Рукопашный народный бой. С. Г. Максимов.Русские воинские традиции.

С. Г. Максимов.   Русские воинские традиции



Рукопашный народный бой



загрузка...

В дохристианской Руси игровые бои обязательно включались в магическую обрядность, связанную с земледельческими событиями календарного года, со свадебными, похоронными и другими ритуальными действиями. Тогда, как описывал известный этнограф прошлого века И.П. Сахаров, «девицы разыгрывают хороводы, а молодцы бьются «на кулачки» и борются один на один».

Поединок был распространенным способом выяснить отношения, доказать свою невиновность, добиться чего-либо. Поединку обязательно предшествовал вызов. Отказаться от вызова – значит покрыть себя позором. Поединок являлся священнодействием, и оба участника должны были относиться к нему соответственно. Он мог проходить как со свидетелями, так и без оных, как на равном оружии, так и не очень, но чаще «среди своих» – без оружия, сохраняя жизни воинов.

Великий собиратель русского языка В. Даль так говорит о борьбе: «Борьба – усилие одолеть противника, состязание двух сил, единоборство без оружия и без побоев и драки, где противники только стараются побороть друг друга, свалить с ног... Борьба, как ристание, единоборство, различна по обычаям и условиям: русские борются либо с носка – одной рукой друг друга за ворот, а другой не хватать; либо накрест руками, через плечо и под силки и валяют через ногу, подламывают под себя и, припадая на колено, перекидывают через себя... Борец, единоборец, искусный в борьбе или питающий в ней силы... Боритель, борец, победитель, поборовший противника. Борбище, ристалище, борьба как зрелище, потеха, место, поприще борьбы...»

Борьбу, кулачный поединок можно рассматривать как форму ритуального противоборства; вид спортивной игры; характерная особенность поведения некоторых мифологических персонажей; фольклорный мотив. Ритуальные поединки между двумя сторонами, представляющими родовые, территориальные или социально-возрастные объединения, символизируют борьбу двух начал (добра и зла, зимы и лета) и совершаются, как правило, на переломе старого и нового годов, на рубеже календарных сезонов.

Существует и такое понятие, как «драка» – беспорядочные поединки вне связи с обрядовой стороной, возникающие чаще всего на бытовой почве. «Бой, битва, побоище, потасовка, схватка, рукопашная ссора, кулачная свалка» (Даль В.И.), «взаимные побои» (Ожегов С.И.).

При Ярославе Мудром появились первые профессиональные кулачные бойцы. Согласно «Русской Правде» (своду общественных законов, просуществовавшему около 600 лет), судебную тяжбу допускалось разрешать на судном поле. Спорящий либо выходил биться сам, либо выставлял родственника. Богатые, как правило, покупали бойца и нахлобучивали на него свою шапку, что означало родовую связь. Образовались целые переулки наемных бойцов, например, в Новгороде этим славился Неревской конец.

У Ключевского упоминается легенда о том, как во время Крещения Руси в Новгороде сбросили в реку идол бога Перуна. От него оторвалась щепка, которая зацепилась за Волховский мост. И именно на Волховском мосту стали бться на палках. От множества удалого народу деревянный мост постоянно рушился, и его постоянно восстанавливали за счет купцов-доброхотов, любящих эти лихие состязания.

Кулачные бои в Средние века на Руси являлись одним из способов поддержания боевого духа и подготовки воинов к сражениям. Высокий уровень подготовки русских воинов обеспечивался тем, что молодежь получала необходимую подготовку в единоборствах во время боевых игр и игрищ. Бои кулачные и палочные составляли для детей и подростков потеху, увеселение.

Мальчик, едва научившись ползать, начинал брататься (бороться). После семи лет мальчики уже выходили на «затравку» перед настоящими бойцами. Далее они проходили определенные ступени «стеношных бойцов»: «выростки» (подростки во взрослой стенке); «бойцы»; «старики» (опытные бойцы); «клиновые»; «надежа-бойцы», заканчивая атаманами и «дедами», судящими бой и обучающими молодежь.

Существовали разные виды рукопашного боя: одиночные («сам на сам») – один на один, «охотницкий»; «палочный бой» и групповые: «сцеплялка-свалка» (каждый среди многих за себя); «круговой» (один против всех) и наиболее организованный и сложный вид схватки – «стенка на стенку».


Старая Москва. Разъезд после кулачного боя. Художник А.М. Васнецов


Для боев «сам на сам» и «стенка на стенку» в России периода Средних веков часто использовались ножи, палки, посохи, кистени и разнообразные заначки в рукавицах. В связи с необходимостью в потешных сражениях имитировать вооруженное столкновение получили распространение специальные дубинки и шесты для кулачного боя, известные по исследованиям культуры Древнего Новгорода.

Наиболее характерным для русского общинного народа был «стеношный бой» как среди профессионального воинства (дружины, стрельцы), так и среди сельских и городских общин, хотя основной носительницей обрядов и традиций в культуре Руси была крестьянская община, она же и донесла это древнее действо до XX в.

На Руси, несмотря на противодействие церкви молодецким потехам и забавам как отголоскам языческих времен, эти увлечения были так сильны, что в 1064 г. Московскому патриарху Иову один из его служителей сообщил, что «безместные» (т.е. без прихода, без места) попы и дьяконы собираются у Фроловского (Спасского) моста и «боролись и в кулачки бились».

Выдержка из «Оды кулачному бойцу» Ивана Баркова:

Как тучи с тучами сперлися,
Секут огнем друг друга мрак,
Как силны вихри сорвалися,
Валят древа, туманят зрак —
Стеной так в стену ударяют,
Меж щек, сверх глав тычки сверкают.

Часто перед боем пелись боевые песни и частушки с насмешками и угрозами.

В некоторых местах, чтобы быть признанным бойцом, нужно было обязательно владеть особым «рыком» и традиционным мужским боевым плясом, который демонстрировал силу и ловкость танцора.

Существовал общепринятый сценарий традиционного обряда кулачного боя (хотя он мог и не соблюдаться):

– подготовка к гуляньям и бою;

– начало (сбор, проход по селу под песни и пляски, подход к определенному месту встречи);

– игровая часть гулянья (танцы, песни, игры, прыгание через костер, купания и пр. действа, принятые на данном празднике, позднее встреча могла начаться прямо с боя, в некоторых случаях бой предшествовал гулянке и велся сторонами за право ее проведения);

– борьба и кулачный бой;

– замирение (в поздние времена могло отсутствовать) и «братчина» (еда, питье с разбором боя, советами, смехом и прибаутками).

Бои обычно проводили в праздничные и выходные дни на окраинах жилых мест, а зимой – чаще всего на льду, хотя часто боролись и бились не только в отведенные часы и по праздникам. «А и будет дело к вечеру, от малого до старого начали уже ребята боротися», – сказано в былине «Василий Буслаевич и мужики новогородские».

Обычно начинали бой ребята. Часто начинались кулачные бои с «затравки»: подростки затевали «сцеплялку» или борьбу, а заканчивались «стенкой». По сигналу бросались один на другого с криком для возбуждения, нередко тут же били в бубны, гудели в свистелки, женщины для задора пели и плясали. Затем начинали биться и взрослые. Записные и надежа-бойцы стояли в отдаленности, наблюдая за бьющимися; представители каждой из противных сторон уговаривали этих бойцов перейти на их сторону, обещая им большие подарки и вина. Когда договаривались, а иногда и без договору надежа-боец, засучив рукава, налетал диким зверем, с распущенными волосами (как тут не вспомнить волколавков и берсерков) и помогал проломить противную стенку.

В таких стеношных боях отрабатывалась военная тактика, шла постоянная смена бойцов первого ряда бойцами, стоящими во втором и третьем рядах. Также отрабатывалось умение держать строй и перестраиваться по команде атамана и его помощников. Команды подавались голосом, свистом, бубном или барабаном, трещалками и дуделками. При маневрировании использовались вполне военные приемы: удар «свиньей» (клином), удар «с крыла» (флангом), отступление, мнимое отступление и т.д.

Победителем признавалась стенка, выгнавшая основную массу противника с поля боя (со льда реки – на берег, за границу, обозначенную чертой, и т.д.) или «положившая» всех или большую часть супротивных бойцов к сигналу окончания схватки.

Часто по пробитии стенки оставались на месте самые стойкие бойцы – молодцы. Они бились до упаду. Почетным считалось стоять под ударами как можно дольше. По окончании боя поклонники вели своих бойцов-победителей по улице при пении громких песен и уводили их обычно в питейный дом.

В древние времена и у казаков «ходить в стенку» для мужчины было делом обязательным. Перейдя в категорию «дедов», мужики наблюдали бой уже как советчики и судьи.

На Масленицу стеношные бои длились целую неделю, а сам бой часто длился с конца утренней службы до начала вечерней (т.е. до 6 часов). Находились богачи, одевавшие каждую из стенок на свой манер: кушаки, шапки, рукавицы – одним синие, другим красные, например.

Заключительным моментом кулачного обряда было «замирение» противников, что особенно уместно в Прощеное воскресенье на Масленицу. Завершался этот праздник определенным обрядовым действием, связанным с земледельческим календарем, с культом Солнца и культом предков. Например, в день летнего солнцеворота с горы спускали в реку горящее колесо, как символ середины года – «заката солнца». А на Масленицу (победа дня над ночью) сжигали чучело зимы и поднимали колесо на шест. Колесо – олицетворение вечного оборота в природе, Коловорот. Сохранилась поговорка: «Жил в лесу – молился колесу».

К несомненным плюсам энергосберегающего рукопашного боя можно отнести относительную простоту, особую размашистую технику ударов и защиты, основанной на силе инерции. Умение вести бой не требует больших мышечных затрат, и даже ослабленный человек способен, владея этой методикой, отбиться от незамысловатых нападающих.


Так в наши дни празднуют Масленицу


На «продвинутом» уровне не было заученных приемов. Была пластичность, причем делалось именно то, что необходимо в данный момент, подготовленное тело само выделывало то, что нужно, – это результат знания (умственного и телесного) и чувствования (видения). Была необходимость в непосредственном восприятии окружающей действительности, что позволяло мгновенно принять единственно правильное решение. Существовала и ритуализированная последовательность технических действий, связанная с древними обрядами (хороводы, пляски, бой под музыку и пение и т.д.).

Особенность традиционной пластики состоит также во взаимодействии с землей. Эта закономерность проявляется даже в том, что бой на Руси называется рукопашным. Наш народ не зря связал воедино эти первичные понятия в своем языке, а значит, в своем сознании. Пашню связывают и с душой русского человека. Недаром говорят: «Душа нараспашку»; распахнутый, распаханный – значит открытый. Русские эпические богатыри Илья Муромец и Микула Селянинович – крестьяне-пахари. Вся дружина Вольги не может «бросить сошку» Микулы за ракитовый куст.

Приемы схваток были разнообразны. Подтверждением тому служат старинные русские выражения, как, например, «Москва бьет с носка», имеется в виду удар носком ноги, широко использовавшиеся в «увечных» кулачных поединках. Интересны названия приемов: «подломить», «заломить», «за плеча сграбиться», «метнуть через грудь», «взять на косу бедру», «поставить на головку», «сбить с кирпичей мост», «в кучу скласть», «сложить», которые свидетельствуют о разнообразии приемов и подходов.

Особой формой боя был бой круговой (один или немногие против остальных), который являлся общинным действом, отголоском коллективной магии. Пляска в кругу, переходящая в бой (в древние времена – имитация охоты), превратилась позже в тренировочную и боевую схватку.

Одна из разновидностей парных поединков, проводимых на Руси, получила название «охотницкие бои», для них были характерны высокие открытые стойки, отсутствие уклонов, уходов и нырков, лишь изредка использовались подсечки. Одним из главных достоинств бойца считалось умение держать удары и терпеть боль. В «охотницких боях» преимущественно использовались удары кулаками, на которые иногда одевали рукавицы, обшитые металлическими бляхами. Решающими факторами в таком бою были сила удара, терпение и выносливость.

В различных местностях России имелись свои названия борьбы. Один из видов борьбы назывался «в схватку», «в охапку». Название этой борьбы определялось тем, что борцы захватывали друг друга «наискось», сцепляя свои руки на спине противника. В этом виде борьбы не разрешалось цеплять ногами, захватывать за одежду, разве что по взаимному уговору. Для победы надо было или прижать противника спиной к земле, а иногда даже развести руки крестом или бросить его на землю, оставаясь на ногах. Допускались схватки, дозволяющие проводить любые приемы, но без увечий: «по-всякому», «на вольную». Боролись, как это было издревле принято в русских игрищах, до трех раз. По древнему обычаю, выходили «на круг», образованный зрителями.

Существовала разновидность борьбы, называемая «на щипок». В тех же песнях о Кострюке, про его схватки с братьями Калашниковыми поется: «Кто кого сможет рвать-щипать / Того рвать-щипать, до нага обдирать».

На лубочной картине XVII в. изображена ситуация, когда борцы взялись одной рукой за ворот друг друга, а другая рука – за спиной или свободна. Такой вид борьбы назывался «за вороток» или «об одну ручку».

В различных районах рукопашный бой назывался по-разному (у владимирцев – кружало, у псковичей – скобарь, в Твери – буза и т.д.), и в каждой местности вырабатывались свои излюбленные приемы.

В любой борьбе соблюдались общие правила, к примеру: не биться «по-увечному», не бить лежачих – и «уговоры», устанавливающие выбор ударов и продолжительность схватки непосредственно перед боем. Захваты и броски больше применялись в «сцеплялке». Удары ногами разрешались в старину в «охотницком» и в «вольном» бою и не дозволялись в «стенке». Запрещались удары в пах, в спину, удары по лежащему. Тот, кто нарушал эти правила, подвергался осмеянию и общественному презрению. Если борцы, недовольные исходом схватки, начинали лезть в драку, буянить, то их растаскивали, а сильно буйных и вязали.

Большое значение имел уговор, в котором определялся исход боя. По уговору могли бороться «на буйну голову», то есть до потери сознания. В одном из вариантов известной песни о Кострюке поется: «Они билися-рубилися об своих буйных головушках».

Известен был уговор бороться «за проклад» – просто так, ради развлечения, дабы ловкость да силушку показать.

Другим видом уговора было бороться «на цветно платье», то есть в схватке оборвать, сорвать одежду у противника – «на срам пустить, честным людям на посмеяние»: «Он и цветное платье с него сшиб, / Пустил его косо-набосо».

Наряду с состязательными, «честными» приемами боя существовали и «увечные» техники, принятые не для дружеских потасовок, а для серьезных драк и войны. В таких случаях бойцы наносили удары не только руками, но и головой, и ногами. В «Оде» подчеркивается, что надежа-боец владел этой техникой боя в совершенстве. Арсенал бойцовских ударов и защит заслуживает особого внимания. 250 лет назад техника кулачного боя уже была хорошо разработана и разнообразна. В «Оде» упоминаются удары ногами, руками и головой в уязвимые части тела. Используют уклоны, сваливания, броски и толчки, а иногда и оружие: камни, гирьки, палки и ножи.

Определенный отпечаток на технику наложила русская обувь – каблучная, с острым краем, русский сапог. Носок являлся грозным оружием в «увечных» схватках, а каблук – центром вращения и главной опорой бойца.

Иногда кулачные бои превращались в массовые побоища с использованием дубинок, кистеней, камней и ножей.

Были попытки запретить кулачные бои. Так, указами 1684 и 1686 годов они строго запрещались. В 1726 г. Екатерина I в своем указе попыталась смягчить и утвердить древние обычаи проведения кулачных боев, потребовав прекратить драться до увечий. Впрочем, особого влияние эти указы не оказали, продемонстрировав еще раз стойкость традиций.

На чем основывалось столь высокая боеспособность русских воинов во все времена? Сила наших бойцов всегда была не только в личных способностях, но и в умении действовать сообща, вместе с товарищами, единым отрядом (дружиной). Алексей Толстой, описывая портовые кварталы европейских городов, отмечал: «Здесь же происходили главные бои между моряками разных флотов. В довоенное время обычно верх брали русские матросы, они ходили стенкой, дружно, крушили чугунными кулаками турецкие, французские, итальянские скулы, и даже англичане, хорошие драться в одиночку, рыча и выплевывая зубы, очищали веселые дома, уступали русским красоток за окнами».

В различных источниках встречаются описания боя, проведенного по указу Петра I, между английским боксером и не обученным боксу, но рослым и сильным петровским гренадером.

И все же самыми основными и самыми массовыми были общинные, артельные навыки рукопашного боя. «Наряду с казачьей боевой традицией, традицией государственных вооруженных сил, спортивными школами единоборств существовал еще один самобытный канал передачи древних воинских традиций и боевых навыков – русская северо-западная артель кулачных бойцов».

Необходимо помнить, что нередко даже в рассказах, слышанных от очевидцев, воинское искусство героев преданий приобретает преувеличенные размеры и идеальные качества. Народное понимание истории в большинстве случаев обеспечивает победу их героев в любых обстоятельствах. Воссоздание боевых искусств на словесном и фольклорном материале может выявить лишь какие-то общие установки и нормы поведения и в гораздо меньшей степени восполняет наши знания об особенностях ратного ремесла. Поэтому необходимо привлечение археологических, документальных, мемуарных и других источников.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3793


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы