В.И Балабина, Т.Н. Мишина (Москва). Проблемы палеоэкологических реконструкций по материалам теллей. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



В.И Балабина, Т.Н. Мишина (Москва). Проблемы палеоэкологических реконструкций по материалам теллей



загрузка...

1. Телли отличаются от всех прочих типов поселений значительной мощностью напластований. Любой телль хранит информацию об очень длительном периоде времени. Это и множество эпох, и фиксация эволюции ландшафтов, а также разнообразных климатических изменений. Иначе говоря, для палеоэкологических реконструкций один телль равнозначен целой «цепочке» разновременных памятников. В качестве примера приведем опубликованные данные.

Палеоэкологические реконструкции для эпох неолита и энеолита Европейской России построены на «лоскутном одеяле» из множества широко разбросанных памятников (Спиридонова, Алешинская, 1999). Одна длинная палинологическая колонка телля «Плоская могила» у с. Юнаците во Фракни охватывает более шести тысяч лет (от раннего энеолита до средневековья) (Балабина и др., 1999, 17-24).

2. Одна из сложностей палеоэкологических реконструкций по материалам теллей - корректная увязка отбираемых колонками проб с археологической стратиграфией. Когда пробы отбирают с полного профиля уже раскопанного памятника, их не удается увязать со всей совокупностью культурных и почвенных прослоев. И колонки попросту «повисают». Телли обычно имеют в рамках эпох последовательные напластования, которые более или менее отчетливо соотносятся с обшей планиграфией. Время в прослоях таких памятников, образно говоря, может восприниматься как «спрессованное». Если периоды обитания на них сменялись периодами запустения, то горизонты, лежащие друг на друге, бывают разделены хронологическими интервалами. Те же, в свою очередь, связаны со столь слабым почвообразованием, что оно может и не улавливаться археологически, но хорошо проявляться при почвенных и биоморфных исследованиях.

3. Почвообразование на телле (за исключением стартовой ситуации) всегда захватывает и перерабатывает лежащие ниже культурные напластования. В периоды длительного запустения памятника почва «растет» вниз (в культурный слой) значительно интенсивнее, чем «нарастает» сверху. Поэтому даже гумусный почвенный горизонт между культурными прослоями телля может содержать очень много массового археологического материала. При планиграфической фиксации почва будет воспринята как один из культурных прослоев соответствующего цвета.

Почвы диагностируют перерывы в накоплении культурного слоя, отражают определенный растительный покров и хорошо соответствуют климатическим условиям своего образования и накопления. Кроме «явных» погребенных почв, соответствующих длительным хиатусам, в толще телля возможны слабо выраженные почвы кратковременных хиатусов, а также следы очень слабого почвообразования на дневных поверхностях жилых прослоев. Все эти разновидности «погребенных почв» переслаиваются плотными строительными остатками.

Методики почвоведения дают возможность выявления тонких горизонтов почв в культурном слое. В первую очередь, это химические анализы - гумидный, карбонатный, фосфатный. Гумидный анализ выявляет % гумуса в пробе. Применительно к профилю телля с перемежающимся почвонакоплением получится колонка колебаний содержания гумуса - «кривая», пики которой приходятся на почвенные прослои. Карбонатный анализ - диагност влажности среды и еще один индикатор почвонакопления, но кривая такой колонки будет давать обратные пики, поскольку из почв карбонаты вымываются. К близким результатам может привезти фосфатный анализ, отражающий меру антропогенного воздействия на слой археологического памятника. Диагностирование прослоев почвы разной мощности становится более надежным по совокупности трех перечисленных аналитических кривых. Однако само определение палеопочв на телле из-за особенностей почвообразования не всегда возможно. Изменение ландшафтов (лес-степь), выявляемое при исследовании биоморф может и не соответствовать данным почвоведения

4. Почва содержит различные биоморфы - пыльцу, споры, диатомы, спикулы губок, фитолиты. Большая их часть накапливается в верхнем почвенном горизонте (гумусе). Все биоморфы обычно проникают в глубь почвы, но по-разному. Поэтому их распределение в профиле несколько искажает палеоклиматическую ситуацию. В толще телля эти процессы будут выглядеть еще сложнее из-за сочетания накопления культурных отложений и накопления почв.

На археологических памятниках чаше всего анализируются споро-пыльцевые комплексы. Палинологические исследования позволяют получать сведения о природной среде исследуемого региона, о хозяйственной деятельности, связанной с использованием растительных ресурсов, выявлять по состоянию пыльцы толщи погребенных почв. Длинная колонка теллей диагностирует смену растительности и, соответственно, изменение ландшафтов. Пыльца летит и на почву, и на любую дневную поверхность, и на строительные остатки (в отличие от фитолитов, которые не так «подвижны»). Однако пыльца некоторых растений может лететь издалека и не отражает биоценоза данной местности.

Фитолиты формируются в процессе жизнедеятельности растений, обладают специфической морфологией и сохраняются преимущественно в почвах. Это позволяет использовать их при реконструкции растительного покрова, то есть погребенных почв, поскольку фитолиты «не летят». Однако на телле фитолитная колонка будет «рваной», с пропусками, поскольку не в каждом прослое выявятся фитолиты. Они еще не все отождествляются с конкретными растениями, поскольку фитолитный анализ сравнительно нов.

Диатомы - панцири определенных разновидностей микроскопических водорослей. Эти организмы тоже малоподвижны в рамках профиля. Они очень чутко отражают изменения температуры и влажности. Представляется, что колонка диатомовых на телле была бы очень интересной.

Споро-пыльцевой, фитолитный и диатомовый анализы отложений телля призваны взаимно дополнять и контролировать друг друга. Один и тот же набор проб позволяет получить для телля три параллельные колонки. Одна из них - палинологическая - будет сплошной, но не очень точной из-за летучести пыльцы. Вторая - фитолитная - получится несколько «рваной», но корректно опишет состояние разновременных почвенных покровов. Третья - диатомовая - выявит основные колебания температуры и влажности.

5. Еще один важный диагност среды обитания - остеологический материал. Он чутко реагирует на все ее изменения. Остеологическая коллекция телля тоже выкладывается в своего рода колонку результатов. Весьма интересны сопоставления картографирования данных палеозоологии и палинологии, которые пока возможны лишь для некоторых регионов. Для Украины и Молдавии, например, обзор дикой фауны среднего голоцена (неолит-энеолит) был сделан еще В. И. Бибиковой почти 40 лет назад. На материалах десятков поселений она выделила из списков фауны типично лесные формы, типично степные формы и животных, обитающих как в лесу, так и в прибрежных лесах, лесостепи и степи. Картография распространения лесных и степных форм показала, что лесные животные встречались много южнее современной границы леса и лесостепи (Бибикова, 1963,119-146). Недавно опубликованные палинологические данные для тех же территорий полностью с ними совпадают (Спиридонова, Алешинская, 1999, 23-33, рис. 2). Отметим, что современная почвенная карта не всегда согласуется с данными палеозоологии.

6. Каждый из приведенных естественнонаучных методов исследования антропогенных и естественных отложений на памятниках имеет свои ограничения Особенно остро они ощущаются на теллях, где необходимо согласование всех полученных результатов на многометровых разрезах. Нужно искать и выявлять причины противоречий между палинологическим, фитолитным и диатомовым анализами, коррелировать их с результатами химических анализов почв и данными палеозоологии. Нельзя забывать и о своевременной увязке всей этой информации с археологической стратиграфией.


Литература

Балабина В.И. и др., 1999 - Мацанова В., Мерперт Н.Я., Мишина Т.Н., Спиридонова Е.А. - Стратиграфия и палинология телля «Плоская могила» во Фракии // Сб: Естественнонаучные методы в палевой археологии, вып. 3., М.

Бибикова В.И., 1963 - Из истории голоценовой фауны позвоночных в Восточной Европе//Сб: Природная обстановка и фауна прошлого, вып. 1, М.

Спиридонова Е.А., Алешинская А С., 1999 - Периодизация неолита-энеолита Европейской России по данным палинологического анализа //РА, № 1

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2861


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы