1.4. Скифы в Китае. Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева.Евразийская империя скифов.

Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева.   Евразийская империя скифов



1.4. Скифы в Китае



загрузка...

Уже в III тыс. до н. э. Южная Сибирь была заселена народами арийского происхождения, носителями Афанасьевской земледельческо-скотоводческой культуры. На смену «афанасьевцам» в Южную Сибирь с территории Восточно-Европейской равнины пришли другие арии, «андроновцы»; Андроновская культура XVII–XI вв. до н. э. заложила в этом регионе основы последующих культур железного века. Восточный Туркестан (провинцию Синьцзян) по крайней мере уже в I тыс. до н. э. населяли люди европеоидной расы, как и позднее, уже в «историческое» время. Хотя ранний неолит и мезолит Южной Сибири — Центральной Азии плохо изучен, нет никаких оснований предполагать, что в ту пору было по-другому.
Китайская цивилизация формировалась почти одновременно несколько южнее — в бассейне Хуанхэ. От арийского Туркестана и Монголии, вернее тогда еще Турана, ее не отделяли никакие естественные границы. Можно предположить, что эти две цивилизации взаимодействовали. Следы взаимодействия обнаружены археологами. Уже первые исследователи древнейших земледельческих культур Китая обратили внимание, что они имеют… западные, «европейские» черты.
В бассейне Хуанхэ сложилось два типа неолитических культур. Первый был распространен в верхнем и среднем течении реки, вплоть до ее окончательного поворота на восток; второй — ниже по реке, почти до океана. Установлено, что западная группа культур (типа Яншао) сложилась раньше восточной; первоначальным центром ее формирования был бассейн реки Вэйхэ, правого притока Хуанхэ. Отличались между собой обе культуры очень сильно. В западной области предпочитали просо (чумизу), в восточной — рис. Это значит, что переход к земледелию в каждой области произошел самостоятельно. Керамика обеих зон выполнялась в традициях, не имевших между собой ничего общего. Западная керамика представляла раскрашенные миски, кувшины и горшки того же типа, который бытовал во многих районах континентальной Евразии. Восточная имела специфичный вид: ее неповторимые формы сосудов на трех ножках (триподов) не встречались больше нигде, кроме как в Китае, — уже в «историческую» эпоху.
Жилище западной культуры Яншао представляло собой однокамерную квадратную полуземлянку с одним или несколькими опорными столбами внутри и очажной ямой перед входом. Носители восточных культур строили многокамерные дома без опорных столбов, а очаг выкладывали у одной из стен. Погребения носителей культуры Яншао ориентированы в основном на северо-запад. В нижнем течении Хуанхэ преобладало направление чаще всего — просто на восток. Это значит, что религиозные представления носителей двух культур были несходны, как и все остальное.
Антропологический тип древнего населения берегов Хуанхэ был в общем тот же, что и у современных китайцев. Однако в бассейне Вэйхэ, в том самом районе, где первоначально и сложилась культура Яншао, люди отличались более высоким и широким лицом, относительно высокими глазницами и т. д., тем, чем и теперь отличается европеоидная раса от монголоидной. «Хотя принадлежность всех их к тихоокеанским монголоидам, аборигенным в Восточной Азии, и не вызывает никаких сомнений, можно было бы предполагать, что на северо-западных рубежах расселения протокитайских племен в их состав вошли какие-то европеоидные расовые компоненты»1.
(Монголоидная раса сформировалась в результате смешения мигрантов-европеоидов «кроманьонской» эпохи и автохтоновсинантропов, местами с примесью иных архантропов Юго-Восточной Азии. Уже позже, с XX по X тыс. до н. э., в область нынешней Монголии и Китая шли постоянные выселки, миграционные волны бореалов, русов-европеоидов. Смешиваясь с монголоидами, они давали первые монголоидные предэтносы — предков китайцев, корейцев, монголов, казахов… Но начала цивилизаций Юго-Восточной Азии дали мигранты-европеоиды индоевропейской волны VIII–III тыс. до н. э. Смешиваясь с упомянутыми предэтносами, они давали те группы, которые мы называем теперь «белыми казахами», «белыми китайцами»… — высоких, более светлокожих монголоидов, часть из которых в дальнейшем стала элитой в своих этносах. При этом русы-бореалы и русы-йндоевропейцы «скифо-сибирского мира» — лесостепной полосы от Северного Причерноморья до Тихого океана, — сохраняли европеоидность и основные признаки суперэтноса. Скифо-сибирский мир русов-европеоидов был своего рода «санитарным кордоном», который на протяжении тысячелетий разделял две расы — и при этом давал выселки на юг, ускоряя развитие монголоидных этносов. Безусловно, что без миграционных волн «кроманьонцев», бореалов и индоевропейцев мы бы не имели цивилизаций Китая, Японии, Кореи и т. д. С другой стороны, синантропические автохтоны вносили свои характерные признаки в новообразуемые предэтносы и этносы, всё то, чем и отличается восточно-азиатская культура. Первыми прорвали этот «кордон» прототюрки и, позже, протоугро-финны, вычленившиеся в районе Южного Урала из общебореального этномассива, — впитав в себя монголоидность синантропического юга, они, мигрируя на запад, принесли её в Европу. Но это случилось уже в новую эру. — Примеч. Ю. Д. Петухова.)
И не просто — «на рубежах»… Как раз в том самом месте, откуда пошла в Китае вся культура. Этих данных вполне достаточно, чтобы утверждать: китайская цивилизация не была вполне автохтонной; она сложилась под сильным влиянием с северо-запада, со стороны народов арийского происхождения (никаких других «европеоидов» в Центральной Азии не было)2.
В самом деле, керамика Яншао обнаруживает поразительное сходство с керамикой очагов древнего земледелия — Анау в Средней Азии и Триполья на Украине3.
Китайский неолит «типа Яншао» начался с культуры Баньпо в бассейне Вэйхэ, минуя западную провинцию Ганьсу, которую не обошли бы «среднеазиатские» переселенцы при их движении в бассейн Хуанхэ4. Но зато такой путь распространения культуры вполне объясним, если предположить, что ее движение исходило с севера. Происхождение группы культур Яншао от Баньпо показывает, что в Китай переселялись не из Ирана или Средней Азии, а из Монголии и Южной Сибири.
КЕРАМИКА БАНЬПО, САМЫХ РАННИХ КИТАЙСКИХ НЕОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР, ЧРЕЗВЫЧАЙНО ПОХОЖА НА СКИФСКУЮ!
Связь культур Яншао с Анау и Трипольем вполне объяснима. Все три культуры сформировались на периферии Великой Скифии (бассейн Хуанхэ, Средняя Азия, Украина), в регионах, где собственно «степной», смешанный тип хозяйства переходил в классический земледельческий. Связь между этими регионами поддерживалась благодаря подвижному скотоводческому населению центральной степной зоны; исходная общность традиции в близких природных условиях дала похожий результат. (Сыновние этносы наследуют этнокультурно-языковые признаки суперэтноса русов — это закономерно. — Примеч. Ю. Д. Петухова.)
В конце V — нач. IV тыс. до н. э. в среднее течение Хуанхэ и в бассейн р. Вэйхэ с севера пришла группа сибирско-монгольских ариев, оставившая здесь культуру Баньпо с керамикой «скифского» типа (4200–3500 гг. до н. э.). Почти одновременно на востоке, в нижнем течении реки, появились независимые и отличные от нее культуры местного происхождения (Хоуган и Цинлянган, с 3800 г. до н. э.). В дальнейшем на основе Баньпо сложилась культура Мяодигоу (около 3300 г. до н. э.), по керамике напоминавшая Триполье и Анау; она расширила свой ареал почти вдвое. Около 2500 г. до н. э. культура Мацзяяо, сходная с Мяодигоу, появилась и в провинции Ганьсу, в верхнем течении Хуанхэ. Культуры яншаоского типа заняли довольно большой регион, охватив почти всю излучину Хуанхэ. По-видимому, это время можно соотнести с полумифической «эпохой пяти императоров», упоминаемой в китайских источниках как время становления цивилизации.
Но около 2300–2200 гг. до н. э. старый центр культур Яншао в бассейне Вэйхэ испытал кризис; на его место из восточного «ареала триподов» продвинулась культура Луншань (преемственная с Цинлянган). С другой стороны, полуземляночный (скифский) тип жилища, почти исчезнувший в позднем периоде Яншао, в эпоху Луншань был возобновлен. Это значит, что «в процессе формирования Луншаня принимала участие еще какая-то компонента, вероятнее всего, более северного происхождения» (Древние китайцы, с. 118), то есть опять в месте, где Хуанхэ делает последний большой поворот на восток, слились два культурных потока: северо-западный — арийский и юго-восточный, собственно китайский.



Письменные источники Китая сообщают, что как раз в XXII в. до н. э. в стране утвердилась новая династия Ся, северо-западная по происхождению. На смену последнему из «пяти императоров» Яньди, разгромленному южными народами, пришел император Хуанди, принадлежавший к тому же роду… С Хуанди пришли сибирско-монгольские арии, которые составили правящий слой царства Ся.
Период правления Ся завершился около 1600 лет до н. э.; на смену ему пришло государство Инь. Хотя центр его находился примерно там же, где в эпоху Ся (культура Луншань в провинции Хэнани, на грани западного и восточного ареалов), — свидетельство усилении в эпоху Инь влияния восточных элементов.
От эпохи Инь остались уже не только археологические находки и свидетельства позднейших летописей, но и современные надписи. Исследователи обнаруживают большое сходство иньского письма с ближневосточными иероглифами! (Васильева, с. 303). Это означает, что китайская письменность была разработана носителями неолитических культур «Яншао», что поддерживали связи с цивилизацией великой евразийской степи — которая в свою очередь оказывала влияние на Ближний Восток. Сходство систем письменности двух удаленных, никак не сопряженных между собой регионов доказывает, что в оба эти региона была занесена культурная традиция из области, промежуточной между ними.
В эпоху Инь в Китае появилась технология изготовления бронзы, причем в готовом виде. Она была принесена из развитого центра металлургии в районе Тянь-Шаня и Алтая, где, по-видимому, и был открыт способ ее изготовления. Другое новшество иньской эпохи — колесница. Ей не предшествовали местные формы колесного транспорта (Древние китайцы, с. 264), можно не сомневаться, что это был «подарок» китайцам от сибирских ариев (вроде секрета атомного оружия, переданного Россией Китаю в XX в.).
Уже надписи позднего Инь указывают, что на западе от этого государства живет племя «чжоу» и находится в зависимости от иньского вана (императора). Те же надписи упоминают и другой западный народ, «цюань», известный как «цюаньжуны» или просто «жуны». Кто же были западные соседи китайцев эпохи Инь?
В верхнем течении Хуанхэ, в провинции Ганьсу, в эпоху бронзы (II тыс. до н. э.) сформировалась новая культура Цицзя, в которой заметно усиление западных элементов: вновь появились исчезнувшие было погребения с ориентировкой на северо-запад, а также европеоидные черты антропологического типа населения.
О том, что люди белой расы были непосредственными соседями царства Инь, свидетельствуют захоронения в гробницах его столицы, «великого города Шан». Дело в том, что у иньцев имелся скверный обычай приносить в жертву предкам всех военнопленных. Среди погребений такого рода обнаружены останки чисто европеоидного типа, составлявшие, правда, всего несколько процентов от общего числа (Древние китайцы, с. 159, 194–197). И это не значит еще, что «европеоидных» соседей у иньцев было мало: может быть, они просто хорошо дрались и редко попадали в плен.
Соперничество между Инь и Чжоу закончилось, как известно из хроник, падением иньского царства. Сначала в борьбе с Инь погиб чжоуский ван Цзи-ли; но затем чжоусцы укрепились при его преемнике Чане (Вэнь-ване, которому традиция приписывает авторство знаменитой системы триграмм), а сын последнего, У-ван, окончательно разгромил Инь в 1027 г. до н. э. В Китае наступила эпоха династии Чжоу.
Чжоусцев называли «варварами», но они не имели привычки приносить в жертву предкам военнопленных, и им удалось отучить от этого покоренных иньцев. В эпоху позднего Инь бытовало рабовладение. А социальный строй, сформированный в Китае династией Чжоу, представлял собой классическую государственно-общинную иерархию, связывавшую верховного правителя, Сына Неба, через «лестницу» представителей власти с крепкой рядовой общиной. Чжоусцы еще до завоевания Китая имели собственную письменность (уж не знаменитые орхонские ли руны?), но оставили ее, вписавшись в местные культурные традиции. Зато именно в эпоху раннего Чжоу в Китае начала распространяться технология обработки железа. Можно ли после этого считать чжоуское завоевание «варварским», и что такое в этом случае «цивилизация»?
Есть все основания полагать, что чжоусцы, принесшие с собой в Китай XI в. до н. э. очередной культурный импульс, были представителями того древнейшего европеоидного населения Центральной Азии, которое и создало неолитические культуры типа Яншао и основало первую династию Ся (недаром же в эпоху Чжоу утверждалась преемственность с династией Ся — в обход периода Инь).
Китайские источники возводят происхождение чжоусцев и их родственников жунов к первым императорам, Хуанди и Яньди, правившим в середине III тыс. до н. э., в период расцвета культур Яншао. По этим источникам, «Хуанди появился на реке Цзишуй, Яньди — на реке Цзяншуй; они обнаружили различные добродетели, поэтому Хуанди основал род Цзи, а Яньди — род Цзян» (Цзи — родовое имя чжоу, а Цзян — жунов) (Древние китайцы, с. 178). Оказывается, что «варвары» чжоу и жуны происходят напрямую от добродетельных императоров, принесших в Китай цивилизацию.
Учитывая описание китайскими хрониками народов чжоу и жун как потомков легендарных императоров, основавших Китайское государство, и отождествляя их с создателями неолитических культур Яншао, можно прийти к следующему заключению.
В Центральной Азии V–II тыс. до н. э. существовала цивилизация, созданная народом белой расы, индоевропейской языковой семьи. Эта цивилизация освоила земледелие и скотоводство, колесный транспорт, производство бронзы и позднее — железа; имела собственную письменность. Все эти достижения были принесены ею в район верхнего и среднего течения реки Хуанхэ. Там центрально-азиатские арии вступили в контакт с местным населением, говорившим на языках сино-тибетской семьи и обладавших собственной, достаточно высокой культурой.
Китайская цивилизация сложилась в результате пересечения двух влияний. Изначально она обладала дуальностью, имея отчетливо выраженный «запад» и выраженный «восток», разделенные незримым меридианом, проведенным через точку, в которой Вэйхэ впадает в Хуанхэ. На востоке от этой линии преобладали местные, консервативные силы, удерживающие саму «сущность» этнической традиции; недаром же именно этот регион в середине I тыс. до н. э. был местом формирования этноса древних китайцев, «хуася». На западе, в излучине великой реки, бывшей зоной контакта с центрально-азиатскими ариями, рождались импульсы государственного строительства и новые достижения культуры. Выражаясь языком традиционной китайской философии, «запад» и «восток» Древнего Китая обладали Ян и Инь-свойствами соответственно.



Древняя традиция приписывает создание системы триграмм, положенной в основу «Книги перемен», Фу Си, первому из «пяти императоров», а ее совершенствование — Вэнь Вану, основателю династии Чжоу. То есть ее источник — все тот же культурный круг Яншао-Ся-Чжоу, имеющий арийские корни…
Насколько глубоко в прошлое уходит эта традиция, можно судить по находкам в сибирских верхнепалеолитических культурах Мальты и Бурети (датируемых временем 18–15 тыс. лет назад) культовых предметов с ясно обозначенным лунно-солнечным календарем и… знаменитым 60-летним «китайским» циклом5. Эти культуры были связаны по происхождению с верхним палеолитом Восточно-Европейской равнины, с Костёнковской культурой, созданной первыми людьми белой расы (русами-бореалами. — Примеч. Ю. Петухова).
Вполне возможно, культуры Мальты-Бурети и положили основы древней арийской цивилизации Южной Сибири, распространившей потом свое влияние на Монголию и Туркестан и дошедшей до излучины великой Желтой реки.
Финал древней цивилизации Центральной Азии был таков. После захвата в XI в. до н. э. чжоусцами царства Инь правящая династия быстро растворилась в местном населении. Западные жуны, родственные чжоу, вновь стали рассматривать Китай как чуждую цивилизацию, и войны между ними возобновились. В771 г. дон. э. чжоуская столица была захвачена «западными варварами», император Ю-ван попал в плен, сын его Пин-ван перенес столицу в город Ло-и, в область расселения «настоящих китайцев» — хуася.
Жуны заняли междуречье реки Ишуй и реки Лошуй, угрожая отсюда распадавшемуся царству Чжоу. Китайские источники оставили точное описание этого народа, не оставляющего сомнения в его принадлежности к кругу арийских цивилизаций. Жуны были коневодами. Они носили длинные распущенные волосы и совершали жертвоприношения в открытом поле.
Они строили жилища типа полуземлянок и — как многие другие народы арийского происхождения, — сжигали своих мертвых (этим отличались от скифов, которые в то самое время придерживались другого обряда).
Натиск жунов на восток достиг кульминации в середине VII в. до н. э. В 648 г. до н. э. они напали на столицу Восточного Чжоу, Ло-и. То же случилось в 646 и 641 гг. В начале VII — конце VI вв. до н. э. жуны принимали участие в борьбе «сражающихся царств» между собой, пока не потерпели в 525 г. до — н. э. серьезное поражение и не были вынуждены отступить из долин И и Ло. Однако они все еще сохраняли за собой бассейн Вэйхэ и земли далее к западу.
Здесь, в «западном» ареале Древнего Китая, сложилось царство Цинь, хотя и вошедшее в сферу собственно китайской цивилизации, но сохранившее древние жунские традиции. Часть жунов вошла в состав Цинь, и сама династия этого царства вела от них свое происхождение. Другая часть жунов сохранила независимость, образовав царство Ицюй (в верховьях Цзиншуй). Дальнейшая история заполнена борьбой «просто жунов» и «жунов, вошедших в контакт с китайцами». В 470 г. Ицюй — данник Цинь, а через двадцать лет циньцы захватили правителя жунов; в 430 г. Ицюй одержало победу над Цинь, но в 327 г. стало его вассалом, в 272 г. правитель Ицюй был хитростью заманен в столицу Цинь и там убит.
Ассимилировав жунов, царство Цинь «накачалось энергией» и завоевало весь Китай почти в современных границах, создав великую империю… Какая-то часть жунов отступила на Тибет; реликты их древней культуры сохранялись там вплоть до конца I тыс. н. э.
Начиная с VII в. до н. э. на северных границах Китая появился новый народ, называемый в древних хрониках «ди» и «динлинами». По древнекитайским источникам, динлины отличались высоким ростом, голубыми или зелеными глазами, светлыми волосами; строили деревянные срубные дома, занимались земледелием и скотоводством, выплавляли железо, легко переходили на новые места.
В «динлинах» нетрудно узнать скифов (русов), тем более что скифское присутствие в Китае отчетливо прослеживается по данным археологии: «Кочевники-ди появились на северо-западных окраинах древнего Китая именно в тот период, когда на огромных степных просторах Евразии возник „скифский мир“. Следы „скифской триады“ [характерный набор оружия, конская сбруя, украшения в зверином стиле] есть и в Северном Китае. Не говоря уже об Ордосе, где было найдено большое число предметов скифского искусства в „зверином стиле“… аналогичные находки сделаны в ряде других районов. Все они локализуются в широкой зоне, примыкавшей с севера к территории царства Цзинь эпохи Чуньцю. Один из центров таких находок расположен в северной части Хэбэя. Здесь обнаружены изображения барса, свернувшегося в клубок, лошади с подогнутыми ногами и типичного скифского оленя; кинжалы скифского типа; характерные бронзовые котлы на поддоне» (Древние китайцы, с. 184).
Двигаясь с севера, «ди» заняли бассейн Фэньхэ. В 666 г. до н. э. граница царства Цзинь проходила именно по этой реке, где против «варваров» были построены крепости. Огибая крепости, «ди» поднялись вверх по течению Фэньхэ, обогнули хребет Тайханшань и вышли на Хэбэйскую равнину. В 661 г. до н. э. они напали на царство Син. В следующем году осадили столицу Вэй, разгромили армию, убили правителя. В 651 г. их постигла неудача в борьбе с царством Цзинь, но уже в 649 г. они разгромили Вэнь и Су. Теперь под властью «ди» оказался чуть ли не весь Восточный Китай, населенный собственно китайцами-«хуася» (а Западный Китай в это же время принадлежал жунам). События в Китае следует сопоставить с синхронными «скифскими войнами» в Передней Азии. В то время как западная, европейская группа скифов установила контроль над Мидией и Малой Азией (654 г. до н. э.), сибирские скифы завоевали среднее течение реки Хуанхэ. В середине VII века до н. э. Великая Скифия достигла вершины своего могущества, установив контроль практически над всей Азией.
«Красные ди», обосновавшиеся в среднем течении Хуанхэ, объединились под властью Фэншу. «На протяжении четверти века все соседние царства трепетали перед этим предводителем ди, отдавая дань уважения его способностям и успехам» (Древние китайцы, с. 180). Вспомним, что и в Передней Азии скифы господствовали тоже около четверти века, и в то же самое время…



На помощь могущественных ди пытался опереться даже чжоуский император, Сын Неба. «В 634 г. до н. э. между чжоуским ваном и правителем царства Чжэн возник конфликт. Честь Сына Неба была задета, и он, не обладая собственными возможностями для того, чтобы покарать мятежного чжухоу, обратился за помощью к ди. Воспользовавшись этим, ди напали на Чжэн и захватили часть его территории. Благодарный ван собирался в знак своей особой милости взять в жены дочь предводителя ди, как они, выступив и против вана, нанесли поражение его войску. Ван был вынужден бежать из столицы, а несколько его ближайших сановников попали в плен к ди. Это произошло через 14 лет после захвата чжоуской столицы жунами. „Жуны И и Ло“ и „красные ди“ были в эти годы фактическими хозяевами на территории чжоуского домена» (Древние китайцы). В это время «белые ди» били царство Цзинь. В 625 г. до н. э. битва закончилась вничью. Но в 621 г. видный цзиньский аристократ перешел на сторону ди. Красные ди дошли до самого востока «и на Тихом океане свой закончили поход». В 620–615 гг. они напали на западные пределы царства Лу, на Ци и Сун. В знак уважения к противнику луский полководец назвал трех своих сыновей именами захваченных в плен богатырей ди.
В 598 г. часть ди, предав своих, перешла на сторону Цзинь. Один из вождей красных ди, Инэр, женился на сестре цзиньского правителя; тогда Фэншу, не разделявший «прокитайской ориентации», выступил против него и убил китайскую принцессу — его жену. В то время представитель цзиньской знати Бо Цзун так настраивал своих соотечественников против Ди: «во-первых, они пьют слишком много вина [увы, есть такой грех]; во-вторых, они не совершают жертвоприношений своим предкам [то есть не казнят пленных]; в-третьих, они захватили земли царства Ли; в-четвертых, он убили сестру цзиньского гуна; в-пятых, они ранили своего правителя» (Древние китайцы, с. 182). В 593 г. цзиньцы нанесли удар по ди — оба вождя, Фэншу и Инэр — попали в плен и по обычаю были казнены.
Часть белых ди сохранила независимость; к северу от Тайханшаня, в провинции Хэбэй, они создали свое государство Чжуншань; еще в 318 г. до н. э., когда пять сильнейших правителей Китая приняли титул вана (императора), Чжуншань оказался в их числе. Скифское государство окончило свое существование только в III в. до н. э., и тогда же арийские цивилизации Сибири и Центральной Азии (скифская и тохарская) подверглись первому серьезному удару со стороны народов хунну.
Известный китайский историк Го Мо-жо, рассматривая изменение стиля китайской бронзы эпохи Чуньцю, пришел к выводу, что здесь не обошлось без влияния скифского искусства6. Точно так же и в то же самое время знаменитый «звериный стиль» копировали жители Урарту… На бытовом уровне культурное влияние скифской цивилизации также было очень сильным. Известно, насколько китайская цивилизация консервативна; особенно поддерживалось постоянство национального типа одежды — подпоясанный халат. При владычестве скифов китайская одежда претерпела серьезное изменение. По примеру скифов, китайцы одели… штаны. Чжоусцам и иньцам этот предмет одежды не был известен. Поэтому когда в IV в. до н. э. правитель царства Чжао, Улин-ван, ввел в своей армии ношение штанов, заимствованных от северных соседей, это означало поистине революционные изменения в традиционном костюме. Вскоре штаны вошли во всеобщее употребление»7. Столь серьезное новшество, начавшееся к тому же с армии, было вызвано необходимостью военного характера. Заимствовался скифский тип конного войска, и вместе с ним одежда всадника.
Все, что стало известно благодаря археологическим находкам об истории взаимодействия цивилизации бассейна Хуанхэ и арийскими культурами Сибири и Центральной Азии, находит полное подтверждение в китайской историографии, имеющей, пожалуй, древнейшую в мире непрерывную традицию. Известный историк Ван Тун-лин, опираясь на старинные источники, описал происхождение китайского народа как волнообразный процесс, протекавший в направлении с запада на восток. Ван Тун-лин выделяет четыре волны: первая достигла Среднекитайской равнины во времена «пяти императоров»; вторая волна основала государство Ся; третья — Чжоу и четвертая — составила население царства Цинь, которое и образовало империю8.
Другой историк, Вэй Цзюй-сянь, применил к прошлому своей страны традиционную дуалистическую модель «Инь-Ян», рассматривая развитие китайской цивилизации как взаимодействие двух компонент: юго-восточной, монголоидной и автохтонной (преобладавшей в эпоху Инь) и северо-западной, принадлежавшей белой расе (Ся и Чжоу)9.
Данные археологии полностью совпадают с «традиционным» пониманием китайской истории. Тем более странно, что современные историки отвергают свидетельства контакта Великой Скифии и Китая — с древнейших времен до наших дней. Контакта, в котором Великая Скифия всегда играла активную роль.
Как складывались отношения Скифии и Китая в далеком прошлом, можно наглядно представить себе на модели сравнительно недавней ситуации. Вспомним «товарища Вана», инструктора китайской народной армии из фильма «Офицеры». А доблестные летчики Ли-Си-Цын и Си-Ни-Цын?.. Так что, если хорошо разобраться, то не окажется ли какой-нибудь древний китайский император И-Ван на поверку «простым скифом» по имени Иван?…




1Крюков М. В., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Древние китайцы: проблемы этногенеза. М.: Наука, 1978, с. 122–123, 128.
2На северо-западное происхождение культуры Яншао указывали ее первые исследователи Ю. Андерсон и Б. Карлгрен, японские и китайские археологи — Х. Косаку, Лян Сы-Юн и другие.
3Васильев Л. Проблемы генезиса китайской цивилизации. М., 1976, с. 180–182.
4Древние китайцы…, с. 98—100, 143.
5Ларичев В. Е. Лунно-солнечный календарь погребения Мальты и проблема палеокосмогонических аспектов семантики образов искусства древнекаменного века Сибири. — В кн.: История и культура Восточной Азии. Новосибирск, 1985.
6См.: Го Мо Жо. Бронзовый век. М., 1959.
7Древние китайцы…, с. 255–256.
8Ван Тун-лин. История китайской нации. Бэйпин, 1934.
9В эй Цзюй-сянь. Исследования по древней истории. Т. 3. Шанхай, 1937.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 7640


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы