Границы Великой Скифии. Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.Великая Скифия — протороссийская империя.

Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.   Великая Скифия — протороссийская империя



Границы Великой Скифии



загрузка...

Вопрос о скифском географическом пространстве — один из самых острых. Как древние источники, так и данные современной археологии говорят об одном: границы Великой Скифии примерно совпадали с границами Российской империи…
Собственно «Скифия» простиралась от Приднестровья до Дона, далее к востоку начиналась «Савроматия» или «Сарматия» (поскольку сарматы говорили на «скифском» языке, Скифия и Сарматия были различными политическими объединениями одного народа). На востоке «Сарматия» заканчивалась в Приуралье, и дальше шли владения среднеазиатских скифов — массагетов (саков) и южно-сибирских исседонов. Все четыре крупных региональных подразделения «Великой Скифии» (в рамках современной Украины, южной Европейской России, Средней Азии и Казахстана, Южной Сибири) принадлежали одному «великоскифскому» народу.
Пространство Великой Скифии было чрезвычайно обширным и совпадало со степной зоной континентальной Евразии. И все это пространство в разные эпохи оказывалось заполнено удивительно однородными археологическими культурами. Казалось бы, вывод из этого следует один: все это пространство, как и сейчас, в прошлом заселял один народ. Но именно этого вывода боятся как огня.
В раннем бронзовом веке (3000–2000 гг. до н. э.) всю степную и лесостепную зону Восточно-Европейской равнины занимала Ямная культура, первая археологическая культура, которую с достоверностью можно приписать древним ариям. Казалось бы, что здесь странного: одна природно-климатическая зона, лишенная внутренних естественных границ, — один народ. Но нет: «Уже огромные размеры самой территории исключают возможность единого происхождения и развития (Ямной культуры)»1. Великая Скифия кому-то кажется слишком большой?
Древнеямную культуру в эпоху средней бронзы сменяет новая, Катакомбная (2000–1600 гг. до н. э.), во всем подобная предыдущей и отличающаяся только более развитой бронзовой металлургией и некоторым изменением погребального обряда (под курганом выкапывали не простую яму, а более сложную катакомбу). И опять слишком большая территория! «Катакомбная общность, как и древнеямная, не может быть названа археологической культурой в полном смысле этого понятия. Они объединяют ряд родственных культур… Черты, объединяющие эти варианты, те же, что для древнеямных племен: общность обряда погребения внутри всей территории, общность керамики и ее орнаментации, а кроме того, синхронность, смежность территорий и явные межплеменные связи»2.
Но все перечисленные признаки и есть то, что определяет «археологическую культуру» в прямом значении этого термина.
В период поздней бронзы территория культур, которые можно отождествить с протоскифскими, еще более расширилась. Место Ямной и Катакомбной в степях Восточно-Европейской равнины заняла Срубная культура (1600–1000 гг. до н. э.), а на восток от нее, от Урала до Енисея и Тянь-Шаня, в то же время протянулась родственная ей Андроновская культура. «Территория, занимавшаяся андроновскими племенами в период их наибольшего распространения, настолько огромна, что только это обстоятельство заставляет сразу же отказаться от мысли о единстве этой культуры…»3
Следует заметить, что нас это обстоятельство не «заставляет отказаться от мысли о единстве». Напротив. Есть все основания сделать вывод, что основы той единой «великоскифской» культуры Евразии, которая известна по данным археологии в железном веке, были заложены в период поздней бронзы. Территория Срубной и Андроновскойкультур 1600–1000 гг. до н. э. (от Дуная до Енисея) оказывается вполне достаточной, «имперской» базой для экспансии ариев как в Европу, так и в Азию, экспансии, которая, по свидетельству источников, осуществлялась именно в те времена.
Перейдем теперь к свидетельствам источников о границах Скифии в раннем железном веке и сравним их с данными современной археологии. Это необходимо сделать, чтобы убедиться: попытки «разорвать» Великую Скифию на части не имеют обоснования.

1. Западными соседями скифов на нижнем Дунае и в Прикарпатье были АГАТИРСЫ. (Агафирсы. — Примеч. Ю. Д. Петухова).

Согласно Геродоту (История, 4, 104), агатирсы принципиально отличались от скифов и обычаи имели совсем иные: любили золотые украшения, «общность жен»… и вообще очень походили на фракийцев — жителей Северных Балкан, грекам хорошо знакомым. В археологическом отношении с ними связывают культуры так называемого фракийского Гальштадта Румынии и Венгрии, которые на востоке захватывают Приднестровье. Эти культуры находились за пределами Великой Скифии: граница которой проходила на западе по Днестру и Восточным Карпатам. Но граница эта не была строгой. Так, Чернолесская культура Волыни скифского времени носила следы фракийского влияния, хотя и сложилась на местной основе. Возможно, она-то и принадлежала агатирсам4.
Отождествление агатирсов с носителями Чернолесской культуры вполне согласуется с сообщением Геродота. Однако представление, что агатирсы — волыняне железного века — могли быть «фракийцами» в лингвистическом отношении, далеко от истины. В Западной Украине обнаружены многочисленные топонимы, сближающие этот регион с Балканами, с фрако-илли-рийским кругом, но они относятся к гораздо более раннему времени — еще к неолитической Трипольской культуре V–III тыс. до н. э.5
Как явствует из источников, агатирсы были тесно связаны со Скифией; согласно легенде, приведенной у Геродота, АГАТИРСЫ, СКИФЫ И ГЕЛОНЫ ПРОИЗОШЛИ ОТ ТРЕХ БРАТЬЕВ. Эта легенда указывает на этническое родство скифов и агатирсов, языки которых, скорее всего, принадлежали одной группе. Это значит, что во времена раннего железного века агатирсы никак не могли быть «фракийцами». Более того, есть много недвусмысленных данных — и археологических, и лингвистических — что волынские агатирсы уже во времена Геродота были славянами6.
Но, с другой стороны, очевидно, что волынские агатирсы были только восточной частью большой общности дунайских культур. Это значит, что и бассейн Дуная в раннем железном веке был заселен народами отнюдь не «фракийскими», а скифскими (то есть славянскими). На большое влияние скифов в бассейне Дуная и на Северных Балканах указывают свидетельства источников и данные археологии. Вещи скифского типа находят на обширной территории, включающей Словакию, Румынию, Венгрию и даже Чехию.
Еще задолго до Геродота, в раннем железном веке, началось скифское проникновение на Дунай. В это время «на венгерской низменности появляются элементы (конская сбруя, кинжалы и др.), свойственные… восточным областям, …в период киммерийского продвижения в юго-восточную часть Средней Европы приблизительно между 777–725 гг. должны были произойти и известные этнические передвижения»8. Древние авторы сообщали о переселениях киммерийцев и скифов дальше за Дунай; так, выходцам из южнорусских степей (в начале I тыс. до н. э.) приписывали основание древнего города Сингидун (совр. Белград).
Но основная западная граница скифского влияния в железном веке отчетливо прослеживается по реке Тисе. Данные археологии показывают, что «в VI в. до н. э. с востока в Карпатскую котловину вплоть до Словакии проникает скифское влияние (могильник в Хотине у Комарно в Словакии и др.), и тем самым создается скифский барьер по реке Тисе и вдоль современной словацко-венгерской границы. На скифских могильниках обычны конские захоронения, которые, например, встречаются в бассейне Тисы»7.
На карте Средней Европы середины I тыс. до н. э., составленной по данным археологов стран дунайского бассейна, территория Румынии, Словакии и части Венгрии восточнее Тисы показаны как принадлежащие скифам9. Удивительно, что наши исследователи предпочитают полностью игнорировать эти данные…
Материалы археологии, сопоставимые с сообщениями источников о мощном скифо-киммерийском влиянии в бассейне Дуная, позволяют сделать заключение: область расселения скифов как единого народа в раннем железном веке была ограничена рекой Днестр, но далее на запад, В БАССЕЙНЕ ДУНАЯ ОБИТАЛИ АГАТИРСЫ И ДРУГИЕ РОДСТВЕННЫЕ СКИФАМ НАРОДЫ. Иными словами, между скифами и их дунайско-карпатскими соседями (агатирсами и др.) в I тыс. до н. э. существовало то же соотношение, что между русскими и их юго-западными соседями — словаками, болгарами — сейчас…
Вероятно, народы дунайского бассейна были потомками древних фракийцев (культуры ранней бронзы типа Триполье-Кукутени), ассимилированных скифами на рубеже II и I тыс. до н. э. и перешедших тогда же на язык скифской (то есть славянской) группы. (Подробней об агафирсах как составной части этномассива русов-скифов — русов-славян в монографии Ю. Д. Петухова «Дорогами Богов». М.: Метагалактика, 1998, 2001, 2005, с. 44–52. В Древнем мире на самом деле было не так много народов, значительно меньше, чем сейчас — процесс вычленения новых этносов и псевдоэтносов продолжается и поныне: на нашей исторической памяти русские вычленили из себя великороссов, украинцев, белорусов… то есть заурядные территориально-диалектные группы единого народа вдруг по чьей-то «политической» воле стали «самостийными». Сумбур и непоследовательность в исторической науке еще раз наводят на мысль, что без понимания основного закона сверхэволюции и теории суперэтноса мы никогда не разберемся в этногенезе человечества. Толкования отдельных моментов развития, эволюционного «разворачивания» этносов, ничего не проясняют в проблеме. Ответы мы получаем только в рамках общей теории этногенеза. «Сверхэволюция. Суперэтнос Русов», М., 2005, 2006. — Примеч. Ю. Д. Петухова.)

2. У истоков Днестра Скифия граничила со страной НЕВРОВ (Геродот, История, 4, 51). Об этом народе сказано только, что он держится установлений скифских… (История, 4,105.)
Очевидно, что Неврида, лежащая, согласно Геродоту, к западу от истока Днестра, есть современная Словакия. В таком случае в отношении этого региона справедливо все то, что сказано относительно агатирсов. Территория Словакии в раннем железном веке с археологической точки зрения попадает в ареал скифского влияния; очевидно, что невры являлись народом, родственным скифам, и говорили на языке той же группы. Недаром они «держались установлений скифских»… Однако с неврами не все так просто. Дело в том, что область их расселения принадлежала ареалу крупной центральноевропейской культурной общности — так называемых полей погребальных урн. Центр этой общности находился в бассейнах Одера-Дуная-Вислы, а наиболее восточная ее группа проникала до Днепра; общее название народов, оставивших эти культуры, было, согласно античным источникам, венеты.
Многие историки считают венетов, древних жителей Центральной Европы, славянами; в пользу славянства венетов собрано множество археологических подтверждений, свидетельств источников и др. У тех исследователей, которые не желают расстаться с привычной концепцией «прихода на Русь славян с запада», возникло страстное желание связать происхождение русского народа именно с неврами, «крайними венетами» на востоке…
К утверждению, что предками всех восточных славян (русских, украинцев и белорусов) являются геродотовы «невры», а также и «скифы-пахари», будто бы отличные в этническом смысле от скифов-«пастырей», сводится концепция Б. А. Рыбакова10. Ее сторонники, основываясь на том, что Геродот помещает невров выше днепробужских скифов-пахарей, считают, что этот народ можно отождествить с носителями Милоградской культуры полей погребальных урн (Северная Украина — Южная Белоруссия) и признать восточными славянами, предками современных восточных славян.
Милоградская культура обнаруживает признаки, позволяющие считать ее славянской11 . Принадлежала ли она неврам? У Геродота ясно сказано: Неврида находится к западу от истоков Днестра, то есть на территории современной Словакии. Но с другой стороны, автор «Истории» упоминает и о расселении невров на восток, так что Милоградская культура могла быть оставлена этим народом.
Весь смысл концепции Б. А. Рыбакова заключался в том, чтобы «втащить» невров на территорию Украины или Белоруссии и доказать автохтонность восточных славян (якобы отличных от скифов) на любом, даже и очень маленьком клочке земли в бывших границах Советского Союза.
Прежде всего, предки среднеевропейских венетов изначально не были славянами. Обнаружено множество связей венетов с кельтами,12 выражающихся даже в названиях (имя «невры», например, имеет повтор в среде галлов: так или почти так именовались во времена Юлия Цезаря жители Северной Франции). Некоторые исследователи сделали из этого вывод, что невры и другие венеты были кельтами еще в эпоху античности13. Однако и это неверно.
Близость культур полей погребальных урн средневековым славянским, на которую указывали сторонники «венетского» происхождения славян, опровергает это предположение. Кроме того, как совместить «кельтскую принадлежность» невров с тем, что они «держатся установлений скифских»? О языковых отличиях невров от скифов Геродот не сказал ни слова.
Очевидно, что невры не принадлежали славянской общности «с самого начала», но в какой-то момент вошли в нее. Вероятнее всего, это произошло раньше геродотова времени, под влиянием с востока, со стороны мощной Скифской империи. Видимо, НЕВРЫ В СЕРЕДИНЕ I ТЫС. ДО Н.Э. УЖЕ НЕ ТОЛЬКО «ДЕРЖАЛИСЬ УСТАНОВЛЕНИЙ СКИФСКИХ», НО И ПЕРЕШЛИ НА СКИФСКИЙ, ТО ЕСТЬ СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК. Таким образом, геродотовых невров можно признать славянами, но славянами западными, чья цивилизация сложилась под влиянием со стороны скифов — славян восточных.

3. «Настоящая» Скифия начиналась за Днестром. Согласно Геродоту, на нижнем Днестре проживали ТИРИТЫ (от древнего названия р. Днестр — Тирас), в нижней части бассейна Буга — КАЛЛИПИДЫ, в северной — АЛАЗОНЫ. Они занимались земледелием и подверглись сильному влиянию греческой культуры, так что Геродот даже назвал их эллиноскифами (История, 4, 17).
Каллипидам, видимо, принадлежали обнаруженные археологами земледельческие поселения VI–V вв. до н. э. в низовьях Днепра и по берегам лиманов. Б. А. Рыбаков считает, что своеобразие этих народов, отличие от других скифов (в названии) было предопределено их происхождением от древних киммерийцев, традиции которых более сохранились на западе; недаром же последние киммерийские цари были, согласно Геродоту, похоронены близ Днестра.
Скорее всего, это так и есть, но в таком случае еще более ясным становится полное совпадение понятий «скифы» и «киммерийцы» в чисто этническом, а не в политическом смысле. Ведь для Геродота все отличие каллипидов и алазонов от «истинных» скифов заключается только в их культурной «эллинизации». Перечисляя народы Скифии второй раз, «отец истории» даже не называет каллипидов и алазонов по имени: ясно, что это всего лишь местные, малозначительные подразделения в рамках общескифского единства.

4. Еще меньше оснований отделять от общего скифского «древа» геродотовых СКИФОВ-ПАХАРЕЙ, сеявших хлеб на продажу и занимавших земли «выше» алазонов к западу от Днепра и к востоку от него «на три дня пути». С археологической точки зрения скифам-пахарям принадлежат курганы и городища лесостепи Среднего Поднепровья, «скифам-пастырям» — царские курганы в Днепровской луке, у реки Молочной, на Керченском полуострове. Никакой принципиальной разницы между этими культурами нет, как и нет никаких естественных границ, которые могли бы такую разницу обусловить. Академиком Б. А. Рыбаковым допущена ошибка: как можно объявлять скифов-земледельцев славянами и называть сколотами, искусственно отделяя их от кочевых, якобы «ираноязычных», скифов, когда у Геродота (История, 4, 6) ясно сказано: сколоты — это самоназвание всех скифов вообще…

5. Правящим народом в Северном Причерноморье были так называемые ЦАРСКИЕ СКИФЫ, занимавшие территорию от Днепра до Дона. Здесь, по левую сторону от Днепра, находилась скифская столица, здесь стоят знаменитые «царские курганы». Разумеется, «царские скифы» не были кочевниками, враждебными «мирным земледельцам». Просто в более засушливом степном районе скотоводство (причем оседлое, с постоянными зимовками) преобладало над земледелием. Степные скифы-пастыри, лесостепные скифы-пахари имели единый культурно-экономический и военно-политический комплекс, западная граница которого упиралась в Восточные Карпаты, где у истоков Днестра заканчивалась Великая Скифия — страна восточных славян, и начиналась Неврида — страна венетов, предков славян западных14 .
Интересно, что в скифские времена левобережье Днепра безусловно преобладало в политическом отношении над правобережьем, а волго-донской регион доминировал над Северным Причерноморьем. Скифское, затем сарматское, затем аланское царства сложились именно на Волге и Дону, а затем распространили свое влияние на запад. Подобное движение по линии Волга — Днепр происходило и раньше (так формировалась Древнеямная культура арийцев III тыс. до н. э., Срубная культура II тыс. до н. э.), и позже.

6. По Геродоту, соседями скифов на севере, в лесной зоне, были АНДРОФАГИ и МЕЛАНХЛЕНЫ, причем первые были отделены от днепровских скифов-земледельцев «пустыней» (История, 4,18). Очевидно, историку не были известны их настоящие называния, и он дал им греческие имена («людоеды» и «черноплащевики» соответственно). Геродот отметил, что меланхлены — народ «не скифский» и «чужой», хотя имеющий «обыкновения скифские» (История, 4, 20; 4, 107), а андрофаги «суть кочевники, одежду носят подобную скифской, язык имеют особливый» (4, 106).

Эти два народа историки долго пытались «приткнуть» куда-нибудь на карте так, чтобы как можно более сократить территорию собственно Скифии. Так, версия Б. А. Рыбакова отводит «меланхленам» место носителей Среднедонской культуры, одного из локальных вариантов на границе Скифии и Сарматии. Однако у Геродота ясно сказано, что андрофаги находились «выше» (севернее) западной, днепро-днестровской, тогда как меланхлены — севернее восточной, днепро-донской(«царской») группы скифов. Оба народа упоминаются как географически близкие, причем андрофаги оказываются отделенными от скифов пустыней, в которой следует видеть бассейн реки Припять, в те времена заболоченный и малозаселенный. Очевидно, андрофаги и соседние им меланхлены жили вовсе не в лесостепной зоне, но в более отдаленных северных лесах, выходивших уже к побережью Балтики.
Считают, что «нескифский» народ «андрофагов», неизвестный Геродоту даже по имени, принадлежал балтской языковой группе. Видимо, «людоедами» греческий историк назвал западных балтов — пруссов (народ, многочисленный еще в раннем Средневековье, но прекративший существование в XIII–XIV вв. в результате войн с крестоносцами). Повод был в том, что у пруссов практиковались человеческие жертвоприношения, но, конечно, здесь сказалось и общее отношение «цивилизованного грека» к «севернымварварам».
Забавно, что Геродот называет андрофагов — народ явно лесной — кочевниками, очевидно, имея в виду подсечно-огне-вой способ земледелия, при котором раз в несколько лет приходилось менять место жительства, расчищая новые поля от деревьев. Этот и многие другие эпизоды ясно показывают, какой на самом деле смысл имел термин «кочевники» у греков. (Это абсолютно верно. — Примеч. Ю. Д. Петухова.)
Что касается меланхленов, то здесь дела обстоят сложнее. Гекатей Милетский, автор VI в. до н. э., более ранний, чем Геродот, утверждал вопреки последнему, что «меланхлены (черноризцы) народ скифский. Названы так по их одежде». Эти «черноризцы» могут оказаться как восточными балтами15 (предками литовцев), так и, более вероятно, скифами (славянами), но в любом случае понятно, что они жили не на Среднем Дону, а севернее, на территории Смоленщины и Белоруссии.


7. Собственно Скифия заканчивалась у Дона: дальше начинались владения САВРОМАТОВ. По Геродоту, «язык савроматы употребляют скифский, но с погрешностями, вкравшимся в оный исстари»; происходят же от скифов и амазонок (История, 4, 117; 4, 110–116).
Поэтому нет никаких оснований считать савроматов (сарматов) и скифов разными народами. Другие античные авторы, например Страбон, не сомневались, что САРМАТЫ это ТАКЖЕ СКИФЫ16. Река Дон представляла собой рубеж, естественную границу (хотя и легко преодолимую), и за нею начиналось другое территориально-политическое объединение того же самого народа. Великая Скифия продолжалась дальше на восток… На юге савроматы занимали земли вплоть до предгорий Кавказа, так что их владения выходили на четкий естественный рубеж: Азовское море — Черное море — Кавказ — Каспийское море, а на востоке до Урала.
Это большая территория, с разными природными условиями и разными экономическими укладами. Так же, как в случае с причерноморской Скифией, у некоторых исследователей возникло желание ее сократить. Заметив, что греческие источники называли савроматов САРМАТАМИ и СИРМАТАМИ, все эти названия объявили принадлежащими разным народам. Якобы сирматы были угро-финнами (?), обитавшими не на Урале (как им полагалось), а на Среднем Дону17. Здесь мы сталкиваемся с давней тенденцией, сложившейся в русофобской историографии, поставившей себе целью «отдать» весь лесной север
России какому-нибудь нерусскому народу. Но зачем отбирать у скифов не только лес, но и лесостепь, если скифы не имеют отношения к русским? Вот если имеют, тогда все понятно… Фальсификаторы истории выдают себя сами.
На примере «сирматской» проблемы отчетливо прослеживается методика фальсификаторов: буквоедство. Стоило какому-то древнему греку перепутать в слове одну букву, как уже появилась зацепка. Но буквоедство разоблачается просто. На самом деле так называемая среднедонская культура полностью аналогична культуре степной зоны. Поэтому нет сомнений, что среднедонские сирматы представляли собой западную группу все тех же савроматов на их границе со скифами18. Становится ясно, что савроматам принадлежала не только вся степь к востоку от Дона, но и вся лесостепь, по крайней мере до широты Воронежа.

8. К северу от волго-донских савроматов, в лесной зоне Центральной России, начинались владения «великого и многочисленного» народа БУДИНОВ, к северу от которых уже начинались малообитаемые «пустыни», то есть хвойные леса и тундра. Согласно Геродоту, «город ГЕЛОН» находился в земле будинов, причем в этом городе стояли храмы будинов (История, 4, 108–109).
Очевидно, будины и гелоны жили вместе. Но Геродот специально отмечал, что это два разных народа, и что напрасно некоторые «эллины» смешивают их: «Равно и образом жизни гелоны с будинами не схожи: будины, будучи природными тамошними жителями, суть народ кочующий и одни из всех народов страны сей едят вшей (?); гелоны же возделывают землю, едят хлеб, имеют сады и нимало не походят на будинов ни образом своим, ни цветом лица. Однако эллины и будинов называют гелонами, хотя неправильно. Земля их изобилует густыми лесами всякого рода…19
Автор «Истории» специально подчеркивает, что будины отличны от скифов. Будины — «народ великий и многочисленный, голубоглазый и красноволосый»; они коренные жители своей земли, «изобильной всяким лесом», уровень их жизни и способ хозяйства не слишком высок; они «кочевники», то есть занимаются подсечно-огневым земледелием. Гелоны же, родственные скифам (напомним, что во времена Геродота эти народы считали происходившими от братьев, и автор «Истории» нашел, что гелонский язык похож на скифский), заселяют ту
же землю, что и будины, но имеют более высокий уровень земледельческой культуры и города. Вопрос о гелонах и будинах оказался одним из самых запутанных. Долгое время и тех и других старались разместить в лесостепной зоне от Воронежа до Полтавы20. Однако новейшие данные археологии опровергают эти представления. Раскопки на территории Воронежской и Липецкой областей показали, что культура лесостепи скифской эпохи полностью идентична культуре степной зоны. Это значит, что обе природные зоны заселяли все те же скифы, и будинов с гелонами следует поискать в другом месте21.
Поскольку направление на север Геродотом задано точно, приходится признать: будины населяли зону смешанных и широколиственных лесов современной Европейской России, вплоть до глухой тайги и тундры. Места для «великого и многочисленного» народа здесь достаточно. Значит, будины — это угро-фин-ны (уральская языковая семья). Они дожили на Русском Севере до Средневековья; летописи сохранили их собственное имя: ВОДЬ. К XV–XVI вв. водь (будины) влились в состав славянского населения.
Кто такие гелоны? Считалось, что гелоны говорили на языках балтской группы (родственных литовскому). Но ведь Геродот утверждал, что гелонский язык родствен скифскому. С другой стороны, он нашел, что гелонский язык имеет нечто общее и с греческим, и придумал объяснение: гелоны… являются потомками эллинских колонистов в земле скифов. Разумеется, здесь не следует ему слепо верить, но важен факт языкового родства гелонов и скифов. Другие греческие авторы СЧИТАЛИ ГЕЛОНОВ СКИФАМИ!22 Вот где нашелся язык, близкий скифскому, — не в Иране, а в лесной зоне севера России. Учитывая евразийские геополитические условия, это и неудивительно. Сейчас население евразийских степей и лесов говорит на одном языке; раньше, когда связи между лесом и степью были менее развиты — на близких, родственных языках.
Кем же были гелоны раннего железного века? Русские северные летописи, говорят, что область озера Ильмень была колонизирована скифами — предками русских — еще в XX в. до н. э. (Никаноровская летопись). Археологически движение из южнорусских степей на север, в леса, датированное этим временем, прослеживается очень отчетливо (формирование общности культур «шнуровой керамики»). На севере шнуровая керамика дошла до Ильменя, на востоке — до бассейна Камы…
Таким образом сложилось смешанное, гелоно-будинское (то есть славяно-финское) население севера Восточно-Европейской равнины. Более культурные гелоны (северные скифы-славяне), продвигаясь на север, ассимилировали угро-финнов, втягивая лесные пространства в сферу влияния Великой Скифии.

9. Кое-что сообщил Геродот и о народах Крайнего Севера, живших «выше» будинов: ФИССАГЕТАХ, ИИРКАХ, АРГИППЕЯХ.

Они описаны как примитивные охотники каменного века, живущие в густых северных лесах. Геродот отделяет их от остальных известных ему племен «непроходимыми пустынями». Речь идет о финно-угорских народах, занимавших в раннем железном веке север Восточной Европы вплоть до Ледовитого океана.
С фиссагетами и иирками, попавшими в поле зрения греческого историка, обычно отождествляют носителей Ананьинской и Городецкой культур Среднего и Верхнего Поволжья. Аргиппеи, названные «плешивыми» и размещенные у подножия «высоких гор» (История, 4, 23), — видимо, уральские и западносибирские угры-монголоиды. Следует отметить, что имя фиссагеты— чисто скифское (ср.: массагеты); это означает, что район Верхнего Поволжья, хотя и населенный угро-финнами, находился в сфере влияния Скифии.

10. К востоку от Урала, в Сибирь, простирались владения восточных скифов. Их среднеазиатскую группу Геродот называет МАССАГЕТАМИ, а южносибирскую — ИССЕДОНАМИ и АРИМАСПАМИ.

О массагетах историк заявляет — они «СУТЬ НАРОД СКИФСКИЙ» (История, 1, 201), что подтверждают и все прочие источники.
Южная Сибирь во времена Геродота также не была терра инкогнита. Как писал историк, «страна же, лежащая от аргиппеев на восток и обитаемая исседонами, известна достаточно; неизвестна лишь лежащая выше на север, кроме разве того, что о ней сказывают аргиппеи и исседоны» (История, 4, 25).
И при такой информированности Геродот ничего об отличии южно-сибирских народов и их языков от скифских и сарматских не сообщает. Более того, многие авторы просто именуют все эти народы «скифами» или, по вкусу, «сарматами» — явно не видя в них никакой разницы. Не замечали никакой разницы и южные соседи — персы, именуя на свой лад сибиряков и среднеазиатов «саками».
Но многим современным историкам не по душе, что Сибирь в древности, как и сейчас, составляла с Россией единое целое. Вопреки очевидности они берутся утверждать, что Геродот, описывая исседонов и аримаспов, взял направление от причерноморской Скифии не на восток, а на север, и имел в виду жителей Северного Урала, а не Алтая23. Их не интересует, что тех же исседонов китайские хроники описывали под именем усуней, что в Сибири встречается топоним Исеть. Что исседоны, по Геродоту, ведут такой же образ жизни, как и европейские скифы, а это невозможно в условиях Крайнего Севера. Удивительно, насколько упорно и целенаправленно некоторые «исследователи» пользуются любой лазейкой, любым «зазором», чтобы вбить клинья и расчленить Великую Скифию — ив пространстве, и во времени… На самом деле единство континентальной Великой Скифии — от Дуная до Байкала — обусловлено естественными географическими причинами, действующими постоянно, всегда.
Анализ античных источников, включая «эталонного» Геродота, и сопоставление их информации с данными археологии позволяют утверждать, что карты Скифии, составленные рядом историков, не желающих (или не хотящих) расстаться с устаревшими теориями, представляют собой не что иное, как обыкновенную подтасовку.
Составляя эти карты, историки исходят из следующих априорных положений: 1) территория Скифии слишком велика, ее следует любой ценой сокращать и разбивать на локальные культуры; 2) скифы были «варварами-кочевниками», поэтому им нельзя приписывать земледельческие поселения и города; 3) любые терминологические различия в источниках следует толковать как отражающие различия этнического, языкового характера.
Скифия «усекается» до территории современной Украины, из которой еще исключена лесостепь между Днестром и Днепром (отданная неврам), между Днепром и Доном (отданная будинам), бассейн Северского Донца (отданный меланхленам), крупный город в степной зоне — Вельское городище на Ворскле (отданный гелонам), все прибрежные города-порты (отданные грекам)…24
Следует прямо сказать: такие «карты» представляют собой настоящее издевательство над здравым смыслом и над работой множества исследователей. Эти карты весьма напоминают изделия английского генерального штаба времен Севастопольской войны, изображавшие все области Российской империи как «завоеванные земли» и отводящие русским… территорию Подмосковья. Увы, само совпадение «методики» составления таких карт свидетельствует яснее ясного, кто такие на самом деле были скифы…



1Авдусин ДА. Археология СССР. М.: ВШ, 1977, с. 100.
2Там же, с. 102.
3Там же, с. 110.
4Березанская С. Об этнической принадлежности чернолесской культуры// TM конгресса археологов-славистов. Т. 4. Киев, 1988, с. 12–18.
5Телегин Д. Иллирийские и фракийские гидронимы Правобережья Украины в свете археологических исследований // ВЯ, 1990, № 4, с. 58.
6Колосовская Ю. К. Агатирсы и их место в истории племен Юго-Восточной Европы // ВДИ, 1982, № 4.
7Я.Филип. Кельтская цивилизация и ее наследие. Прага: Артия, 1961,с.23.
8Там же, с. 39.
9Филип Я. Цит. соч., рис. 10, с. 47: Средняя Европа в Гальштадтское время и в начале латинского времени (по состоянию находок на 1959 г.).
10См.: Рыбаков БА. Геродотова Скифия. М.: Наука, 1979, и др.
11Мельниковская О. И. Племена Южной Белоруссии в раннем железном веке. М., 1967, с. 170–185.
12См.: Кузьмин AT. «Варяги» и «Русь» на Балтийском море // Вопросы истории, 1970, № 10; Об этнической природе варягов // ВИ, 1974, № 3.
13См.: Трубачев О. Н. Языкознание и этногенез славян. Древние славяне по данным этимологии и ономастики // ВЯ, 1982, № 4, с. 11.
14Привязка к «славянам», будь то «западным», «восточным» или «южным», при решении этноисторических проблем всегда более чем условна. Мы должны помнить, что языковые макросемьи, семьи, группы — это еще не народы и не группы народов. Так, например, близкие нам по языку сербы и болгары — антропологически далеки от нас, это народы малой балкано-кавказской расы, а «иноязычные» восточно- и центральногерманские немцы и литовцы — наши антропологические (следовательно, и генетические) двойники. Скифы и русские генетически и антропологически неразделимы. Но и венеты, и русские генетически и антропологически неразделимы. Нонсенс? Нет. Кажущаяся сложность проблемы в том, что в рамках романо-германской этноисторической схемы с ее заданными моделями «германства», «славянства», «иранства», «кельтского» и «романского» миров невозможно установить истинное положение дел. Проблема разрешается полностью и наилучшим образом только тогда, когда мы начинаем понимать, что генезис Хомо сапиенс сапиенс и этногенез русских — это единая и неразрывная прямая. Корневая основа «рс-» (рус, рос) фиксируется уже в ностратическом и бореальном праязыках XXX–XX тыс. до н. э., а мы, по навязанной нам ложной схеме, все продолжаем дискутировать о том, в каком веке появились русы: в IV или в X, с севера они пришли или с юга, из Скандинавии или из Скифии… — эти дискуссии нелепы и наивны. Антропологически русские наиболее близки исходному Хомо сапиенс сапиенс, «кроманьонцу»-проторусу. При движении на запад мы видим все больше неандерталоидных признаков, на восток — синантропических. Русские как прямые потомки, а точнее, стволовое развитие суперэтноса русов бесконечно древнее и «славян», и «кельтов», и «романцев». Почему? Потому что и те, и другие, и третьи — есть вычленившиеся из суперэтноса полиэтносы и вторичные этнокультурно-языковые «ядра». Причем, сам суперэтнос, его стволовое развитие никуда не исчезли. — Примеч. Ю. Д. Петухова.
15Анализ «балто»-славянской языковой и культурной общности показывает, что первоначально никаких «балтов» вообще не было, а были русы-славяне. Появление на исторической арене «балтов» вопрос, скорее, политический, чем этноисторический. «Балтов»-славян столь же искусственно вычленили из славянской общности, как в наше время вычленяют из русской общности искусственно созданный «этнос» украинцев. — Примеч. ред. Ю. Д. Петухова.
16Страбон, XI, II, 1
17Либеров ПД. Савроматы ли сирматы? М.: Наука, 1969.
18См.: Смирнов К. Ф. Савроматы. М., 1964, с. 196.
19Геродот. История, в кн.: Историки Греции… с. 136.
20См.: Граков Б. Н. Скифы. М., 1971, с. 131.
21Гуляев В. И. «Амазонки» Среднего Дона // Природа, 1995, № 5, 41–42.
22Псевдо-Аристотель. Рассказы о диковинах // ВДИ, 1987, № 3, 248–250.
23Бонгард-Левин Г.,Грантовский Э. От Скифии до Индии. М.: Мысль, 1983, с. 32–35.
24См.: Авдусин ДА. Археология СССР… карта на рис. 50, с. 132.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5423


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы