Золото. Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.Великая Скифия — протороссийская империя.

Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов.   Великая Скифия — протороссийская империя



Золото



загрузка...

Это, наверное, самый известный атрибут культуры скифов: курган — «царская могила», и под ним клад, полный искусно изготовленных украшений из драгметаллов… Погребения скифских вождей под курганами в середине I тыс. до н. э. встречаются на огромной территории континентальной Евразии — от Нижнего Дуная до Алтая и Саян. На крайнем западе скифских земель, в Приднестровье (алазоны), обрядом погребения в VI–IV вв. до н. э. было сожжение, на всей остальной территории преобладало захоронение — уцелело множество ритуальных предметов, которыми снабжали усопших.
Самые известные находки были сделаны в курганах Приазовья-Причерноморья, которые начали раскапывать в XVIII в. В 1830 г. был открыт наиболее примечательный курган Куль-Оба (близ Керчи); этот клад положил основу скифской коллекции Эрмитажа. Находки с тех пор не прекращались, похоже, что скифский «золотой запас» еще до сих пор не исчерпан…
Не менее значительными оказались находки, сделанные на другом конце скифского мира, в приалтайских степях. «Золотая коллекция» петербургских музеев началась именно с сибирских кладов, обнаруженных еще при Петре Первом. Систематические раскопки, однако, начались только в XX в. Они дали не только изделия из драгметаллов, но и множество других вещей, которые сохранились благодаря вечной мерзлоте.
Масштабы курганного строительства в Южной Сибири впечатляют. Если в Причерноморье такого способа погребения удостаивались цари, то на востоке и прочие люди. Только в районе Саглы (Тува) — около 19 тыс. курганов скифского времени! В них обнаружены импортные предметы из Индии и Средиземноморья, а также множество вещей местного изготовления.
Распределение памятников античной эпохи Евразийских степей показывает, что скифская цивилизация имела два центра: один южнорусский, от Днестра на западе до Волги на востоке и Кавказа на юге, и другой — южносибирский, в районе Семиречья — Алтая-Саян. Среднеазиатские скифы были тесно связаны с сибиряками.
Предметы скифского прикладного искусства I тыс. до н. э., обладающие художественными достоинствами и выполненные в едином зверином стиле, обнаружены на огромной территории, от Дуная до Байкала. Кто и когда создал эти предметы? Казалось бы, ответ ясен; но не для всех: «Памятники искусства, добытые из скифских курганов, поражают утонченным мастерством, совершенством форм, экспрессией, выразительностью стиля. Интерес к этим памятникам очень велик как среди специалистов, так и среди широких кругов ценителей искусства. Им посвящена поистине необъятная литература. Однако до сих пор нет окончательного ответа на вопросы об истоках, путях развития и первоначальном происхождении этого искусства»1.



Раньше на вопрос о происхождении скифского золота отвечали: все это греки делали. Развитые, цивилизованные греческие мастера изготовляли и продавали украшения варварам… Правда, ранние скифские вещи имеют мало общего с греческой традицией. Но тогда, значит, их сделали в другом «цивилизованном» месте: «В VII–VI веках до н. э. привозные украшения поступали к скифам главным образом из Передней Азии. Они попадали к ним через Кавказ как предметы торговли или как трофеи, награбленные на Ближнем Востоке во время завоевательных походов кочевников…»2
Но ведь скифские клады найдены на огромной территории, от Дуная до Алтая и Саян. Причем сибирские памятники, сохранившиеся в вечной мерзлоте, выполнены не только на золоте, но и на дереве, ткани, кости — в том же своеобразном зверином стиле. И появились эти памятники как-то «сразу»: в одно и то же время на всем огромном пространстве «скифского мира»… Это исключает культурное заимствование не только из Греции, но и из Месопотамии. Нет чтоб сказать: скифы сами создали свое искусство… Все равно утверждают, что сначала «мастера передней Азии» выполняли драгоценные украшения для скифов, а позднее — греки.
Фактически истоки скифского звериного стиля — местные, южнорусские и уходят корнями к нач. III тыс. до н. э. Этим временем датируется курган вождя одного из прикубанских племен, обнаруженный на окраине Майкопа. Коллекция украшений, найденная в нем, поистине не имеет себе равных: «Майкопский курган — памятник мирового значения. Среди захоронений бронзового века в Европе по богатству находок с ним могут соперничать только знаменитые микенские гробницы в Греции» (Галанина, с. 12).
Достаточно сравнить фигуру золотого бычка и изображения животных на серебряном кубке из Майкопского кургана с золотыми оленем и пантерой, найденными в кубанских же курганах скифской эпохи, чтобы убедиться в их стилистическом единстве. Сходство с ними обнаруживают и предметы звериного стиля, найденные в других районах Великой Скифии, однако есть и местные особенности. Так, восточые, среднеазиатские и сибирские изделия отличались склонностью к стилизации, тогда как в Причерноморье-Приазовье большей популярностью пользовался «реализм».
При чем же здесь «греческие мастера»? Ведь в Греции в III тыс. до н. э. изделий, подобных украшениям из Майкопского кургана, обнаружено не было. Даже пресловутые сокровища из микенских гробниц датируются многими веками позднее, начиная с XVI в. до н. э. Кстати, древние греки-ахейцы, оставившие эти выдающие памятники, были пришельцами на юг Балкан с севера, вполне возможно, из Причерноморья. Вот такая получается цепочка: сначала высококлассные предметы, изготовленные из драгоценных металлов, обнаруживаются к северу от Кавказа, в Приазовье; затем, несколько веков спустя на Балканах, вместе с продвижением сюда нового населения. Напрашивается предположение: а не принесли ли ахейцы «высокие технологии» металлообработки с севера, с Дуная или даже Причерноморья?
То же самое относится и к ювелирному искусству Передней Азии. Никаких «предвестников» скифского стиля там не обнаружено; клады VIII–VII вв. до н. э., найденные на территории древнего государства Урарту и явно принадлежавшие скифским вождям, содержали изделия, которые скифы сделали сами для себя и по своему вкусу… Мало того, установлено, что «МНОГИЕ ПРЕДМЕТЫ СКИФСКОГО ТИПА БЫЛИ СКОПИРОВАНЫ УРАРТАМИ СО СКИФСКИХ ОБРАЗЦОВ»3. То есть это скифы принесли в Переднюю Азию свое высокое искусство, а не наоборот…
А как же античные города Причерноморья? А как же знаменитая морская торговля, соединявшая Афины с Херсонесом, Пантикапеем и Танаисом? Неужели этого не было? Конечно же, было. Невозможно отрицать, что товары греческого производства поступали в Причерноморье, притом в достаточно больших количествах. Чтобы правильно представить себе культурное взаимодействие греков и скифов в античных причерноморских полисах, следует забежать далеко вперед по шкале времени и найти подходящую модель такого взаимодействия. От берегов Черного моря перейдем к берегам Балтики, и из V в. до н. э. — в XVIII в. н. э. Как известно, в этом столетии в самом восточном углу Балтийского моря возник город Санкт-Петербург (как когда-то в самом восточном углу Меотиды — Танаис). Допустим, примерно через 4 тысячи лет о Петербурге не сохранится точных сведений, но останутся образцы архитектуры и прикладного искусства. Некий исследователь, сравнивая их с сохранившимися немецкими, французскими или итальянскими образцами, пожалуй, заключит, что город был немецкой (или итальянской) колонией, тем более что надписи предоставят некоторые имена типа Росси, Растрелли, Фальконе, Фаберже… Но мы-то знаем, что это не так. Петербург был зоной культурного контакта, взаимодействия цивилизаций, но вовсе не «колонией». И несмотря на огромный пласт западноевропейской культуры, который Россия впитала в XVIII в., ни у кого не возникнет сомнения, что русское искусство петербургского периода глубоко национально. То же можно сказать и о скифском искусстве античности: несмотря на явное средиземноморское влияние, оно оставалось своеобразным, ни на что не похожим, в том числе и на греческие «образцы».
Хорошо известно, что многие сюжеты, изображенные на драгоценных предметах из причерноморских курганов, имеют местное происхождение. Это сцены скифских сражений, как на золотом гребне из кургана Солоха, сцены укрощения диких коней, как на серебряной амфоре из Чертомлыкского кургана, просто изображения скифских всадников, как на золотой гривне из Куль-Обы. «Типовым» сюжетом был скифский миф о первопредке, выигравшем состязание с натягиванием лука, как на электровом сосуде из Куль-Обы или аналогичном изделии, найденном под Воронежем. Знаменитая пектораль из кургана Толстая Могила представляет собой изображение трех частей мира в представлении скифов: нижняя — мир хаоса (грифоны, терзающие коней), верхняя — идеальный мир «порядка» (люди, занятые ритуальной обработкой «золотого руна», и домашние животные в спокойных позах) и средняя — связующее эти два мира «древо жизни» (растительный орнамент).
Те же предметы, на которых, казалось бы, изображены античные сюжеты, на самом деле представляют «общее религиозное поле» греческой и скифской цивилизаций. Учитывая общее арийское происхождение4, удивляться этому не стоит.
Так, например, электровая обивка горита (колчана), найденная в Чертомлыкском кургане, украшена сценами из жизни Ахилла. «Гомеровский» герой Ахилл почитался в Причерноморье как бог, и этот культ был местного происхождения. Недаром же «греческая» традиция называла Ахилла царем не то Мирмекия (на Боспоре), не то Танаиса…
Знаменитая золотая подвеска из кургана Куль-Обы изображает, как принято считать, греческую богиню Афину Палладу, причем является копией статуи Фидия, помещенной в Парфеноне. Стоит напомнить, что и жители причерноморских полисов, особенно Херсонеса, и скифы (по свидетельству Геродота) превыше всех богов почитали некую Деву. Греки сравнивали скифскую богиню то со своей Артемидой, то с Гестией, но, скорее, она была подобна Афине, в честь которой греки назвали свой главный город и построили лучший храм — Парфенон (то есть храм Девы). И греческая, и скифская Девы занимали в пантеоне богов первое место, что указывает на общность происхождения этого образа. И вполне возможно, что богато украшенный шлем Афины с боспорской подвески вовсе не является копией статуи Фидия, а просто восходит к некой общей традиции изображения этой богини…
Кстати, о боспорских подвесках и серьгах. Пожалуй, они представляют собой венец скифского ювелирного искусства. Особенно примечательны серьги, найденные в Феодосии, и подвески из Куль-Обы. Они представляют собой довольно сложную конструкцию (диск с большой подвеской в виде полумесяца, к которой крепятся цепочки с маленькими подвесками) и выполнены с применением техники зерни, к настоящему времени утраченной.
Древние мастера покрывали поверхность своих изделий узором из мельчайших золотых зерен, расположенных правильными группами по четыре в каждой. «Когда в 1853 году феодосийские серьги были найдены, они привлекли внимание золотых дел мастеров. Известные ювелиры Парижа и Петербурга пытались сделать копию украшения, но задача оказалась невыполнимой. Ювелиры смогли соединить только три зерна, а не четыре»5.
И этот шедевр назвают высшим достижением греческого искусства, вышедшим якобы из мастерской Фидия. Позвольте, но ведь в самой Греции подобных шедевров не обнаружено? И не обнаружено больше нигде, кроме Боспорского царства… Почему-то лучшие произведения древней микротехники обработки металла найдены именно на территории России, где они и были изготовлены местными мастерами.
Во времена господства сарматов стиль украшений несколько изменился; реалистические изображения сменились «авангардом», похожим на сибирский. Одно это показывает, что они изготовлялись местными мастерами: с востока пришло новое население и принесло с собой культурную традицию, близкую сибирской.
Древняя скифская металлообработка мало уступала европейскому уровню Нового времени!




1Бонгард-Левин Г. М., Грантовский ЭА. Цит. соч., с. 16–17.
2Л. Галанина и др. Ювелирные изделия в Эрмитаже. Л.: Аврора, 1972, с. 14.
3Пиотровский Б. Б. Скифы и Урарту // ВДИ, 1989, № 4, с. 4.
4«Греки» времен «полисов» в Крыму уже далеко не арии, в них большая примесь негроидности средиземноморской малой расы. Впрочем, «греков» в скифо-русских городах побережья Русского моря было не столь и много — значительно меньше, чем сейчас их проживает в Севастополе, Одессе, Евпатории. Что касается Ахилла, он тавроскиф, рус, а к «древним грекам» имеет только то отношение, что попал в эпос и мифологию средиземноморских народов, которых обобщенно считают за «греков». А для скифов-русов Ахилл — их национальный герой. К слову, нам давно пора стряхнуть «греческую» раззолоченную шелуху с великой и изначальной мифологии и в целом культуры русов. — Примеч. Ю. Д. Петухова.
5См.: Ювелирные изделия в Эрмитаже… с. 36–37.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3874


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы