2. Республика. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



2. Республика



загрузка...

Осенью 1651 г. после победы при Вустере армия возвратилась в Лондон. К этому времени Англия и Голландия были на пороге войны. Уже более поколения соперничали английские и голландские торговцы в Ост-Индии, и лондонские купцы с завистью смотрели на своих конкурентов, которые все более расширяли свою торговлю. В 1651 г. «охвостье» Долгого парламента утвердило Навигационный акт, в соответствии с которым все товары, доставлявшиеся в Англию, должны были перевозиться на английских судах или на судах той страны, где эти товары производились. Принятие этого акта явилось попыткой сократить в какой-то степени объем морских перевозок, производимых по фрахтовым соглашениям голландцами, располагавшими многочисленными, большими и хорошо оснащенными судами и превосходной организацией торгового дела, вследствие чего Голландия давно уже стала центром посреднической торговли товарами, поступавшими со всех концов мира. Война, правда, не являлась необходимым следствием Навигационного акта. Подобные акты принимались и прежде, начиная с XIV в., но ни тогда, ни впоследствии, за исключением разве отдельных периодов, они не проводились с такой энергией в жизнь.

«Охвостье», однако, решительно настаивало на войне, поэтому за навигационным актом последовал целый ряд провокаций. Начавшаяся война была, таким образом, торговой войной, делом рук одних лишь купцов и не получила никакой поддержки ни со стороны Кромвеля, ни со стороны армии в целом. С течением времени, несмотря на ряд успешных морских сражений, война эта становилась все менее и менее популярной. Она требовала огромных затрат, увеличения налогового бремени и очень мешала развитию внешней торговли, которая только что начинала возрождаться после хаоса гражданской войны и разгула роялистских каперов.

Для Голландии эта война имела губительные последствия — всякая война с англичанами была для нее чрезвычайно опасна по той простой причине, что само географическое положение Англии позволяло ей контролировать все торговые пути, от сохранения которых зависело нормальное существование большей части голландского народа. И скорее голод, а не морские победы Блейка, принудил Голландию заключить в 1654 г. мир. Мир этот, однако, не дал Англии никаких серьезных преимуществ, которых она не могла бы добиться до начала войны.

Хотя Англия достигла некоторого военного успеха, неизбежного вследствие превосходства новой английской армии над армиями континентальной Европы, необходимо заметить, что внешняя политика республики не отличалась ни мудростью замыслов, ни искусством их осуществления. Отчасти по крайней мере это можно объяснить определенными противоречиями внутри самой Англии. С одной стороны, Кромвель придерживался политики, основанной на принципе солидарности протестантов, т. е., широко говоря, прогрессивных держав Европы того времени. Но эта политика была негодной вследствие того факта, от которого никуда нельзя было уйти, что важнейшая из них — Голландия — становилась самым опасным конкурентом Англии в области торговли. С другой же стороны, традиционная политика вражды по отношению к Испании, старинному колониальному сопернику Англии, политика, по существу своему являвшаяся наследием раннего пуританства, — весьма укрепила положение Франции, которая теперь становилась ведущим католическим государством в Европе и более серьезным соперником, чем Испания.

Пока Англия была в состоянии держать большую регулярную армию и сильный гарнизон в Дюнкерке, Франция и Испания не представляли серьезной опасности. Вопрос заключался в том, как долго английская буржуазия будет верить тому, что эта требующая стольких затрат политика действительно служит ее интересам. Она, конечно, была вполне довольна тем, что вся государственная власть поддерживала официально признанные торговые компании, или тем, что Блейк хозяйничал в Средиземном море, она также приветствовала захват Ямайки; но ведь с каждым пенни, взимаемым на финансирование внешней политики и содержание армии, задерживалось дальнейшее развитие капитализма внутри страны. И это, конечно, было одной из причин, побуждавших буржуазию к принятию реставрации, роспуску армии и сокращению внешней активности. Очевидно, после завершения борьбы, которую английский капитализм вел за свое утверждение внутри страны, ему требовалось еще не меньше полувека на восстановление своих сил, прежде чем он мог вступить на путь экспансионистской внешней политики4.

Внешняя политика республики совсем не благоприятствовала укреплению позиций правительства внутри страны. Хотя доход республики значительно превышал доход любого из существовавших до сих пор английских правительств, она, тем не менее, постоянно испытывала финансовые затруднения и была вынуждена ввести специальные налоги и наложить штрафы на неконфискованные имения роялистов. Среди последних были как роялисты-кавалеры времен первой гражданской войны, так и роялисты-пресвитериане времен второй — таким образом, введение штрафов вызвало недовольство основной массы землевладельцев, а это обстоятельство в какой-то мере объясняет неистовство реакции в 1660 г. Когда в 1652 г. был впервые произведен сбор таких штрафов на финансирование войны с Голландией, операция эта вызвала крайнее недовольство, тем более что она сопровождалась различными темными махинациями. «Охвостье» вскоре приобрело дурную славу из-за взяточничества и карьеризма его членов и сделалось настолько непопулярным, что его дальнейшее существование стало угрозой всему режиму.

Армия требовала роспуска «охвостья». Кромвель, как с ним это часто бывало и прежде, занял промежуточную позицию и до тех пор, пока это было возможно, пытался достичь компромисса. Но когда «охвостье» предложило продлить срок своих полномочий на неопределенное время, допуская кооптацию лишь тех новых членов, которых оно одобрило, Кромвелю пришлось отказаться от идеи компромисса, и 20 апреля 1653 г. «охвостье» было .разогнано. Его уничтожение послужило сигналом для нового поворота влево.

Подпав на некоторое время под влияние генерала Гаррисона и людей пятой монархии и не одобряя политики войны, за которую стояли купцы, Кромвель согласился на созыв Собрания уполномоченных (впоследствии известного под именем Бербонского парламента), в состав которого вошли сто сорок человек, избранных индепендентскими священниками и конгрегациями. Было совершенно ясно, что этот орган выражал интересы только одной партии, ибо в нем господствовали «святые», суровые, респектабельные индепенденты из числа средней и мелкой буржуазии, которая в сельских районах не была глубоко затронута влиянием левеллеров и до конца оставалась наиболее прочной опорой республики. Скоро, однако, выяснилось, что собрание было слишком революционно и радикально для Кромвеля и Государственного совета, ибо оно предпочло утверждению ассигнований и разбору других неотложных государственных дел такие вопросы, как ликвидация суда лорда-канцлера и уничтожение десятины. Просуществовав пять месяцев, собрание было распущено в декабре 1653 г. и уступило место новому парламенту, для которого правое крыло офицерства во главе с Ламбертом подготовило совершенно новую, но также существовавшую лишь на бумаге конституцию, так называемое «орудие управления».

Эта конституция, очевидно, имела в виду достигнуть равновесия сил между Кромвелем, которому был присвоен титул лорда-протектора, советом и парламентом. На этот раз в состав последнего впервые вошли представители от Ирландии и Шотландии, места были перераспределены также в целях увеличения представительства графств. В то же время избирательное право было ограничено путем высокого имущественного ценза в 200 ф. ст. и лишения избирательных прав всех лиц, участвовавших в гражданской войне на стороне короля. Следовательно, новый парламент не был ни народным, ни представительным органом. Тем не менее это не помешало ему отказаться от выполнения предуготованной ему миссии, заключавшейся в том, что он должен был стать лишь конституционной ширмой для господства высших офицерских чинов, управлявших в то время армией. Правый парламент оказался таким же неподатливым, как и левый, и в самый ранний возможный срок, в январе 1655 г., был распущен.

В течение почти двух лет Кромвель не предпринимал, ввиду их безнадежности, никаких попыток поставить свою власть на конституционные основы, тем более что был раскрыт целый ряд роялистских заговоров, один из которых, в Солсбери, привел к настоящему восстанию. Агентам республики стало также известно, что находившийся в изгнании Карл имел переписку не только с подпольной роялистской организацией «Запечатанный узел», но и с пресвитерианами и даже с деморализованными к этому времени остатками левеллеров. Страна была разбита на одиннадцать округов, каждый из которых контролировался генерал-майором. Против роялистов стали применяться самые суровые меры, и именно к этому периоду относится значительная часть репрессивного законодательства, которое обычно связывают с эпохой пуританского господства. Следует, однако, заметить, что зачастую генерал-майоры лишь проводили в жизнь законы предшествовавшего десятилетия или еще большей давности. Что касается джентри, то они энергичнее всего восставали против насильственного вмешательства в дела местного самоуправления, которыми до сего времени безраздельно ведали мировые судьи. То, что случилось с английскими джентри во время республики, в значительной степени объясняет ту глубокую враждебность, с которой еще долго относились к регулярной армии. Открытая военная диктатура Кромвеля была достаточно эффективной, но она становилась все менее популярной, что особенно почувствовалось в 1655 г., когда война с Испанией вызвала новые налоги. Несмотря на эти налоги, введенные так же произвольно, как во времена Карла, дефицит в 800 тыс. ф. ст. и отсутствие у правительства возможности получить какие-либо кредиты вызвали необходимость созвать в сентябре 1656 г. новый парламент.

Одной четверти из числа избранных в парламент — как роялистов, так и республиканцев — было отказано в мандатах, и новый парламент оказался еще более ярко выраженным органом правых, чем его предшественник. Была предложена новая, пересмотренная конституция, или, как ее называли, «Смиренная петиция и совет», которая предусматривала увеличение власти как парламента, так и протектора за счет власти Государственного совета, в котором окопались генералы. Внутри парламента была создана вторая палата, а Кромвелю предложили принять титул короля. Он отказался главным образом вследствие решительного протеста генералов, которые, по крайней мере на этот раз, несомненно отражали мнения рядового состава армии. Как бы ни хотел Кромвель пойти навстречу парламенту, он прекрасно понимал, что в этот момент единственной прочной опорой его власти была армия.

Этот сдвиг вправо не являлся успехом, хотя правительству и удалось на время укрепить свое положение. Старых противников республики не успокоил этот кажущийся возврат к традиционным формам правления, а с другой стороны, эти же нововведения и более всего разговоры о возрождении монархии вызвали тревогу и негодование левых, которые, несмотря на многочисленные разногласия с Кромвелем, все еще поддерживали его главным образом как гарантию от возможной реставрации Стюартов. Опорой республики, но опорой довольно неустойчивой, были две антагонистические группировки — купцы и мелкая буржуазия, обе вместе они представляли собой незначительное меньшинство населения. И все старания республики найти базу, приемлемую для обеих группировок, неизменно терпели неудачу, а ее попытки отыскать поддержку в каком-либо другом классе вызывали их крайнее недовольство. Последние годы республики характеризуются все ослабевающей поддержкой масс и все более ненадежным равновесием между генералитетом, и армией, которое держалось только на авторитете Кромвеля. Значительная часть джентри снова объединилась, сначала она оказывает поддержку Кромвелю против левых, а затем, после его смерти, все более склоняется в сторону Карла II.

Конец республики, как и ее возникновение, совпал с длительным периодом голода, продолжавшегося с 1658 по 1661 г. К тому же война с Испанией стоила больших затрат и сильно подорвала английскую торговлю. Торговое судоходство было нарушено, экспорт сукон сократился, и началась безработица среди ткачей. Труднее стало производить сбор налогов; кредит правительства вследствие этого настолько был подорван, что ему пришлось вести переговоры о займах на крайне невыгодных для себя условиях. И если вначале война с Испанией нашла среди купцов широкую поддержку, то теперь ее последствия заставили их выступить как против самой войны, так и против правительства. И ни победа Блейка при Санта Крус, ни захват Дюнкерка не могли уже возместить все убытки и искупить лишения, принесенные этой затянувшейся войной.

Эти настроения купечества дали о себе знать во время второй сессии парламента, когда влияние Кромвеля заметно ослабло в связи с уходом многих из его сторонников во вновь учрежденную палату лордов. Несколько недель спустя парламент был распущен, Кромвель снова вернулся к открытой военной диктатуре и осуществлял ее на протяжении последних семи месяцев своей жизни. Однако ему не удалось разрешить ни одну из стоявших перед ним проблем, в частности и. прежде всего, — проблему финансов. Хотя система государственных финансов была модернизована еще Долгим парламентом, она не обеспечивала возможности содержания большой постоянной армии. А без такой армии республика не могла существовать. Это была практически неразрешимая дилемма, которая и обрекла республику на неизбежную гибель.

Когда 3 сентября 1658 г. Кромвель умер, сразу же обнаружилась вся слабость созданного им режима, и его существованию пришел конец. Однако истинной причиной этих немедленных и очень серьезных последствий смерти Кромвеля были, конечно, экономическое напряжение в стране и политические противоречия, о которых уже говорилось выше. Городская буржуазия оказалась сама не в состоянии создать прочное правительство, и реставрация 1660 г. была, по существу, перегруппировкой классовых сил с целью образования такого правительства, которое бы соответствовало действительному распределению сил в стране. Это скорее была даже не реставрация монархии, а новый компромисс между землевладельцами и верхушкой городской буржуазии5.




4 Английская буржуазия никогда не выступала против экспансионистской внешней политики правительства, которая была только наруку ей. Реставрация в Англии была результатом прежде всего внутренних причин. Реставрация была формой союза буржуазии и помещиков для подавления народных масс. — Прим. ред.
5 См. примечание к стр. 225.— Прим. ред.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3052


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы