Я. В. Литвиненко. Особенности исследования и датировки древнерусской живописи в пещерных лабиринтах Киево-печерской лавры (на примере участков Нестора и Меркурия в Ближних пещерах). коллектив авторов.Труды Первой Международной конференции "Начала Русского мира".

коллектив авторов.   Труды Первой Международной конференции "Начала Русского мира"



Я. В. Литвиненко. Особенности исследования и датировки древнерусской живописи в пещерных лабиринтах Киево-печерской лавры (на примере участков Нестора и Меркурия в Ближних пещерах)



загрузка...

Киево-Печерская лавра — древнейший монастырь на Руси. Он был основан монахами в 1051 г. в двух подземных лабиринтах — Ближних и Дальних пещерах. Лаврские пещеры представляют собой сложную сеть подземных коридоров, глубина которых колеблется от 5 до 15 м. И Ближние, и Дальние лабиринты условно можно разделить на две части — открытые для доступа пещерные коридоры с подземными церквами и аркосолиями, где покоятся в гробницах мощи печерских святых, и участки, закрытые для посетителей. В Дальних лабиринтах таковыми являются Варяжские пещеры. Стоит отметить, что свое название они получили от найденного в пещере лаврским монахом клада. В Патерике Печерском об этом говорится так: «...клад — Варяжский, так как посуда латинская, потому Варяжская пещера зовется так и поныне...»1

В Ближних пещерах древнерусские коридоры становятся доступными для археологов только с 1978 г. Именно тогда начинается систематическое изучение участков Нестора и Меркурия (рис. 8, цв. вклейка). В нашем сообщении мы затронем лишь один из аспектов, связанных с историей развития пещерных интерьеров — их живописное оформление. На примерах сохранившейся древнерусской стенописи попробуем дать ее краткую характеристику и определить основные этапы возникновения. В процессе исследования мы опирались на реставрационные отчеты, архивные источники и собственные наблюдения.

Для начала, обратим внимание на участок Меркурия (это условное название, так как проход начинается за местом погребения Меркурия Смоленского). Отметим, что сам проход, высота которого не превышает 1,2 м, был проделан сквозь обвал; две трети его пути попадают на трассу древнерусского участка пещер (рис. 9, цв. вклейка). В 1978—1979 гг. в ходе археологических исследований в одном из ответвлений были обнаружены фрагменты кладки из древнерусской плинфы2. В этом же ответвлении, на небольшом участке стены, освобожденной из-под обвала, сохранились живописные изображения четырех крестов (рис. 10, цв. вклейка). Они были написаны черной краской по выровненной поверхности, непосредственно по песчанику. Как нам представляется, данные кресты носили не случайный характер, а некогда были частью живописного орнамента. На противоположной стене, также освобожденной из-под обвала, на площади 1 м2 сохранился еще один стенописный фрагмент — это процветший крест, ветви которого художником исполнены в виде лилий (рис. 11, цв. вклейка). Примечательно, что этот процветший крест — не единственный. Правее и выше от него некогда существовали ему подобные. Об этом свидетельствуют сохранившиеся от них небольшие живописные фрагменты.

Датировать эту стенопись только на основании имеющегося материала достаточно сложно. Поэтому, как рабочую гипотезу, предлагаем: соотнести время создания настенной живописи с периодом появления стенной кладки из плинфы. Как упоминалось выше, кладка была отнесена археологами к домонгольскому периоду изначально, с момента ее открытия. Последние же исследования, в частности, такие, как обмеры плинфы и особенно обнаруженный образец плинфы «с расчесом» позволяют уточнить датировку кладки, а именно — 30—80-е гг. XII ст. Отметим, что подобные плинфы «с расчесами» встречаются в киевских памятниках именно в этот период. Однако ни первоначальной толщины кладки, ни предназначения участка стены, ею выложенной, мы не знаем. Осмелимся предположить, что помещение, где возникла необходимость в кладке с применением характерной плинфы «с расчесами», будучи слишком просторным для лаврских пещер, имело, скорее всего, культовое назначение. В пользу этого свидетельствуют и сохранившиеся фрагменты стенописи с процветшими крестами.

Подтверждают эту версию и два других живописных фрагмента, расположенных в двух метрах от кладки. Один из них находится на своде прохода, вырытого в обвале, и представляет собой длинные параллельные линии, нанесенные черной краской по песчанику красного цвета (рис. 12, цв. вклейка). Еще один фрагмент фрески обнаружен в стене прохода, под углом. Видимая его часть не превышает по периметру 15x20 см. Живопись была выполнена художником на хорошо выровненной поверхности, в качестве фона использовалась охра. На ней ясно прочитываются черные линии — несомненно, они являлись элементом орнамента (рис. 13, цв. вклейка), украшавшего это помещение.

Обратимся теперь к участку Нестора, начало которого находится за гробницей, в которой покоятся мощи Нестора Летописца. В самом начале прохода этого участка сохранился единственный фрагмент живописи. На стене, с правой стороны, хорошо просматривается погрудное изображение «святого» (рис. 14, цв. вклейка). Впервые этот стенописный образ был зафиксирован в 1978—1979 гг.3 , но, к сожалению, должной оценки исследователей он тогда не получил. Внимательно рассмотрев простенок с изображением, можно заметить, что ранее этот простенок был боковой частью ниши-аркосолия в погребальной камере с двумя лежанками (рис. 1). Следует отметить, что на участке Нестора подобных камер сохранилось четыре. Заинтересовавший нас образ был изображен над ныне несуществующей лежанкой, у самого ее изголовья (рис. 15, цв. вклейка). Из-за больших утрат в живописи говорить о каких-либо особенностях письма сейчас не приходится, но зато достаточно отчетливо на стене просматривается абрис человеческой фигуры с нимбом. Взятые пробы красочного слоя позволили определить состав красок, которые художник использовал при работе. Назовем их: киноварь, охра красная и черная угольная краска (рис. 16, цв. вклейка). Между тем, датировать данную стенопись лишь на основании полученного красочного анализа невозможно — этого для датировки явно недостаточно. Поэтому время появления фрески можно связывать только с периодом возникновения самих погребальных камер. К сожалению, единого мнения, когда именно и с какой целью они создавались, до сих пор не выработано. Однако последние исследования, проводившиеся нами совместно с археологом Т. Бобровским, дали основания хотя бы обозначить период, когда создавались эти погребальные камеры, а именно: XIV—XV вв. Как нам видится, данные помещения с двумя, тремя и четырьмя лежанками предназначались специально для мощей печерских святых, которым должны были поклоняться пришедшие в лавру паломники. Если это так, тогда написание образа над изголовьем лежанки, на которой покоились мощи святого, становится понятным. Правда, следует оговориться, что в других камерах живопись пока не обнаружена, но это не значит, что ее не существовало, просто она могла не сохраниться по причине неоднократных завалов в пещерах. Следы же красочного слоя красного и черного цветов на участке Нестора выявлены на взятых пробах грунта в самых различных его местах.



Практика изображать облик святого над местом его погребения либо над ракой с мощами распространена достаточно широко. В лаврских пещерах она стала традицией, дошедшей от древности до нового времени. Отдельные живописные композиции можно наблюдать и сегодня в пещерных коридорах, которые открыты для посетителей. Время их создания мы узнали благодаря уцелевшему авторскому тексту, который расположен в нартексе церкви Введения Богородицы во храм под живописным образом Иисуса Христа:

«Сие украси ... о е Патронови своему
Пр(еподо)бному» Исакию своею рукою Наигрышней
ши Исакий Драник маляр 3 Могилева ... у от рож(дества) Х(ристо)ва
АХПЗ фебруария» (рис. 17, цв. вклейка).

Эти четыре строчки, на наш взгляд, достаточно информативны. Наиболее ценно то, что в них присутствует не только дата создания стенописи — 16874, но фигурирует и имя самого автора живописца — Исакия Драника из белорусского Могилева. О культурных связях Киево-Печерского монастыря с Белоруссией известно достаточно много, но это уже тема для иного доклада.

В нашей работе мы попытались обозначить основные периоды возникновения пещерной стенописи, которые тесно связаны с формированием лабиринта Ближних пещер. Так, мы выделили три этапа живописного оформления. 1-й этап — это древнерусский период — 30—80-е гг. XII в., когда на стены и своды отдельных коридоров были нанесены орнаментальные мотивы символического характера. Они зафиксированы на участке Меркурия.

2-й этап XIV—XV вв. — живопись в это время усложняется. Помимо орнаментов появляются настенные изображения святых. Это связано с возникновением погребальных камер на участке Нестора.

Последний, 3-й этап начинается с XVII в. Все пещерные простенки заполняются живописными композициями из жизни местных святых. В отдельных случаях к ним присоединяются словесные комментарии в виде надписей.

В заключение необходимо сказать, что рассматривать живописное оформление в пещерах необходимо как один из аспектов в развитии самого подземного комплекса. Именно сейчас исследования в этом направлении начали активно развиваться, и в будущем, мы надеемся, они принесут позитивный результат.



1 Абрамович Д. І. Києво-Печерський патерик: Вступ, текст, примітки. К., 1930. С. 169.
2 Мовчан 1.1. Ближні печери иечерського монастиря в Києві 11 Старожитності Русі — України. К., 1994. С. 155.
3 Проектные предложения по реставрации настенной живописи Ближних пещер Киево-Печерского государственного историко-культурного заповедника // Киевская межобластная специальная научно-реставрационная производственная мастерская. К., 1979. С. 12.
4 Стенопись Ближних пещер Киево-Печерской лавры. (К вопросу об авторстве и датировке) // Могилянські читання 2008: зб. н. пр.: Церкви і музеї: втрати XX ст. К., 2009. С. 201—208.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2879


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы