3. Столетняя война (продолжение). А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



3. Столетняя война (продолжение)



загрузка...

Если Столетняя война началась вследствие совершенно определенных экономических предпосылок, то нельзя указать на какие-либо четкие экономические причины, вызвавшие ее возобновление при Генрихе V в 1415 г. Возобновление войны с Францией, как и многие другие моменты в истории XV в., оставляет у нас какой-то привкус пародии, словно умирающий класс слепо следовал определенной политике из-за того только, что она уже была однажды испробована. Создается впечатление, будто корона и знать действовали по какому-то внутреннему принуждению, толкавшему их на путь, неотвратимо роковой для них, но все же неизбежный, ибо другого более близкого пути, который давал бы им какие-либо надежды, у них не было. Это было положение, типичное для века, стоящего на краю великих социальных перемен.

В защиту подобного импульса всегда можно привести правдоподобные политические соображения, и чтобы оправдать новую попытку покорить Францию в 1415 г., было сколько угодно благовидных политических предлогов. Положение Генриха внутри Англии было все еще неустойчиво, и было совершенно очевидно, что, начав поход во Францию, он одновременно и снискал бы расположение крупных представителей знати, и нашел бы для них подобающее занятие. Для них такая война означала неограниченные возможности грабежей, в их глазах мирная политика Ричарда была одним из его главных недостатков. Претензии же на французскую корону, как ,бы ни были они безосновательны, означали непосредственное усиление положения Генриха как английского короля, ибо они отвлекали внимание от некоторых изъянов в его правах.

В стране в то же время ширилось народное недовольство, которое достигло наивысшей точки три года спустя, когда под руководством сэра Джона Олдкасла вспыхнуло восстание лоллардов.

В самой Франции гражданская война между герцогами Бургундским и Орлеанским предоставила англичанам союзника, без которого ни одна попытка покорить страну не могла увенчаться успехом. Стражники герцога Орлеанского подчинили своему влиянию слабоумного короля Карла VI. Летом 1415 г. Генрих, заключив союз с бургундцами, высадился со своей армией в Нормандии.

Подобно тому как и сама война была всего только неоригинальным подражанием уже проводившейся однажды политики, стратегия первой кампании рабски подражала приемам, применявшимся Эдуардом III при Креси. После осады, во время которой болезни унесли до половины осаждавших, взят был Арфлер, лежащий у устья Сены. Затем Генрих устремился в глубь страны, что было, однако, опрометчиво—в Азенкуре армия его была окружена, причем силы противника превосходили ее чуть ли не в шесть раз. Но теперь уже французы повторили свои прежние ошибки и понесли еще более страшное поражение, чем при Креси. Генрих был слишком слаб, чтобы преследовать неприятеля, и возвратился в Англию.

Через два года он повел более систематическое наступление, стремясь завоевать Нормандию по частям. Это делалось путем методического захвата одной области за другой, и при этом каждую новую победу англичане закрепляли, стараясь привлечь на свою сторону население вновь покоренной территории, так что каждое новое завоевание превращалось в базу для дальнейшей экспансии.

Благодаря такой рациональной стратегии и значительным успехам союзников-бургундцев Генриху при заключении в 1420 г. мира в Труа удалось добиться признания его прав на французский престол, на который он должен был вступить после смерти Карла VI. К 1422 году, году смерти Генриха, половина Франции находилась непосредственно под его властью. Брат Генриха герцог Бедфорд продолжал вести войну такими же приемами, и к 1428 г. у французов оставался только Орлеан—их последняя цитадель, которую они защищали с отчаянным упорством.

К этому моменту относится появление на исторической сцене своеобразной фигуры, Жанны д'Арк, бросившее свет на один из самых скрытых и малопонятных аспектов средневековой истории. Уже самые данные ее биографии достаточно примечательны. Эта крестьянская девушка из Лотарингии сумела убедить французские власти предоставить ей командный пост в армии, пытавшейся освободить Орлеан от осады; эта армия уже перестала верить даже в возможность победы. Приход Жанны внес такое смятение в ряды англичан и так воодушевил французов, что осада Орлеана вскоре была снята. Последовал еще ряд побед; в 1430 г. в Реймсе был коронован королем Франции дофин, сын Карла VI. А еще через год после нескольких неудач, которые, как у нас есть все основания предполагать, были намеренно спровоцированы французскими военачальниками, англичане взяли Жанну в плен и на рыночной площади в Руане сожгли ее как колдунью.

То, что французские власти допустили Жанну д'Арк к руководству армией, было, очевидно, следствием придворной интриги, но это не объясняет того необыкновенного влияния, которое она оказывала на рядовых солдат как французской, так и английской армий. Она, словно спущенная тетива лука, освободила скрытую ранее энергию французов и придала войне с Англией, которая была до того лишь делом знати, народный, общефранцузский характер. Перед этим народным сопротивлением армии английских профессиональных солдат были так же бессильны, как во времена Дю Геклена. Измученное французское крестьянство уверовало в то, что изгнание англичан явится первым шагом на пути к облегчению их доли — это и ознаменовалось появлением Жанны.

Продолжавшиеся и после смерти Жанны успехи французов были вызваны не только энтузиазмом, который она пробудила в их сердцах, но еще и другими факторами. Раздор между англичанами и бургундцами объединил против интервентов обе враждующие группы, и это, повидимому, явилось одной из причин поражения завоевателей. Французы, кроме того, ввели в своих армиях важное техническое усовершенствование — стали использовать артиллерию и в осадной войне и в бою. В битве при Шатильоне в 1454 г. вскрылись все слабые стороны традиционных приемов англичан при атаке на готовые к отпору позиции неприятеля, защищенные, пусть даже и примитивными, артиллерийскими орудиями того времени.

Однако еще задолго до битвы при Шатильоне война была фактически проиграна англичанами. Неудачи их армии во Франции усугублялись еще и неурядицами в самой Англии, которые начались после смерти в 1435 г. герцога Бедфорда, единственного по-настоящему способного командира и политика.

Корыстолюбие и недобросовестность знати, управлявшей всеми делами в стране именем Генриха VI, который вступил на престол несовершеннолетним и оказался впоследствии слабоумным, привели к тому, что армия терпела недостаток в провианте и пополнениях. Битва при Шатильоне была по существу концом войны; в руках англичан остался один только город Кале.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2163


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы