Глава 4. Европейские миграции троянцев. Анатолий Абрашкин.Скифская Русь. От Трои до Киева.

Анатолий Абрашкин.   Скифская Русь. От Трои до Киева



Глава 4. Европейские миграции троянцев



загрузка...

Вникая в таинства эпох,
Я ощутил твердыни духа
И предрекаю: видит Бог,
Какая на Руси разруха.
Печальна участь русских сел,
Стоят усадьбы в запустенье,
Когда же среди этих зол
В стране настанет пробужденье,
И растворится вражий мрак,
И будет арка неба синей?..
Проснись, вставай, Иван-дурак!
Иди спасать свою Россию...


Троя не могла бы долгое время сопротивляться натиску огромного войска ахейцев, если бы не помощь союзников, близких и весьма отдаленных соседей троянского царства. Союзники пришли в Троаду по разным причинам. Одних связывало с семьей Приама кровное родство, других влекли приключения, третьи защищали экономические интересы своих царств, а четвертые справедливо считали, что защита Трои — это общее дело всех арийских народов.
Гомер перечисляет защитников Трои в следующем порядке: трояне, дарданцы, пеласги, фракийцы, киконы, пеоны, венеты, гализоны, мизы, фригийцы, меонийцы, карийцы, ликийцы. Этот список начинается, как и положено, с самих троянцев и их ближайших соседей дарданов. Недаром в «Илиаде» при обращении к защитникам города многократно повторяется формула: «Слушайте меня, троянцы, дарданы и союзники! » На их долю выпали наиболее тяжелые испытания. Но руководили обороной Трои вожди народа венетов. Главным советником царя троянцев Приама был Антенор. В переводе с греческого его имя означает Ант-муж, то есть предводитель народа антов (энетов, венетов). Два его сына — Акамас и Архелох — вместе с легендарным Энеем предводительствуют над дарданами. Еще один сын Лаодок был одним из вождей ликийцев. Всего Гомер упоминает о десяти его сыновьях, шесть из них — Акамас, Архелох, Педей, Ифидамас, Коон и Демолеон — погибают. Гибнут в сражении также внук Антенора (сын Агенора) — Эхекл и герой Лаодамас, которого Гомер называет «ветвь Антенора». Дети и родственники Антенора, таким образом, были в самой гуще сражений и своим героизмом подкрепляли его авторитет как мудрого и справедливого правителя. Местом постоянного проживания венетов ко времени войны была причерноморская область Пафлагония к востоку от Троады. Во главе их отряда, пришедшего под Трою, стоял Пилемен. Два его сына верховодили ратью меонийцев — народа, занимавшего земли к югу от Трои. Из всего перечисленного становится ясно, что венеты (анты) осуществляли руководство Троянской армией. Обобщая это наблюдение, можно утверждать, что, подобно русским в России, венеты выступали государственно-образующей нацией Арсавы, живой опорой «империи», и были «растворены» внутри народов, пришедших на защиту Трои.
После поражения в войне венеты покидали малоазийский полуостров несколькими путями. Часть из них сконцентрировалась вокруг озера Ван и создала Ванское царство. Оно стало центром государства Урарту, занимавшего все Армянское нагорье. Название страны Армения, то есть страна мужей-ариев, говорит о пребывании на ее земле арийцев.
Вторая группа венетов Арсавы, возглавляемая Антенором, пере правил ась на северо-западное побережье Адриатического моря. Рассказывая о событиях III - II вв. до н.Э. В Северной Италии, древнегреческий историк Полибий упоминает об «очень древнем» племени венетов, обитающем вдоль реки Пад (современная По). Он отмечает, что в отношении нравов и одежды потомки спутников Антенора «мало отличаются от кельтов, но языком говорят особым. Писатели трагедий упоминают часто об этом народе и рассказывают о нем много чудес ». Одним из таких чудес стал город Венеция.
Маршрут третьей, видимо, самой многочисленной группы венетов-троянцев вырисовывается при изучении современной карты причерноморских государств. С выходцами из Трои связаны следующие топонимы - города Троян в Болгарии, Траян в Румынии, два Тростянца (станы троянцев), Трихаты (хаты Трои) на Украине. Там же располагался летописный Треполь или русская Троя «<полис» - по-гречески «город»). Между легендарной Троей и древнерусским Треполем обнаруживается сразу несколько поселений со схожим, а фактически с одним и тем же названием. Они, подобно маякам, обозначают воспетую в «Слове о полку Игореве» знаменитую «тропу Трояню» — путь, по которому средиземноморские русичи возвращались на свою прародину.
Ареал расселения венетов не ограничивался областью Среднего Поднепровья. Древнегреческие авторы, начиная с Гесиода, неоднократно упоминают о венедах на Балтике (в названии народа глухая «т» замещается звонкой «д»). Птолемей, в частности, именует Балтийское море Венедским заливом. Географические названия, связанные с именем венедов, обнаруживаются не только на территории скандинавских и прибалтийских государств, но и в Голландии, и на Британских островах. Малоазийские венеты накопили колоссальный опыт плавания по Черному и Средиземному морям. Он чрезвычайно пригодился их потомкам, пришедшим на берега Балтики. Пришельцы не только колонизовали земли Скандинавии, но и осуществили первые морские походы вдоль северного побережья Европы. Античным авторам было хорошо известно жившее на территории современной Бретани (северо-запад Франции) племя знаменитых мореходов-венетов. По сообщению Юлия Цезаря, это племя «пользуется наибольшим влиянием по всему морскому побережью, так как венеты располагают самым большим числом кораблей, на которых они ходят в Британию, а также превосходят остальных галлов знанием морского дела и опытностью в нем. При сильном и не встречающем себе преград морском прибое и при малом количестве гаваней, которые вдобавок находятся именно в руках венетов, они сделали своими данниками всех плавающих по этому морю». Бретанские венеты поддерживали связи со своими более южными сородичами. Они доставляли в Средиземноморье олово с Британских островов, и порты адриатических венетов были их естественным местом стоянки.
Итак, вытесненные из Малой Азии венеты в течение следующего полутысячелетия прочно обосновались в Поднепровье, на севере Италии, в Прибалтике и Бретани. Некогда единый народ раскололся по меньшей мере на четыре части. Собраться вместе им суждено было много позднее. Центром притяжения стала причерноморская группа венетов (антов).
„ 85
Идею расселения малоазийских венетов на территории Европы впервые в научном контексте начал разрабатывать В.Н. Татищев. Впервой части его «Истории Российской» есть глава «Иенети, или генети, гети, даки, истры», где исследуется вопрос о происхождении наших предков. Татищев разделял мнение о принадлежности к числу славян тех «генетов», которые пришли в Европу из Пафлагонии после разгрома Трои. Академическая традиция не принимает его исключительно потому, что историки отказываются признать факт массовой миграции ариев и праславян в Средиземноморье еще в III тыс. до н.э.
Вскрытый нами факт существования на берегу Средиземного моря во II тыс. до н.э. Средиземноморской Руси привносит в обсуждение венетской проблемы ту свежую идею, которая должна в корне переменить ситуацию. Пафл агония была лишь одним из центров сосредоточения венетов. Другой, не менее значительный по той роли, которую он играл в политике Передней Азии и Ближнего Востока, находился в Палестине. Ханаане — это те же венеты (ваны). Троянская война была лишь эпизодом в глобальном геополитическом конфликте Севера и Юга. Он разгорелся и был затушен «народами моря» через три с лишним десятка лет как раз на территории Земли обетованной! О могуществе и величии средиземноморских ванов свидетельствует то, что они подарили титул «ванака» критским царям. На территории Греции ванов называли ионийцами (ванийцами). Геродот причислял их к пеласгам — первопоселенцам древней Эллады. Именно ионийцы играли ключевую роль в греческой колонизации Малой Азии и Северного Причерноморья. Иванов (Иванов), добравшихся до «запредельных» земель, например, той же Индии, историческая традиция именовала греками. Но это полуправда! Это разлетались по миру «осколки» некогда огромной Средиземноморской Руси.
Большинство наших соотечественников относится к сказочному Ивану предельно иронично. Между тем действительный смысл этого мифологического персонажа намного глубже и интереснее. Иван — «первочеловек», основатель культурной традиции, демиург в том смысле, что совершенные им деяния как бы приравниваются по значению к космологическим
86 _
актам, непосредственно продолжают их на человеческом уровне. Иван — главный (!) персонаж русского сказочного фольклора, и это не случайное совпадение. Он — один из наших первобогов, и с его именем связаны названия племен ванов, венетов, антов и ионийцев.
Само имя «Иван» происходит от корня «явь». В древнерусской языческой традиции Явь — светлая сила, управляющая миром, одновременно — сам этот светлый мир, «белый свет». Она противостоит Нави, то есть He-Яви. Явь — это реальная действительность, сущий мир, природа. Бог Отец христиан Яхве — это Явь, «Я есмь Сущий». Это библейский «двойник» Ивана! Первичная форма имени Иван — Яван, затем перешла в варианты — Иаван, Иоанн, Иоганн, Иоханн, а сокращенное имя — Ваня — породило имена Яна, Жана, Ганса, Джона, Вени и в том числе... Энея. Да-да, знаменитый сын Афродиты и предводитель дарданцев, защищавщих Трою, является «двойником» Ивана.
Троя была оплотом арийской цивилизации в Азии. Греческая, а впоследствии и европейская традиция бережно хранили легенды о судьбах троянцев, покинувших родину. Их жизнеописания, по существу, раскрывают пути миграций населения Трои. Если Антенор вместе со своими соратниками сумел избежать плена, то Андромаха, жена Гектора, попала в рабство грекам. Сын Ахилла, Неоптолем, увез ее как рабыню в свое царство. Но после его смерти она, к счастью, смогла уехать в Эпир, где стала женой брата Гектора, Гелена. Этот сын Приама пользовался у ахейцев доброй славой потому, что с самого начала предупреждал троянцев о бедствиях, которые повлечет за собой поездка в Спарту. Захватив Трою и ее окрестности, победители даровали Гелену жизнь. Плененный и попавший в рабство Гелен позднее сумел стать царем в Эпире.
Разумеется, мифы — это не история, тем более что античные авторы поэтически разукрасили известные им предания. Но тем не менее местом воссоединения двух царственных троянцев названа вполне определенная область — Эпир. А там, как мы помним, проживали пеласги, один из «народов моря». Мифы — мифами, а историческая картина вырисовывается более чем ясно. «Народы моря» были друзьями и союзниками троянцев, это одна из ключевых идей нашей реконструкции истории Троянской войны, и она получила еще одно подтверждение.
Теперь о судьбе Энея и его народа. После Гектора Эней был самым самоотверженным защитником Трои. Он женился на дочери Приама Креусе, которая родила ему сына Аскания (Юла). Троянский народ почитал Энея как бога. Судьба, обрекшая Трою на гибель, предназначала Энею спасение. Из всех троянских вождей только ему и Антенору удалось спастись из горящей Трои.
Историю странствий Энея и его спутников описал Вергилий в поэме «Энеида». После падения Трои Эней удалился на гору Иду, взяв с собою престарелого отца Анхиза, сына Аскания и изображения богов — покровителей Приамова града. Всю зиму он с остатками троянского народа, собравшегося к нему, строил корабли, а с наступлением весны пустился на них искать нового отечества себе и троянцам. Долгих семь лет странствовал Эней по Эгейскому, Ионическому и Тирренскому морям, посетил немало стран и претерпел немало превратностей судьбы. Одним из промежуточных пунктов его путешествия стал Эпир, где царь Гелен оказал беженцам необходимую помощь.
После череды самых невероятных приключений спутники Энея, наконец, достигли устья Тибра, где и обрели новое отечество. Согласно Вергилию, обосноваться Энею на новом месте помогли этруски. Что же это за народ? Геродот считал, что этруски пришли в Италию из далекой Малой Азии, из царства Лидии, располагавшегося на юго-западе полуострова Анатолия. Во время страшного голода царь лидийцев решил разделить свой народ на две части и одну из них под предводительством своего сына Тиррена направить за море на кораблях. После долгих странствий подданные Тиррена достигли берегов Италии, где основали страну и стали называться тирренами. Живший во времена Геродота греческий историк Гелланик Лесбосский полагал, однако, что этруски пришли в Италию из Греции, где носили имя пеласгов. Геродот приписывал пеласгам многое, что имеет отношение к тирренам. Но пеласги и тиррены для Геродота были все же разными народами.
88 _
Гелланик впервые в греческой историографии отождествил их. Вслед за ним это сделали их современники Фукидид и Софокл.
Новый взгляд на происхождение этрусков сформулировал Дионисий Галикарнасский (I в. до н.э.). По его мнению, этруски ниоткуда не приходили: они с незапамятных времен населяли Апеннинский полуостров. Великий географ древности Страбон, как бы увязывая все эти взгляды, говорил об одном этрусском городе, что первоначально он был основан коренными жителями, затем захвачен пеласгами, а еще позднее перешел к другому народу — тирренцам. Как видим, сведения древних авторов весьма противоречивы. Подобный же разнобой во мнениях наблюдается и у историков нашего времени, правда, все они сходятся во мнении, что народ этрусков образовался в результате смешения племен разного этнического происхождения.
Это факт, но вот что интересно: согласно Дионисию Галикарнакскому, этруски называли себя расенами, а в словаре Стефана Византийского (VI в.) этруски совершенно безоговорочно названы славянским племенем. Почему же этруски называли себя расенами? Мы едва ли ошибемся, если предположим, что это было население разрушенной в ходе Троянской войны малоазийской Русены. Вот почему этруски называли себя расенами! Сохраняя свое родовое имя, они как бы восстанавливали связь времен, поддерживали связь с теми поколениями своих предков, которые участвовали в создании великих цивилизаций Древнего Востока. Другое их название — этруски — представляет, скорее всего, «взгляд со стороны». Вероятно, что вместе с расенами Арсавы полуостров покинула и часть хеттов. Их союз европейцы назвали «хетты-русы» или просто «этруски».
Интересный вариант рассказа о судьбе других троянцев, оказавшихся в рабстве у греков, приводит Гальфрид Монмутский (автор XII в.) в своей «Истории бриттов». На основании сведений, содержащихся в древних валлийских книгах и устных легенд, писатель попытался восстановить историю появления на Британских островах древнего племени бриттов. Вкратце она такова. Брут, внук спасшегося из горящей Трои
_ 89
и перебравшегося на Апеннинский полуостров Энея, нечаянно убил на охоте своего отца, и за это был изгнан своим народом. Странствуя по свету, он попал в Грецию, где встретился с теми троянцами, которые были вывезены сюда в качестве рабов. Брут организовал и возглавил восстание троянцев против своих угнетателей, в результате которого был захвачен в плен сам греческий царь. В уплату за свою свободу он обязался предоставить троянцам корабли и снарядить их всем необходимым для дальнего плавания. Цель плавания указала Бруту богиня Диана, явившаяся ему во сне:


Там, где солнца закат, о Брут, за царствами галлов,
Средь Океана лежит остров, водой окружен.
Остров тот средь зыбей гигантами был обитаем,
Пуст он ныне и ждет, чтоб заселили его
Люди твои; поспеши — и незыблемой станет твердыней,
Трою вторую в нем дети твои обретут.
Здесь от потомков твоих народятся цари, и подвластен
Будет этим царям круг весь земной и морской.


Речь здесь идет о Британии, к которой и отправились наши путешественники. Но вот что любопытно. Гальфрид Монмутский сообщает, что, сделав промежуточную стоянку на побережье Тирренского моря, спутники Брута встретили здесь четыре колена потомков троянских изгнанников. В память об этом центральная область Калабрии в античное время называлась Бруттий.
Далее в путь отправилась уже объединенная группировка троянцев. Обогнув побережье Испании, они вошли в устье Луары (запад Франции), но встретились с вооруженным сопротивлением местных галльских племен. По-видимому, часть троянцев осталась в Галлии (сам Гальфрид об этом, правда, не говорит) и основала город Тур, но другая их «половина» решила все-таки довериться предсказанию богини и отплыла в сторону Британии. Нельзя не отметить совпадение названий местностей, которые троянцы выбирали своими «перевалочными» пунктами:
Бруттий => Бретань (полуостров во Франции) => Британия
90 _
Все эти географические топонимы соотносятся с именем народа бриттов. Мы склонны считать, что первая согласная во всех этих словах является сокращением слова «бё» (английское «Ье»)— быть, есть. В такой интерпретации этноним «бритты» можно соотнести с ретами или рутенами (русенами), имена Бруттий — с Рутием (Русием), Бретань — это Ретань (Рязань), а Британия — Рутения. На западе Англии, в Уэльсе и близ берега Ирландского моря можно найти топонимы, связанные с рутенами, в частности — Русин (Северный Уэльс), Рос на юге полуострова. Это указывает на освоение рутенами берегов Британии. К галльским рутенам средневековые авторы часто применяли эпитет «флави рутены», то есть «рыжие рутены». Но это отличительный признак ирландцев. Ир-ландия — «земля Яра», ариев, вот смысл этого древнего названия. Среди народов Западной Европы прозвище «рыжие» более других подходит к ним, они потомки бриттов-рутенов и очень близки по духу русским.
Таким образом, галльские рутены и бритты — это разные «осколки» потомков троянцев (жителей Средиземноморской Руси), переселившихся в Европу. Не случайно каждое из этих племен имело в числе своих соседей венетов. Союзные отношения рутенов и бриттов сохранялись и в более поздние времена. Вождь рутенов Хольдер упоминается в «Истории бриттов» как союзник легендарного короля Артура, прообразы которого уходят в V — VI вв. В более поздние времена рутены были покорены франками, а бритты — англами и саксами. Те же из них, кто не покорился завоевателям, пробивались к своим сородичам — балтийским венетам, морским путем.
Для историков неразрешимой головоломкой представляется то обстоятельство, что упоминания о русах (рутенах) присутствуют в западноевропейских источниках задолго до образования Киевской Руси. Но ее разгадка теперь очевидна. Русские поселения создавались выходцами из Средиземноморской Русены. Они не исчезли, не растворились в среде других европейских народов, а отдельными группами разошлись в самых разных направлениях: на Дунай и далее в Поднепровье, в Испанию, Францию, и даже на Британские острова.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5799


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы