Начало османского завоевания. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Начало османского завоевания



загрузка...

Османское государство, образовавшееся в Малой Азии на рубеже XIII и XIV вв., вело активную завоевательную политику. Одним из главных ее направлений была борьба за овладение землями, входившими в состав Византийской империи. На Балканах турки- османы в 20-е годы XIV в. появились, а с середины этого века начали здесь основательно закрепляться. В 1354 г. они захватили город Галлиполи и в течение ближайших нескольких лет распространили собственное господство на всю Восточную Фракию, включая Адрианополь (по-турецки Эдирне), куда султан Мурад I (1362—1389) перенес из Брусы свою столицу. Продолжая движение на запад, север и северо-запад и завоевывая болгарские, греческие, сербские, македонские, албанские земли, турки пользовались слабостью распадавшейся Византийской империи, а также тем, что занятые междоусобной борьбой местные феодалы не смогли объединиться для отпора турецким завоевателям и нередко шли на добровольное признание сюзеренитета султана, если им гарантировалось сохранение прежних феодальных прав.

В конце XIV в. участились попытки остановить продвижение османских армий. Однако в 1371 г. на реке Марице турки-османы разбили ополчение сербо-македонских феодалов, а в 1389 г. в битве на Косовом поле — объединенные силы сербов и боснийцев, на Стороне которых сражались также небольшие отряды албанцев и валахов. К началу XV в. большинство районов Сербии, Болгарии, Албании уже были покорены султаном или признали вассальную зависимость от него.

Основная причина такого относительно быстрого продвижения османов заключалась в слабости и разобщенности их противников. Большую роль сыграли также преимущества молодого османского военно-феодального государства и его системы землевладения по сравнению с феодализмом Византии. Система эта способствовала укреплению централизованной восточной монархии, весь смысл существования которой состоял в непрерывных завоеваниях. Собственность на землю принадлежала государству, а виды владения землей сводились к следующим трем главным категориям: 1) казенные земли — мири, — из фонда которых султан раздавал тимары (небольшие земельные владения с годовым доходом до 20 тыс. акче1), зеаметы (более крупные владения с годовым доходом до 100 тыс. акче) и хассы (крупные наделы высших должностных лиц и членов династии с доходами свыше 100 тыс. акче); 2) земли религиозных и благотворительных учреждений (вакфы); 3) частновладельческие земли (мульк).

Тимары и зеаметы составляли меньшую по размерам, но наиболее важную по значению часть государственного земельного фонда. Это были условные владения, предоставляемые тимариотам (владельцам тимаров) и займам (владельцам зеаметов) под обязательством являться по призыву султана на войну с определенным числом вооруженных всадников в зависимости от величины дохода с его владения. Тимариоты и займы составляли наиболее многочисленную часть нарождавшегося феодального класса (их называли общим именем «сипахи»). Они взимали с крестьян ренту-налог, часть которой поступала в государственную казну, а часть — в распоряжение сипахи в вознаграждение за его военную службу. Сипахилик (владение сипахи) мог состоять из одной или нескольких деревень, но иногда деревня делилась на несколько сипахиликов.

Владетель не обладал правом полной собственности на землю своего сипахилика. Жившие здесь крестьяне могли передавать это право с разрешения сипахи. Передача земли отцом сыну являлась бесспорным актом, не нуждавшимся в дополнительном одобрении. Сипахи имел в пределах своего сипахилика небольшой участок земли, который безвозмездно обрабатывали для него крестьяне. Сипахи следил за тем, чтобы вся земля его сипахилика засевалась. Если крестьянский участок не обрабатывался в течение трех лет, сипахи мог передать его другому пользователю. Он также имел право разыскивать и возвращать крестьян, самовольно покинувших его ленное владение. Все сипахи подчинялись санджак-бею — правителю санджака, военно-административной единицы Османской империи. Санджак-беи, представители высшей турецкой военно-феодальной аристократии, получали за свою службу зеаметы, а иногда хассы.

В 1431 г. на части земель, населенных албанцами, создаются два санджака — Албании и Дибра, которые вошли в общую для завоеванных турками европейских территорий административную единицу — эйялет Румелии (от турецкого «Рум-или» — страна румов, или ромеев). Владения албанских феодалов, признававших вассальную зависимость от султана (Кастриоти, Бальши и др.), не были включены в эти санджаки, а считались тимарами и носили имена их владельцев: Юван-или, т. е. земля Гьона (Ивана) Кастриоти, Бальша-или и т. д.

Санджаки делились на более мелкие административные единицы — вилайеты, или казы, во главе с субаши. Санджак-беи и субаши выполняли чисто военные функции: во время войны отправлялись со своими отрядами туда, куда их посылал султан, в мирное время следили за поддержанием внутреннего спокойствия на местах. В санджаках и казах существовал также независимый от военных властей административный и судебный аппарат, возглавлявшийся мусульманскими судьями — кади.

Тимарная, или, как ее иначе называют, сипахийская, система имела общие черты с прежней системой проний. Тимары давались албанским феодалам, как и пронии, условно — под обязательством несения военной службы в армии сюзерена, которым теперь стал турецкий султан. Они могли передаваться и по наследству, если наследник принимал на себя выполнение военных повинностей. Наряду с военными существовали и служебные тимары. Дававшиеся в вознаграждение за выполнение тех или иных административных обязанностей, служебные тимары по наследству не переходили. Получение тимара не было на первых порах связано с обязательным обращением тимариота в мусульманство.

Существенным отличием сипахийской системы от системы проний являлось то, что первая не имела тогда еще тенденции к превращению условных держаний в безусловные феодальные владения, как это сложилось на Балканах накануне османского завоевания.

В период установления османского господства состав тимариотов — основой категории военно-феодального сословия — являлся в Албании довольно пестрым. Турецкий реестр 1431—1432 гг. содержит следующие сведения о санджаке Албания, объединявшем территории от Круи до Гирокастры. Из 335 входивших в санджак тимаров 175 принадлежали принявшим мусульманство албанцам, среди которых находились отпрыски крупных феодальных родов. Среди тимариотов были и 60 албанцев-христиан, включая четырех епископов, за которыми признавались в качестве тимаров относившиеся к их епархиям церковные поместья. Около 100 тимариотов являлись прибывшими из Анатолии турками-османами. Однако завоевателям не удалось ввести сипахийскую систему в большинство горных районов, не признавших какой-либо зависимости от султана.

Основу вооруженных сил Османского государства в то время составляла сипахийская кавалерия. Менее многочисленной, но обладавшей высокими профессиональными качествами была турецкая пехота — янычары — специальные войска, образованные из христианских мальчиков, набранных по принудительной разверстке, обращенных в ислам и обученных с детства военному искусству. Кроме того, существовало нерегулярное войско (так называемые акынджи), формировавшееся из добровольцев перед каждым военным походом. Византийский историк XV в. Дука так описывает это войско: «Как только они услышат голос глашатая, призывающий к набегу, — на их языке он называется «акын», — тотчас все толпой, подобной реке, пускаются в путь по собственному побуждению: многие без мешка и сумы, без копий и сабель, иные — даже пешком; вооруженные в большинстве своем лишь дубинками, они двигаются бесчисленными рядами... И пусть в какую-нибудь область они явятся в неисчислимом множестве, все равно они нападают по-разбойничьи и убегают с награбленным. Вот почему вся Фракия вплоть до Далмации превратилась в пустыню; вот почему многолюдное племя албанцев стало малочисленным; равным образом валахам, сербам и ромеям был нанесен сокрушительный удар».

В начале XV в. продвижение турок в Европу временно приостановилось. Султану Баязиду пришлось самому отражать наступление мощного противника — Тимура (Тамерлана). В битве при Анкаре в 1402 г. Баязид потерпел поражение и попал в плен. После этого около 20 лет в Османском государстве шла ожесточенная борьба претендентов на султанский престол, сопровождавшаяся народными волнениями и крестьянской войной. Однако албанские феодалы не использовали ослабления Османской империи для того, чтобы уничтожить ее господство, напротив, в Албании возобновились междоусобные распри, а турки, как и венецианцы, поощряли эту борьбу. В результате иноземное господство не только не было поколеблено, но завоеватели смогли еще прочнее закрепиться на албанской земле. Захваченные в первой четверти XV в. города Гирокастра, Влёра, Круя, Берат стали впоследствии опорными пунктами дальнейших османских завоеваний на Балканах.

Албанские феодалы слишком поздно поняли истинные размеры угрожавшей им опасности. То в одном, то в другом районе вспыхивали вооруженные выступления против турецких гарнизонов, но они подавлялись, а мятежные феодалы — Топия, Кастриоти, Арианити, Дукагини — получили от султана прощение и сохранили свои владения в обмен на признание вассальной зависимости, ценой уступок и лавирования.

Отдельные успехи албанских феодалов, в том числе победы талантливого полководца Георгия Арианити, получившего европейскую известность благодаря разгрому турецкой армии во главе с Эвренос-беем в 1433 г., не могли существенно повлиять на исход борьбы против османского нашествия. Западные соседи албанцев, в первую очередь Венеция, не хотели обострять отношений с Османским государством, так как вели с ним оживленную торговлю. На Балканах и в Центральной Европе некоторые феодальные монархи пытались организовать сопротивление туркам. Наиболее настойчиво в этом направлении действовал в 30-е годы XV в. венгерский король и германский император Сигизмунд, стремившийся преодолеть сепаратизм феодалов и заручиться поддержкой итальянских государств. Однако до начала 40-х годов положение на Балканах вообще и в Албании в частности не изменилось.

Установление власти османов в Албании сопровождалось опустошением захваченных земель. Больше всего ухудшилось положение народных масс: разрушительные войны, грабежи, поборы разоряли крестьян и ремесленников, целые районы впадали в нищету. В начале XV в. поднялась первая волна массовой эмиграции албанцев в Южную Италию и Сицилию.



1 Акче (аспра) - серебряная монета. В первой половине XV в. весила 3,2 г и содержала 90% серебра. В дальнейшем и вес монеты, и содержание серебра в ней постепенно уменьшались.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2851


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы