Образование коммунистической партии Албании. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Образование коммунистической партии Албании



загрузка...

Расширение оккупационных зон на Балканах в результате вторжения немецко-фашистских войск в Югославию и Грецию неминуемо должно было привести к созданию единого фронта сопротивления, очаги которого возникали повсюду. Не представляла исключения и Албания. Собирание сил для организации отпора оккупантам началось уже в апрельские дни 1939 г. Со времени итало-греческой войны этот процесс ускорился, приобретая качественно новые черты: от актов саботажа и диверсий, совершенных в ночное время, от молчаливого бойкотирования мероприятий наместничества патриоты переходили к организации постоянных партизанских чет, возрождая традиции вооруженного сопротивления периода борьбы за независимость в начале XX в.

Наиболее устойчивый центр вооруженной борьбы против итало-фашистских оккупантов образовался весной 1941 г. в горном районе неподалеку от Тираны, в находящихся по соседству друг от друга деревнях Большая и Малая Пеза. Руководил партизанской четой местный байрактар Мюслим Пеза (1897—1984). Отчаянный храбрец почти 2-метрового роста, виртуозно владевший холодным и огнестрельным оружием, он включился в антизогистское движение уже в 20-е годы. Преследуемый ищейками Зогу, он часто был вынужден искать убежища в соседней Югославии. В 1939 г., после оккупации Албании, М. Пеза окончательно вернулся на родину и организовал чету, объединившую всех мужчин района, способных носить оружие. Он был первым руководителем четы, с которым установили контакты коммунисты. В тот период они не обладали достаточным влиянием в народе, чтобы самим становиться во главе чет. К тому же им мешало межгрупповое соперничество.

К началу 1939 г. в Албании существовали две коммунистические группы — Корчинская и Шкодринская, которые имели свои ячейки во всех крупных городах. Более молодая и менее опытная Шкодринская группа (создана в 1934 г.) не имела четкой программы, ее организационная структура отличалась аморфностью, а теоретические взгляды ее руководителей Зефа Маля и Нико Дзодзи были далеки от марксизма. Оккупация Албании фашистской Италией выдвинула перед коммунистами задачу объединения их сил в интересах борьбы за освобождение.

Осенью 1939 г. переговоры между руководителями групп завершились созданием Центрального комитета, в который вошли по два представителя от каждой группы. ЦК выполнял функции органа, координирующего совместные антифашистские выступления, как это было, например, в день независимости 28 ноября 1939 г., когда по всей стране прошли массовые антифашистские манифестации. Объединения групп в одну партию тогда не предусматривалось. Более того, в феврале 1940 г. из корчинской группы вышла часть коммунистов, образовавших «группу молодых» и объявивших открытую войну корчинцам.

«Молодые», во главе которых стояли Анастас Люля и Садык Премте, критиковали консерватизм «стариков» с троцкистско-анархистских позиций, выдаваемых ими за истинно революционные. О сути «теорий», имевших хождение в «группе молодых», может дать простое перечисление некоторых из них: союз рабочего класса и крестьянства в условиях Албании невозможен, так как крестьянство консервативно и не может быть союзником рабочих; ведение коммунистической пропаганды нецелесообразно, так как деятельность такого рода может привести к гибели кадров; воровство — средство борьбы против частной собственности; классовая борьба должна быть перенесена в сферу семейных отношений и выражаться в форме борьбы против стариков как наиболее консервативной части общества.

В «группе молодых» нашла сторонников идея «растворения» в фашистском аппарате, согласно которой коммунистам рекомендовалось вступать в ряды фашистской партии, работать в государственных учреждениях, чтобы, с одной стороны, сохранить кадры, а с другой — раскрыть вражескую агентурную систему. Часть коммунистов отказывалась от участия в антифашистской борьбе на том основании, что начавшаяся война — это конфликт между двумя империалистическими группировками, а поэтому неучастие в ней является единственно правильной позицией. Другая часть полагала, что, напротив, именно в этот период следовало максимально активизироваться и приступить к практическому осуществлению лозунгов борьбы за советскую Албанию, за коммунизм, за организацию албанской Красной Армии.

Затянувшаяся межгрупповая борьба затрудняла развитие антифашистского движения в стране и создание организующего центра. Но постепенно осознание необходимости достижения согласия ради общей цели — борьбы против фашистской оккупации — стало утверждаться даже в сектантски настроенных группах коммунистов. Помогло таким переменам и руководство Коминтерна, которое продолжало внимательно следить за состоянием общедемократического и социалистического движения в Албании даже тогда, когда в связи с итало-фашистской оккупацией были полностью прерваны непосредственные живые контакты. В сентябре 1939 г. в развитие прежних (конца 20-х годов) рекомендаций о необходимости создания нелегальной албанской компартии поручение от Коминтерна помочь албанским товарищам было дано Коммунистической партии Югославии (КПЮ), а в ее рамках — областному комитету по Косово и Метохии.

В то время в Шкодринскую группу вошло несколько косовских албанцев, наиболее известными из которых были Фадиль Ходжа, впоследствии один из руководящих функционеров Союза коммунистов Югославии (СКЮ), и Эмин Дураку, погибший в 1942 г. в стычке с оккупантами. Деятельность югославских коммунистов ограничивалась в то время ознакомлением с обстановкой. Секретарь обкома Космета Миладин Попович попытался установить непосредственный контакт с албанскими коммунистами тогда же, в 1939 г., но его арестовали итальянские оккупационные власти и заключили в концлагерь в Печине. Только осенью 1941 г. ему удалось бежать. С этого времени и по сентябрь 1944 г. жизнь и деятельность Поповича были связаны с Албанией, с национально-освободительной борьбой ее народа и албанскими коммунистами.

Мощным стимулом, решающим образом повлиявшим на обстановку в Албании, явилось расширение фронта антифашистской борьбы в связи с началом Великой Отечественной войны советского народа. Известие о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз заставило албанских коммунистов искать выход из тупика, в который завела их групповщина. Правильное решение состояло в объединении всех антифашистских сил, в прекращении бесперспективного соперничества.

В августе 1941 г. Корчинская и Шкодринская группы смогли договориться о проведении некоторых совместных антифашистских выступлений, а 28 октября того же года в Тиране состоялась многолюдная антифашистская демонстрация, организованная коммунистами. Процесс консолидации коммунистических групп ускорился и после ряда консультативных встреч между албанскими коммунистами, на которых часто присутствовали и посланцы КПЮ. Было принято решение провести организационное собрание, которое состоялось 8—14 ноября в Тиране, в условиях подполья. На нем присутствовало 15 делегатов от главных коммунистических групп (Корчи, Шкодры, «молодых»). В ходе дискуссии, развернувшейся на собрании, выявились в концентрированном виде все трудности начального периода, предшествовавшего созданию партии. Они нашли отражение как в резолюции, так и в конкретных результатах выборов руководящих органов.

Политическая программа связывала воедино освободительные задачи с борьбой за уничтожение старой государственной машины. Основные пункты этой программы заключались в следующем: 1) создавать и расширять боевое сотрудничество и единство трудящихся города и деревни; 2) бороться за национальную независимость и за создание в освобожденной от фашизма Албании народного демократического правительства; 3) популяризировать достижения советского народа и передовую роль СССР в освободительной борьбе против фашизма; 4) готовить народ в политическом и военном отношении ко всеобщему вооруженному восстанию, привлекая все патриотические и антифашистские силы; 5) развивать чувство боевого сотрудничества со всеми народами Балкан и особенно с народами Югославии и Греции, которые героически борются за свое национальное освобождение; 6) бороться за жизненные права трудового народа Албании — рабочих, крестьян, интеллигенции, за будущее молодого поколения.

Собрание постановило распустить все прежние ячейки, ибо они были носителями главных болезней: местничества, фракционности, недисциплинированности. В основу своей деятельности Коммунистическая партия Албании, которой предстояло стать партией нового, марксистско-ленинского Типа, положила два принципа: искоренение своих внутренних ошибок, групповщины, а также принятие ориентации на борьбу против классового врага. Особое внимание обращалось на привлечение в партию рабочих и крестьян, на теоретический рост кадров. Главным источником изучения марксистско-ленинской теории рекомендовалось сделать «Краткий курс истории ВКП(б)». Были приняты ведущие уставные положения, определившие членство в партии, руководящие принципы организационного строения (демократический централизм), организационную основу (ячейку), права и обязанности членов партии и т. п.

На собрании был образован временный ЦК из семи членов, в который вошли от Корчинской группы Энвер Ходжа, Кочи Дзодзе, Гьин Марку, от Шкодринской Тук Якова, Кристо Темелько, Кемаль Стафа, от «группы молодых» Рамадан Читаку. При формировании ЦК представители групп договорились, чтобы в его состав не избирались руководители групп и их заместители.

Таким образом, в новое руководство не вошли Кочо Ташко, Василь Шанто, Анастас Люля. Не был избран и секретариат. Отдельным членам ЦК поручались конкретные участки работы: политическими вопросами занимался Тук Якова, организационными — Кочи Дзодзе, работой с молодежью — Кемаль Стафа, финансовыми — Энвер Ходжа. В зависимости от ситуации сферы деятельности менялись и происходила своеобразная ротация. К концу 1942 г. на первый план начал заметно выдвигаться политический секретарь Тиранской областной организации Энвер Ходжа.

Энвер Ходжа родился 16 октября 1908 г. в городе Гирокастре, в семье, известной своим вкладом в освободительное антиосманское движение. Халиль, его отец, не мог на скромное жалованье мелкого чиновника обеспечить семью, в которой было пятеро детей. Нужда заставила его эмигрировать в Америку. Роль духовного наставника Энвера взял на себя дядя Хюсен, организатор первой албанской школы «Лирия» («Свобода») в Гирокастре в 1908 г., делегат Национальной ассамблеи во Влёре в 1912 г. Энвер получил хорошее домашнее образование, посещал начальную школу, а затем французский лицей Корчи. С 1930 по 1936 г. жил во Франции и Бельгии, начинал учиться в университетах Монпелье и Брюсселя, работал секретарем албанского консульства в Брюсселе. Вернувшись в Албанию, он стал преподавать мораль и французский язык в Корчинском лицее и одновременно участвовать в работе коммунистической группы. В Тирану перебрался вскоре после фашистской оккупации. До октября 1941 г. владел табачной лавкой «Флора», куда сходились нити подпольной деятельности албанских коммунистов. После антифашистской демонстрации 28 октября 1941 г., одним из руководителей которой он был, перешел на нелегальное положение.

Дом в Тиране, где 8 ноября 1941 г. была основана Албанская коммунистическая партия
Дом в Тиране, где 8 ноября 1941 г. была основана Албанская коммунистическая партия

Антифашистская листовка с надписью: Смерть фашизму! Свобода народу!
Антифашистская листовка с надписью: "Смерть фашизму! Свобода народу!"

Энвер Ходжа заметно выделялся среди соратников по Центральному комитету удачным сочетанием деловых и личных качеств. Еще во Франции он стал знакомиться с марксизмом, сотрудничая в «Юманите» и общаясь с Полем Вайян-Кутюрье. В Албании он расширил свои познания в этой области. У Э. Ходжи была располагающая внешность, талант убеждать как одного собеседника, так и широкую аудиторию. На первых порах в его речи имелось немало галлицизмов, но со временем он выработал эффектный стиль обращения к массам, оттачивая албанский язык, усиливая его образность народными пословицами и поговорками. Войдя в возрасте 33 лет в Центральный комитет фактически еще не оформившейся коммунистической партии, он менее чем через полтора года становится ее генеральным секретарем, а в глазах народа — полулегендарным «Команданти» — главнокомандующим армией освобождения. Он не обладал многими качествами, которыми его наделяли окружавшие, тем не менее его возвышение, казалось, стало закономерным именно в тех условиях и в той обстановке.

Резолюция организационного собрания 1941 г. отражала скорее тенденцию развития коммунистического движения, чем то, каким оно тогда было. Имелось желание создать партию нового типа, марксистско-ленинскую коммунистическую партию Албании. Но основу ее, материал, из которого предстояло ее сделать, составляли группы, бывшие в лучшем случае пропагандистскими кружками. В большинстве своем они объединяли представителей интеллигенции, учащейся молодежи, и желание установить связи с рабочим движением имели лишь некоторые наиболее подготовленные в области теории члены этих групп. Другую же часть, анархо-троцкистов греческого толка1, вряд ли можно считать коммунистами, хотя они и претендовали на это. В резолюции 1941 г. были решительно осуждены ошибки прежних коммунистических групп и отвергнуты методы работы их прежних руководителей. Но от правильных резолюций до претворения их в жизнь прошло немало дней с 8 ноября 1941 г., считающегося днем образования Коммунистической партии Албании (КПА).

Руководствуясь решением организационного собрания о необходимости «создавать партизанское движение масс как основу будущей армии», КПА призвала к объединению всех патриотических сил, к борьбе за освобождение страны. Успех движения зависел от позиции крестьян, составлявших большинство населения страны. Но на первых порах успехи по вовлечению крестьян в активную политическую жизнь и борьбу были весьма скромными. «Внимание большинства товарищей не распространяется за пределы города, — говорилось в резолюции актива КПА в марте 1942 г., — а поэтому, когда говорят с крестьянином, то ведут себя с ним как с чужестранцем». Недостатки в работе приходилось исправлять в ходе освободительной борьбы, причем их изживание происходило медленно.

Постепенно в национально-освободительное движение включились все честные патриоты, желавшие бороться против оккупантов и их прислужников. Активно выступала молодежь, создавшая в ноябре 1941 г. Коммунистический союз молодежи Албании. Союз возглавили популярные среди албанского юношества молодые коммунисты Кемаль Стафа и Нако Спиру.

В феврале 1942 г. в письме временного ЦК КПА, направленном всем областным партийным комитетам, содержалась рекомендация «образовывать народные национально-освободительные советы, которые будут одновременно зародышами нашего будущего правительства и будут осуществлять судебные функции, поддерживать общественный порядок в тылу и заботиться о бедноте».

Создание партизанских чет, групп сопротивления и строительство основ народной власти являлись первоочередными практическими задачами, которые ставила перед собой КПА, проводя и расширяя работу в массах. Не были особенно ясными методы налаживания связей с народом. Иногда рекомендации носили наивный характер, как, например, следующее предписание: «В эти дни провести среди коммунистов социалистическое соревнование по привлечению масс и по проникновению в массы (чтобы привлечь как можно более широкие массы, чтобы разъяснить им как можно лучше, чтобы убедить как можно глубже), особенно это касается деревни». Естественно, что действенность таких рекомендаций была невелика. До тех пор пока не окрепла сама партия и сами коммунисты не взяли в руки оружие, принятые решения оставались на бумаге. Основная масса народа продолжала оставаться пассивной.

КПА вырастала численно, и по мере расширения ее рядов вновь стали проявляться те недостатки, которыми страдала в свое время деятельность групп. В партию принимались главным образом члены прежних коммунистических групп, мало изменившие свои взгляды. Часто критерием являлось личное знакомство (друг, товарищ, хороший парень), а не деловые качества. Отстранение от руководства партией лидеров групп, приход новых людей породили трения отнюдь не принципиального характера. Отказ коммуниста подчиняться решениям вышестоящей организации мотивировался, например, в одном случае тем, что в таком-то комитете «сидят необразованные рабочие», в другом — «нет наших друзей», в третьем — «был руководителем плохой человек, которого потом сами же исключили из партии». Занятые междоусобной борьбой, коммунисты мало вникали в политическое и идеологическое содержание работы партии. Поэтому так трудно поддавались искоренению чуждые марксизму влияния.

Положение в КПА тормозило организацию национально-освободительной борьбы, и для того, чтобы вырваться из порочного круга, было принято решение провести консультативное совещание или, как его часто называют, 1-ю конференцию актива КПА.

Совещание состоялось 8—10 апреля 1942 г. в Тиране. В нем приняли участие 20—25 человек, представлявших все областные комитеты партии. Основным вопросом повестки дня стала проблема связи с массами, их мобилизации на национально-освободительную борьбу. Доклад делал Э. Ходжа, бывший в то время политическим секретарем Тиранской областной организации КПА. Перечень достигнутого партией за полгода ее существования занял небольшое место как в самом докладе, так и в резолюции. Подчеркивались успехи коммунистов в организации забастовок, демонстраций, актов саботажа. Отмечалось, что партия сделала первые шаги по расширению своего влияния среди молодежи и женщин.

На совещании говорилось, что рабочие еще не видят в КПА свою партию, что коммунисты, занимаясь поисками сочувствующих, забывают о рабочем классе в целом. «Но как может быть сильной наша партия, — ставился вопрос в резолюции, — без рабочих, когда именно рабочие должны являться ее опорой». Решение совещания предусматривало такую тактику: опираясь на рабочий класс, стремиться к обеспечению союза со всем крестьянством в борьбе против фашизма, за национальное освобождение; «не бояться испачкаться в деревенской грязи, идти к крестьянам».

Совещание обратило серьезное внимание на то, что идея антифашистской национально-освободительной борьбы еще не завоевала популярности среди масс трудящихся. За призывами подняться на борьбу не стояла конкретная работа парторганизаций по разъяснению целей движения. Выяснилось, что молодежь, на которую КПА возлагала надежды в освободительной борьбе, слабо представляла себе, что такое фашизм. «Часть молодежи, пусть даже небольшую, еще увлекали фальшивые идеи фашизма, — констатировала резолюция. — Другая же часть сельской и городской молодежи склонялась под тяжестью изнурительного труда и фашистского ига, а мы не протянули ей руку помощи».

Преодоление трудностей зависело в первую очередь от самих коммунистов, от того, как скоро они смогут добиться единства в своих рядах. Совещание сделало два важнейших вывода: следует очистить партию от оппортунистов, фракционеров и укрепить ее социальный состав путем привлечения в ее ряды рабочих и крестьян. Первая чистка прошла сразу же после окончания совещания. За два месяца было исключено 80 человек. Этот процесс шел параллельно с кампанией по приему новых членов. Состав партии обновился более чем наполовину. Если к началу чистки в партии было 200 членов, то к июню 1942 г. ее численность выросла до 300 человек. Завершилась чистка чрезвычайной конференцией 29 июня 1942 г., на которой были исключены из партии фракционеры, бывшие руководители «группы молодых» А. Люля и С. Премте.

Миладин Попович, наблюдавший изнутри эти процессы, считал, что в апреле—июне 1942 г. произошел перелом в партии. Впервые к организационным проблемам был применен партийно-политический подход, а не обычные для албанских условий критерии личного знакомства и личных отношений. Наконец-то, писал он в ЦК КПЮ, стало возможным думать не только о росте партии и ее консолидации, но и о борьбе против оккупантов.

Коммунисты на деле доказывали свою решимость бороться против итало-фашистских захватчиков. Тогда же партия понесла первые потери. В мае 1942 г. в стычке с отрядом фашистской милиции погиб член ЦК КПА, секретарь комсомола поэт Кемаль Стафа, которому тогда исполнилось 20 лет. В июле того же года в Шкодре погибли в уличных боях с отрядами итальянского наместничества коммунисты Перлят Реджепи, Бранко Кадия и Йордан Мисья. На смену павшим борцам приходили новые. Весной и летом 1942 г. по всей Албании действовало около 10 партизанских чет, руководимых коммунистами: четы Гирокастры (Тахир Кадарея, Бедри Спахиу), Корчи (Неджип Винчани, Пелумб Дишница), Пешкопии (Дали Ндреу, Сотир Вулкани), Черменики (Кадри Ходжа, Рамадан Читаку), Скрапара (Местан Уянику, Гьин Марку), Влёры (Хюсни Капо), Шкодры (Тук Якова) и др.

В партизанских четах было от 20 до 60 человек. Они создавались в деревнях на принципе добровольности и действовали в пределах того района, откуда была родом основная часть четы. Как правило, командиры-коммунисты также являлись уроженцами тех мест, где боролись четы. В освобожденных районах партизаны устанавливали свою власть (национально-освободительные советы) и проводили среди населения политико-образовательную работу.

Большую роль в разъяснении политики партии и в мобилизации народа на антифашистскую национально-освободительную борьбу сыграла партийная печать, в частности газета «Зери и популыт» («Голос народа»), орган ЦК КПА. Первый ее номер, вышедший 25 августа 1942 г., открывался передовой статьей, в которой определялись задачи партии: объединение всех патриотов и антифашистов Албании независимо от вероисповедания, принадлежности к разным политическим группам и течениям «ради достижения святой цели — создания независимой, свободной, демократической Албании».



1 В начальный период албанского коммунистического движения у социалистов Южной Албании были тесные связи с греческими коммунистами и сторонниками троцкистской группы археомарксистов, которая получила свое название от журнала "Архион марксизму" ("Архив марксизма").
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2247


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы