1. География Скифии по Геродоту. В. Янович.Великая Скифия. История докиевской Руси.

В. Янович.   Великая Скифия. История докиевской Руси



1. География Скифии по Геродоту



загрузка...

Молчат гробницы, мумии и кости,
Лишь слову жизнь дана.
Из древней тьмы на мировом погосте
Звучат лишь письмена.
Иван Бунин



Трудно переоценить значение тех счастливых для изучения древних культур случаев, когда археологические данные могут быть дополнены сведениями из письменных источников. При этом информация не просто складывается, она многократно умножается. Свидетельства современников делают историю живой.
Черепки, предметы, стратиграфия раскопов мало что говорят непосвященным. Но стоит назвать имя народа, который их оставил, описать его верования, нравы и обычаи, внешний облик, отношения с соседями, и мертвая история оживает, входит в нашу жизнь. Недостаток письменных сведений чувствуется в истории славян, уходящей в глубь веков, далее Киевской Руси.
С большим трудом восстанавливается она по крупицам разрозненных сведений, сохранившихся в зарубежных источниках, в народных преданиях и по археологическим материалам. Но один ее период, VI–V вв. до н. э., как бы высвечен ярким светом.
«Нашей Скифии предпочтительно перед прочими, несравненно более интересными странами земного шара, выпала счастливая доля найти именно в Геродоте, отце истории, и отличного наблюдателя, и отличного живописца. Геродот, сам бывший в Скифии… описал ее с какой-то особой любовью, с какой-то пристрастной нежностью, не пренебрегая ни малейшими подробностями, какие мог схватить или личным наблюдением, или прилежными расспросами туземцев. Можно сказать, что представленная им картина Скифии есть редкий образец географической полноты и отделки, каких только могла удостоиться варварская страна от спесивой классической древности», — пишет Н. И. Надеждин [28,9].
Этой справедливой высокой оценке труда Геродота противостоят мнения прямо противоположные, — что он бессовестный лгун, который в Скифии не бывал и составил ее описание на основании отрывочных и противоречивых сведений, полученных от своих предшественников и купцов, бывавших в Ольвии, а все детали и подробности просто выдумал для придания видимости достоверности своему рассказу.
Существование подобных мнений можно объяснить раздражением исследователей, вызванным невозможностью отождествить с современными некоторые важные реки Скифии, названные Геродотом. А без этого невозможно представить размещение описанных им народов Скифии и отождествить их с известными археологическими культурами. Во времена Геродота еще не пользовались системой географических координат, а вели отсчет расстояний от определенных географических ориентиров. В равнинной Скифии ими служили реки и морское побережье.
Расстояния измерялись в стадиях или в днях пути от них, или в днях плавания вдоль них. Как определил Б. А. Рыбаков, Геродот пользовался аттическим стадием, равным 177 м. День пути он принимал равным 200 стадиям (около 36 км). День плавания, вычисленный по известным расстояниям между пунктами, также оказался равным примерно 36 км.
Геродот сообщает /101/1 , что территория Скифии представляет собой правильный квадрат со сторонами по 40 ООО стадиев (около 710 км), две из которых идут с юга на север, а юго-восточный угол опирается на конец Керченского полуострова [29, 98–159]. При этом юго-западный угол квадрата приходится на юго-восточное предгорье Карпат, а его северная сторона идет от Курска до Сарн по рекам Сейм и Уж. Таким образом, скифский квадрат покрывает почти всю нынешнюю территорию Украины и местами выходит за ее пределы. Справедливость этих сведений подтверждает ареал скифских археологических памятников, которые сосредоточены в указанном квадрате.

Геродот называет 8 важнейших рек Скифии, которые «начиная от моря, доступны для кораблей» /47/. Первые четыре (начиная с запада) и последняя, отождествляются с известными реками почти всеми исследователями одинаково, это: Истр — Дунай, Тирас — Днестр, Гипанис — Южный Буг, Борисфен — Днепр, Танаис — Северский Донец и нижняя часть Дона. Но между Борисфеном и Танаисом Геродот помещает еще три судоходные реки — Пантикап, Гипакирис и Герр. Исследователи полагают, что их идентификация, «имеющая большое значение для локализации скифских племен, очень сложна ввиду неясности и противоречивости сведений Геродота. Некоторые исследователи вообще отказывались от отождествления этих рек…. Макан отмечал сомнительность всех предложенных вариантов отождествления Пантикапа, Гипакириса и Герра… Струве, по мнению которого этот вопрос не может считаться безнадежным, полагал, что следует либо принять предположение Роулинсона о значительных изменениях земной поверхности, приведших к существенным переменам в расположении притоков Днепра (эта точка зрения не подтверждается современной геологией), либо попытаться объяснить ошибки в изложении Геродота» [29, 285–292].
В соответствии с последним различные ученые, принимая одни, отвергая другие и подправляя третьи сведения Геродота, построили десятки отличающихся друг от друга географий Скифии. Пожалуй, единственное, в чем они оказались единодушны, так это в непризнании сведений Геродота о том, что главная река Скифии Борисфен в земле Герр, расположенной в северной части страны, разветвляется на две реки, которые по пути к морю расходятся на сотни километров.
Мы же попытаемся построить географию Скифии, исходя из единственного предположения об осведомленности и научной добросовестности отца истории, не смущаясь известной нам географией. То есть — поверим Геродоту до конца. Для удобства рассмотрения приведем целиком основные сведения Геродота о Борисфене, Пантикапе, Гипакирисе и Гере:
«53. Четвертая река — Борисфен — величайшая из рек после Истра и самая полноводная, по нашему мнению, не только среди скифских рек, но и среди всех других, кроме египетского Нила; ведь с ним невозможно сравнивать никакую другую реку. Из остальных Борисфен самый полноводный; он предоставляет прекраснейшие и изобильнейшие пастбища для домашнего скота. В нем водится множество превосходнейших рыб. Вода на вкус очень приятная; рядом с мутными потоками он течет чистый. Урожай на его берегах бывает превосходнейший, а там, где землю не засевают, растет чрезвычайно густая трава. У устья его сами собой отлагаются огромные запасы соли. Здесь водятся огромные бескостные рыбы, которых называют антакаями; их доставляют для засаливания. Есть и многое другое, также достойное удивления. Протекая с севера, он известен до местности Герр, до которой сорок дней плавания, но никто не может сказать, по землям каких людей он течет выше. Ясно, что он течет через пустыню в страну скифов-георгиев: ведь эти скифы обитают по его берегам на расстоянии десяти дней плавания. Только у этой реки и у Нила я не могу указать источники и, полагаю, не может никто из эллинов.

Там, где Борисфен течет недалеко от моря, с ним сливается Гипанис, и они впадают в одну и ту же заводь. Находящаяся между этими реками клинообразная полоса земли называется мысом Гипполая; на нем воздвигнут храм Деметры. Напротив храма у Гипаниса обитают борисфениты.
54. Об этих реках достаточно. А после них — другая река, пятая, название которой Пантикап. Течет она также с севера и из озера, а посредине между ним и Борисфеном обитают скифы-георгии; втекает же он в Гилею, а, миновав ее, соединяется с Борисфеном.
55. Шестая река — Гипакирис, которая, устремляясь из озера и протекая посредине области скифов-кочевников, впадает в море близ города Каркинитида, направо от себя оставляя Гилею и так называемый Ахиллов бег.
56. Седьмая река — Герр — ответвляется от Борисфена в том месте этой страны, до которого [русло] Борисфена известно (эллинам. — В.Я.). Ответвляется она в этой стране, а название имеет то же, что и сама страна, — Герр. Протекая к морю, она разделяет область кочевников и область царских скифов, впадает же в Гипакирис».
О местоположении земли Герр, где Борисфен разветвлялся на две реки, у Геродота имеется три указания.

1. До нее 40 дней плавания (более 1400 км) с севера /53/, то есть, от истока. Это указание приводит в район г. Черкасы.

2. Земля скифов-кочевников, простирающаяся от устья Гипакириса у Каркинитиды (Евпатории) на юге до истока Герра на севере, имеет протяженность в 14 дней пути (500 км) /19, 99/.

Именно таково кратчайшее расстояние по суше от Евпатории до Черкасс.

3. В земле Герр находятся могилы царей скифских /71/. По мнению Д. Я. Самоквасова, В. А. Ильинской и некоторых других исследователей, могилы царей скифских, известные Геродоту, — это курганные комплексы Посулья, а они расположены на левом берегу Днепра, напротив Черкасс [30, 115–116]. Царские же курганы в районе Никополя относятся к более позднему времени.
Итак, место разветвления Борисфена на две реки по сведениям Геродота, можно считать установленным с достаточной достоверностью. Это район Черкасс.
Далее из приведенных Геродотом сведений вырисовывается следующая картина течения рек после разветвления.
Одна, сохраняющая имя Борисфен, течет на юг, сливается с Гипанисом (Южным Бугом), проходит возле Ольвии и впадает в лиман южнее ее. Другая, получившая имя Герр, уходит далеко на восток, сливается с Гипакирисом и впадает в море близ г. Каркинитиды (Евпатории) /55, 56/. Между Борисфеном и Герром с запада на восток умещаются: лесная область Гилея, обширная степная область обитания скифов-кочевников и две реки, Пантикап и Гипакирис.
Таким образом, Борисфен можно отождествить с нынешним Днепром только в его верхнем течении, примерно до Черкасс. Нижнюю часть Днепра, уходящую далеко на восток к Днепропетровску, можно отождествить с Герром и признать, что русло, по которому Борисфен тек 2500 лет тому назад южнее Черкасс, ныне не существует.
Однако оно не могло исчезнуть с лица Земли без следа. Очевидно, по его трассе и сейчас текут какие-то притоки Днепра, с одной стороны, и Южного Буга, с другой, а водораздел между ними пересекает достаточно широкая и глубокая долина. Можно предположить, что раньше русло Борисфена проходило по Ирдыни, имеющей широкую (1500 м) заболоченную пойму, до Тясмина. «Некоторые ученые считают, что Тясмин от устья Ирдыни и Ирдынские болота когда-то были рукавом Днепра» [31].
Разветвление Борисфена на два русла происходило в месте впадения Ирдыни в Тясмин у г. Смелы. После этого Герр шел вниз по Тясмину до русла Днепра, а Борисфен, по какой-то ныне сухой долине, пересекал водораздел Днепра с Южным Бугом.
Русло Борисфена могло проходить либо между Тясмином и Большой Высью, либо между Ирдынью или Ольшанкой и Гнилым Тикичем. Далее Борисфен шел по руслу одной из названных рек, а затем по руслу Синюхи до слияния с Южным Бугом у г. Первомайска.
Для более точного определения трассы прохождения Борисфена между реками Днепровского и Бугского бассейнов необходимы дополнительные исследования на месте, хотя бы визуальные. Их следовало бы провести, начиная от Синюхи, которой нет альтернативы, вверх по ее притокам Гнилому Тикичу и Шполке или Большой Выси, в направлениях к притокам рек Днепровской системы: Роси, Ольшанке, Ирдыни и Тясмину. Проходные долины имеются: между Росью и Гнилым Тикичем от пос. Стеблев до пос. Почапинцы; между Ольшанкой и Гнилым Тикичем от пос. Вязовок до г. Ватутин; между Тясмином и Большой Высью.



При любом из этих вариантов судоходные реки Пантикап и Гипакирис, которые, по данным Геродота, расположены между Борисфеном и Герром, могут быть отождествлены с Ингулом и Ингульцом соответственно /18,19/. Теперь Ингулец не доходит до моря, его отсекает от моря более полноводный Днепр, а в древности Гипакирис (Ингулец) принимал в себя Герр и продолжал течь на юг, вероятно, по руслам Каланчака и Чатырлыка до впадения в море у Евпатории.




1Здесь и далее в этой главе в косых скобках даны ссылки на параграфы книги 4-й «Истории» Геродота.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4115


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы