Боевые танцы и плясы. С. Г. Максимов.Русские воинские традиции.

С. Г. Максимов.   Русские воинские традиции



Боевые танцы и плясы



загрузка...

Народный танец – один из древнейших видов народного искусства. Он выражает стиль и манеру исполнения каждого народа и неразрывно связан с другими видами искусства и с магией, в том числе военной.


Казацкий танец. Художник Д.-А. Аткинсон


Когда-то человек научился управлять своим телом не только для того, чтобы охотиться или собирать плоды, но и для того, чтобы отображать своими движениями повадки животных. Особенно подражание животным было развито у племен охотников, которые с помощью подобных движений пытались магически воздействовать на свою добычу.

С течением времени человек начал воспроизводить определенные последовательные движения, которые определил для себя словом «танец», под какой-то источник ритма. В большинстве индоевропейских языков это слово произносится созвучно, что еще раз доказывает, что когда-то данное древнее сообщество людей имело один язык для общения и единые представления о мироздании. Впоследствии представления об окружающем мире вылились в обрядовые танцы, призванные влиять на природу.

На протяжении многовековой истории своего развития русский народный танец всегда был тесно связан с бытом и обычаями русского человека (рождение, свадьба и т.п.), с трудовым сельскохозяйственным годом (посев, сбор урожая и т.п.), с воинской составляющей жизни.

В древности пляски входили в обязательный круг обрядов Родового Ведания и существовали у всех арийских народов, в том числе и у славян. Многочисленные яркие примеры подтверждали сакральный характер боевых танцев. Мифы утверждают, что раньше такие танцы исполнялись богами и духами, а позже переданы в мир людей как символы присутствия божества в мире. Эти ритуальные танцы выступали в роли связующих элементов между Небом и человеком, а исполнители идентифицировали себя с богами-воителями.

Пение, музыку и пляски А.Н. Афанасьев считает необходимыми элементами древних праздников и обрядов, а эротичность языческих танцев объясняет символикой плодородия. Обрядовый смысл древних славянских плясок отражает суть строения Вселенной и изменений Природы в мировоззрении древних славян. В плясовых движениях можно найти множество тайных знаний. Танцы передавали человеку мифологические знания и не сводились только к сексуальному завлечению и эстетическому наслаждению.

Древней особенностью славянского танца была круговая пляска: хоровод на Руси; коло, корогод – в Украине, Польше и Белоруссии, хормос – в Македонии, Западной Болгарии и некоторых других южных славянских землях. Русский хоровод выражает суть мирового круговращательного движения.

Плавная обрядовая пляска с ускорениями и со спущенными длинными рукавами также имеет родовое значение и восходит к древним магическим временам. Она хорошо дошла до нас в известной сказке о Царевне-лягушке, где царевна выступает как жена Ивана Царевича и оборачивается то змеей, то белой лебедью, то кукушкой, то красавицей Василисой Премудрой. «Праздничный пир у царя. Василиса прячет в свои рукава косточки съеденных лебедей и выливает в рукава часть налитого ей вина. Дошла очередь танцевать; царь посылает больших снох (жен старших царевичей), а они ссылаются на лягушку. Та тотчас подхватила Ивана Царевича и пошла. Уж она плясала-плясала, вертелась-вертелась – всем на диво! Махнула правой рукой – стали леса и воды; махнула левой – стали летать разные птицы...» Размахивание рукавами, разбрасывание положенных туда лебединых косточек и разбрызгивание вина есть обрядовое действо, а необычная пляска чаровницы – танец, по всей видимости, в честь бога растительности Переплута и орошающих эту растительность вил – русалок.

Во время плясок было в ходу питие особого напитка, также входящего в сложные ритуальные действия. Нередко неистово пляшущие, отдав все силы обряду, падали без чувств, и их отпаивали водой с настоем разных трав.

Византийский историк IX ст. Лев Диакон в «Истории», описывая походы князя Святослава, называл языческих воинов детьми сатаны, обучавшихся искусству воевать с помощью танцев. Позднее прибывшего из Франции и случайно попавшего в Запорожскую Сечь путешественника удивил такой факт: казаки целый день могли плясать гопак и тренироваться под собственное пение.

В казачьих войсках пляс жил повсеместно, гармонично вплетаясь в казачий быт, бурно проявляясь в станичные и войсковые праздники. Любое движение, исполненное с мастерством, применимо в боевом искусстве. Танцы вприсядку, не будучи боевым искусством, могут базироваться на тех же принципах, что и воинская казачья практика: резкой смене уровня атаки, приседаниях (или падениях) с последующим выпрыгиванием или перекатом. Например, в бою под Яссами в 1577 г. запорожцы как раз таким способом вполне дезориентировали турецких стрелков на какое-то время. Во время сражений перед рядами боевых товарищей выплясывали с оружием гопкорезы. Под музыку, с пляской ходили в бой.

Вот как описывает гульбу с пляской в Запорожской Сечи Н.В. Гоголь: «Им опять перегородила дорогу целая толпа музыкантов, в середине которых отплясывал молодой запорожец, заломивши шапку чертом и вскинувши руками. Он кричал только: “Живее играйте, музыканты! Не жалей, Фома, горелки православным христианам!” И Фома, с подбитым глазом, мерял без счету каждому пристававшему по огромной кружке. Около молодого запорожца четверо старых вырабатывали довольно мелко ногами, вскидывались, как вихорь, на сторону, почти на голову музыкантам, и вдруг, опустившись, неслись вприсядку и били круто и крепко своими серебряными подковами плотно убитую землю. Земля глухо гудела на всю округу, и в воздухе далече отдавались гопаки и тропаки, выбиваемые звонкими подковами сапогов».

Вполне возможно, что такие танцы служили первой системой накопления боевых знаний (в то время еще не сформировалось традиций письменного изложения каких-либо знаний). Обучение проводилось либо изустно, либо в виде показа движений.

Совместный танец, единовременность, такт – условия объединения людей в единый организм. Философ Рибо по этому поводу говорил следующее: «Пляска приносит общественную пользу; она содействует согласованию движения, единодушию. Она придает данной группе людей единство, а также сознание этого последнего и его зрительное восприятие. Она служит дисциплиной, подготовлением к общему нападению или общей защите, своего рода военной школой. Этим объясняется важная роль такта. Кафры поют и танцуют большими группами так согласно и равномерно, что производят впечатление огромной, пущенной в ход машины. У многих племен ритм должен быть безупречен и всякое нарушение его наказывается смертью».

Назначение движений в боевом плясе было как непосредственно прикладное, так и условно-боевое, развивающее ловкость и координацию. Поскольку боевой пляс был информационным носителем боевого искусства и способом тренировки прикладных движений, само собой, что наибольшее распространение он получил в среде воинов: казаков, солдат, матросов, офицеров, большой популярностью он пользовался в артелях кулачных бойцов.


Пляшущий мужик. Художник А. Дальштейн


В русской воинской традиции бойцов по скорости движений и мышления условно делили на две категории:

1. «Живчики» – быстрые в движениях и решениях.

2. «Спокойные» – медлительные, терпеливые, выносливые, стойкие, долго «нагревающиеся» и долго «остывающие».

Можно выделить также наиболее гармоничных бойцов, сочетающих в себе черты предыдущих типов. Помните, как у Бисмарка: «Русские долго запрягают, но быстро едут».

Каждому из этих характеров традиция рекомендовала особую систему боя. Живчикам – взрывную и энергоемкую. Терпеливым – экономную и длительную. Для третьего, «универсального» типа – разные формы схваток в зависимости от положения дел.

При достаточном допущении можно утверждать, что первый тип больше характерен для южного населения России, второй – для крестьянского сословия северных и восточных районов, третий – для центральных областей и русского воинства в целом.

Эти системы боя имели каждая по своему специализированному боевому танцу. Танец вприсядку есть сумма боевых движений «живчиков», применяемых в плясе. Для выносливых и терпеливых более характерны медлительные танцы с «ломанием», переходящие в борьбу. Для «универсальных» пляс был подобен северо-западной бузе со всеми ее вариантами медленного «ломания» и пластичных «взрывов» движений. В этих танцах тоже нередко применялись элементы присядки, но изредка, как украшение.

Способы боя «вприсядку» были широко распространены среди всадников и особенно широко применялись пехотинцами в столкновениях с конницей. Бой вприсядку включал в себя кувырки, ползунки (перемещения на корточках и четвереньках), выпрыгивания и «колеса». Казаки применяли различные техники боевого пляса, зная, что одна лучше приспособлена к бою всадника, а другая – к нуждам пехотинца-разведчика.

Для русской народной пляски исстари характерен ударный звуковой аккомпанемент: бубен, трещотка, трензель, колотушка, рубель, ложки и разного рода хлопки в ладоши, называемые летописцами «битием в долони» (ладони). «Не поет, так свищет, не пляшет, так прихлопывает», – говорится в народной поговорке. Кроме хлопков в ладоши, в русской пляске существовали еще различные удары ладонями по корпусу, бедру, голенищу сапога и т.д. В старину это называли «плесканием». Со временем хлопки в ладони, соединившись с «плесканием», достигли виртуозного характера и превратились в существенную часть самой пляски, главным образом мужской, и получили название «хлопушки». При выполнении «хлопушек» как удар, так и хлопок должны быть сильными и четкими, а ладонь при этом становится крепкой и напряженной. При небольшом воображении можно понять, что данные «хлопушки» весьма пригодятся кулачному бойцу для нанесения «оплеух» и встречных ударов ногами.

Из одинарных, двойных и тройных хлопков и ударов в дальнейшем составляются виртуозные хлопушечные комбинации, строятся целые пляски, как, например, старинная русская мужская пляска «Плескачи» или «Плескач».

Назначение движений в боевом плясе было как непосредственно прикладное, так и условно-боевое, развивающее ловкость и координацию.

Для исполнения сложных плясовых движений требовались сноровка и умение владеть своими телодвижениями. Эта сложность мужских плясок являлась необходимым условием в самосовершенствовании и развитии ловкости для бойцов, раньше этим умением владели все взрослые мужчины в той или иной степени.

И поныне можно разглядеть в приемах кулачного боя черты обрядовой пляски. На Псковщине боевой пляс называют «скобарь» или «ломание» – «ломать веселого». Подобный пляс встречается на всей территории, где некогда жили кривичи – союз восточнославянских племен. «Веселого ломают» под гармошечный наигрыш. Перед началом «ломания» плясун встряхивал головой, мог взъерошить волосы. Эти действия, определенные возгласы (гиканье), притопывание считаются элементами древней народной магии. Человек как бы выходил из привычного бытового пространства, перебирался в другой пласт бытия, где отношение к победе, поражению, жизни или смерти было иным. Постепенно танцующий входит в определенное психическое состояние «неума», а «ломание» переходит в обрядовый или в свободный бой против одного или нескольких супротивников.

Обрядовые поединки шли по разным уговорам, например, до первой крови или до первого падения. Бой мог остановить гармонист (в более давние времена – гусляр), прекратив наигрыш.

В «ломание» входят: приплясывание и притоптывание, поведение плечами, скачки, махи руками, удары о землю (тросткой или палкой, кулаками, ногой) и др. – все эти действия призваны были обеспечить разминку, внешнюю расслабленность и внутреннюю собранность тела перед боем. Особо важна и музыкально-поэтическая форма – ведущая роль инструментального наигрыша, причем специального: «Горбатого», «На задор», и частушки – припевки насмешливо-вызывающего характера.


Веселый пляс под волынку. Лубок


Шествие-пляска с «ломанием», с завершением в виде боя (драки) является элементом традиции и занимает свое место в жизни общины.

Прежде широко проводились состязания плясунов. Чаще такое бывало на ярмарках. На плясунов «спорили» и делали ставки. Победитель получал хороший приз в виде подарка, вина или денег. Добыча делилась на всю артель.

Обычно состязания проходили в виде парной и одиночной пляски в форме перепляса. Переплясывая, один из плясунов показывал какое-либо движение или связку, соперник должен был их в точности повторить, потом показывал свои. Иногда в переплясе были другие правила, соревнующиеся попеременно показывали свои движения, при этом нельзя было повторять предыдущие. Проигрывал тот, у кого заканчивался набор плясовых «выкрутасов».

Как свидетельствует исследователь боевых традиций Руси Г.Н. Базлов: «Боевые танцы выполняли функцию бесписьменного способа передачи прикладной информации. Отобранные этносом на протяжении веков, наиболее удобные для боя движения передавались пластически, вместе со способом дыхания и звукоизвлечением, на фоне особого психофизического состояния. Большинство элементов боевого пляса имеют прикладной боевой смысл. Их неосмысленное повторение приводит к неизбежному искажению плясового архетипа, пластики и смысла танца».


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4212


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы