Города Скифии /Дербент: Каспийские ворота на замке /. Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.Великая Скифия — протороссийская империя.

Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.   Великая Скифия — протороссийская империя



Города Скифии /Дербент: Каспийские ворота на замке /



загрузка...

О том, что скифы и сарматы имели города в Северном Причерноморье и Приазовье, известно давно. Правда, количество этих городов недобросовестные историки всячески старались приуменьшить, записывая большинство их в греческие полисы. Археологические исследования последних десятилетий показывают, однако, что в раннем железном веке города возникали не только в Причерноморье, но и других областях Великой Скифии.
Одной из зон ранней урбанизации оказался Северный Кавказ. В период своего расцвета скифское, а затем сарматское государства контролировали всю степную зону к северу от Кавказского хребта, вплоть до предгорий. Высокие горные вершины служили южной границей Великой Скифии. И здесь, на границе, уже в начале I тыс. до н. э. возникли мощные скифские крепости.
Одна из них, пожалуй, самая известная, была расположена в месте, предназначенном самой природой для возведения оборонительных сооружений, там, где Каспийское море подходит к горам почти вплотную. Эта крепость, замыкавшая единственную на Восточном Кавказе удобную дорогу на юг, называлась в древности Каспийскими воротами; на ее месте теперь стоит город Дербент.
О том, что Дербент был построен очень давно, упоминали различные источники. Одни считали, что он основан знаменитым персидским царем Хосровом Ануширваном (531–579 гг. н. э.); другие — Александром Македонским (330-е гг. до н. э.), третьи вообще приписывали основание города легендарным персидским шахам (Лехраспу или Афридону), правившим в начале I тыс. до н. э. И, похоже, древние предания не преувеличивали возраст города: первое упоминание Каспийских ворот есть уже у Гекатея Милетского (VI в. дон. э.)и у Хареса Мителенского (автора IV в. до н. э., в рассказе о событиях VIII–VII вв. до н. э.). Наконец, в персидской хронике «Дербенд-наме» называется даже точная дата: 733 г. до н. э.1
Археологические раскопки в Дербенте подтвердили эту дату. Город был еще старше: древнейшее поселение на его месте возникло в раннем бронзовом веке, в конце IV — нач. III тыс. до н. э. Уже тогда его жители использовали природные условия для создания военных укреплений. Однако крепость в современном смысле слова (со стенами впечатляющей семиметровой толщины) появилась на вершине холма в конце VIII в. до н. э., что совпадает с датировкой 733 г. до н. э.: «В это время здесь был основан мощный укрепленный пункт, который существовал и развивался, господствуя над проходом, вплоть до сасанидского проникновения [тысячу лет спустя] и возведения иранцами тут нового типа оборонительных сооружений, частично воспринявших планировку древних укреплений Дербента. Этот мощный опорный пункт возник на базе поселения предскифского времени, сменившего здесь в IX–VIII вв. до н. э. более древнее поселение бронзового века» (Кудрявцев, с. 30–36).
Персидские хроники правильно назвали возраст Дербента, но «неточно» приписали основание крепости своим правителям. Раскопки показали, что иранцы к возведению древних Каспийских ворот не имели отношения. Дербентская крепость существовала тысячу лет без них, пока в IV в. н. э. ее не захватили сасанидские шахи. Хорошо известно, что конец VIII в. до н. э. — это время скифских войн, вторжений из южнорусских степей в Переднюю Азию. Нет сомнений, что возведение Каспийских ворот было связано с этими событиями. В слоях VIII в. на дербентском холме обнаруживаются следы пожара, находки изящных скифских наконечников стрел и неуклюжих массивных закавказских. «Подобные наконечники стрел были найдены у стен Ашшура и Вавилона, в слоях древних городов Урарту Тейшебаини и Аргиштихинили, павших в разгар активности скифов в Передней Азии в VII — нач. VI в. до н. э., и во многих других городах Древнего Востока…» (Кудрявцев, с. 40–42).
Но кто же воевал у стен Дербента? Кто и от кого построил крепость? Может быть, все же иранцы (мидийцы) — от скифов, защищаясь от «агрессии варваров»? Но в Дербенте не найдено никаких следов иранской культуры: вся керамика VIII–VII вв. до н. э. или местная, чисто кавказская, или… скифская (Кудрявцев, с. 37). Это значит, что в Дербентской крепости жили скифы, а наконечники скифских стрел принадлежали не нападавшим, но защитникам.
Анализ политической ситуации конца VIII в. до н. э. позволяет сделать тот же вывод, что и данные археологии: Каспийские ворота были построены скифами. Геродот писал, что скифы вторгались в Азию «по верхней дороге, имея по правую руку Кавказские горы», то есть именно через Дербентский проход. Первые сведения о вторжении скифов относятся к 722–715 гг. до н. э. (клинописные таблички с сообщениями ассирийских шпионов о поражении, понесенном урартами от северного народа «гимирри»). Значит, вторжения начались сразу же после основания крепости (733 г. до н. э.). Разве могла крепость быть основана против скифов, если она изначально использовалась как база для скифской экспансии на юг?
Печально, что этим простым вопросом не пожелали задаться исследователи дербентской крепости. Не обнаружив в ней ничего иранского, они постарались приписать ее основание местным жителям Кавказа, чтобы оставить в силе прежний тезис: скифы не могли строить городов… Но следует напомнить, что ранний железный век в Передней Азии — это время противоборства великих держав: Скифия вела войны с могущественными империями Ближнего Востока. Предположить, что такой важный стратегический пункт, как Каспийские ворота, принадлежал не одной из великих держав, а малому народу, совершенно невозможно.
Находки вещей местного, кавказского, и северного, скифского, происхождения в нижних слоях Дербентской крепости показывают, что ее население в древности мало отличалось от современного населения северокавказских городов (тогда: кавказские народы + скифы, сейчас: кавказские народы + русские, при тождестве скифы = русские). Очевидно, что крепость между Кавказским хребтом и Каспием была построена скифами при поддержке местных жителей для обороны от экспансии с юга. Именно экспансии, потому что рабовладельческие империи Ближнего Востока были вовсе не так «безобидны» и «беззащитны», как их представляют. Следы пожара в дербентских слоях конца VIII столетия до н. э. — свидетельство агрессии южных держав против Скифии, попытка уничтожить пограничные укрепления. Но попытка эта не удалась…
Первоначальная агрессия исходила именно с юга на север. Да это и не удивительно, если припомнить «подвиги» разнообразных Тиглатпаласаров и Ашшурбанипалов, ПОХОДЫ СКИФОВ ЧЕРЕЗ КАСПИЙСКИЕ ВОРОТА НА ЮГ БЫЛИ ТОЛЬКО-ОТВЕТНЫМ УДАРОМ, ПОЛОЖИВШИМ КОНЕЦ УРАРТО-АССИРИЙСКОЙ АГРЕССИИ.
Дербентская крепость служила скифской пограничной заставой, запирая Каспийские ворота на замок. Когда скифское политическое влияние в Предкавказье сменилось сарматским (видимо, это произошло уже в VI в. до н. э.), положение Дербента не изменилось. Южные великие державы напрасно точили зубы: Каспийские ворота открывались только для того, чтобы выпустить хорошо вооруженный «ограниченный контингент» сарматских войск.
Все данные говорят о том, что Дербентский проход никогда не принадлежал ни Риму, ни Парфянской (иранской) империи. Только Нерон предпринял было поход к Каспийским воротам, но был вынужден вернуться из-за восстания в Галлии. Между 72 и 74 гг. н. э. в Закавказье и на территорию Мидии через Дербент вторглись сарматы-аланы. Парфянский царь Вологез обратился за помощью к своим врагам — римлянам, но в помощи ему было отказано… Возможно, что этот поход был ответом алан на Неронову попытку.



Согласно Диону Кассию, в 134–135 гг. аланы опять предприняли поход через Дербент. Ограниченные вооруженные контингенты скифов, согласно Иосифу Флавию и Тациту, участвовали в войнах римлян и их союзников армян с Ираном. Судя по сообщениям Тацита, аланы-сарматы во всех своих походах на юг использовали Дербентский проход. Значит, что крепость принадлежала им.
Однако среди историков бытует мнение, что в античные времена Дербентская крепость принадлежала маленькому государству, так называемой Кавказской Албании, находившемуся на территории современного Азербайджана… Но Дербент в состав Албании не входил: ни один источник этого не подтверждает. Вообще удивительно, как сама Албания, это мини-государство, сохраняло относительную независимость, не подчиняясь ни Риму, ни Парфии, ожесточенно боровшимся за власть над Передней Азией на рубеже новой эры. Может быть, потому, что она находилась в сфере политического влияния третьей силы — Великой Скифии?..
Согласно «Истории Армении» Фавста Бузанда (IV в. н. э.), область Дербента была подвластна царю родственных аланам маскутов Санесану, который назван «аршакидским царем маскутов… ибо и их цари и армянские цари были одного происхождения и рода»2 . Поскольку еще в середине IV в. н. э. общая ситуация в регионе оставалась такой же, как несколько столетий назад, можно считать сообщение Фавста Бузанда свидетельством принадлежности Дербентской крепости аланам. Имя аланского властителя Дербента — Санесан — встречается в русских летописях. Похожие имена (Великосан, Сан и Авелгасан) упоминаются в рассказе о договоре «храбросердого народа словенского, славнейшего и знатнейшего колена русского» с державой Александра Македонского3. Очевидно, имена на «Сан» были популярны у сарматов, и не удивительно, что в России до сих пор пользуется таким почетом имя «Александр».
Не вызывает удивления и тот факт, что Фавст Бузанд называет аланского князя Санесана представителем той же династии Аршакидов, что армянские и парфянские правители. Не следует думать, что это армянские правители «внедрились» на Северный Кавказ. Все наоборот: Аршак, основатель династии, правившей в античные времена в Иране и Армении, был родом из донских сарматов…
Каспийские ворота контролировало государство волго-донских аланов. Керамика Дербента античной эпохи представляет ту же смесь сарматских горшков, мисок и кувшинов с кавказскими формами, что и в прежние времена. Керамика Дербента первых веков нашей эры удивительно похожа на современную ей керамику Танаиса…
В начале новой эры положение Великой Сарматии пошатнулось. На рубеже н. э. Дербент пережил краткое запустение (точно в то же время, что и Танаис). Новый кратковременный расцвет наступил в I–III вв. н. э.; в этот период Дербент из крепости превратился в крупный город. Тогда же усилилась и Кавказская Албания, известная в античном мире успехами земледелия, основанного на искусственном орошении (влияние Сарматии в Закавказье принесло процветание этому региону).
Крах наступил в середине III в. н. э. На дербентском холме этим временем датируется сплошной слой угля и золы… (тогда же был разрушен и Танаис). Из источников известно, что Дербентскую крепость взяли войска шаха Шапура Первого (250-е гг.), но персам тогда закрепиться на севере не удалось. В начале IV в. сарматский Дербент пережил еще одно возрождение, пока в конце этого же столетия гунны не нанесли ему последний удар (такой же была и судьба Танаиса). Тогда же погибла и Кавказская Албания, а другие государства Закавказья надолго лишились независимости и пережили немало бед (ясно, что в античные времена они держались в основном за счет помощи с севера).
Некоторое время Дербент принадлежал гуннам, которые пытались, опираясь на эту крепость, вторгаться в Закавказье и Иран (395 г. н. э.). Но победу на этот раз одержали южане: власть над проходом уже в начале V в. перешла к иранским шахам, перестроившим укрепления по своему вкусу (стены Хосрова Ануширвана, отчасти сохранившиеся по сей день). Северо-Восточный Кавказ вышел из-под контроля Сарматии почти на полтора тысячелетия… Потом Дербент достался арабам, потом… Русские вернулись в город, построенный скифами, только в XVIII столетии. Петр Первый прибыл в Дербент 23 августа 1722 г., и горожане преподнесли ему ключи от города и историческую хронику «Дербент-намэ»…



1См.: Кудрявцев АА. Древний Дербент. М.: Наука, 1982, с. 15–17, 25.
2Тревер К. Очерки истории и культуры Кавказской Албании. М.-Л., 1959, с. 191.
3Никаноровская летопись. ПСРЛ, т. 27, АН СССР. М.—Л., 1962, с. 137–141.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 6412


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы