Внешний вид. Тамара Т. Райс.Скифы. Строители степных пирамид.

Тамара Т. Райс.   Скифы. Строители степных пирамид



Внешний вид



загрузка...

Значительно труднее, однако, восстановить внешний вид скифов, нежели понять их взгляды на мир. Были они небольшого или высокого роста? Имели они овальные или круглые лица? Антропологические данные очень скудны. Мумифицированные останки, обнаруженные в Пазырыке, показывают, что вожди имели высокий рост, в среднем пять футов восемь дюймов (172 см), в то время как женщины были около пяти футов одного дюйма ростом (155 см). И все же вполне возможно, что эти данные были справедливы только в отношении вождей, так как рядовые соплеменники любили, чтобы их возглавляли люди хорошего телосложения. В общей массе средний рост мог быть значительно меньшим.

Видимо, скифы внешне отличались от народа, жившего в Пазырыке, так как на своих произведениях искусства они изображены широкоплечими и приземистыми. И все же нет антропологических данных, показывающих, каков был внешний облик скифов, и, наоборот, пока еще не найдено никаких графических изображений людей, живших в Пазырыке, а шести мумифицированных голов, обнаруженных в курганах, недостаточно, чтобы восполнить пробел в наших знаниях. Руденко удалось установить, что большинство черепов, найденных в Пазырыке и в схожих с ним захоронениях в Шибе, Туекте, Курае и Катанде, принадлежат к европейскому типу. Это подтверждает точку зрения Джетмара на то, что по крайней мере до V или IV в. до н. э. жители Западной Сибири были светловолосыми людьми европейского происхождения и что именно после этого временного рубежа наплыв монголоидов привел к возникновению населения очень смешанного типа. В пазырыкских захоронениях были найдены суббрахицефалические, брахицефалические («короткоголовые»), мезоцефалические и долихоцефалические («длинноголовые») черепа, что предполагает значительные примеси. По изображениям на сосудах из Куль-Оба, Чертомлыка и Воронежа можно предположить, что скифы имели ошеломляющее сходство с крестьянами дореволюционной России (рис. 11, 13, 14; фото 4). Однако большинство ученых убеждены, что не существует расовых связей между славянами и скифами, а Рипли привлекает внимание к тому факту, что в захоронениях каменного века, найденных в центральной России, три четверти черепов были долихоцефалическими, в период с IX по XIII в. только половина из них принадлежала к этой группе, а позже — только 40 процентов, остальное же население имело брахицефалические черепа. Чвожка, с другой стороны, придерживается своего мнения, к которому он пришел в результате многочисленных раскопок, проведенных в этом регионе: основное население оставалось тем же с самых ранних вплоть до более поздних времен, но правящий класс менялся как при каждом завоевании, так и в ходе политических событий. Внешнее сходство скифов, как это видно из работ греческих мастеров по металлу, с крестьянским населением дореволюционной центральной России может до определенной степени быть случайным, являющимся результатом того, что и те и другие предпочитали носить одинаковые прически и длинные бороды. Но есть и другие сходства, объяснить которые значительно сложнее. Так, коренастое телосложение и большие округлые носы были характерны и для тех и для других, и вдобавок аналогичные особенности заметны и в темпераментах обоих народов. И те и другие любили музыку и пляски; и те и другие были настолько увлечены искусством, что могли восхищаться, перенимать и переделывать совершенно инородные стили в нечто абсолютно новое, национальное; у обоих народов был талант к графическим искусствам, а также у них можно отметить почти всенародную любовь к красному цвету. И опять-таки, оба народа демонстрировали готовность прибегнуть к политике выжженной земли в случае нашествия. Смешанные браки вполне могли сыграть свою роль в сохранении в России черт скифов, которые и по сей день продолжают находить свое выражение в национальном облике.

Некоторые ученые, однако, сомневаются, носили ли скифы бороды. Они предполагают, что вырождение и болезни сделали многих из них безбородыми, но их изображения на таких сравнительно поздних, полученных, так сказать, из первых рук документах, вроде сосудов из Куль-Оба, Чертомлыка и Воронежа, совершенно ясно указывают на обратное. Данные раскопок в Пазырыке усложняют вопрос, вместо того чтобы разъяснить его, так как по ним видно, что, в то время как большинство соплеменников либо брили, либо выщипывали растительность на своих лицах, вождь монголоидного типа, похороненный в кургане № 2, от природы безбородый, был снабжен накладной бородой, которая лежала под его головой. Она была сделана из настоящих волос, коротко подстрижена и покрашена в черный цвет; она крепилась на полоске кожи, концы которой должны были завязываться на затылке. Более того, рядом с этой накладной бородой была положена кожаная сумка с запасом черной краски. Вероятно, люди, жившие в Пазырыке, ожидали, что их вождь будет появляться в бороде, по крайней мере во время церемоний, а раз этот конкретный правитель — возможно, из-за своего монгольского происхождения — не мог отрастить себе бороду, его необходимо было снабдить подделкой, которая дала бы ему возможность появиться в надлежащем виде в мире ином. Наверное, стоит отметить сходство формы его накладной бороды с бородой, принадлежавшей фигурке облаченного в жреческие одежды человека, о котором здесь уже упоминалось ранее. В обоих случаях бороды слегка отличаются очертаниями от тех, которые изображены на сосудах из Куль-Оба и Чертомлыка. Но если придерживаться предположения, что та фигура в облачениях была священнослужителем, то наличие бороды похожей формы в могиле монгольского вождя, похороненного в Пазырыке, может указывать на то, что именно этот правитель играл не менее важную роль в религиозной жизни своего племени, чем в мирских делах. Или опять-таки, если бороду не принимать за символ некой должности либо в политической, либо в религиозной сфере, то не стоит ли ее рассматривать как признак высокого социального положения или эмблему принадлежности к касте? Ведь бороды именно такой формы носили вожди, в то время как рядовые свободные соплеменники, то есть воины и охотники, имели заостренные бороды, изображения которых есть на металлических изделиях этого периода.

Геродот отмечал, что скифы не использовали воду для мытья. Вместо этого женщины изготовляли мазь из истолченной древесной мякоти кипариса и кедра, которую они смешивали с ладаном и водой, растирая все это в массу. Они использовали эту мазь в качестве очистительного средства, намазывая себя ею на целый день. Геродот был удивлен, обнаружив, что их кожа безупречно чиста, после того как они стирали ее с тела.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5080


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы