Глава I. Какой период мы понимаем под первобытным временем. — Краткий обзор политических событий этого периода. — Описание германской земли в это время.. Юлиан Борхардт.Экономическая история Германии.

Юлиан Борхардт.   Экономическая история Германии



Глава I. Какой период мы понимаем под первобытным временем. — Краткий обзор политических событий этого периода. — Описание германской земли в это время.



загрузка...

Под первобытным временем в жизни народа мы понимаем ту эпоху, из какой мы имеем древнейшие исторические (т.-е. основанные на предании и существующие по возможности в письменном виде) сообщения о нем. Этим уже сказано, что этому, так-называемому, "первобытному времени" у каждого народа должна предшествовать продолжительная история, о которой до нас не дошло никаких сведений. Ибо совершенно ясно, что народ должен был уже долго жить и много пережить до того, пока он так далеко развился и созрел, что или сам начинает делать письменные записи или в такой степени возбуждает интерес в других, более цивилизованных народах, что они делают такие записи.

Что касается германцев, то об их "доисторическом времени" то же кое-что известно. Раскопки в современной Германии, Бельгии, Дании, Скандинавии обнаружили предметы, которые дают представление о нравах, обычаях и жизненных привычках людей, которые пребывали в этих местах в доисторическое время. Однако, для целей экономической истории материал этот не имеет значения, поскольку его далеко недостаточно для того, чтобы дать полную картину экономических и социальных условий тех людей. А так как нас прежде всего интересуют изменения, какие испытали экономические и социальные условия германского народа в ходе его истории, то мы можем исходить лишь из того времени, для которого но крайней мере установлена более или менее общая картина его экономических и социальных условий. Таким временем являются два столетия, приблизительно от 100 до Р. Хр. до 100 после Р. Хр.

Римлянам, которые тогда подчинили своему политическому господству почти весь известный мир, от Испании до самой Персии и от Северной Африки вплоть до Британии, германцы (это имя они получили от римлян) стали впервые известны благодаря походам кимвров и тевтонов. Эти народности в 113 году до Р. Хр. вторглись с севера через Альпы в Италию и грозили даже столице Риму, так как разбили несколько римских армий. Но в конце-концов римскому консулу Марию удалось разбить в двух больших сражениях, сперва в 102 году тевтонов и затем в 101 г. кимвров. Позднее, в 58 — 50 гг. до Р. Хр. римский полководец Цезарь в результате долгой и тяжелой борьбы завоевал Галлию (современная Франция до Рейна) и при этом пришел во враждебное, отчасти дружественное соприкосновение с отдельными германскими народностями, о чем рассказал в своей книге "О Галльской войне". Только в 15 г. перед Р. Хр. начались настоящие походы римлян с запада через Рейн, с юга через Дунай, — в германскую землю в целях ее завоевания. II полководцам Друзу и Тиберию удалось частью силой оружия, частью путем переговоров превратить в римскую провинцию земли от Рейна до Эльбы. Однако, в 9 г. после Р. Хр. нападением в Тевтобургском лесу под предводительством херуска А р м и н и я (часто называемого также Германом) было совершенно уничтожено большое римское войско, причем погиб также римский полководец и наместник Вар. Несколько лет спустя римляне под предводительством Германика предприняли новые походы в Германию, которые, однако, вскоре снова были приостановлены, так как политические события в самом Риме приняли оборот, заставивший римских императоров отказаться от завоевания Германии. Вместо этого развивалось все более оживленное общение, все в большем числе приходили германцы в Римскую империю и вступали в римскую военную службу, причем некоторые из них достигали до высоких постов (уже Арминий в молодости был римским офицером). К концу века римляне начали воздвигать по Рейну и Майну укрепленную пограничную стену (так-называемый рубеж) против германцев. Наконец, в 98 году римский писатель Тацит опубликовал книгу "Германия" с подробным описанием германских народностей и их культурного состояния.

Для того, чтобы получить правильное представление об условиях жизни германцев того времени, поскольку они нам известны из очень скудных сведений, надо знать, что земли от Рейна до Вислы, от Дуная до Немецкого и Балтийского морей были тогда и еще много столетий спустя покрыты густым, непроходимым первобытным лесом. Это мы знаем не только из свидетельств всех источников того времени, но и из того факта, что еще многие, многие столетия спустя на хозяйственную деятельность германцев решительное влияние оказывали их необозримые леса. Так, например, грек Посейдониос (жил 135 — 50 до Р. Хр.) так описывает страну одного германского племени:

"На краю света, у самого дальнего моря, живут они в стране тенистой и покрытой лесом, и солнце повсюду мало имеет доступа в виду глубины и густоты лесов, которые простираются к югу до Геркинских лесов".


Под названием Геркянского леса древние подразумевали всю покрытую лесом горную цепь от Шварцвальда вдоль Дуная до самых Карпат. О нем Цезарь (100 — 44 до Р. Хр.) пишет:

"Геркинский лес хороший пешеход может пройти в глубину в 9 дней... Лес этот начинается в стране гельветов, неметов и рауриков (это местность от Мангейма до Базеля, т.-е. Шварцвальд) и тянется параллельно Дунаю до земли даков и анартов (в современной Венгрии, Седмиградии, Молдавии, Валахии). Здесь он сворачивает налево многими разветвлениями, огибаемыми рекой, и в своем громадном протяжении соприкасается с землями многих народов. И никто в Западной Германии, даже если он на 60 дней пути углублялся в лес, не достигал до восточного его края и не может похвалиться что знает, где собственно кончается лес".


Но Плиний и Тацит свидетельствуют, что п остальная, расположенная к северу Германия тоже была покрыта лесом. Шиний (старший, жил в 23 — 79 году после Р. Хр.) пишет:

"Первобытные леса покрывают всю остальную Германию и усиливают холод глубокой тенью".


А у Тацита мы читаем:

"Хотя в различных своих частях страна имеет заметно различный характер, все же в общем она покрыта темным первобытным лесом или бесплодными болотами; в сторону Галлии (т.-е. к западу) она отличается большей влажностью, в сторону Нориков и Паннонии (на юго-востоке по Дунаю) она отличается ветрами".


Эти четыре различные источника, которые относятся ко всему нами в первую очередь рассматриваемому периоду, не могут быть признаны все вполне самостоятельными, только позднейшие при помощи собственных наблюдений пришли к тем же результатам о характере германской страны, как и им предшествовавшие; ибо вероятно, что позднейшие извлекли свои сведения отчасти из прежних источников. Однако, они во всяком случае доказывают, что в течение целых двух столетий римляне знали северную страну только в виде громадного первобытного леса. А за это время многие римляне побывали в Германии в качестве солдат или торговцев, равно как, напротив, многие германцы побывали в Римской империи. Мы можем поэтому убедиться, что тогда в общем имели правильное представление о характере страны. Это кроме того подтверждается, как уже упомянуто, тем фактом, что германцам потребовалось гораздо больше тысячи лет, чтобы хотя бы несколько истребить свой первобытный лес. "Лесные массивы внутренней Германии представляются еще в источниках восьмого и девятого столетия столь значительными, что даже трудно себе представить их размеры в первобытное время"3

А известный историк Лампрехт пишет о дальнейшем, связанном с лесом развитии4:

"Только После того, как народ перешел полностью к оседлой жизни, приблизительно в V — VI столетиях... поколения за поколениями двигаются в лес, палят его и распахивают целину. Период от YII до IX столетия видел еще страну с ее неисчерпаемыми запасами лесов. Однако, и к концу времени Каролингов (около 900 г.) первобытная мощь леса далеко еще не была сломлена".


Еще в век Фридриха Второго (1215 — 1250) "по всей стране не было недостатка в дикорастущих лесах". Только к этому времени "началась усиленная деятельность, которая приблизительно за три столетия (следовательно к 1500 г.) разредила мрак наших лесов даже в недоступных горных местностях".

Возвращаясь к первобытному времени, для нас должно быть ясно, что эта громадная масса лесов уже своим влиянием на климат должна была сильно влиять на хозяйственную деятельность германцев. В то время в Германии должно было быть гораздо более холодно и сыро. "Эта масса лесов", — пишет Штейнгаузен в другой книге ("Германская культура в первобытное время"), — несомненно оказывала сильное влияние на климат. Не только море гнало тучи и дождь, не только болотистые пространства по рекам давали влагу для образования туч, — влажность вызывало также большое количество лесов в стране. И в этом отношении тоже вполне соответствуют действительности сообщения древних о массе осадков и влаги, которая на западе вообще значительнее. И опять-таки характерно, что источники IX и X столетий тоже жалуются еще на непрерывные дожди, на частую облачность неба и очень сильные ветры".

Страна, отличающаяся таким климатом, разумеется, должна была представлять значительные трудности для земледелия, и Штейнгаузен приходит правильно к следующему выводу: "лес, в котором, впрочем, во времена германцев лиственные деревья значительно преобладали над хвоями, определяет хозяйственную жизнь германцев. Хозяйственная история позднейшего времени рисуется прежде всего, как борьба с лесом: в нем видят препятствие к хозяйственной культуре и его приносят в жертву. Но для первобытного времени именно громадная площадь лесов объясняет, почему земледелие и скотоводство все еще развивались в весьма слабой степени".



3Георг Штейнгаузен, История германской культуры, 1904, стр. 2.
4Карл Лампрехт, Германекгя история, т. III, стр. 52.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2583


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы