Царство основателя Амбаганя. Эдуард Паркер.Татары. История возникновения великого народа.

Эдуард Паркер.   Татары. История возникновения великого народа



Царство основателя Амбаганя



загрузка...

Катаи, или кидани, принадлежали к тому же народу, что и кумоси. Как уже говорилось, оба племени придерживались обычая развешивать тела покойных на деревьях в горах. А катаи через три года еще и собирали кости и сжигали их, совершая возлияния и произнося следующие слова:«Зимой в полдень я могу есть, глядя на юг, летом — глядя на север, в моих охотничьих угодьях всегда много свиней и оленей». Это упоминание о свиньях снова напоминает нам об отличительных чертах тунгусов или «свиных» народов. Катаи и кумоси были потомками древнего народа сяньби и жили в их прежних владениях. Кумоси первоначально были восточной ветвью племени юйвэнь, в VI веке породившего династию правителей Северного Китая. Но до этого Мужун сяньбийцев оттеснил племена кумоси и Катаев к северу, в регион Ширамурен между Сунгари и пустыней. Первый император Тоба воспользовался этой возможностью, чтобы наказать кумоси за набег, совершенный ими в 388 году. В 479 году катаи, которые вместе с кумоси регулярно, с 440 года, платили дань в виде лошадей, мигрировали вместе со своим вождем Багатуром к югу от реки Лоха, притока реки Ширамурен. В 493 году кумоси предприняли попытку совершить набег, но нападение было отражено. Они были помилованы, и им было позволено открыть торговлю с китайцами, проживавшими в пределах Великойстены. После этого они регулярно присылали императору дань — лошадей и собольи меха. К середине VI века династия Поздняя Вэй решила наказать Катаев, вследствие чего они были отрезаны от кумоси на долгие двадцать лет и переселились к северу от Ширамурен. Династия Цзи (Тоба) выстроила новый участок Великой стены длиной 480 километров от перевала Наньчжоу близ Пекина на запад до Да-туна, чтобы держать Катаев на расстоянии. Таким образом, мы видим, что китайцы имели весьма слабое представление о катаях, скудные сведения о них поступали через их более цивилизованных родичей Тоба и Юйвэнь — династий Северного Китая.

В этот период тюрки стали оказывать давление на кумоси и Катаев — 10 000 катайских семей мигрировали в Корею, предпочитая покинуть свои владения, чем стать тюркскими вассалами, а 4000 семей предпочли с той же целью отдаться на милость Китая. Это создало дополнительные проблемы для императора династии Суй, поскольку он стремился поддерживать хорошие отношения со своими соседями-тюрками. Он попытался убедить катаев вернуться назад и велел тюркам проявить великодушие. Однако катаи, находившиеся близ китайской границы, отказались повернуть назад и заключили союз с кумоси в целях взаимопомощи. Они убили тюркского тудуна, которого каган Шаболо направил к ним в качестве правителя, и послали дань слабоумному императору Янди. Некоторые из вождей лично явились ко двору в правление Ли Юаня, основателя династии Тан. Несмотря на это, они продолжали время от времени совершать набеги на катайские территории. Напомню, что Кат Иль-хан предложил выдать Тайцзуну опасного мятежника, если император отдаст ему Катаев. Однако император был достаточно великодушен, чтобы отклонить это предложение. В 648 году он создал новую провинцию Сунмо, назначив проконсулом катайского вождя и дав ему императорское имя Ли. Под его началом находилось десять подчиненных губернаторов. В то же время в современном Гуаньчжуне была создана резиденция китайского наместника, контролировавшего восточных варваров. Ситуация оставалась неизменной до 696 года, когда правнук первого получившего назначение поднял восстание, убил наместника и объявил себя каганом. Армии, посланные для подавления мятежа, потерпели сокрушительное поражение. Наконец, император решил прибегнуть к помощи тюркского кагана Мочура, который присоединил земли Катаев к своим владениям. Когда могущество Мочура стало слабеть, вожди кумоси и Катаев снова отправились в Китай и получили в супруги китайских принцесс. Затем катаи сочли, что интересы тюрков им ближе, и попытались убедить кумоси в том же. В последующие годы прокатилась череда восстаний, набегов, помилований, свадеб, посольств и т. д. Кумоси стали заигрывать с ширви и уйгурами, предлагая тем объединиться для совершения набегов. Наконец, они, как и катаи, решили, что разумнее всего будет заключить союз с уйгурами. В 842 году уйгуры наказали Катаев, возможно за их сношения с Китаем. Китайский император в очередной раз взял Катаев под свое покровительство. В этот период китайская династия Тан начала угасать, и катаи, все это время накапливавшие силы, решили воспользоваться благоприятной возможностью, чтобы подчинить себе кумоси, сибо, ширви и другие небольшие племена, проживавшие в этом регионе.

После того как катаи объединились и создали независимое государство, как описывалось выше, они назвали его«хиаолка мури», поскольку оно располагалось на обоих берегах «мури», т. е. реки (Ширамурен). Здесь жило восемь племен, каждое имело своего вождя. Однако через определенные промежутки времени избирался главный вождь.В качестве символов власти ему вручали барабан и штандарт. Если в государстве начинался голод, царила эпидемия или умирал скот, вождь смещался со своего поста. Основным занятием катаев, как и ныне восточных монголов, являлось разведение лошадей. С началом военных действий китайцы поджигали степную траву, чтобы вызвать в станекатаев голод и уничтожить их лошадей. В начале X века, когда династия Тан уступила место тюркам Шато, главным вождем восьми племен был избран человек по имени Амбагань, неясного происхождения. Большое количество китайцев стекалось в его владения в поисках спасения от царившей в Китае анархии. Амбагань оказывал им радушный прием и строил для них города. Только теперь Амбагань узнал, что выборную систему китайцы считают аномалией. Он уже на протяжении девяти лет являлся «президентом» катайской республики, и постепенно стали появляться слухи о том, что он мнит себя царем. Вскоре он провозгласил себя верховным правителем и перестал беспокоиться о переизбрании. Теперь Амбагань стал настолько могущественным, что тюрки-шато, представлявшие династию Поздняя Тан, были только рады заключить с ним союз, чтобы избавиться от династии Поздняя Лян. Однако по какой-то необъяснимой причине Амбагань передумал, объявил себя вассалом Лян и совершил набег на территорию между Калганом, Джехолом и Пекином, составлявшую часть владений тюрков-шато. Набег этот оказался неудачным, тюрки нанесли ему ряд поражений. В то же время он продвинулся в глубь пекинской равнины, где нашел множество подходящих для разграбления городов. С этого времени Амбагань стал задумываться о захвате власти в Китае. В это время ранние маньчжуры создали государство Бохай, располагавшееся между владениями Амбаганя и Кореей. Эта новая сила заставила катаев повременить с походом против Китая. Амбагань отправился в поход на Бохай, захватил столицу государства и изменил название страны на «Восточная Тань». Правителем государства он назначил своего сына Дуюя. С этого времени государство Бохай исчезло, и лишь время от времени императоры из китайской династии Сун угрожали восстановить его, чтобы напустить страхна катаев. Японцы, имевшие дипломатические отношения с государством Бохай, отказались признать новоиспеченного правителя. Вскоре после описываемых событий, в 926 году, Амбагань умер. Ли Сыюань, император из династии Поздняя Тан, был более убедителен, чем его предшественник: ему удалось уговорить китайцев, бежавших к катаям, вернуться на родину. Всего в Китай вернулось 100 000 человек. В правление Амбаганя делопроизводство стало осуществляться в письменной форме, а один из живших при его дворе китайцев изобрел для Амбаганя письменность на основе китайских иероглифов. Пока что надписи, сделанные на этом искусственном языке, не поддаются расшифровке. Кроме того, Амбагань принял титул «Небесный императорский царь», стремясь, очевидно, стать равным императору Китая или даже превзойти его.
Сохранились записи китайца, проведшего несколько лет у катаев. Он дает весьма любопытное описание страны, приводит даже некоторые географические названия, однако отождествить их с нынешними названиями затруднительно. Столица государства была обычным городом. Для торговли здесь деньги не использовались, в их качестве выступала ткань. Здесь были ткацкие фабрики, дома терпимости, жили священники и монахи (буддисты и таоисты), ремесленники, врачи, ученые, чиновники. Китаец упоминает также о городе, окруженном стеной, который находился в 1000 километров от Пекина. Этот город был выстроен для пленных, и численность его населения доходила до 3000 человек. Территория к востоку от города была населена племенами охотников, живших в юртах из шкур. Из описаний легко узнать племена нюйчжэней и все еще варварские маньчжурские племена. Очевидно также, что автор записок дошел до современного Шанхайгуана, где некогда процветали военные поселения династии Тан. Затем он отправился к южным кумоси, которые «были похожи на Катаев, только более кровожадные». Затем путешественник рассказывает то, что ему стало известно из третьих рук о тюрках, уйгурах, киргизах и канкали, проживавших на западе. Этот китаец, видимо, служил секретарем катайского высокопоставленного чиновника, поэтому он так хорошо узнал страну катаев. Вернувшись в Китай, он написал книгу под названием «Среди катеранов». Книга рассказывает в основном о катайских доминионах времен Амбаганя и его непосредственного преемника и содержит немало материала для изучения специалистами.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5257


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы