Движение за реформы и демократизацию страны. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Движение за реформы и демократизацию страны



загрузка...

Изгнание оккупантов завершило один из важнейших этапов истории Албании. Однако полное разрешение задач национального освобождения зависело от дальнейшего развития демократического движения, от того, насколько смело и последовательно новое албанское правительство сможет бороться с тяжелыми последствиями турецкого господства, с попытками больших и малых соседей и «покровителей» Албании поставить ее под свой контроль. История показала, что Албании не удалось и в этот период стать подлинно независимой страной. Более того, в 20-е годы начался постепенный отход правящих кругов страны от тех завоеваний, которые были достигнуты в ходе национально-освободительного движения.

Антиимпериалистическая общенациональная платформа, принятая конгрессом в Люшне, привлекла самые широкие слои албанского общества. Но уже в ходе практического осуществления этой платформы становилось ясным, что понимание лозунгов — борьба за независимость, целостность и албанское единство — и особенно методов их осуществления было неодинаковым. Если трудовой народ осознал необходимость насильственного изгнания оккупантов из пределов страны, то правительство и близкие к нему круги именно этого и опасались, предпочитая идти на соглашение с иностранными захватчиками. Они видели в пробудившемся к борьбе албанском народе участника европейского и общемирового революционного и демократического движения, а потому и угрозу своей власти.

В начале 20-х годов в Албании сложилась напряженная политическая обстановка. Шла открытая борьба за власть между отдельными группировками и лицами. Миниатюрная столица Албании — Тирана — была буквально терроризирована вооруженными отрядами претендентов на пост премьер-министра. Все чаще на политической арене стала появляться фигура «сильного человека» Ахмета Зогу. Щеголеватый молодой офицер, уже в 20 с небольшим лет получивший звание полковника, довольно часто присваивавшееся в австрийской армии служившим там выходцам из знатных албанских семей, Ахмет Зогу строил свой расчет на силе оружия. Опираясь на отряды из района Мат, откуда он происходил (что имело в тот период немаловажное значение), Ахмет Зогу активно вмешивался в распри, и его рвение, проявленное при установлении «спокойствия и порядка», было настолько очевидно, что все эти годы он являлся несменяемым министром внутренних дел.

В течение нескольких месяцев после парламентских выборов весной 1921 г. борьба шла между «прогрессивной» партией (лидер Шефкет Верляци) и «народной», или «партией реформ» (лидеры Фан Ноли и Ахмет Зогу). Политическое лицо обеих партий было неопределенным, и выдвижение ими в своих декларациях требований реформ, в том числе и аграрной, не свидетельствовало об убежденности их лидеров следовать до конца, добиваясь осуществления целей, сформулированных в очень общей форме. В рядах «народной» партии вскоре назрел раскол. Он был вызван даже не столько политическими разногласиями, сколько конкретными поступками А. Зогу.

Так, во время очередного правительственного кризиса в декабре 1921 г. А. Зогу, взяв на себя командование жандармерией, совершил по сути дела вооруженный путч. Он разогнал регентский совет и обеспечил утверждение премьер-министром Джафера Юпи, ставшего марионеткой в его руках. Пытаясь создать впечатление, что он действовал в интересах партии, Зогу согласился на включение в правительство в качестве министра иностранных дел Фана Ноли и министра общественных работ С. Колеки. Однако по мере роста диктаторских амбиций А. Зогу (в начале декабря 1922 г. он добился принятия декрета об образовании «Верховного суда для привлечения к уголовной ответственности министров и депутатов», ставшего орудием расправы с неугодными ему лицами) прогрессивные деятели стали выходить из правительства. Одним из первых сделал такой шаг Ф. Ноли.

Несмотря на все более откровенную нетерпимость режима ко всем проявлениям несогласия со взятым им курсом на авторитаризм, в правительстве и в обществе стала постепенно формироваться оппозиция тандему Юпи—Зогу. Ее составили диссиденты из «народной» партии, феодалы из числа политических противников А. Зогу и др. Оппозиция не ограничивалась парламентскими формами борьбы. В марте 1922 г. ею предпринята попытка вооруженного восстания в целях захвата власти, потерпевшая неудачу. Зогу расправился с заговорщиками, укрепил свою реальную власть, и 2 декабря 1923 г. стал премьер-министром, сохранив за собой пост министра внутренних дел. Тем временем «народная» партия окончательно распалась. Организованная оппозиция режиму Зогу перестала существовать, хотя стихийные выступления и критика в печати продолжались.

Заняв пост главы правительства, Зогу заявил в первой речи в парламенте о намерении проводить в жизнь «европейскую программу», выдвинув четыре основных принципа: парламентаризм, демократия, борьба против феодализма, аграрная реформа. Однако все это осталось только декларацией. Правительство, политика которого определялась интересами феодалов, не стремилось даже формально следовать примеру западной демократии. В принятой 8 декабря 1922 г. новой конституции (так называемый Расширенный статут Люшни) не был решен вопрос о форме правления — быть Албании монархией или республикой. Сохранялось регентство (или Верховный совет), четыре члена которого избирались сроком на три года. Законодательная власть осуществлялась Национальным советом, состоявшим из одной палаты. Было принято решение о разрыве албанской мусульманской церкви с халифатом, а православной — с Константинопольской патриархией, узаконивался моногамный брак. Однако кардинального вопроса — о ликвидации феодализма в деревне, об аграрной реформе — не удалось решить.

Страна, разоренная войной и междоусобными распрями, не могла обеспечить свое население зерном и продовольствием. Приходилось увеличивать импорт, но в связи с повышением мировых цен на зерно росли и таможенные пошлины. Часто менявшиеся министерские кабинеты проявляли единодушие в том, что касалось методов преодоления трудностей: министры-помещики, защищая интересы собственного класса, неизменно перекладывали бремя бюджетных тягот на плечи крестьянства, увеличивая разного рода поборы. Крупные состояния наживали торговцы, скупая урожай на корню и придерживая его до времени, когда можно было выбросить зерно на рынок по завышенным ценам. Особенно страдало население северных горных районов, где зерновые практически не производились.

Весной 1923 г. в результате искусственно созданного зернового дефицита угроза голода нависла над многими районами страны, и тогда начались волнения. В марте тысячи крестьян пришли в Корчу с требованиями открыть амбары с зерном и снизить таможенные пошлины. «Хлеб — народу!», «Долой спекулянтов!» — под этими лозунгами прошла массовая демонстрация перед городским муниципалитетом. Неделей позже, 19 марта около 3 тыс. крестьян из районов Курвелеша, Тепелены, Малакастры и Химары собрались на митинг протеста во Влёре. Двери хлебных амбаров, принадлежавших перекупщикам, были взломаны, а зерно роздано безвозмездно.

Крестьянские волнения свидетельствовали о глубоком кризисе, в котором находилось сельское хозяйство, составляющее основу албанской экономики. Стало ясно, что необходимы коренные изменения всей системы землевладения и землепользования, ликвидации феодализма в деревне. Уже с осени 1921 г. демократически настроенные депутаты парламента выступали с соответствующими проектами, но неизменно наталкивались на сопротивление крупных собственников, которые не хотели идти даже на такую по сути своей паллиативную меру, как отказ от земельных излишков в пользу крестьян, обрабатывавших эти наделы в течение многих лет, на основе выкупа. Лишь с огромным трудом группе депутатов во главе с Ф. Ноли удалось провести законопроект о бесплатном наделении иммигрантов — переселенцев из Косово и Чамерии землей из государственных фондов. Размеры участков были смехотворно малы — по 0,5 га, — но и эта мера до известной степени облегчила положение неимущих слоев общества.

Методы эксплуатации, унаследованные от турецких времен, продолжали господствовать в албанской деревне. Бремя налогов и низкий уровень сельскохозяйственной техники, произвол помещиков и безземелье истощали крестьянина. На страницах газет все чаще стали появляться статьи, призывавшие покончить с феодализмом, в частности с системой сбора десятины, которая приносила огромный ущерб не только крестьянскому хозяйству, но и стране в целом.

Из многих районов Албании поступали в министерство внутренних дел сведения о крестьянских волнениях, об участившихся случаях отказа от уплаты налогов, об угрозе «вскормленных на принципах большевизма» крестьян насильно взять помещичьи земли. Поддерживая справедливую борьбу крестьянских масс, некоторые деятели призывали последовать примеру России и Ленина. Левая газета «Коха» («Время»), выходившая в Корче, рассказывая о революционной борьбе народов Балкан, писала 27 октября 1923 г.: «Рассеивается туман, народы пробуждаются и спрашивают: "Разве это жизнь?" Это подталкивает их каждодневно к идеалу истинной свободы, каковым является большевизм. Родной народ, никогда не давай тирании запугать себя, но, как это делали наши предки, стой непоколебимо и покажи миру, что и в Албании родился большевизм!».

Под незнакомым словом «большевизм», пришедшим в Албанию из революционной России, подразумевалось разрешение аграрного вопроса путем насильственной экспроприации помещичьих земель. В это понятие вкладывалось также стремление к завоеванию свободы для народа в духе буржуазно-демократических требований. Такая постановка вопроса в годы назревания революционного кризиса в Албании проистекала из социальной структуры албанского общества, зависела от положения и уровня сознательности рабочего класса.

Малочисленный рабочий класс, рассеянный по мелким предприятиям большей частью полуремесленного типа, не имел своих организаций и партий. Социалистические идеи проникали в Албанию через левую эмигрантскую печать, однако их влияние было в то время невелико. Забастовки носили экономический характер. Наиболее значительными из них была двухнедельная забастовка типографских рабочих в Гирокастре в январе 1921 г. и стачка горняков битумных разработок в Селенице осенью 1923 г. Рабочие принимали участие в деятельности общедемократических организаций и групп, создававшихся в Албании в начале 20-х годов.

В то время в Албании боролись за радикальное разрешение аграрного вопроса — основного требования момента — несколько политических групп: «Национальная народная партия», «Ни паши, ни бея», «Национальный комитет», «Демократическая группа» и некоторые антиклерикальные организации. Руководящую роль в едином демократическом движении играли представители прогрессивных слоев албанской буржуазии и буржуазно-демократической интеллигенции, составлявшие ядро парламентской оппозиции. В своей деятельности они опирались на поддержку органов левой печати: выходивших в стране и за ее рубежами «Коха», «Политика», «Перпарими» («Прогресс»), «Республика» и др.

В целях объединения всех демократических сил в конце апреля 1921 г. была создана федерация «Атдеу» («Родина»), включавшая в себя прогрессивные группы и организации. Во главе федерации стал Авни Рустеми, активный организатор и руководитель революционно настроенной албанской молодежи. Выработанная федерацией программа содержала ряд умеренных общедемократических требований: улучшение положения крестьян, повышение культурного уровня народа, усовершенствование системы образования и здравоохранения и т. д. Федерация была вскоре запрещена правительством, но на ее базе в сентябре 1922 г. возникло новое общество «Башкими» («Единение»).

Это общество, центр которого находился в Тиране, имело филиалы во всех наиболее крупных городах Албании. Основную массу его членов составляли учителя, мелкие служащие, представители мелкой городской буржуазии. В него входили также и рабочие.
Программа общества предусматривала борьбу за осуществление демократических реформ, выдвигала требования защиты отечественной промышленности и предпринимательства. Важнейшим пунктом, привлекшим впоследствии на сторону общества симпатии крестьянства, было оказание помощи в развитии сельского хозяйства, а также проведение ряда преобразований в деревне. «При помощи аграрной реформы большинство народа должно быть освобождено от ярма, а государство — от экономического кризиса. Только в этом случае можно будет обработать каждую пядь плодородной земли Албании, и крестьянин, знающий, что он работает для себя, будет полезным также и для государства», — говорилось в программе.

Особую остроту политическая борьба приобрела в конце 1923 г., в период подготовки и проведения выборов в Учредительное собрание. Кампания, которую возглавляла демократическая оппозиция в парламенте во главе с Фаном Ноли, имела антифеодальную направленность. Пресса того времени выступала против политической и экономической власти феодалов. Различные политические группы призывали установить республиканскую форму правления, улучшить положение крестьянства (аграрная реформа, отмена десятины и джелепа), бороться против засилья феодалов, «которые забывают свои недавние разногласия и объединяются, когда создается угроза их власти со стороны народа». Реакционный правительственный блок, прилагая все усилия к тому, чтобы обеспечить себе большинство в собрании, прибегал к административному и военному давлению на избирателей, к убийствам из-за угла и шантажу.

На выборах 27 декабря 1923 г. правительственный блок получил 40 мест, а оппозиция — 35. Возглавлявшийся Ахметом Зогу кабинет министров не подал в отставку ни после выборов, ни после созыва в январе 1924 г. Учредительного собрания. И тогда недовольство политикой феодалов всколыхнуло все слои общества. На заседаниях Учредительного собрания шли бурные дискуссии между сторонниками правительства и оппозицией. В это время влияние демократических элементов было настолько сильным, что по настоянию одного из лидеров оппозиции, Авни Рустеми, парламент 4 февраля 1924 г. почтил память В.И. Ленина, воздав ему должное как защитнику «высоких принципов человечности» и интересов Албании.

В Тиране наконец сформировалось новое правительство во главе с крупным помещиком Шефкетом Верляци, в которое вошли также представители оппозиции. Ахмет Зогу, формально покинув политическую арену, продолжал действовать через премьер-министра, зятем которого он в то время предполагал стать, а также через других своих ставленников.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2110


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы