3.4. Россия в 965–1241 гг.. Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева.Евразийская империя скифов.

Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева.   Евразийская империя скифов



3.4. Россия в 965–1241 гг.



загрузка...

Днепро-донские русские области, отделившееся от Хазарии на рубеже VIII и IX вв., с самого начала тяготели к «варяжскому» блоку и опирались на его поддержку. Уже к 856–860 гг., ко времени первых крупных походов на Константинополь, Киев превратился в крупный политический центр Южной России и стал резиденцией первых варяжских князей, Аскольда и Дира. Следует подчеркнуть, что Киев лежал на западе малой Русской земли (княжеств полян и северян) и служил передаточным звеном импульса власти из варяжской Германии, а не столицей самостоятельного государства.
Интеграция внутри «варяжского» блока привела к прямому подчинению Киева империи Рюриковичей (882 г.). Чем более усиливалось влияние русов-варягов на юге Восточно-Европейской равнины, тем более слабели здесь позиции христианства, которому покровительствовала Хазария. Очевидно, в 930–940-е гг. волжский центр Каганата уже не контролировал русские области в Восточном Приазовье, на Кубани и Северном Кавказе. По данным Масуди, около 932 г. северокавказские аланы (то есть жители Ставропольского края) «отреклись от христианства и прогнали епископов и священников, которых византийский император им прислал». Если учесть, что, согласно тому же источнику, эта группа аланов приняла христианство в середине VII в. и держалась новой религии почти три столетия, то надо полагать, что антихристианская акция на Северном Кавказе была инспирирована варяжским Киевом.
О враждебном отношении иудео-хазарского правительства к русским областям Кавказа и Кубани свидетельствует описанное Масуди нападение мусульманской гвардии Кагана на русский отряд, возвращавшийся из похода на южный берег Каспия в 944 г. Сам факт, что интересы мусульманских наемников стали правительству Каганата дороже интересов собственного народа, показывал, что дни Хазарского государства были сочтены.
Не приходится удивляться, что одного или двух походов князя Святослава (в 965 и, возможно, в 969 гг.1) оказалось достаточно, чтобы некогда могучая империя прекратила свое существование. Она просто рассыпалась, как карточный домик, когда все ее области обнаружили тяготение к новому центру государственности.
В 965 г. почти вся Восточно-Европейская равнина оказалась объединена под властью новгородско-киевских правителей. Если учесть, что династия Рюриковичей была тесно связана с варяжской — вендской Германией русов и славян, то основным результатом падения Хазарии стало объединение Центральной и Восточной Европы в рамках одной политической системы.
Эта ситуация отражена в Повести временных лет, в первых же строках которой сказано: варяги «сидят» к западу — до «земли Агнянски и до Волошски» (то есть до Ютландии, места первоначального расселения англов, и до «волошских», т. е. кельтских, земель, под которыми следует понимать владения империи франков), а к востоку — до «предела Симова», то есть до Азии, которая, как тогда считалось, начиналась за Волгой2.
Эти указания на имперский характер русской государственности раннего Средневековья продолжают игнорировать. А ведь таким монстрам, как «империя» Карла Великого, Византия, Арабский халифат, могла противостоять структура подобного типа, обладающая не меньшим потенциалом; именно в такую структуру и были объединены (под властью вендов-варягов с берегов Эльбы и Одера) все славянские народы Центральной и Восточной Европы.
Границы вендо-славянской империи VIII–X вв. отчетливо прослеживаются археологически. На западе это знаменитая limes Saxoniae, ряд мощных крепостей-бургов на Эльбе и Одере, построенная для защиты русов-варягов от экспансии католического Запада. На востоке защитной линией укреплений служили белокаменные крепости Салтово-Маяцкой культуры на Дону. Вот она, вторая, восточная граница славяно-русской империи, аналог восточногерманских крепостей-бургов. Здесь, на Дону, в VIII–X вв. было так же «горячо», как и на Эльбе, здесь рвались на Русь враги, и здесь для своей защиты русские-аланы были вынуждены строить оборонительные сооружения — как это делали и русские-варяги на западе.
«Сказание о Русской грамоте» в XVII в. сопровождалось комментарием: «И НЕ ТОКМО МУРАВЛЯНЕ [моравы], ЧЕХИ, КОЗАРИ [!], КАРВАТИ, СЕРБЫ, БОЛГАРЫ, ЛЯХИ И ЗЕМЛЯ МУНТЯНЬСКАЯ [Румыния], ВСЯ ДАЛМАТИЯ И ДИОКЛИТИЯ, И ВОЛОХИ БЫША РУСЬ»3.
Но даже и эта огромная империя была всего лишь западной частью некогда действительно Великой Скифии… Все ее азиатские владения к концу X в. были уже потеряны.
В X–XII вв. распад госструктур прогрессировал чуть ли не во всех странах Старого Света (так называемая эпоха «феодальной раздробленности»). Распад охватил и варяжское государство. Пиком его могущества следует считать правление Святослава Игоревича, 965–971 гг. (от завоевания Хазарии до попытки присоединить к России Болгарию). После этого пошел обратный процесс.
Посмотрим, как в странах ислама представляли себе Россию после падения Хазарского каганата. В «Книге пределов мира», написанной в 983 г. неизвестным персидским автором, но опирающейся на более ранние сочинения VIII–IX вв., есть кое-что очень интересное…




1Первая дата названа в ПВЛ, вторая — в арабских источниках.
2Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов // ВИ, 1974, № 3, с. 56–57.
3См.: Кузьмин А. Г. Сведения источников о руси и ругах. — В кн.: Откуда есть пошла Русская Земля. М.: Молодая гвардия, 1986, т. 1, с. 664–682.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3527


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы