Глава V. Западно-германские племена. — Постепенный переход к земледелию и оседлости. — Возникновение Франкского государства.. Юлиан Борхардт.Экономическая история Германии.

Юлиан Борхардт.   Экономическая история Германии



Глава V. Западно-германские племена. — Постепенный переход к земледелию и оседлости. — Возникновение Франкского государства.



загрузка...

Западно-германские племена, из которых впоследствии возник германский народ, жили в первобытное время в местностях между Рейном и Эльбой. Тут около ста лет спустя после Тацита почти бесследно исчезли упоминаемые им племена, и вместо них появилось семь или восемь новых племен, а именно: на северо-западе у устьев Рейна фризы; восточнее от них, следовательно в северной Германии — саксы; к югу, по нижнему и среднему Рейну — франки; на верхнем Рейне — алеманы; в средней и южной Германии к последним с востока примыкали тюрингцы и баварцы; несколько позднее появились у среднего Рейна переселившиеся сюда с востока бургунды; кроме того, в качестве особого племени упоминаются гессы.

Мы не знаем, как возникли эти племена, отныне являющиеся действительными носителями германской истории. Некоторые историки предполагают, что каждое из них представляет собою результат соединения нескольких мелких народностей из времен Тацита, так как возникла потребность в более значительных военных дружинах. Но это является не более, чем необоснованным предположением.

Судьба этих западно-германских племен пошла существенно иными путями, тем у их восточных, соплеменников. Они тоже пустились в переселение, и причиной послужило на западе, как и на востоке, наверное одно и то же: быстрое размножение и обусловливаемая этим необходимость добыть побольше пищи. Но племена запада находились в непосредственном соседстве с Римской империей, которая в ту пору, во II и III столетиях, еще находилась в расцвете своих сил. И потому их натиск был сломлен о римский пограничный вал, и они увидели себя вынужденными стараться извлечь из принадлежавшей им земли больше пищи. Медленно, но уже раз на всегда, они стали переходить к более интенсивному земледелию. Разумеется, процесс продолжался невероятно долго, много столетий еще прошло с тех пор; но первые следы неотделимой от регулярного земледелия оседлости встречаются уже в эту эпоху в лице марки — сельской общины. Она означает, что народ группируется уже не исключительно по родству, но и по месту жительства. Марка представляет собою определенную территорию поселения, принадлежащую сообща тем, кто живет в ее пределах. Большая часть этой территории, а именно лес, луга, поды и пр. находятся также и в общинном пользовании. Пахотная земля, напротив, поделена, но первоначально отнюдь не в частную собственность. Напротив, участок земли, который получен путем расчистки леса, разделяется на столько полос, сколько имеется хозяйств, и каждое хозяйство, двор, получает для обработки одну полосу. Но полосы ежегодно заново переделяются, так что никто не пользуется особым плодородием отдельных полос. Если появляются новые хозяйства, то с ними поступают таким же образом, и таким образом мало-помалу возникает так-называемый "надел", т.-е. пашня, предоставляемая отдельному хозяйству, находится не в одном куске, а состоит в отдельных полосах земли в различных полях. Само собою разумеется, что отсюда, хотя и очень медленно, но в конце концов спустя около 5 столетий развилась частная собственность на землю. Интересы самой обработки земли требовали, чтобы один и тот же участок земли все дольше оставался в руках одного и того же хозяина, в конце концов на всю его жизнь, и чтобы затем этот участок переходил по наследству к его детям, которые обрабатывали его вместе с ним. Таким образом, частная собственность на землю в те времена возникла из собственного труда ее обладателя. Но понятно так же, как затрудняло и замедляло ее возникновение то обстоятельство, что распределение полей отличалось чрезмерной чересполосицей. В самом деле, так как к каждому отдельному пахотному участку нельзя было проводить или оставлять для доступа к нему свободной дороги, то все работы — вспашка, посев, жатва ит. д. приходилось производить одновременно и согласно общему плану, для этого требовалось специальное постановление общины. Так упорно держались элементы первоначального общинного хозяйства. Недаром чересполосица полей еще в XIX веке создавала для законодательства, или так называемом "освобождении крестьян", величайшие трудности, а в некоторых местах Германии она не устранена еще и до сих пор.

Однако, следует постоянно не упускать из виду, что это развитие в направлении к устойчивой оседлости и к частной собственности на землю продолжалось чрезвычайно долго. Вполне завершившимся его можно признать для западно-германских племен самое раннее к концу шестого столетия, а в то время, о котором мы теперь говорим, во втором и третьем столетиях, налицо были лишь первые признаки его. Земледелие, которым по необходимости должны были теперь заняться западные германцы, было, правда, несколько интенсивнее, чем во времена Тацита,, но все же еще очень примитивно и далеко не могло быть достаточным для прокормления быстро возрастающего населения. Последовали новые переселения. Впрочем, насколько мы можем усмотреть, они не имели того характера, как у восточных германцев.

Ибо ведь западные племена стали уже оседлыми, начали обрабатывать почву и потому были заинтересованы в сохранении своих земельных участков. К этому присоединялось, что как раз благодаря натиску восточных германцев, а также в силу своего внутреннего развития, Римская империя мало-помалу утрачивала свою былую военную силу и прочность. Размещенные по границе, охраняющие вал легионы, сами превратились в мирных хлебопашцев, которые жили здесь с женами детьми, ходили за плугом и сами питали величайший страх к возможному натиску диких варварских орд. "Легионеры, которые раньше, собранные в лагерях и укреплениях, жили в постоянной дисциплине, которые согласно закону не имели даже права обзаводиться законной женой, жили теперь (после закона императора Септимия Севера, который правил от 193 до 211 г.) вне лагерей, с женами и детьми, в собственных хижинах, обрабатывали поля и лишь на время собирались вместе для военной службы" (Дельбрюк). По отношению к ним, германцам не требовалось напрягать все силы своего народа. Во всяком случае, западно-германские племена — здесь в первую очередь речь идет об алеманах, франках и бургундах — передвигались не всей своей массой, в Римскую империю отливал только их избыток населения. При этом переселение не всегда совершалось в виде враждебных действий, напротив, большею частью происходило мирное внедрение пришельцев (то же, впрочем, имело место и у восточных германцев). Германцы поступали на службу в римское войско, которое с течением времени насчитывало в своих рядах все большее количество германцев; нередко римские власти сами приглашали их к себе в страну, предоставляя им землю и взамен этого обязывая их защищать население от нападений других варваров; они становились чиновниками, достигая даже самых высших постов, а отдельные из них в конце концов даже вступили на императорский трон.

Таким образом в течение четырех столетий жившие по Рейну племена продвигались, хотя и гораздо медленнее, чем восточные германцы, все дальше к западу, что, разумеется, не могло обойтись без длительной тяжелой борьбы с остатками римского могущества, равно как и без борьбы между самими германскими племенами между собой. В конечном итоге всех этих столкновений, выяснение всех подробностей которых не входит в нашу задачу, преобладание получили в конце концов франки. Правивший от 481 до 511 года Хлодвиг I объединил под своей властью все мелкие отдельные племена франков, беспощадно устраняя, часто прибегая к вероломству, их королей, а затем обрушил их объединенную силу против Рима, против алеманов, против бургундов, а под конец и против живших тогда в Южной Галлии вестготов. После вытеснения вестготов, которые в конце концов должны были ограничиться Испанией, казалось лишь вопросом времени столкновение франков с основанным в Италии могущественным остготским государством Теодориха Великого, что было предотвращено, вероятно, лишь смертью Хлодвига в 511 году. Теодорих умер в 526 году, и только 30 лет спустя его королевство, как уже упомянуто, погибло от натиска Византии (современный Константинополь, в ту пору столица Восточно-Римской империи).

Хлодвиг после своей смерти оставил могущественное и обширнейшее государство, которое охватывало от границ Тюрингии и Баварии всю современную Западную Германию и Францию (включая большую часть Бельгии) вплоть до Пиринеев. Только незначительные части южной Франции принадлежали еще вестготам, область Роны — бургундам, тогда как на северо-востоке, приблизительно в современной Вестфалии, с государством франков граничили саксы.

В течение этих бурных четырех столетий в внутренних условиях франков, в их социальном, политическом и экономическом устройстве произошли глубокие и весьма важные изменения.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4937


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы