На рубежах империи Карла. Сергей Алексеев.Славянская Европа V–VIII веков.

Сергей Алексеев.   Славянская Европа V–VIII веков



На рубежах империи Карла



загрузка...

В первые годы правления Карла Великого подчинение славян, расселившихся во Франконии и Тюрингии, королевской власти уже завершилось. Славян обложили податями в пользу короны, епархий или отдельных вотчинников. Их земли свободно жаловались монастырям. Между 776/796 гг. знатный франк Эгилольф передал Фульдскому монастырю полученные в наследство от отца земли славян в Хейду и Труоснастети на Верхнем Майне.[2007] Сопернику Фульды – Херсфельдскому монастырю майнцский архиепископ Лулл между 769/775 гг. пожаловал славянское поселение. Здесь речь идет о Тюрингии, о землях по левому берегу Заале. Затем, после 775 г., сам Карл добавил к этому пожалованию еще несколько десятков славянских наделов.
Включение в систему феодального Франкского государства ускорило распад общины у славян Тюрингии. Франкские чиновники выделяли каждой семье надел – хубу, с которой владельцы должны были выплачивать поземельную подать. В деревне Бискофесхузун было 30 таких хуб. Минимальный размер хубы определялся в 7 га – так что все общинные угодья делились теперь между отдельными общинниками. Община могла быть расчленена – часть хуб переданы другому владельцу. Так, Карл выделил Херсфельдскому монастырю 19 славянских хуб из шести славянских или славяно-германских сел Тюрингии, а Лулл – 14 из селения Родестейн на Заале. Вместе с тем славяне сохраняли свой племенной строй. Все «виниды» в Вюрцбургской епархии делились на две больших племенных группы – майнские и редницкие, по названиям рек, на которых жили. При этом, несмотря на усилившийся государственный и феодальный контроль, расселение славян в Тюрингии продолжалось. Так, уже после 775 г. славяне появились в селении Суабехузен. Всего из наделов, пожалованных Карлом Херсфельдскому монастырю, славяне занимают 49 – более 10 %.[2008]
В условиях разворачивающейся с 772 г. борьбы за Саксонию непосредственная угроза возникала и для соседних славян. Первое столкновение с ними произошло в 780 г. В том году король совершил поход к Эльбе. В ходе этого похода он обеспечил временное повиновение саксов и фризов, которые согласились подчиниться франкам и принять крещение. Дойдя до реки в районе впадения в нее притока Оре, Карл принудил признать свою власть и расселившихся там славян – древан. Обеспокоенные появлением франков на Лабе, ободричи согласились заключить с Карлом договор о «союзе». С точки зрения франков, это одно означало повиновение заречных славян. Но на самом деле ободричи, напротив, обеспечивали себе безопасность и независимость. Признав власть Карла над левобережьем, они получали возможность использовать франков для борьбы со своими врагами – данами и велетами. Славяне «великим множеством» даже обещали Карлу принять крещение, – правда, серьезных последствий это не имело. Приняв «многие тысячи» славян под свою «власть», Карл удалился.[2009]
Ободричи заключили с Карлом союз. Но оставались бывшие союзники – сербы, которых франки после битвы в Вейтахабурге превратили в своих врагов. В 782 г. сербы сравнительно «немногочисленным» отрядом вторглись в Тюрингию, а затем в Саксонию. «Разграблениями и пожарами» они «опустошили некоторые местности». Столкнувшись с этой угрозой, Карл отправил против них с франкским и саксонским войском трех своих приближенных – Адальгиза, Гейло и Ворада. Они должны были «смирить строптивых славян». Но этот поход оказался сорван. Саксы под предводительством племенного герцога анграриев Видукинда, зятя Сигурда Кольцо по сестре, восстали против франкского владычества. Войску, отправленному против славян, пришлось иметь дело с саксами. Произошла ожесточенная битва на горе Зюнтель, в которой пали Адальгиз и Гейло, но саксы все же были разбиты. Сербы же остались совершено безнаказанными.[2010]
Последовал новый раунд войны за Саксонию. Карл беспощадно подавлял сопротивление саксов. Но борьба шла с переменным успехом. Саксов активно поддерживали даны и юты. Саксонская область к северу от Эльбы, на границе с Ютландией, где жило племя нордальбингов, стала надежным оплотом сопротивления. Только в 785 г. закрепившийся здесь Видукинд вынужден был признать власть Карла. Но борьба с Сигурдом и его саксонскими союзниками не закончилась. Большая часть Саксонии повиновалась Карлу. Но то и дело вспыхивали восстания. Даны же беспокоили своими набегами побережье, притом поддерживая и разжигая любое недовольство.
В этих условиях разразилась очередная война между велетами и ободричами. Набеги велетов на ободричей и так продолжались «непрестанно». Но теперь ободричи решили использовать новый союз и обратились за помощью к Карлу.[2011] Старшими среди «остальных королей» ободричей в то время являлись Вышан и Дражко. Из них Вышан возглавлял весь союз и сидел, следовательно, в Велиграде. Верховным же главой велетов и стодорян являлся уже упоминавшийся Драговит из Бранибора, некогда союзник Карла Мартелла. На тот момент Драговит «далеко превосходил» других велетских «царьков» своей знатностью и возрастом.[2012] Имя Драговита перекликается с именем Дражко. Несмотря на постоянные войны между велетами и ободричами, нет ничего невероятного в их свойстве или родстве. Тем более что Драговит происходил не собственно из велетов, а из стодорян, дальних сородичей ободричей.
У Карла имелись и собственные причины для вторжения в земли велетов. Подобно сербам, воинственные велеты не боялись беспокоить новые франкские границы. Не только «союзники» ободричи, но и собственно «подвластные» франкам древане и саксы страдали от их набегов. Велеты попросту не заметили расширения границ некогда союзного им Франкского королевства. А равно и того, что прежние враги франков саксы – отныне их подданные. «Обычно», как прежде, так и теперь, велеты «ненавистью преследовали», «войной донимали и тревожили» разноплеменных западных соседей – и славян, и германцев.[2013]
В 789 г. Карл выступил в поход против велетов. К союзу против них король привлек не только ободричей, но и недавних врагов – сербов. Последних также беспокоили велетские войны. Стодорское княжество Драговита являло для Белой Сербии основную угрозу. Поход как будто затевался как грандиозное мероприятие, призванное навсегда покончить с велетской угрозой. Карл вместе с франками перешел Рейн близ Кёльна, вступил в Саксонию, здесь собрал войска саксов и двинулся к Эльбе. Через реку он навел два моста, один защитив с обеих сторон валами. После переправы он оставил стражу охранять укрепленный мост и двинулся к Бранибору. Туда же направился флот фризов, прибывший по Северному морю и Эльбе. Фризы свернули в Хафель и у вражеской столицы соединились с королем. Одновременно с Карлом в земли велетов вторглись рати ободричских князей во главе с Вышаном и Дражком, а также сербы. По пути к Бранибору и они присоединились к королю. Карл приказал «все опустошить огнем и мечом».
Драговит был напуган внезапным вторжением франков. Вопреки тому, что велеты народ «воинственный и рассчитывающий на свою многочисленность», он почел за лучшее решить дело миром. Не дожидаясь прямого военного столкновения, велетский князь вышел из града и прибыл в лагерь наступающего Карла. Драговита сопровождали его сын и вся дружина. Князь велетов напомнил Карлу о своей договоренности с Мартеллом и о признанных франками правах на княжение. Карл требовал формального «подчинения» и отказа от нападений на своих союзников. Драговит вынужденно согласился. Он поклялся сохранять «верность королю и франкам» и вручил Карлу заложников по выбору самого короля. Карл, в свою очередь, признал власть Драговита над велетами и гарантировал ему безопасность на будущее. Вместе со знатными заложниками из Бранибора Карл двинулся на север, в глубь велетских земель. Он прошел до впадения в Балтику реки Пене, рукава Одры. Именно из этих земель подвергался набегам ободричский Велиград. «Другие славянские знатные лица и царьки», следуя примеру Драговита, «подчинились» Карлу. Карл взял со всех велетских князей заложников, по собственным следам вернулся к Эльбе и переправился на западный берег.[2014]
Итоги похода 789 г. неоднозначны. С одной стороны, затеваемая грандиозная война вылилась просто в грандиозную военную демонстрацию. Велеты сохранили и независимость, и многочисленную военную силу. «Подчинение» являлось чистой формальностью, разве что немногим меньшей, чем во времена Мартелла. Карл не сметил ни одного славянского князя. Придворный богослов Алкуин надеялся, что удастся склонить велетов к христианству. «Принимают ли вильцы или вионуды, которых недавно приобрел король, веру Христову?» – спрашивал у кого-то из саксонских аббатов уже осенью 789 г.[2015] Однако велеты, как отмечает другой источник, оказались «весьма привержены язычеству».[2016] Впрочем, от них не отличались и уже союзные франкам ободричи.
С другой стороны, велеты все же согласились оставить в покое всех западных соседей. Союз с Франкским королевством подразумевал помощь франкам в их войнах. Первое подрывало основы существования велетского союза и не могло не вызвать определенного разлада в велетской знати. Ни о каких активных действиях велетов мы в 790-х гг. не слышим. Второе же создавало угрозу войны с данами, врагами франков. Эта угроза, насколько мы можем судить, в течение 790-х гг. воплотилась. Нападение данов совпало с восстаниями покоренных племен. Последних вдохновило бескровное поражение, нанесенное велетам и стодорянам франками. И это еще одна причина, по которой мы о велетах после 789 г. ничего не слышим.
Члены «федерации» Сигурда, уппландские свеи и даны с Борнхольма,[2017] в конце VIII в. появляются на Руяне и в Поморье за Одрой. Именно в этих областях местные племена, руяне и поморяне с брежанами, противостояли покорившим их некогда велетам. Славяне с охотой нанимали скандинавские дружины для защиты от велетов. Даны и свеи оседали среди новых союзников, завязывая искомые торговые связи. Это позволяло им взять, наконец, хотя бы под частичный контроль и южное направление налаживающейся ладожской торговли.



Фрагмент керамического раннеславянского изделия. VII–IX вв.
В конце VIII в., одновременно с появлением данов на Руяне, здесь исчезают следы присутствия велетов и начинается строительство собственных градов. Можно заключить, что руяне с помощью скандинавов выбили велетов со своего острова. В их числе – Аркона, Ругард. Аркона, будущая столица руян, возведенная на высоком мысу над Балтикой, пока еще была очень невелика. Эти грады являлись центрами политическими, а не экономическими. Наряду с ними вырастают подчинявшиеся им торговые поселки, наподобие скандинавских виков. Старейший из них на Руяне – Ральсвик на островке перед морской бухтой, площадью около 10 га. Здесь располагалась торговая пристань, работали ремесленники. Ральсвик быстро стал важнейшим на Руяне центром торговли со Скандинавией. Именно в Ральсвике конца VIII в. появилась местная гончарная керамика – фрезендорфская, которая позже вытеснила лепную. Это выпуклые сосуды с широким горлом, довольно богато орнаментированные.[2018]
В конце VIII в. скандинавы появляются и в Поморье, оседая в прибрежных торговых поселениях. Здесь тоже местные племена сбрасывали владычество велетов. Но возникновение здесь градов и торговых «виков» связано не только с этим и в малой степени со скандинавами. Ладожских купцов теперь меньше интересовали охваченные войнами земли между Эльбой и Одрой. В балтийскую торговлю начинает вовлекаться более восточное, более близкое к самой Ладоге географически Поморье. Впрочем, началось его торговое освоение с более привычного приезжим, в 789 г. еще велетского низовья Одры. Именно оно в IX в. стало основным средоточием экономических и политических сил поморских племен.
На рубеже VIII/IX вв. свеи переправились с Руяны на материк в Менцлине, в устье Пене, в тех самых местах, где Карл Великий достиг моря. Здесь на склоне дюны появился торговый поселок свеев и поморян площадью примерно 10 га. Менцлин, первый «вик» в низовьях Одры, торговал со всеми берегами Балтики, а также с Фрисландией. Скандинавы принесли сюда обряд погребения в курганах. Под курганными насыпями останки сожжений укладывали на каменные ложа в виде ладей. Славяне смешивались со скандинавскими пришельцами, перенимая их навыки и обычаи.[2019]
Целая сеть градов возникает на рубеже VIII–IX вв. на восточной границе тогдашнего славянского расселения, между реками Регой и Парсентой. У устья Парсенты, в районе будущего Колобжега, обнесли новым валом Кенджино. Этот центр гончарного производства дал название кенджинской керамике. Град занимал площадь 7500 м2, превышая размерами более раннюю столицу поморян – Голанч. Среди окружавших Кенджино неукрепленных приречных сел был и будущий Колобжег.[2020]
Подлинной столицей Поморья в то время стал уже новый град – Барды. Здесь также трудились гончары – изготовлявшие керамику бардыского типа, идущую на смену кенджинской. Барды также появились еще в VIII в. Это почти уникальный для тех лет образец славянской крепости, состоящей из двух смежных градов. Один из них занимает площадь 5300 м2, другой – 11 300.[2021] Обычно двухчастные грады делились на «княжескую» и «сакральную» части. Строительство такого града в Поморье отражает соправительство духовного (владыки) и военного (воеводы или князя) главы в поморском племенном союзе.
Некоторые из важных в будущем центров Поморья появляются именно в конце VIII в., пока как неукрепленные. Так, на древнем, еще лужицкой культуры, селище славяне основали нынешний Щецин. На острове реки Дзивны, впадающей в море рядом с Пене, возник неукрепленный торговый поселок Волынь (Волин), где почти сразу осели и скандинавы.[2022]
Карл между тем продолжал свою борьбу за Саксонию. В 792 г. здесь вновь вспыхнуло восстание. Саксы отреклись от христианства и обратились за помощью к соседним язычникам. Саксов поддержала не только часть фризов, но и сопредельные славяне.[2023] Это были, в первую очередь, древане, жившие на левобережье Лабы и подчиненные ранее Карлом. Ободричи сохранили верность союзу с франками.
Опасаясь цепной реакции, Карл принял меры по укреплению франкской власти над славянами других включенных в королевство областей. Среди прочего по-настоящему озаботился он, наконец, обращением хотя бы подвластных славян в христианство. В грамоте Вюрцбургской епархии от 793 или 794 г. король предписал выстроить «в земле славян, которые живут между Майном и Редницем и зовутся майнцскими и редницкими винидами… церкви, сколько сможет иметь тот народ, только что обращенный в христианство». В результате во Франконии учредили для славян 14 церковных приходов.[2024]
В августе 794 г., после возвращения Карла из очередного саксонского похода, его арьергард вступил в бой с древанами. Сражение закончилось успешно для франков. Славяне потеряли «много воинов».[2025] Но покорить славян франкам пока не удалось.
Главными врагами франков оставались нордальбинги, постоянно поддерживаемые данами Сигурда. В 795 г. им удалось добиться большого успеха – в бою с ними погиб Вышан, верховный князь ободричей. Он направлялся к Лабе на соединение с действовавшим в Саксонии Карлом, по призыву короля. Но саксы подстерегли его в засаде, захватили врасплох и убили. Произошло это уже на левом берегу, при переправе близ местечка Хлиуни. Карл, поджидавший Вышана в своем лагере в Бардовике, тоже в низовьях Лабы, и принимавший от других саксов изъявления покорности, узнал о происшедшем слишком поздно. Франки выступили к Хлиуни – но там лишь могли удостовериться в гибели союзника.[2026] После гибели Вышана верховным князем ободричей стал Дражко – уже в 789 г. второй после Вышана по влиянию.
В 798 г. Карл вновь вступил в Саксонию. Во время этого похода ему удалось уже почти что умиротворить непокорную землю. Нордальбинги, однако, так и не сдались. Во время пребывания Карла в Бардовике они убили его посланцев. Король в отместку опустошил саксонские земли к югу от Эльбы. Ободричи же вторглись в саму землю нордальбингов, «разорили и выжгли» ее. У ободричей после гибели Вышана имелось достаточно своих причин воевать с саксами. Дражко обратился к франкам за помощью. Карл отправил своего легата Эбуриза. Решив ответить ударом на удар, нордальбинги «собрались воедино» и выступили против ободричей. Дражко удалось встретить врага на своей земле.
Войска Дражко и вспомогательный франкский отряд сошлись с нордальбингами на поле Свентана – для славян священном, посвященном какому-то божеству. Эбуриз со своими людьми встал на правом фланге войска ободричей. Славянам сразу улыбнулась удача. Они сполна отомстили за гибель Вышана. Первая же атака ободричей опрокинула саксонскую рать. Погиб 2901 сакс (по другим, преувеличенно-округленным данным, даже 4000). Остатки нордальбингов бежали с поля боя. После этого они запросили у Карла мира.
Король принял их посланцев и вести от Дражко в Нордтюринггау, на южной окраине земель древан. Таким образом, и они покорились ему вместе со всей Саксонией. Ободричей, «наших славян», как теперь воспринимали их франки, Карл щедро вознаградил. От нордальбингов он принял заложников, добился выдачи самых упорных врагов и с большим числом пленных вернулся за Рейн.[2027]
В 799 г. Карл вновь находился в Саксонии, в Падерборне. Отсюда он отправил к Эльбе своего сына Карла Младшего. Прибыв в Барденгау в низовьях реки, Карл принял перебежчиков от вновь начавших волнения нордальбингов. Главной же его задачей были переговоры со славянами – велетами и ободричами. Франки были заинтересованы в прочном союзе с теми и другими, и в мире на вновь установленных границах. Уладив «какие-то дела» со славянами, Карл Младший вернулся к отцу.[2028]
Так обстояли дела на границе с франками к тому моменту, как их король Карл Великий вступил в 800 г. на императорский престол. Создание мощной Франкской империи на западной границе славянского мира имело огромное значение для истории славян. В их истории эта держава (и ее наследники) играла двойственную роль. С одной стороны, через франков славяне начали знакомиться с духовными и материальными достижениями латинской культуры. С другой – франки сразу же превратились в серьезнейшую угрозу для нарождающихся славянских государств. Завоевания Карла оставили на какое-то время глубокий след в исторической памяти всех славянских народов. От его имени произошло воспринятое всеми славянскими племенами слово «король» – как обозначение властителей латинского Запада.[2029]
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2003


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы