции дошло до Албании в начале ноября 1917 г. Их поместила выходившая в оккупированной австро-венгерскими войсками Шкодре газета «Поста э Шкюпниес» («Почта Албании»). Несомненно, особое внимание албанцев должны были привлечь внешнеполитические акты революционной России, направленные на прекращение империалистической войны и установление демократического мира без аннексий и контрибуций.

Борьбе за восстановление независимости и сохранение территориальной целостности страны способствовала и упоминавшаяся выше публикация советским правительством в числе других тайных договоров Лондонского договора от 26 апреля 1915 г., который предусматривал расчленение Албании. В конце 1917 г. австро-венгерские власти перевели текст договора на албанский язык и постарались распространить его как можно шире с очевидной целью скомпрометировать державы Антанты, и в особенности Италию, Расчеты эти в определенной мере оправдались. Публикация Лондонского договора, несомненно, поставила представителей Италии в Албании в весьма затруднительное положение, из которого они пытались как-то выпутаться.

21 февраля 1918 г. командование итальянского экспедиционного корпуса в Албании отдало распоряжение гражданским властям развернуть контрпропаганду в пользу Италии, пустив при этом в ход «аргумент», что Лондонский договор якобы позднее претерпел изменения, которые большевики преднамеренно не опубликовали. Эффект от публикации Лондонского договора оказался таким, каким его никак не ожидали австро-венгерские власти: усилилось освободительное движение в Албании, направленное против всех оккупантов, в том числе и австро-венгерских.

Публикация тайного Лондонского договора активизировала и деятельность зарубежных албанских патриотических организаций, выступивших с решительными протестами против планов расчленения Албании. Так, в начале 1918 г. в английской газете «Манчестер гардиан» было опубликовано заявление патриотической федерации албанцев США «Ватра» с резким осуждением действий держав — участниц Лондонского договора: «Тайный договор, подписанный в Лондоне 26 апреля 1915 г. державами Четверного согласия и опубликованный в печати, до сих пор не получил официального опровержения. Если он подлинный, то это один из самых мрачных из известных пока международных актов... Великие державы, когда решили таким образом относительно разделения Албании, действовали в вопиющем противоречии с заявленными ими принципами и военными целями».

Члены федерации высказали твердое убеждение, что никакие сговоры не заставят албанцев прекратить борьбу за освобождение: «Великие державы серьезно ошибаются, если они считают, что албанская проблема может быть решена посредством расчленения Албании. Оно никоим образом не помешает албанцам бороться за независимость и подстрекать их соперничающих господ биться друг с другом в надежде посредством этого добиться свободы для себя. Великие державы забывают про огромную жизнеспособность албанцев, которые столетиями сопротивлялись могучим империям и чьим девизом всегда было: "Борьба за освобождение любой ценой, до победы"».

Первая мировая война стала не только временем тяжелых испытаний для албанского народа. Произвол иностранных оккупантов и бедствия истерзанной родины обострили национальное чувство албанцев, сплотили воедино различные слои албанского народа. Война сорвала фальшивые маски «друзей» и «благодетелей» Албании как с англо-французских, так и с австро-германских империалистов. Албанский народ узнал, что и старая «покровительница» Албании Австро-Венгрия и новая ее «защитница» Италия в равной мере стремились к порабощению их страны. Распад Османской империи выбил почву из-под ног и у туркофильских элементов в албанском обществе. Бесчинства же греческой военщины в Южной Албании побудили некоторых прежних грекоманов занять патриотическую позицию.

Все эти перемены в общественном сознании способствовали консолидации албанского национально-освободительного движения. Его деятели были согласны с необходимостью восстановления неза-висимости Албании и ликвидации международного контроля над ней, учрежденного Лондонской конференцией 1912—1913 гг. Однако по вопросу о политическом статусе будущего независимого албанского государства обнаружились серьезные расхождения. Демократическая группировка выступала за независимость Албании не на словах, а на деле, против какого-либо иностранного присутствия и вмешательства. Часть же албанских деятелей, связанная с буржуазно-помещичьими кругами, доказывала необходимость временного продолжения итальянской военной оккупации, в которой они видели гарантию не только против экспансионистских поползновений соседних государств, но и против новых крестьянских восстаний.

Многие участники национально-освободительного движения связывали свои надежды на справедливое решение албанского вопроса с политикой США, в апреле 1917 г. вступивших в войну на стороне Антанты. В январе следующего года американский президент В. Вильсон в послании конгрессу изложил свои «Четырнадцать пунктов» — условия мира, являвшиеся в значительной мере реакцией на программу справедливого, демократического мира, выдвинутую правительством Советской России. В этих пунктах речь шла о предоставлении независимости или автономии некоторым европейским народам, находившимся под иностранным игом или оккупацией. Хотя в пунктах Вильсона Албания прямо не упоминалась, публично заявленная американским президентом приверженность делу защиты политической независимости и территориальной целостности больших и малых государств, несвязанность США условиями Лондонского договора 1915 г. о разделе Албании открывали новые возможности для отстаивания национальных прав албанского народа.

Между тем мировая война шла к концу, и обстановка требовала от всех албанских патриотов решительных действий. В октябре 1918 г. австро-венгерские войска ушли с территории Албании. Почти все оставленные ими пункты заняли итальянцы. В Шкодру снова был введен международный воинский контингент из англичан, французов и итальянцев. На юго-востоке район Корча—Поградец вошел во французскую оккупационную зону. Часть албанской территории на северо-востоке заняли сербские войска.

После завершения войны в Албанию вернулись из эмиграции многие национальные деятели. В различных уголках страны возникают патриотические общества и комитеты. Единодушным требованием широких слоев населения стал созыв Национального конгресса. Большая часть территории Албании находилась в это время под итальянской оккупацией, и албанские национальные деятели вступили в переговоры с правительством Италии, чтобы получить его согласие на созыв конгресса. У итальянских правящих кругов существовало тогда намерение произвести ревизию Лондонского договора 1915 г. в свою пользу.

В Риме хотели, сохранив за собою Влёру и ее округ, помешать разделу других частей албанской территории между соседними балканскими государствами, с тем чтобы восстановленная Албания находилась под итальянским влиянием. Поэтому итальянские власти дали согласие на созыв в своей зоне собрания представителей различных областей Албании. Однако было поставлено условие, чтобы эта ассамблея сформировала не правительство, а «национальный совет», который с точки зрения Рима мог бы оказаться полезным инструментом для поддержки итальянских требований на мирной конференции.

Национальный конгресс, на который были выбраны более 50 делегатов из всех районов оккупированной итальянцами Албании (кроме округа Влёры, где итальянские власти не разрешили провести выборы), открылся 25 декабря 1918 г. в Дурресе. В результате давления со стороны патриотических сил работа конгресса отошла от подготовленного для него в Риме сценария. Делегаты, как говорилось в принятом конгрессом воззвании, «полностью доверяя декларациям великих держав Антанты относительно прав малых народов основываясь на благородных принципах, провозглашенных Вильсоном, президентом Соединенных Штатов Америки, в том, что касается права народов располагать своей судьбой, ссылаясь особо на решения Лондонской конференции 1913 г., которая признала и провозгласила независимость Албании, с формой правления, установленной самой конференцией, единодушно постановили образовать временное правительство, чтобы справиться с требованиями нынешней ситуации страны». Таким образом, албанский Национальный конгресс, не поддавшись нажиму со стороны Рима, сформировал не «национальный совет», а правительство и высказался за восстановление национальной независимости и территориальной целостности государства. Однако сформированное конгрессом правительство не облегчило выполнение этой трудной задачи. Большинство из 14 членов первого албанского послевоенного кабинета принадлежали к италофильской группировке. Главой временного правительства стал Турхан-паша, бывший премьер-министром и при Виде. Турхан-паша возглавил делегацию, которой поручалось отстаивать албанские национальные требования на мирной конференции в Париже.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2488


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы