Под гнетом итало-фашистской оккупации. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Под гнетом итало-фашистской оккупации



загрузка...

Оккупация Албании, включение ее в состав так называемой Итальянской империи привели к созданию в стране такой общественной политической структуры, которая копировала в миниатюре основные звенья фашистского режима в самой Италии. Конституция Албанского королевства, «дарованная» Виктором Эммануилом III, получившим титул короля Италии и Албании, императора Эфиопии, была разработана в Риме. Король провозглашался верховным главой государства со всеми вытекающими из этого правами. Наместником стал бывший итальянский посол в Албании, доверенное лицо Муссолини и один из организаторов вторжения в Албанию Франческо Якомони, обладавший на территории страны абсолютной властью. Марионеточное албанское правительство не имело права принимать законы и постановления без апробации наместничества. В каждое министерство назначался итальянский советник с правами, возвышавшими его над членом кабинета — албанцем.

Оккупанты осуществляли тотальную фашизацию общества. В государственную структуру внедрялись элементы итальянской корпоративной системы. На государственном албанском флаге появилась фашистская символика — ликторский пучок. 2 июня 1939 г. было объявлено о создании албанской фашистской партии, секретарь которой Тефик Мборья входил в состав национального совета итальянской фашистской партии. Итальянскими сенаторами стали Шефкет Верляци, Гьон Марка Гьони, Мустафа Круя и Вангель Туртулы, зарекомендовавшие себя как пособники итальянских оккпантов. Учащаяся молодежь автоматически включалась в систему «Балилла»1, объединявшую всех детей и молодежь от 8 до 16 лет. Развернули свою деятельность в Албании такие итальянские фашистские организации, как «Дополаворо» («После работы») и «Данте Алигьери», монополизировавшие культурно-просветительную работу среди рабочих и служащих. В рамках итальянской академии был создан Институт албанологических исследований, из 33 членов которого 15 были итальянцами.

Пытаясь играть роль благодетелей Албании, итальянские фашисты предприняли шаги по завоеванию популярности среди населения. Так, командование оккупационных войск уже в день вступления в Тирану дало информацию в печать, что беднякам столицы будет роздано 1000 золотых франков, какое-то количество кукурузы и т. п. Наместничество объявило также о намерении начать крупные строительные работы, о создании новых сельскохозяйственных ферм в целях увеличения трудовой занятости городского и сельского населения. Это привело к определенному затишью в стране и породило в некоторых кругах албанской общественности надежду на возможное оздоровление экономики с помощью Италии.

Однако подачки скоро прекратились. Развернувшиеся строительные работы, а это было главным образом сооружение военных объектов, не сняли с повестки дня безработицу. Кроме того, вскоре после оккупации в Албанию хлынули итальянские колонисты. Так, за период с 8 апреля 1940 г. по 31 октября 1941 г. в Албанию приехало более 50 тыс. итальянских сезонных рабочих, из которых в течение этих полутора лет вернулись на родину 44 тыс. Итальянцы были поставлены в более благоприятные условия. Если итальянский рабочий получал в среднем 7—8 золотых франков в день, то занятый на той же работе албанец — 2—4 золотых франка.

Тяжелым продолжало оставаться положение в сельском хозяйстве. Производство основных сельскохозяйственных культур имело тенденцию к снижению. Так, валовой сбор пшеницы упал с 502 тыс. ц в 1939 г. до 412 тыс. в 1941 г., маслин — с 290 тыс. ц до 115 тыс. и т. д. Албания подключилась к автаркической системе фашистской Италии, что привело к выкачиванию продовольственных ресурсов с наименьшими затратами для итальянских хозяев.

Необходимость расширять военное производство вызвала повышенный интерес итальянских компаний к добыче стратегического сырья. Наибольшее значение приобрела эксплуатация разведанных незадолго до начала войны месторождений хромовой руды, которую сама Италия полностью импортировала. Вывозился из Албании бурый уголь, натуральный битум, медная руда, нефть. Такие крупные финансовые учреждения и промышленные компании, как «Банко д'Италиа», «Банко ди Наполи», «Монтекатини», «Ферровие делло стато», «Сниа вискоза» и др., имели свои филиалы в Албании. Только за один год, прошедший после оккупации, число итальянских предприятий здесь достигло 140, а к марту 1942 г. — 366.

Истощали экономику страны также расходы на содержание 100-тысячной итальянской армии. Готовясь к захватам на Балканах, итальянское военное командование планомерно превращало Албанию в свой плацдарм. Туда передислоцировалась 9-я армия, которой были приданы авиационные и военно-морские части, отряды карабинеров и милиции. Командующим стал генерал С. Висконти Праска.

Усиление гнета и эксплуатации вызывало недовольство албанского народа. В целях предотвращения возможных антифашистских выступлений была разработана система карательных мер. Главным репрессивным органом стала созданная декретом наместника специальная комиссия под началом командующего частями королевских карабинеров в Албании генерала К. Агостинуччи. Комиссия рассматривала дела участников апрельских боев 1939 г., демонстрантов, саботажников и других «неблагонадежных» лиц. Сотни людей попали в тюрьмы и концлагеря Италии и Албании. Однако никакие репрессии не могли остановить растущего сопротивления народа. Уже на первом году оккупации, 28 ноября 1939 г., в день празднования независимости Албании, по всей стране прошли антифашистские демонстрации.

Антифашистские народные выступления внутри страны поддерживались и поощрялись прогрессивной албанской эмиграцией. Землячества в Соединенных Штатах Америки, во Франции, в Австралии и в других странах вели пропаганду в печати, а также посылали в Албанию прокламации антифашистского содержания. Прокламации переправлялись в Албанию в виде частных писем. В одной из них, выпущенной албанской федерацией во Франции в 1940 г., разоблачалась фашистская политика в Албании. «У нас отобрали древнее знамя Скандербега и дали новое — с короной савойской свиньи, с фашистским знаком ликтора, и подняли его в Албании, чтобы оно развевалось вместе с флагом Италии как символ порабощения албанского государства», — с горечью писали авторы прокламации. Они заверяли, что за границей поддерживают борьбу албанского народа, и призывали ее усилить.

Ряды антифашистов пополнялись албанскими участниками гражданской войны в Испании, сражавшимися в рядах XII интернациональной бригады им. Гарибальди, которые после разгрома республики, пройдя через всю Европу, стали возвращаться на родину.

Начало второй мировой войны не отразилось на положении Албании. Муссолини не пошел за Гитлером в сентябре 1939 г., заявив о временной «невовлеченности» в вооруженный конфликт. Италия не сочла себя достаточно подготовленной к участию в «большой» войне против западных держав, отдав предпочтение укреплению своих политико-экономических позиций в ранее захваченных странах. Неожиданно быстрый разгром Франции гитлеровской Германией зародил опасения в умах римских политиков, что они могут опоздать к разделу Европы. Буквально за несколько дней до капитуляции Франции Италия объявила ей войну и уже вместе с Германией приняла участие в подписании перемирия. Аппетиты у Муссолини разгорались, и в повестку дня встали планы агрессивных акций на Балканах.

Летом 1940 г. в итальянском генштабе неоднократно проигрывались ситуации, связанные с планами нападения либо на Югославию, либо на Грецию. К осени в качестве приоритетного направления была окончательно выбрана Греция.

Муссолини торопился. Опасаясь вмешательства своего партнера по «оси» в балканские дела, он стал готовиться к совершению «прыжка в Грецию». Гитлер, развернувший на полный ход подготовку к нападению на СССР, не хотел осложнений в тылу. Он рассчитывал на мирное использование ресурсов балканских стран. Именно этим было продиктовано, в частности, введение определенного контингента войск в Румынию 10 октября 1940 г. и размещение их на нефтепромыслах и в дельте Дуная. Румыния занимала ключевые позиции на Балканах, говорилось в директиве Гитлера командованию вермахта, и контроль над ней «мог обеспечить решающее воздействие на отношения Германии с другими балканскими странами, с Италией и особенно с Советской Россией».

Итальянского союзника не уведомили о готовившейся акции. «Гитлер всегда ставит меня перед свершившимся фактом, — сказал с возмущением Муссолини графу Чиано 12 октября. — На этот раз я ему отплачу той же монетой: он узнает из газет, что я оккупировал Грецию. Так будет восстановлено равновесие».

14 октября 1940 г. начальника генерального штаба маршала Т. Бадольо и начальника главного штаба сухопутных войск генерала М. Роатта вызвали к Муссолини, который объявил им о том, что «существует политическая необходимость оккупировать Грецию». Обосновывалась эта военная авантюра необходимостью «защитить национальные интересы Албании» путем присоединения Чамерии — северной территории Греции со значительными вкраплениями албанского населения.

Утром 28 октября итальянские войска перешли границу со стороны Албании, наступая под проливным дождем в двух направлениях — на Янину и Флорину. Но уже на второй день после начала войны продвижение было остановлено. В горах Пинда потерпела поражение дивизия «Джулия». Ее отступление до албанской границы и далее оказалось настолько поспешным и беспорядочным, что около пяти дней главнокомандующий Висконти Праска не мог наладить с ней связь. Тогда же начали поступать первые сигналы о ненадежности албанских воинских частей, участвовавших в военных действиях.

Правительство Верляци, став соучастником итало-фашистской агрессии, объявило войну Греции2. Однако марионеткам итальянских фашистов не удалось заставить народ воевать за чуждые ему интересы. На фронте имели место случаи массового дезертирства албанских солдат. Пример подал албанский батальон «Томор». Заградительный отряд итальянских карабинеров попытался силой остановить албанцев, но попал под ответный огонь. Итальянские войска в Албании подвергались нападениям на дорогах и в казармах. В городах проходили массовые демонстрации с требованиями прекратить бессмысленную войну, наносившую ущерб Албании: военные действия разворачивались на албанской территории, и менее чем через месяц после начала военных действий пала 22 ноября Корча, а в первых числах декабря Гирокастра.

Греческие победы над итальянской армией способствовали появлению в Албании надежд на освобождение страны от итало-фашистской оккупации. В начале войны греческий премьер-министр И. Метаксас выступил с заявлением, в котором говорилось следующее: «Мы боремся не только за свое собственное существование, но также и за интересы других балканских народов и за освобождение Албании». Однако греческие правящие круги использовали военные успехи для осуществления старой идеи «Великой Греции». Освобождение Албании из-под власти итальянских оккупантов превращалось в ее завоевание греческой армией, в присоединение к греческому королевству районов Корчи и Гирокастры. Показателен в этом отношении эпизод с освобождением Корчи.

Местные антифашисты заняли позицию безоговорочной поддержки действий греческой армии, считая ее освободительницей. После отступления из Корчи итальянских войск город в течение двух дней был свободным от всякой администрации. Но патриоты (в том числе и коммунисты, члены корчинской коммунистической группы) вместо того, чтобы попытаться взять в свои руки бразды правления, передали греческой армии оружие из итальянских складов, а после этого стали просить разрешения у греческого командования сформировать собственные албанские батальоны. Естественно, им в этом отказали, и они очутились как бы между двух огней, преследуемые и греками, и итальянцами. Интернированные албанские солдаты находились в лагерях по обе стороны линии фронта — одни как дезертиры, другие как военнопленные.

Греческая авантюра итальянского фашизма имела бесславный финал. Провал весной 1941 г. широко разрекламированного итальянского наступления на албанском фронте вызвал вмешательство Гитлера, не столько поспешившего на помощь своему обанкротившемуся союзнику, сколько решившего затушить балканский военный очаг в преддверии нападения на СССР. 6 апреля вермахт начал наступление на Югославию и Грецию. 17 апреля в разрушенном бомбардировками Белграде была подписана капитуляция югославских вооруженных сил, а с 13 апреля наблюдалось постепенное, почти без боев, отступление из Албании греческих войск, перебазировавшихся в район Олимпа, где пролегала основная линия сопротивления немецким агрессорам.

Итальянское командование только на пятый день обнаружило изменения в расположении войск противника. Но развернуть наступление оно уже не смогло, так как началась полоса капитуляций греческих генералов перед немецким командованием. 21 апреля командующий эпирской армией генерал Г. Цолакоглу подписал акт о капитуляции, подчеркнув, что он сдается именно немецкому командованию, а не итальянцам, которых он победил. Правда, через два дня по настоянию Муссолини акт удалось переоформить, на сей раз с участием итальянских представителей.

Югославия и Греция были поделены на оккупационные зоны. В Греции находились главным образом итальянские войска, а на территории поверженной Югославии устанавливалась власть марионеточного албанского правительства, под юрисдикцию которого попала большая часть Косово и Метохии, а также пограничные с Албанией районы Западной Македонии.



1 Организация получила название по имени итальянского мальчика, участника борьбы за освобождение Италии в XIX в.
2 Объявление марионеточным правительством Албании войны с Грецией имело далеко идущие последствия для албано-греческих отношений. После окончания Второй мировой войны Греция считала себя в состоянии войны с Албанией, которое было прекращено официально только в 1987 г.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2419


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы