Битва за Влёру. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Битва за Влёру



загрузка...

«Внешняя политика Италии должна быть такой, чтобы она встречала одобрение народа, — демагогически заявил министр иностранных дел Титтони в июне 1919 г., определяя позицию нового итальянского кабинета. — Навсегда ушло время тайных соглашений». Спустя немногим более месяца, 29 июля, в Париже министром иностранных дел Италии и премьер-министром Греции был подписан новый тайный договор — «соглашение Титтони — Венизелос», намечавший раздел территории Албании. С конца августа 1919 г. французские оккупационные войска в районе Корчи стали готовиться к эвакуации; на смену им вплотную к государственной границе подошла греческая армия. А в декабре 1919 — январе 1920 г. Англия, Франция и Италия заключили соглашение, по которому Италия получала мандат почти на всю Албанию, за исключением крайней северной ее части, переходившей к Югославии (долина Дрина, районы Шкодры и Шенгина), и юга, отданного Греции (районы Корчи и Гирокастры).

Весть о новых закулисных соглашениях империалистических держав вызвала взрыв возмущения в Албании. Недовольство оккупационным режимом вылилось в борьбу не только против иноземных захватчиков, но и против правительства Дурреса, предававшего национальные интересы страны. Началось движение за созыв такого представительного собрания, которое могло бы защищать право Албании на самостоятельное государственное существование.

«Обеспечение полной независимости Албании и укрепление албанского единства» — под таким лозунгом вела подготовительную работу Инициативная комиссия, образованная из наиболее активных сторонников движения за созыв конгресса. Этот лозунг объединил самые широкие слои населения страны. Он встретил поддержку и в колониях албанских эмигрантов за границей.

Конгресс было решено собрать в январе 1920 г. в небольшом городе Люшне, удаленном от побережья, что в тот период имело значение, так как Дуррес довольно часто подвергался угрозе со стороны военных кораблей Италии. Во все районы страны Инициативная комиссия разослала приглашения, в которых содержались просьбы о посылке делегатов. Скоро в Люшню стали поступать резолюции народных митингов, решения муниципалитетов, обращения прогрессивных организаций (внутри страны и за ее пределами), поддерживавшие идею созыва конгресса. Муниципалитет Эльбасана так отозвался на призыв комиссии: «Правительство не выполнило своих задач в рамках, установленных собранием в Дурресё, действуя в ущерб самоуправлению родины и с превышением своих полномочий. Поэтому очевидна необходимость созыва всеобщего собрания и посылки делегатов в Люшню». Все попытки итальянских оккупационных властей и правительства Дурреса помешать созыву конгресса окончились неудачей.

21 января 1920 г. более 50 делегатов, представлявших почти все районы страны, собрались в Люшне. Заседания продолжались до 31 января. Главнокомандующий итальянскими войсками в Албании генерал Пьячентини направил председателю собрания письмо, в котором заявлял, что решения конгресса не будут признаны действительными, а поэтому делегатам лучше возвратиться домой. Ответом на требование итальянского генерала было создание нового правительства и энергичный протест против вмешательства во внутренние дела Албании, направленный Парижской мирной конференции. Делегаты конгресса заявили о непризнании решений о разделе Албании, принятых империалистами Англии, Франции и Италии на основании секретного Лондонского договора 1915 г. «Ассамблея постановила не признавать никакого иностранного мандата или протектората... — говорилось в обращении. — Албанцы готовы идти на любые жертвы, отдать всё до последней капли своей крови, чтобы воспрепятствовать любому действию, которое могло бы поставить под угрозу независимость Албании и ее территориальную целостность».

В Люшне было образовано новое правительство во главе с премьер-министром Сулейманом Дельвина, находившимся в то время в Париже, где он в составе делегации от проживавших в Турции албанцев выступал в защиту независимости Албании. Министрами наряду с искренними патриотами стали люди, в силу разных причин (в том числе и вследствие своего стремления к власти или к обогащению) заинтересованные в успехе национально-освободительного движения. Тогда же в качестве министра внутренних дел впервые вошел в правительство 25-летний полковник Ахмет Зогу, будущий король и диктатор.

На конгрессе ставился, но не получил окончательного решения вопрос о государственном строе Албании. Откладывая кардинальное решение этой проблемы до созыва Учредительного собрания, конгресс занялся образованием рабочих административных органов. Был создан Высший совет из четырех человек, облеченный функциями регентства, что являлось уступкой монархическим настроениям многих делегатов. Верховным органом власти стал Национальный совет (сенат) в составе 37 человек, избираемых, согласно временному конституционному акту (так называемому статуту Люшни), Национальным собранием. На деле же сенаторы были определены присутствовавшими 31 января на заседании делегатами. В руководящие органы вошли крупные торговцы, помещики, чиновники, представители интеллигенции, духовенства. Местопребывание правительства было перенесено из Люшни в Тирану — небольшой город с населением в 12 тыс. жителей, который с тех пор стал столицей Албании.

Власть прежнего правительства и раньше ограничивалась только Дурресом, а в конце февраля 1920 г. это правительство вовсе перестало существовать, уступив место новой администрации. В марте французские войска оставили Шкодру, и город перешел под власть правительства Тираны, но часть прилегающих к нему районов (так называемая Мбишкодра) оккупировала армия Королевства сербов, хорватов и словенцев. Над городом нависла угроза отторжения от Албании. В ходе развернувшихся в Париже переговоров возникло англо-франко-итальянское предложение компенсировать передачу Италии порта Риеки (Фиуме) присоединением Шкодры к Югославии. Белградское правительство отвергло этот проект, отказав Италии в праве владеть Риекой. Начались двусторонние итало-югославские переговоры. И в этот момент албанский вопрос снял президент США В. Вильсон, заявивший в своей ноте, адресованной участникам мирной конференции, о неприемлемости какой-либо компенсации в пользу Югославии за счет территории Северной Албании.

На юге страны почти полностью исчезли оккупационные зоны. Только итальянская армия продолжала контролировать Влёру и ее окрестности. Власть французских оккупантов в Корче была ликвидирована в мае 1920 г. в результате широкого народного движения.

Греческое правительство, занятое войной в Малой Азии, не смогло выполнить свою давнишнюю мечту — захватить юг Албании. Однако греческие войска все же удерживали здесь целый пограничный сельский район из 27 деревень.

Новое правительство, которое выступило с программой, имевшей в общем антиимпериалистическую направленность, нашло поддержку среди широких народных масс. В области внутренней политики оно ставило основной задачей ликвидацию вооруженных банд Эсад-паши Топтани, опиравшегося на поддержку Белграда. Разгром его отрядов был осуществлен в мае—июне 1920 г. войсками правительства Тираны, которыми руководил министр без портфеля полковник Байрам Цурри. Сам Эсад-паша, из-за границы направлявший деятельность своих приверженцев, был 13 июня 1920 г. убит в Париже молодым албанским учителем Авни Рустеми. Неотложной задачей теперь стало изгнание всех оккупационных войск из пределов Албании. Начало этому положила борьба за Влёру.

Подготовка к освобождению Влёры и прилегающего района осуществлялась уже с первых месяцев 1920 г. Итальянское правительство не хотело выводить оттуда свои войска, так как обладание Влёрой и островом Сазан отвечало его планам превращения Адриатического моря во внутреннее итальянское море. Попытки правительства Тираны путем переговоров с итальянским премьером Нитти добиться возвращения Влёры ни к чему не привели. В то же время оно не решалось пойти на вооруженный конфликт, опасаясь не только военного поражения, но и нового подъема массового освободительного движения в стране. Нерешительной политике правительства противостояла деятельность влёрских патриотов, создавших в оккупированном городе нелегальный комитет по подготовке восстания (с апреля 1920 г. Комитет национальной защиты).

20 мая в деревне Барчала, около Влёры, на собрании Комитета национальной защиты было принято решение обратиться с воззванием к жителям оккупированных районов, призвав их подняться на вооруженную борьбу, если итальянское правительство откажется освободить территорию Албании. Собрание постановило послать делегатов во все районы страны, чтобы обратиться за поддержкой к народу. Во Влёре и в прилегающих к ней районах формировались вооруженные четы, которые по призыву комитета оттягивались к горе Беуни, около Смоктины. Особенно активно откликнулись на призыв к восстанию крестьяне.

Комитет, самим ходом событий побуждаемый к активным действиям, послал 3 июня итальянскому командованию ультимативное требование вывести оккупационные войска из Албании. «Сегодня албанский народ, — говорилось в ультиматуме, — сплоченный, как никогда, будучи не в состоянии терпеть, чтобы им торговали, как скотом, на базарах Европы в угоду итало-греко-сербам, решил взять в руки оружие и потребовать у Италии, чтобы управление Влёрой, Тепеленой и Химарой было передано как можно скорее национальному правительству Тираны».

Срок ультиматума истек на следующий день, ответа от генерала С. Пьячентини не последовало. Вечером 5 июня началось наступление повстанцев на Влёру. Призывая народ к вооруженной борьбе, Комитет национальной защиты рассчитывал не столько на победу, сколько на то, что вооруженное выступление окажет влияние на ход переговоров между Тираной и Римом. «Мы не настолько легкомысленны, — писали члены комитета, — чтобы думать, что такой маленький народ, как албанский, сможет убедить силой своего оружия такое великое правительство, как правительство Италии. Но каким бы ни было великим итальянское правительство, оно не может запретить маленькому народу Албании умереть за свой идеал свободы».

К вечеру 10 июня после упорных боев с итальянскими войсками повстанцы подошли вплотную к Влёре и завязали бои в городских кварталах. Тогда итальянское командование согнало албанских женщин и детей в порт и угрожало им расстрелом, если наступление повстанцев будет продолжено. Комитет принял решение вывести повстанческие отряды из Влёры.

Жестокие репрессии против мирного населения — такова была месть итальянского командования, терпевшего военные неудачи. Массовые аресты, посылка на пустынный остров Сазан, расстрелы стали во Влёре обычными явлениями. Итальянский флот подверг варварскому обстрелу мирные деревни. Повстанцы посылали обращения ко всем правительствам мира через представителей албанской делегации на Парижской конференции, протестуя против зверств оккупантов. «То, как любит нашу независимость Италия, мы очень хорошо знаем, — писала издававшаяся в Констанце албанская газета «Шкиприя э ре» («Молодая Албания»), — но как мы любим нашу независимость, этого итальянцы не знают; они не поняли того, что мы все готовы скорее принести свои жизни на алтарь свободы, чем жить рабами».

Новый премьер-министр Джолитти продолжал настаивать на особых правах Италии в Албании. «Валона является таким стратегическим пунктом, который в случае захвата недружественным Италии государством станет настоящей угрозой для Италии», — заявил в начале июля 1920 г. Джолитти в парламенте. Далее он утверждал, что вообще Влёра нужна не столько Албании, сколько Италии. В таком же духе он отвечал и депутатам-социалистам Матеотти и Маффи, требовавшим от правительства вывода итальянских войск из Албании.

Само албанское правительство отмежевывалось от влёрских событий, заявив о своей непричастности к ним. Всякая деятельность в поддержку восстания была запрещена. Внутри страны представители помещичьих кругов и связанной с итальянскими империалистами интеллигенции использовали все средства — от мятежей до призывов в печати, — чтобы помешать освободительной борьбе народа. Они шли на прямое сотрудничество с врагом, предавая национальные интересы своей страны. В эти дни с осуждением своих соотечественников выступил авторитетный в то время политический деятель Фаик Коница. Солидаризируясь с империалистической политикой итальянского правительства, он писал в «Джорнале д'Италия»: «Я и мои друзья огорчены слепотой и нелепым поведением тех албанцев, которые ответственны за эти враждебные действия». По-иному отнеслись к событиям во Влёре трудящиеся не только Албании, но и Италии.

С первых дней влёрских событий почти во всех крупных городах Италии и особенно в портах Адриатического побережья развернулось движение против агрессивной политики итальянского правительства. По инициативе Итальянской социалистической партии и Всеобщей конфедерации труда повсюду проходили митинги протеста. «Руки прочь от Валоны!», «Вывести итальянские войска из Албании!» — под такими лозунгами прошел в Риме большой митинг трудящихся 25 июня. На следующий день стало известно, что в Анконе берсальеры (солдаты горных войск) отказались отправиться в Албанию и ответили вооруженным сопротивлением карабинерам, пытавшимся заставить их начать погрузку на суда. Рабочие Анконы поддержали солдат и на массовом митинге, в котором приняли участие более 6 тыс. человек, заявили о солидарности с ними. Посылка подкреплений в Албанию была сорвана. Итальянский военный министр писал командованию оккупационных войск в Албании: «Внутренние условия в стране не позволяют послать войска в Албанию. Попытка сделать это повлечет за собой всеобщие стачки, народные демонстрации, очень опасные из-за солидарности армии».

Вынужденное согласиться на переговоры о перемирии с повстанцами, итальянское правительство стремилось все же удержаться во Влёре и на Сазане. Когда переговоры потерпели неудачу, оно вновь попыталось прибегнуть к силе. 17 июля итальянское командование издало приказ о возобновлении военных действий, кончавшийся словами: «Мы стоим в Валоне и здесь останемся!» Но развернувшееся с новой силой наступление повстанцев на позиции оккупационных войск, волна забастовок и демонстраций трудящихся в Италии вынудили наконец итальянское правительство признать свое поражение в борьбе за Влёру. Оно было бы полным, если бы правительство Сулеймана Дельвины не пошло на уступку. Подписанный 2 августа 1920 г. итало-албанский протокол предусматривал вывод итальянских войск со всей территории Албании, за исключением острова Сазан, расположенного у входа в бухту Влёры. Изгнание оккупантов из Влёры было серьезной победой народа, и восстановление албанской администрации в городе вылилось в большой праздник.

Итальянские трудящиеся приветствовали успешный исход борьбы и выражали чувства интернациональной солидарности с народами Албании. В то же время в правой итальянской печати появились статьи, в которых влёрские события расценивались как политическая и моральная катастрофа Италии. Муссолини еще в середине июля поместил в «Пополо д'Италия» статью под характерным заглавием «Амариссимо» («Очень горько»), а после подписания итало-албанского протокола он опубликовал статью с еще более «грустным» названием «Прощай, Валона!». Нападая на правительство Джо- литти за поражение во Влёре, Муссолини писал: «Валона должна была стать первым вознаграждением за мучения и за итальянскую кровь, Валона должна была стать отправным пунктом нашего мирного проникновения на Балканы». Итальянские империалисты отступили, но не надолго. Они не отказались от заманчивого плана завоевания албанского плацдарма. Но воспоминания о влёрской катастрофе еще долго тяготели над итальянской дипломатией. И, готовя в конце 30-х годов оккупацию Албании, министр иностранных дел Чиано писал: «Мы не отступим, как в 1920 г.»

Освобождение Влёры изменило международное положение Албании, ускорило официальное признание ее независимости. Тиранское правительство направило 2 октября 1920 г. делегацию в Женеву во главе с Фаном Ноли, который обратился с просьбой о принятии Албании в Лигу наций. Делегации Югославии, Греции, Франции выступили с возражениями, выдвигая в качестве предварительного условия определение границ Албании и признание ее правительства другими государствами. В какой-то момент к ним присоединилась и Италия. Однако небескорыстная поддержка Великобританией албанской просьбы решила дело.

Пользуясь тяжелым положением, в котором находилась Албания, британское правительство обещало оказать содействие приему Албании в Лигу наций в том случае, если Англо-персидской нефтяной компании будут представлены исключительные права на разведку и добычу нефти. Правительство Ильяза Вриони, сменившее в ноябре 1920 г. кабинет Сулеймана Дельвины, приняло английские условия. Тогда, же в ноябре, по договору, заключенному Италией и Югославией в Рапалло, оба государства отказались от своих притязаний на Албанию. 17 декабря 1920 г. Албания стала членом Лиги наций, но ее официальное признание великими державами и определение границ затянулось на довольно продолжительное время.

Конференция послов четырех держав в Лондоне (Англии, Франции, Италии и Японии) приняла 9 ноября 1921 г. решение о границах Албании с Югославией и Грецией. В отношении северо-восточных границ Албании был произведен частичный их пересмотр по сравнению с установлениями 1912—1913 гг. В пользу Югославии отошли часть территории Лики, Хаса и Голоборды. Албано-греческая граница была определена в соответствии с флорентийским протоколом 1913 г. Несмотря на принятые решения, уточнения границ производились вплоть до 1925 г. Особым постановлением предусматривалось предоставление Италии «особых прав» в Албании в случае нарушения какой-либо державой албанских границ, суверенитета или экономической независимости.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2263


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы