Савроматы — восточные соседи скифов. В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье.

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.   Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье



Савроматы — восточные соседи скифов



загрузка...

Иная ситуация обнаруживается за восточным пределом Скифии — в области обитания народа савроматов. Их язык Геродот характеризует как скифский, но издавна испорченный (IV, 117), поскольку сами савроматы, согласно сохраненному им преданию (IV, 110—116), происходят от союза скифских юношей с амазонками, которые неправильно усвоили скифский язык. Согласно этому рассказу, в котором явно переплетены мотивы греческой мифологии и местного этногонического предания, эллины, победившие амазонок в сражении, погрузили своих пленниц на три корабля, а те в пути перебили своих победителей. Море прибило корабли к земле царских скифов, и местные юноши вступили с амазонками в брачную связь. Амазонки не пожелали жить вместе с народом, традиции которого отводят женщинам подчиненную роль, и предложили своим мужьям переселиться в земли за Танаисом. Так возник новый народ — савроматы. Переводя эти легендарные сведения на язык этнической истории (а большинство исследователей признает наличие в этой легенде исторического зерна), можно сказать, что савроматский язык, видимо, следует рассматривать как один из близких к скифскому иранских диалектов, а сам этот народ — как родственный скифам, выделившийся из их среды и в процессе своего этногенеза впитавший какой-то дополнительный компонент. О том, когда именно произошло это обособление савроматов, в какой-то мере позволяют судить утверждение Плиния (VI, 19), что этот народ — потомки мидян, и сходное мнение Диодора (II, 43) о них как о выходцах из Мидии. Скорее всего, здесь следует видеть намек на то, что савроматы как особый народ сформировались после возвращения скифов из переднеазиатских походов, во время которых, как мы знаем от того же Геродота, основные их действия протекали как раз на территории Мидии. Такое толкование подтверждает и археологический материал, указывающий, что в конце VII — VI вв. до н. э. специфичность савроматского комплекса на общескифском фоне еще не слишком ощутима и четко проявляется она лишь с конца VI в.
Для археологической идентификации савроматов необходимо обратиться к данным о границах зоны обитания этого народа. У Геродота (IV, 21) сообщается, что она начинается, если следовать из Скифии, сразу за Танаисом (Доном), у самого дальнего угла Меотиды (Азовского моря) и простирается на расстояние «пятнадцати дней пути по направлению к северному ветру». Правда, в другом месте (IV, 116) — при изложении предания о происхождении савроматов — историк сообщает, что скифские юноши и их жены-амазонки, уйдя из Скифии, «прошли к востоку на расстояние трех дней пути от Танаиса и на расстояние трех дней [пути] от озера Меотиды в направлении северного ветра», где и поселились. Таким образом, согласно этому пассажу, страна савроматов начинается не у самого устья Танаиса, а несколько северо-восточнее, что, впрочем, не имеет принципиального значения. Важнее, что письменная традиция ничего не сообщает о восточном рубеже этой страны и определять его можно только на основе археологических данных. В 1930-х — 1950-х гг. раскопками было выявлено большое количество курганных погребений скифской эпохи в степях Волго-Донского междуречья и далее на восток — в Южном Приуралье. В отличие от собственно скифских комплексов Северного Причерноморья все они были атрибутированы как савроматские [Граков 1947; Смирнов 1964]. Однако уже на том этапе было отмечено наличие в этом культурном массиве достаточно четко различающихся локальных вариантов — прежде всего волго-донского (точнее — поволжского, поскольку в левобережье Дона были открыты лишь единичные памятники) и южноуральского, или самаро-уральского. Дальнейшие исследования заставили специалистов переставить акценты в вопросе о соотношении этих групп памятников: было признано, что правомерно, скорее, говорить о существовании двух самостоятельных культур, сходство которых между собой, однако, более ощутимо, чем каждой из них с иными синхронными и смежными культурами. В итоге древностями собственно геродотовых савроматов были признаны лишь комплексы из Волго-Донья [Савроматская эпоха, 1994]. Носителей южноуральской культуры савроматского времени теперь считают каким-то иным этносом или даже разными этносами, поскольку памятники этого ареала сами по себе неоднородны. По одной из версий, по крайней мере часть из них была оставлена упомянутыми выше исседонами [Мачинский 1971, 30 сл.; Смирнов 1984, 14]; некоторые исследователи приписывают их массагетам или упоминаемым в античных и восточных источниках даям (дахам). Однако во многих специальных работах за племенами, оставившими эти памятники, закрепилось наименование «условных» или «археологических» савроматов. Это — один из случаев нестрогого использования заимствованной из письменных источников этнонимии в качестве элемента археологической номенклатуры, влекущего за собой значительную путаницу и взаимное непонимание между представителями различных научных школ. Наиболее правомерным представляется ограничить применение наименования савроматы лишь к жителям той территории, где обитание этого народа засвидетельствовано письменной традицией.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3759


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы