5. Скифские прототипы Кия, Щека и Хорива. В. Янович.Великая Скифия. История докиевской Руси.

В. Янович.   Великая Скифия. История докиевской Руси



5. Скифские прототипы Кия, Щека и Хорива



загрузка...

Археологические данные свидетельствуют о том, что на территории Киева поселения существовали со времен палеолита, а непрерывно — начиная с IV тысячелетия до н. э. Однако поселения, ведущие натуральное хозяйство, не могут считаться городами. Для этого они должны выполнять специфические, значимые для окрестных поселений функции. Вот, что об этом говорит Б. А. Рыбаков: «Город немыслим без той или иной порождающей его округи. Причины и формы возникновения такого центра еще в первобытности могут быть различны и многообразны. Он может представлять собой: порубежное или центральное укрепление, постоянный стан вождя, пункт сбора веча, место склада дани, племенной сакральный центр, перепутье важных дорог, место периодического торга и т. п. Чем больше отдельных признаков накопится в одной и той же точке, тем надежнее ее превращение из «узла прочности» первобытной округи в город».
На территории Киева найдены греческие монеты и предметы экспорта скифского времени (VI–IV вв. до н. э.) [6, 36]. Эти находки недостаточно многочисленны, чтобы по ним сделать заключение о существовании Киева как торгового центра в это время. Однако естественно предположить, что прежде, чем установить связи с далеким зарубежьем, Киев был торговым центром, объединявшим ближайшую округу — обеспечивавшим обмен продукцией между охотниками, земледельцами, лесными собирателями, скотоводами и ремесленниками. Необходимое для этого разделение труда существовало в Среднем Поднепровье еще в трипольские времена. Торговля в древности, как известно, велась либо путем прямого обмена товарами, либо с использованием в качестве денег ходовых и долго не портящихся товаров, таких, как слитки металлов, украшения, меха и т. п.
Когда Киев начал выполнять функцию центра обмена товарами и когда был построен первый перевоз, определить намного труднее. Но дело это не безнадежное. Есть некоторые основания утверждать, что первыми торговцами в Поднепровье были легендарные предки скифов Таргитай и его сыновья: Колоксай, Арпоксай и Липоксай.
Вероятно, отец был главой «торгового дома», а сыновья специализировались на тех же делах, что Кий, Щек и Хорив. К такому выводу можно прийти, исходя из анализа скифского предания и имен его персонажей, сделанного на основе славянской и общеиндоевропейской этимологии в предположении, что эти имена говорят о роде их деятельности.
Имя отца Таргитай — означает торговец1. Оно состоит из корня торг, значение которого для славянина ясно без объяснений и суффикса тай, который указывает на род занятия, профессию. Пример такой его функции мы находим в белорусском названии пахаря — оратай от орати (пахать). Таким образом, имя Таргитай означает — торговец. А поскольку скифы были главным образом скотоводами, то не исключено, что его имя было Таргедтай, что означает — торговец скотом (гед — в индоевропейских языках означает — крупный рогатый скот).
На русском Севере сохранилось предание о старце-богатыре Тархе Тараховиче, перекликающееся со скифскими преданиями о Таргитае и об амазонках (см. гл. 2). Тарх Тарахович жил на горе и воевал с Бабой Ягой, которая возглавляла женскую конницу и совершала набеги на пастухов его скота. Ю. А. Шилов высказал предположение, что местом обитания Тарха Тараховича было Трахтемировское скифское городище [26, 289–290], расположенное на днепровской круче напротив Переяслава-Хмельницкого, примерно там, где во времена Клавдия Птолемея располагался город Серим. Однако, по данным Геродота, столкновение скифов с амазонками произошло в Приазовье. Поэтому первым местом обитания Тарха Тараховича, возможно, была Тмутаракань, называвшаяся прежде Таматарха, затем крымский мыс Таркан-хут, а позже Трахтемиров. Впрочем, богатый купеческий род мог иметь несколько торговых баз одновременно.
Теперь, учитывая вышеизложенное, попытаемся определить значения имен сыновей Таргитая. Имя каждого из братьев оканчивается словом ксай, что на иранском — означает владыка, глава (по-видимому, принадлежащий к арийской касте правителей — кшатриев). Можно предположить, что каждый брат возглавлял одно из подразделений общего торгового дела, разделенного между ними так же, как между Кием, Щеком и Хоривом.
В скифском предании говорится о том, что распределение ролей между братьями было предопределено свыше следующим образом: с неба упали золотые предметы; когда их захотел взять старший брат Липоксай, золото вспыхнуло, и он отпрянул; то же повторилось со средним — Арпоксаем; и только Колоксаю золото спокойно далось в руки. Это было истолковано как знак того, что Колоксаю должна принадлежать высшая власть.
Упавшие с неба предметы: топор, ярмо и кубок были символическими. Топор — плотницкий инструмент, необходимый для строительства мостов, а его разновидность — колун предназначен для расщепления бревен на колоды (плахи), которыми настилались киевы перевозы. Ярмо — бычья упряжь, необходимая для перевозки товаров в телеге по суше. Кубок в действительности представлял собой ладью — средство для перевозки товаров по воде, которую позднейшие интерпретаторы ошибочно приняли за чашу или кубок. По-видимому, названия кубка и ладьи в древнегреческом языке совпадали. Так, у Апполодора сказано, что, отправившись за коровами Гериона, Геракл переплыл Океан в золотом кубке, который ему предоставил бог Гелиос, и вернулся в нем же обратно вместе с коровами [24, 37–38]. Греческий кубок (килик) по форме напоминает ладью, так же как и славянский ковш, название которого тоже близко к названию судна — ковчег.
Роль Колоксая, которому было доверено возглавить все дело, аналогична роли Кия. По смыслу славянские слова кий и кол являются синонимами. Слово: кол — заостренный брус или палка. Отсюда можно сделать вывод, что имена Кий и Колоксай означают одно и то же. Колоксай мог быть владельцем киева перевоза. Поскольку перевозы привязаны к месту и требуют постоянного обслуживания, то возле них возникают поселения, торги, склады. Поэтому логично, что после смерти отца именно Колоксаю (несмотря на то, что он был младшим братом) и его преемникам было поручено возглавлять все дело в целом.
От Колоксая, говорится в предании, пошли паралаты. Рассмотрим и это название, исходя из того, что оно, как и имена персонажей, обозначает предмет их труда. Слово пара в индоевропейских языках говорит либо об объединении предметов, расположении рядом (пара сапог, параллельные прямые), либо об их расположении над чем-то. Таково значение слова пара в древнеиранском, в итальянском парасол — зонт, носимый над головой, в славянских слово парить означает — висеть в воздухе. Словом латы называют покрытия чего-либо (латы, прикрывающие уязвимые места от поражения; латы, закрывающие прорехи одежды; лататье — листья лилий, покрывающие поверхность воды). Отсюда паралаты может означать, например, покрытие из параллельно уложенных над водой (на лодки) колод, то есть понтонный мост. А название паралаты, отнесенное к людям, будет означать мостовики (то же, что кияне или амадоки).
Первое слово имени Арпоксай созвучно с названием телеги: украинским — гарба и восточным — арба. От Арпоксая, согласно преданию, пошли катиары и траспии, то есть перевозчики товаров по суше: катиары — на телегах, а траспии — на вьючных животных или на собственных плечах. Таким образом, Арпоксай — прототип Щека, а катиары и траспии — прототипы пшехов (чехов).
От катиаров произошли также скоты — одно из скифских племен, запрягавшие в телеги быков. А где быки, там и коровы. Медленное передвижение позволяло иметь большие стада. Возможно, они и торговали главным образом скотом.
Липоксай должен быть прототипом корабельщика Хорива. На первый взгляд, в их именах нет ничего общего. Но, если из названия материала, использовавшегося для изготовления легких суден — липовой коры, взять первое, а не второе слово, то мы придем к тем же понятиям, но выраженным другими словами. Легкое судно будет называться не корабус, коработ или корвет, а, например, липец, липер или клипер (как позже называли легкие быстроходные торговые суда, возившие ценные грузы). Возможно, киевская река Лыбедь, в устье которой располагалась древняя верфь, ранее именовалась Липеть.
Возможно также, что гора, выходящая к правому берегу Лыбеди, именуемая Лысой горой, но вопреки своему названию покрытая густым лесом, именовалась Липской горой. На ней сидел Липоксай и был поселок его людей. Может быть, и название расположенного неподалеку киевского района Липки как-то связано с этим, хотя принято считать его происхождение более поздним.

Нестор летописец среди прочих народов называет либов. А арабы называли купцов русов, доставлявших свои товары на ладьях, — сакалибами. Саками иранцы и индусы называли всех скифов. Отсюда можно сделать вывод, что сакалибы (они же русы) — наследники скифов, точнее — скифа Липоксая, ведавшего доставкой товаров по воде. Русы, как известно, были настолько связаны со своими ладьями, что в случае смерти их в ладьях же и сжигали. Этот обычай описан арабским путешественником. Вероятно, наследниками Липоксая были основаны города с названиями: Липецк, Липовац, Липяны, Липница, Липно, Липая и т. п.
Можно предположить, что наследниками Липоксая были также ливы или ливонцы, а латыши (латы) — паралатов. Возможно, северные русы были давними выходцами из Киева, который они называли «матерью городов русских», и отсюда их претензии на владение Киевом с прилежащими к нему землями. На север они могли уйти после завоевания их владений сарматами. Кстати, имя первого варяжского киевского князя — Аскольд, возможно, имеет то же значение, что и Колоксай. Ас, как и ксай, означает правитель, а вторая часть имени — кол (кий) или колт (колун).
Можно ли название народа «скифы» считать славянским? На первый взгляд — нет. Звучит оно не по-славянски, но, как оказывается, только потому, что передается в греческой транскрипции. Греки часто употребляют букву ф там, где славяне — т. Например, местность, называемая греками Фракия, у болгар называется Тракия. Заменив ф на т в слове скифы, получим — скиты, то есть скитальцы, что понятно и соответствует образу жизни купцов. Они же воины, ибо товары нужно защищать.
А кто такие русы? Купцы и воины скифского рода-племени. Названия скиты и русы — синонимы. В польском и украинском языках движение — рух, двинуться — рушить. Купцов же, которые постоянно пребывают в движении, можно назвать — рушии, руши (русы). В ближневосточной мифологии средством перемещения божества была птица под названием — Рух. А среднеазиатских купцов называли рахманами (рухманами). Рух — движение, ман, ману — человек.
Подтверждение образа жизни русов, связанного с постоянными перемещениями, и их скифского происхождения признает также В. П. Кобычев. Он пишет: «Мы имеем в виду сообщение ряда арабских и византийских писателей о кочевом, подвижном образе жизни древних русов, которое обычно обходится всеми историками стороной. «Пашен они (русы) не имеют, но питаются лишь тем, что привозят из земли славян», «они не имеют ни недвижимого имущества, ни городов (или селений)» — читаем у Джейхани, Ибн Рустэ и Гаризди.
Подтверждение этого находим и у митрополита Фотия: «Этот скифский народ… далеко от нас живущий, варварский, кочевой, гордый оружием, не имеющий внутренней стражи, неукоризненный, без военного искусства» [25, 115].
В первом параграфе мы в шутливом тоне говорили о рыжих и усатых прусских купцах. По-видимому, активное, воинственное и одаренное многими талантами племя пруссов также можно считать потомками скифов-русов. Об этом говорит и их экспансивный характер, и название. Если его представить как порусы, а страну — Порусия (или Борусия), то их названия на русском языке будут означать: потомки русов и страна русов, соответственно.
Геродот склонялся к мнению, которое приняла и современная наука, что скифы пришли в. Поднепровье в VII в. до н. э. из Средней Азии, будучи вытеснены оттуда массагетами. Но, как исследователь объективный и добросовестный, Геродот приводил также сведения, противоречащие этому представлению и подтверждающие версию самих скифов о приходе их предка Таргитая в Поднепровье за 1500 лет до н. э.
Первые основанные скифами фактории должны были располагаться на юге страны, ближе к морю и к странам, с которыми было чем обмениваться. Совсем недавно в Николаевской области, в пойме реки Бакшела близ села Щуцкого, обнаружено поселение XV–XIV вв. до н. э., необычное для этих мест и того времени. Вот что говорит об этом начальник экспедиции Виктор Фоменко: «Обычно в городищах того периода улицы расположены вдоль берегов рек. Здесь же все дома, а их около двух сотен, почему-то стоят по кругу, в центре которого — большая площадка с двумя таинственными подковообразными сооружениями.
Поначалу мы думали, что это загоны для скота, но предположение отпало, когда обнаружили, что подковы окаймлены громадными рвами (четыре метра шириной и метр глубиной), а по обе их стороны когда-то стояли столбы. Для загона слишком шикарно, к тому же, город лежит таким плотным кольцом, что прохода животным нет». Кроме того: «В эпоху поздней бронзы существовало четкое разделение поселений по роду занятий, а здесь есть всего понемногу — несколько литейных форм, шило, фрагменты посуды, но нет ничего, что указывало бы на определенную специализацию» [27, 18].
Наверное, именно так должен был выглядеть торговый центр: в середине селения расположены склады, обнесенные забором и широким рвом, неглубоким, но кишащим ядовитыми змеями, который нельзя перепрыгнуть. Кроме того, внутрь селения можно попасть только через один из домов, плотным кольцом, без промежутков, поставленных по его периметру. Любопытно отметить, что подобные круглые поселения сооружали славянские, скандинавские и прусские купцы в X–XI вв. в Прибалтике (рис. 3, 4, 5) [21, 47,57].







1Выше отмечалось, что торговать происходит от слова (отторгать, то есть отчуждать что-либо от себя — действие, производимое при продаже. От этого занятия произошли названия многих мест (Торжок, Торчин, Торгау, Торгелов и т. п.); народов (торки, тарги, туркмены, турки, а может быть, и тюрки вообще); фамилии людей (Тарханов, Тараканов и т. п.).
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3387


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы