Принятие социалистической ориентации. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Принятие социалистической ориентации



загрузка...

Строительство нового общества происходило в условиях неразвитой гражданской и экономической структуры государства, опыт независимого существования которого исчислялся двумя десятками лет авторитарного режима. Шесть лет итало-немецкой оккупации ввергли страну в состояние разрухи. Новому правительству НРА предстояло решить тяжелую задачу не просто восстановления экономики, но строительства народного хозяйства на совершенно новых основах.

В руководстве КПА существовали большие разногласия по вопросам политики правительства, понимания самой сути демократических принципов, на которых предстояло базироваться новой системе государственной власти. Чаша весов в спорах перевешивала в пользу социалистического выбора, но в трактовке конкретных шагов на этом пути единодушия не было. Выразителем широкого общедемократического подхода являлся член Политбюро ЦК КПА Сейфула Малешова, известный публицист и поэт, участник июньской революции 1924 г., в прошлом член Московской коммунистической группы. Ради упрочения международных позиций Албании (а конкретно, чтобы добиться признания правительства со стороны западных держав) он считал возможным идти на уступки, в том числе экономические, поощряя развитие частного сектора.

С. Малешова был одним из ревностных защитников идеи максимального расширения базы Демократического фронта. «Эта широкая политика, — говорил он на одном из пленумов ЦК в 1945 г., — приведет к тому, что с формальной точки зрения мы отступим, но такой шаг неизбежен, если принять во внимание международное положение». С. Малешова жил в СССР в годы нэпа, и может быть, воспоминания о тех методах оживления экономики и натолкнули его на поиски компромиссных решений в тяжелой ситуации, в которой находилась Албания. Однако развернувшаяся в руководстве партии дискуссия закончилась его поражением. Позицию Малешовы определили как оппортунистическую, а самого его вывели из состава Политбюро в феврале 1946 г. и освободили от постов, которые он занимал в экономических организациях. Год с небольшим он возглавлял министерство пропаганды и культуры, но после майского пленума ЦК 1947 г., исключившего его из партии, сошел с политической арены.

Предавалась забвению вся его прошлая жизнь патриота и борца за демократию. В истории албанской литературы даже не упоминается имя поэта Ляме Кодры (псевдоним С. Малешовы), начавшего свой творческий путь в межвоенный период и благожелательно упомянутого М. Горьким на 1-м съезде советских писателей в 1934 г.

Социалистическая ориентация, определившаяся на V пленуме ЦК КПА в феврале—марте 1946 г., предполагала использование советской модели организации власти и производительных сил применительно к албанским условиям. В решениях пленума была зафиксирована необходимость ориентации на СССР, «который является величайшим гарантом нашей независимости и нашей народной власти».

На пленуме отмечалось, что путь к социализму непрост и албанскому народу придется преодолеть трудности экономического и политического характера, чтобы добиться построения нового общества. Наиболее важные конкретные мероприятия, намеченные пленумом, предусматривали следующее: завершение национализации промышленных предприятий, максимальный контроль над частным сектором и еще большее ограничение его деятельности, реквизиция всех строительных материалов, принадлежавших торговцам и частным предпринимателям, повышение продуктивности сельского хозяйства и поощрение создания кооперативов, ликвидация неграмотности, посылка на обучение в СССР и Югославию студентов, очищение органов государственной власти от саботажников и враждебных элементов и т. п.

Ориентация на строительство социализма, принятая на пленуме, приобрела значение директивы, обязательной к исполнению. При такой постановке вопроса дискуссии о выборе пути, возможные лишь в государстве с неясной общедемократической ориентацией, полностью исключались. В Албании взяли жесткий курс, предусматривавший быструю ликвидацию политических и экономических позиций свергнутых эксплуататорских классов, которые несколько оживились в период так называемой «формальной демократии» 1945 г.

Началось решительное наступление на частный сектор. Статистика свидетельствует о его почти полном исчезновении во второй половине 1947 г. Ограничение сферы деятельности частников проводилось во всех отраслях национальной экономики. Естественно, что практическое осуществление принципиальных установок, выработанных КПА, наталкивалось на определенные трудности, особенно в торговле, где албанская буржуазия имела наиболее сильные позиции. Несмотря на то что в августе 1945 г. министерство экономики выработало твердые цены, контроля за выполнением этого решения не было.

В апреле 1946 г. правительство приступило к так называемому блокированию товаров первой необходимости, а проще — изъятию их у частных лиц и реализации по карточкам через государственные магазины. Порядок компенсации за изъятые товары не был точно определен. Сначала предполагалось, что возмещения потерь не будет только крупным торговцам. Но затем выяснилось, что у государства вообще нет денег для компенсации и все «блокированные» товары оказались попросту конфискованными.

Постановление правительства ставило целью полную ликвидацию системы частной торговли. В условиях, когда не имелось сети государственной и кооперативной торговли, политика «блокирования» способствовала ухудшению снабжения населения. Поэтому в январе 1949 г. разработали и утвердили новую систему заготовок и снабжения. Продналог сменился продразверсткой. Крестьяне по собственному усмотрению использовали излишки, произведенные ими сверх обязательных поставок.

Вся сельскохозяйственная и животноводческая продукция в стране реализовывалась через рынки трех видов. Гарантированный государственный рынок снабжал трудящихся города на основе карточной системы. Встречный рынок снабжал крестьян в порядке обмена излишков сельскохозяйственной продукции на промышленные товары по купонам. Свободный рынок с высоким уровнем цен был рассчитан на людей, располагавших денежными средствами. Для характеристики уровня цен на этих трех видах рынка можно привести следующие цифры: 1 кг муки стоил на гарантированном рынке 6,5 лека, на встречном — 19, на свободном — 75; 1 кг сахара соответственно — 40, 75 и 250; 1 л керосина — 25, 25 и 75; 1 м хлопчатобумажной ткани — 60, 90 и 260.

Система государственного регулирования экономики предусматривала дальнейшее совершенствование и развитие централизованного планирования. Основная ориентация планов 1947—1948 гг. была направлена на развитие горнодобывающей и легкой промышленности. В области сельского хозяйства предполагалось расширение посевных площадей, увеличение производства зерновых и внедрение новых технических культур.

Решение задач по подъему экономики представлялось невозможным без резкого повышения общеобразовательного уровня всего народа, без подготовки кадров специалистов средней и высшей квалификации. Согласно закону о реформе народного образования, принятому 17 августа 1946 г., создавалась новая система бесплатного и обязательного обучения детей в начальных государственных школах. Предусматривался 11-летний цикл учебы: четыре года начальной и семь лет средней школы.

Делались первые шаги по налаживанию профессионально- технического обучения. В 1946 г. произошло открытие художественного лицея им. Йордана Мисьи, политехнического и педагогического институтов. Широко внедрялось заочное обучение. Все эти меры были рассчитаны на получение долговременного результата, но время не ждало, и правительство издало 21 сентября 1949 г. закон об обязательном обучении чтению и письму всех граждан от 12- до 40-летнего возраста. Уклонявшиеся наказывались исправительными работами сроком до одного месяца или штрафом до 200 лек.

Социально-экономическое возрождение государства не представлялось осуществимым в одиночку. Опираясь только на свои внутренние возможности, Албания не могла возродиться, как, впрочем, и любая другая страна этого региона. Посильную помощь оказывал Советский Союз. С июня 1945 г. Москву стали посещать албанские представители, которые вели торгово-экономические переговоры. Встреча 4 сентября тогдашнего министра экономики Медара Штюлы с А.И. Микояном окончательно определила ассортимент и объем поставок, а 22 сентября в Москве было подписано первое соглашение о поставках в Албанию зерна и химических удобрений на условиях кредита, сумма которого составляла 1,5 млн долл. Тогда тяжелые последствия военной разрухи усугубили очередной неурожай. За счет производства зерна в стране покрывалось не более 40 % потребностей населения. Югославских поставок и помощи ЮНРРА1 было недостаточно. Голод угрожал районам Скрапара, Малакастры, Курвелеша.

Советское правительство оказало помощь, несмотря на тяжелое продовольственное положение в своей стране. Осенью 1945 г. в порт Дуррес прибыл первый пароход с зерном из СССР. Наряду с поставками продовольствия, промышленных товаров, оборудования для восстанавливаемых предприятий добывающей промышленности советское правительство приняло на себя обязательства по подготовке кадров специалистов высшей квалификации, а также направило в Албанию технических консультантов по вопросам нефтяной промышленности и сельского хозяйства. В 1945/46 учебном году первые иностранные студенты были приняты в московские вузы. Ими стали 20 молодых албанцев, участников национально-освободительной борьбы.

Налаживание связей с Советским Союзом имело для Албании большое значение не только в плане развития полезных для нее торгово-экономических отношений. Советская политическая и социально-экономическая система в целом стала прообразом того нового государства и общества, которое должно было воплотить в жизнь надежды и чаяния трудового народа Албании. Огромный авторитет в мире, завоеванный Советским Союзом в кровопролитной борьбе против фашизма, как бы подтверждал преимущества социализма над отжившим свой век капитализмом. Идеализированная пропагандой сталинская модель социализма была единственной. Она вдохновляла таких популярных в то время на Балканах и в Албании коммунистических лидеров, как И. Тито и Г. Димитров, долго живших и работавших в Москве. На добровольных началах, без давления извне КПА избрала тот путь, которым она повела народ и страну к социализму.

Тесное сотрудничество связывало на этом пути Албанию и Югославию. В годы войны и в первое время после ее окончания в этих странах развивались одинаковые по своему типу социально-политические процессы. Находясь на разных ступенях общественно-экономического развития, они в силу сложившихся объективных обстоятельств одновременно осуществили общедемократическую революцию и определили социалистический выбор. Коммунистические партии были руководящей силой в обеих странах, и от правильного понимания (и практического осуществления) принципов интернационализма зависело превращение военно- политического сотрудничества, сложившегося в годы войны, в прочное и равноправное послевоенное политическое и экономическое сотрудничество.

В политической области (особенно на международной арене) взаимопонимание и взаимодействие были полными. Югославия являлась первой страной, признавшей Временное демократическое правительство Албании и подписавшей с ним договор о дружбе и взаимной помощи (9 июля 1946 г.). Первым обществом дружбы и культурного сотрудничества стало албано-югославское (декабрь 1945 г.). Первым официальным государственным визитом за границу главы правительства Энвера Ходжи была поездка в Югославию в июне 1946 г. Там его наградили первым иностранным орденом — югославским орденом Народного героя2.

В эти годы главной тенденцией в албано-югославских отношениях являлось сотрудничество, основанное на взаимном доверии. Экономические соглашения, подписанные в те годы, базировались именно на этом принципе. Вместе с тем практика реализации этих соглашений обнаружила склонность югославского руководства к патернализму, к стремлению навязать свою точку зрения. Так, в марте—апреле 1947 г. в Белграде проходили переговоры о заключении двустороннего торгового соглашения на основе югославского проекта. Он предусматривал отказ Албании от монополии на внешнюю торговлю, ибо все экспортно-импортные операции должны были осуществляться исключительно югославскими организациями. Глава албанской делегации член Политбюро ЦК КПА и министр экономики Нако Спиру отказался подписать договор без консультации с правительством.

Вскоре в завершающую стадию вступили консультации относительно проекта пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства Албании. Этот проект предусматривал развитие таких отраслей албанской экономики, которые представляли интерес в первую очередь для Югославии. Албании предлагалось не создавать и развивать свою промышленность, а ограничиться производством сельскохозяйственной продукции и добычей полезных ископаемых для последующей их переработки в Югославии. В обмен на это Албания получала бы промышленные товары.

В течение 1947 г. Албания и Югославия достигли следующих договоренностей: о парификации монетной системы, в результате которой уравнение лека с динаром было произведено в пользу последнего, об унификации цен, о таможенном союзе, об обязательности согласования народнохозяйственных планов, о создании совместных албано-югославских обществ. Принимая во внимание разновеликий уровень экономического развития обеих стран, более низкую квалификацию албанских хозяйственных кадров, практическое осуществление перечисленных выше мероприятий должно было поставить Албанию в полную зависимость от ее северной соседки. Однако дружественный характер двусторонних отношений до поры до времени сглаживал напряженность, когда она возникала.

Конфликтная ситуация в албано-югославских отношениях создалась после посещения Советского Союза в июле 1947 г. первой официальной правительственной делегацией НРА, в которую входили Э. Ходжа (глава делегации), К. Дзодзе, М. Кономи, X. Капо. В результате переговоров Советский Союз пошел навстречу просьбам албанских представителей: была достигнута договоренность о передаче в счет кредита оборудования для фабрик, сельскохозяйственной техники и т. п. Советские руководители обещали прислать специалистов, но при этом И.В. Сталин сказал: «Нужно создавать свои национальные кадры, и имейте в виду, что специалисты, которых мы к вам направим, должны будут скоро возвратиться на родину. Албания должна встать на свои собственные ноги».

Прямые советско-албанские контакты на высшем уровне не остались незамеченными в Югославии. Пытаясь закрепить своеобразную «монополию на дружбу» с Албанией, выражавшуюся в формуле «дорога из Тираны в Москву лежит через Белград», руководство КПЮ предприняло шаги по дискредитации Нако Спиру как главного критика югославской политики. Оно опиралось при этом на те круги в албанском руководстве, которые слишком прямолинейно понимали часть резолюции V пленума ЦК КПА 1946 г., которая содержала следующую констатацию: «Наша политика должна ориентироваться на более тесную и конкретную связь с Югославией».

В декабре 1947 г. в докладе Кочи Дзодзе в Тиранской партийной школе и одновременно в письме ЦК КПЮ, направленном в ЦК КПА, были сформулированы обвинения, выдвинутые против Нако Спиру как руководителя «фракции в голове партии», возникшей «под носом у генерального секретаря». Н. Спиру обвинялся в шовинистической антиюгославской деятельности, в стремлении насадить автаркию, в связях с классовыми врагами и даже в шпионской деятельности. Указывалось, что враждебное отношение Н. Спиру и его сторонников к рабочему классу, к здоровым, т. е. рабочего происхождения, кадрам партии проистекает из их буржуазного происхождения. Только рабочий класс никогда не ошибается, говорил К. Дзодзе, а интеллигенция легче всего поддается чуждым влияниям. Эти серьезные обвинения выдвигал при поддержке ЦК КПЮ заместитель председателя Совета министров, член Политбюро и секретарь по организационным вопросам, министр внутренних дел, выходец из рабочей среды, что было редким явлением в руководстве Компартии Албании.

Вынесение на обсуждение партийной общественности разногласий, существовавших в Политбюро по важнейшему политическому вопросу (пойдет ли Албания по пути полного суверенитета или же в направлении превращения ее в седьмую республику в югославской федерации), обострило борьбу в самом Политбюро КПА. Дискуссия вновь сузилась до тесного круга высшего партийного руководства. Когда наметился перевес в пользу К. Дзодзе и было решено потребовать объяснений на Политбюро у Н. Спиру, нервы последнего сдали и он застрелился у себя в кабинете 20 ноября 1947 г.

Состоявшийся в феврале—марте 1948 г. VIII пленум ЦК КПА завершил «дело» Н. Спиру. Была исключена из партии и освобождена от всех должностей его жена Лири Белишова, секретарь ЦК Союза коммунистической молодежи, выведен из числа кандидатов в члены ЦК Мехмет Шеху, а из Политбюро — Тук Якова и Бедри Спахиу.

В развитие решений пленума началась подготовительная работа по объединению албанской армии с югославской. Еще в конце 1947 г. в Белграде возник проект передислокации 2-й пролетарской стрелковой дивизии югославской армии в Албанию, в район Корчи, под предлогом обеспечения неприкосновенности албано-греческой границы. Только вмешательство советского правительства заставило Тито отказаться от введения в Албанию югославских войск.

Резолюция Информбюро «О положении в Компартии Югославии» стала рубежом в албано-югославских отношениях. Она была опубликована 28 июня 1948 г., а уже 1 июля албанское правительство объявило об аннулировании договоров и о высылке из страны югославских советников3. Сентябрьский (1948 г.) пленум ЦК КПА сурово осудил К. Дзодзе и его приверженцев как главных проводников югославского влияния, которое «было направлено на закабаление Албании, на отрыв ее от Советского Союза». Пленум констатировал, что с ноября 1944 г. до лета 1948 г. в партии сложилась нездоровая обстановка, позволившая К. Дзодзе монополизировать власть, игнорировать генерального секретаря и других членов Политбюро. В качестве министра внутренних дел он поставил партию под контроль органов безопасности, «полицейская информация подменила революционную бдительность».

Были сняты обвинения со всех причастных к «антиюгославской деятельности» на VIII пленуме. Мехмет Шеху в октябре—ноябре 1948 г. был назначен заместителем премьер-министра и министром внутренних дел, избран на 1-м съезде КПА членом Политбюро и секретарем ЦК. С этого времени и до своего самоубийства в 1981 г. он руководил органами безопасности или курировал их по линии ЦК партии. На пост секретаря ЦК по организационным вопросам выдвинули Тука Якову как «наиболее подходящего для этой работы руководителя, вышедшего из недр рабочего класса, одного из основателей нашей партии и ее славного бойца, который внес ценный вклад в организацию партии, в организацию и руководство Национально-освободительной армии, который самоотверженно боролся за народное дело и за правильную марксистско-ленинскую линию партии».

В сложных внутренних и внешних условиях завершился процесс становления государственных структур и были определены в общих чертах принципы хозяйствования. Утвердившаяся однопартийная система предполагала укрепление и совершенствование коммунистической партии как руководящей и направляющей силы общества. В первые послевоенные годы принимались решения о созыве съезда, которые в силу разных причин не смогли воплотиться в жизнь. Только консолидация партийных рядов на основе резолюции Информбюро позволила провести 1-й съезд КПА в ноябре 1948 г., ровно через семь лет после создания партии.



1 ЮНРРА (по первым буквам английского названия)- Администрация помощи и восстановления Объединенных наций. Имела задачей оказание помощи пострадавшим от войны странам в восстановлении их экономики.
2 Второй иностранной наградой Энвера Ходжи стал орден Суворова 1-й степени, полученный им в Москве в августе 1947 г.
3 По данным некоторых западных исследователей, число югославских советников приближалось к 600.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2552


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы